HTM
Номер журнала «Новая Литература» за январь 2019 г.

Виталий Семёнов

Картошка с укропом, с цибулею, хиба не

Обсудить

Рассказ

Опубликовано редактором: Вероника Вебер, 15.06.2012
Оглавление

7. Часть 7
8. Часть 8
9. Часть 9

Часть 8


 

 

 

А трудностей предстояло ещё много. Всех эвакуируемых посадили опять на грузовики и повезли на станцию. Ехали долго, собрали все ухабы и ямы Красноводска и его окрестностей. Небольшой заштатный посёлок, затерянный между безжизненной каменистой пустыней и Каспийским морем, был абсолютно не приспособлен к такому количеству людей и техники, вдруг собравшихся здесь. Сонное захолустье неожиданно стало важнейшим стратегическим пунктом, на время – единственной нитью, связывавшей практически блокированный Кавказ с остальной страной. Все и без того неважные дороги городка были разбиты, люди ютились, где попало, везде шла скоропалительная стройка. Расширялись аэродром и порт, железнодорожная станция и зенитные батареи. А потому «если кого сильно трясёт в кузове грузовика, могут идти пешком». Так и доехали, держась за борта и друг друга.

Наконец добрались, станция, везде стройка. Строят вокзал, увеличивают количество путей, подъездов, разъездов и отстойников. Везде суматоха. А у нас перепись, неспешная и нудная. «С какой целью эвакуируетесь?». Что, совсем идиоты? «Ты, крыса тыловая, съезди, посмотри сам, оторви свой жирный зад от стула. Попрыгай, мать твою, под бомбёжкой, поваляйся в канавах, прячась от осколков и пачкая изнутри свои наглаженные штаны от каждого приближающегося воющего свиста, несущего неминуемый близкий взрыв. А ну, глянем, что останется от твоей важности и третьего подбородка?» Но не всегда можно говорить то, что думаешь. Приходится извиняющимся тоном мямлить, что в прифронтовом городе разрушено здание, где ты трудился, но есть горячее желание трудовыми подвигами ускорять приближение победы, а она непременно будет за нами. В любом необходимом месте, которое определит горячо любимая Родина. Вот, кстати, и те, Грозненские, власти такого же мнения. И просительно