HTM
Номер журнала «Новая Литература» за июнь 2019 г.

Павел Парфин

Полет на мультикоптере

Обсудить

Рассказ

Опубликовано редактором: Игорь Якушко, 26.02.2008
Оглавление

5. Часть 5
6. Часть 6


Часть 6


 

 

 

На высоте 16500 метров, прильнув рядом со мной к окну в дне мультикоптера, гетман в который раз показывал мне свою планету. Но дно небес теперь было заслонено завесой из редких облаков. Несмотря на то что облачная пелена была неплотной, она определенно мешала нормальному обзору. На миг отведя взгляд от окна, я безотчетно сравнил увиденное с голограммой, транслировавшейся внутрь каюты квадролуком, установленным снаружи. Вздохнул с досадой – та же неопределенность и отсутствие четкой видимости. Отныне поверхность Хортары, лишенная ясных привлекательных очертаний, красок и форм, больше не вызывала во мне недавних восторженных чувств. Я не преминул сказать об этом гетману, но тотчас пожалел, испытав на себе его мгновенную реакцию. Больно ткнув меня в плечо тяжелым кулаком, гетман вспыльчиво заметил, что я безнадежно слеп. Потом, очевидно, тут же остыв, добавил, уже гораздо спокойней и терпимей ко мне, что ни одному живому существу не дано разглядеть красоты его планеты с такой высоты. Кроме старзаков. Они видят благодаря негасимой любви сердца к родным местам.

– Мы гордимся своей родиной и своими добрыми традициями, даже будучи вдали от них. Как сейчас, когда мы не можем воочию увидеть то, чему ты так восхищался на высоте 500 или даже 5000 метров.

Мультикоптер продолжал набирать высоту. Утратив ко мне интерес, гетман принялся настойчивым шепотом наставлять в чем-то молчаливого збручму. Они говорили так тихо, что я не смог разобрать ни единого слова. Не прерывая разговора, гетман вытащил из рыжей сумки, пристегнутой к широкому ремню на правом боку, совсем небольшую, чуть длинней половины моей ладони, продолговатую вещицу. Она была абсолютно черной, не считая нескольких покрывавших ее снаружи миниатюрных зеркально-белых пластин – очевидно, используемых в качестве украшений. Один конец ее, немного приплюснутый, был слегка загнут книзу, другой, имевший форму короткого цилиндра, наоборот, торчал вверх. Диковину эту мне уже приходилось видеть у гетмана – он дымил ею перед стартом мультикоптера. Вот и сейчас, отвечая что-то збручме, гетман зажал в зубах плоский конец этой загадочной вещицы, помедлил… А затем началось и вовсе захватывающее зрелище. Из крошечного механизма резким щелчком гетман вдруг извлек живое пламя, тут же поднес огонь к круглому отверстию, проделанному в другом конце удивительной штуковины. Сделал ртом несколько движений, видно, пытаясь через вещицу втянуть в себя воздух. И в тот же миг внутри короткого цилиндра будто что-то ожило: взметнулись вверх красно-желтые искры, заструился тонкий пахучий дымок. Затянувшись с очевидным, но непонятным мне наслаждением, гетман неожиданно выдохнул душистое облачко дыма. Я отчетливо ощутил его терпкий, вяжущий аромат – он одновременно манил к себе и о чем-то предостерегал.

– Это – трубка, – гетман поймал мой озадаченный взгляд, иронично ухмыльнулся в усы. – Хочешь закурить?

Вздрогнув, я поспешно мотнул головой.

– Ну, как знаешь, – гетман разочарованно развел рукой, в которой ароматно клубилась трубка, и тут же весело подмигнул мне. – Значит, в другой раз.

Он на миг замолчал – улыбка скользнула с его губ. Но, пыхнув заново трубкой, гетман заговорил с прежним запалом:

– Когда мы говорили о разнице между нашими мирами, я не назвал еще одно важное отличие. Верней, я начал говорить о нем, но не довел разговор до конца, решив, что не настал момент. Так вот он, этот момент!.. Но вначале, если позволишь, я вернусь к разговору о ваших брендах. Назначение брендов, по моему твердому разумению, сомнительно и даже вредно. Разными способами вас вынуждают приобретать бренды-вещи, бренды-добрые дела и бренды-удовольствия, с тем чтобы в последствии вы верно поклонялись им, трепеща от мнимых ожиданий, впадая в безоговорочную зависимость от них. Так происходит до тех пор, пока чей-то предприимчивый интеллект не создаст новые бренды – более привлекательные или более настырные – и не принудит вас купить именно их, тем самым заставив отказаться от прежних. Смена брендов – непреложный закон вашего бытия!

Наши бренды, если выражаться вашим, беерским, языком, совсем иные. Это – свобода, справедливость, вдохновение и родина. Это наши традиции, которые не покупаются и не продаются, мы любим их искренне, любим всем большим открытым сердцем старзака. Мы готовы с оружием в руках до последней капли крови защищать наши традиции от посягательств врагов.

Гетман вновь замолчал. Зажав в зубах свою трубку, он вынул из уже знакомой мне рыжей сумки другую трубку, почти идентичную своей – с той лишь разницей, что корпус второй трубки был красным, а пластины отливали блестяще-желтым. Затем из небольшого мешочка, явленного на свет из той же загадочной сумки, гетман захватил тремя пальцами щепоть какой-то сухой смеси, затолкал в отверстие красной трубки и зажег в ней огонь. Три раза вдохнув воздух через трубку и выпустив дым через нос, гетман, наконец, с торжественным видом протянул диковинку мне. На этот раз не поинтересовавшись, хочу я того или нет.

– Теперь эта трубка твоя.

Видя, что гетман пребывал сейчас в состоянии необычайного душевного подъема, я не смог отказать ему, неумело засмоктал свою трубку. Он одобрительно хмыкнул.

– Бывает и по-другому, – затянувшись, он выдохнул в мою сторону крепкую струю дыма. – Не в силах сдержать себя, свою любовь и воодушевление, мы предлагаем другим племенам разделить с нами радость и служение нашим традициям…

Я не дослушал, зайдясь вдруг в глубоком кашле – слишком уж усердно пытался я освоить трубку и, видно, не рассчитал своих возможностей. Едкий, жгучий дым, казалось, в одно мгновение выжег мне все легкие; слезы заволокли беспомощный взгляд, поспешив размыть ставшие вдруг ненавистными черты двух старзаков. А гетман и збручма, вместо того чтобы поддержать меня умным советом, шумно загоготали, потешаясь над моею неловкостью. "Дикари", – подумал я с обидой. Но уже в следующую секунду, словно вновь прочтя мои мысли, гетман примиряюще похлопал меня по плечу: "Ничего, старзаками не рождаются, ими непременно становятся".

Потом неожиданно произнес – не то в шутку, не то всерьез:

– Ты пробовал сейчас закурить и закашлял. Хм, так кашляют либо безнадежные неудачники, либо очень добрые, но неопытные старзаки. Я еще не знаю толком, кто ты, но кашель твой определенно выдает в тебе добрый характер и душу.

Гетман явно лукавил – ну какая может быть связь между тем, что я поперхнулся дымом, и моим характером? К тому же довольно скверным, но никак уж не добрым. Хм, гетман шел на все, лишь бы поддержать меня, подбодрить.

Внезапно мной овладели ужасная усталость и безразличие – ноги на миг подломились, тело повело в сторону от неожиданного головокружения; меня больше не трогали слова гетмана о необыкновенных моих добродетелях и чертах характера. Возможно, такое поведение стало неизбежной реакцией на чрезвычайно крепкий дым, застлавший изнутри мое тело и душу; а может, я просто-напросто устал – полет явно затягивался, а информации становилось все больше и больше… Однако гетман, обычно безошибочно чувствовавший смену моего настроения, настойчиво продолжал, звеня торжественным своим голосом, улыбаясь лишь уголками суровых губ:

– Должен признаться тебе, ты не такой, как все бееры. Ты когда-нибудь задумывался, что заставило меня организовать твое похищение? Твоя доброта…

– Доброта? Ах да, Эд что-то рассказывала об этом, – безразличным тоном отозвался я, по-прежнему пребывая во власти необъяснимого смятения и жалости к самому себе, которые только усилились. Да что же нашло на меня?!

– Да, ты очень добр. Удивительное качество, почти напрочь отсутствующее у твоих соплеменников. По крайней мере, ты единственный из бееров, у которого нам посчастливилось обнаружить такой щедрый источник доброты. Но даже это еще не все…

Гетман неожиданно запнулся, видно, подбирая слова или борясь с непрошенными чувствами, смутившими вдруг его душу. Я ощутил всей кожей странную неловкость, мешающую суровому воину открыть мне нечто важное, и у меня самого побежали мурашки по телу… Но в следующую минуту гетман сумел справиться с чуждой ему робостью:

– Ты способен на великое: ты умеешь любить и дорожить плодами своей любви. Есть, беер, драгоценное для тебя создание, к которому обращен твой дар. Это – женщина. Ты любишь ее, стремишься к ней где бы ты ни был – в явном мире и в своей памяти. Это твой единственный бренд, наделенный духовным смыслом и телесным содержанием. И пока мы совершали этот утомительный подъем, ты непрерывно думал о ней, своей Эд, рвался к ней всеми клеточками души… хм, не признаваясь в этом даже себе самому.

Разлука, тоска, чувство вины перед ней и неизбывный страх перед будущим, в котором вдруг не окажется места для вас двоих, изглодали твое сердце. Но ты постарался выглядеть в моих глазах храбрым беером. И это тебе удалось. Ибо я знаю, как ты сторонишься перемен, а наш подъем – это обязательно вызов привычному порядку вещей, это рискованный путь к новому и неизведанному… Поэтому я хочу отблагодарить тебя, наградить за твое мужество и особенно за твой дар. Нам, старзакам, так не доставало прежде твоей доброты и любви. Но теперь ты с нами. Мое вознаграждение… Но вначале я хочу спросить тебя: мы столько времени поднимаемся…

– 6 минут – разве этого срока достаточно, чтобы всерьез о чем-то задуматься? – я с сомнением покачал головой – обескураженный неожиданным признанием гетмана, я пытался скрыть смущение за нарочитой отчужденностью. – Например, о весьма спорной цели этого полета?

– Тем не менее наше короткое путешествие показалось тебе целой вечностью, признавайся! Можешь не соглашаться, но я знаю – это так.

– Да.

– Тогда и я откроюсь тебе, покажу наконец свой подарок. Погляди теперь в верхнее окно.

Не сознавая, к чему он клонит, я нехотя поднял взгляд от пола и посмотрел вверх. Надо мной, в центре крыши мультикоптера, светилось такое же, как в полу, окно. В нем я увидел стремительно надвигающуюся на нас планету, в которой узнал без труда Хортару. Те же, ставшие уже родными леса, холмы, спелые поля, та же река, тот же зеленый луг на левом ее берегу. А в высокой густой траве скачет Эд – сама, без всякой сторонней помощи. Вот она ловко остановила лошадь и, закинув голову, приветливо помахала мне рукой.

Невероятно! Все шесть минут, неуклонно набирая высоту, мы должны были лететь в противоположном от Хортары направлении – но в итоге на нее же вернулись. Айда гетман! Я тотчас догадался, чьих рук это дело. Мудрый старзак взял меня в полет, очевидно, с единственной целью: убедить меня в том, что даже непостижимое время и пространство иногда полезно обращать в услужливых призраков – если того требует жизнь. А жизнь настойчиво желала нашего единения с Эд.

Вот это и было удивительным, ибо за те несколько мгновений, пока длился полет, находясь под нескончаемым натиском перемен, я едва не смирился с потерей Эд. Спасибо гетману, его доброй вере в меня – иначе малодушие взяло бы верх над моею любовью.

Однако было кое-что еще, что поразило меня в тот момент сильнее всего: как Эд за столь фантастически короткий срок научилась так здорово сидеть верхом на лошади? Невероятно! В своей жизни Эд не знала никакого другого транспорта, кроме плазбусов, а тут она держалась, как заправская всадница. Я невольно залюбовался ее ладной фигуркой, словно приросшей к спине покоренного ею животного, позавидовал восхитительному мастерству Эд укрощать будущее…

Я опустил голову, спеша поделиться с гетманом восторгом и гордостью за жену, – и в тот же миг ткнулся носом во что-то прохладное и душистое.

Цветы. Те самые, что я выбросил на Хортаре.

– Вот, отдашь ей, – с неловкой улыбкой, забавно покачивая оселедцем, збручма Крифль протянул мне цветы. Чудак, он сберег их для моей Эд.

 

 

 

июль-август 2006 г.

 

 

 


Оглавление

5. Часть 5
6. Часть 6


Канал 'Новая Литература' на telegram.org  Клуб 'Новая Литература' на facebook.com  Клуб 'Новая Литература' на linkedin.com  Клуб 'Новая Литература' на livejournal.com  Клуб 'Новая Литература' на my.mail.ru  Клуб 'Новая Литература' на odnoklassniki.ru  Клуб 'Новая Литература' на twitter.com  Клуб 'Новая Литература' на vk.com  Клуб 'Новая Литература' на vkrugudruzei.ru

Мы издаём большой литературный журнал
из уникальных отредактированных текстов
Люди покупают его и говорят нам спасибо
Авторы борются за право издаваться у нас
С нами они совершенствуют мастерство
получают гонорары и выпускают книги
Бизнес доверяет нам свою рекламу
Мы благодарим всех, кто помогает нам
делать Большую Русскую Литературу



Собираем деньги на оплату труда выпускающих редакторов: вычитка, корректура, редактирование, вёрстка, подбор иллюстрации и публикация очередного произведения состоится после того, как на это будет собрано 500 рублей.

Сейчас собираем на публикацию:

19.03: Яла ПокаЯнная. Поверить не могу (рассказ)

 

Вы можете пожертвовать любую сумму множеством способов или сразу отправить журналу 500 руб.:

- с вашего яндекс-кошелька:


- с вашей банковской карты:


- с телефона Билайн, МТС, Tele2:




Купите свежий номер журнала
«Новая Литература»:

Номер журнала «Новая Литература» за июнь 2019 года

Купить все номера с 2015 года:
Литературно-художественный журнал "Новая Литература" - www.newlit.ru


 

 

При перепечатке ссылайтесь на newlit.ru. Copyright © 2001—2020 журнал «Новая Литература».
Авторам и заказчикам для написания, редактирования и рецензирования текстов: e-mail newlit@newlit.ru.
Меценатам, спонсорам, рекламодателям: ICQ: 64244880, тел.: +7 960 732 0000.
Реклама | Отзывы
Рейтинг@Mail.ru
Поддержите «Новую Литературу»!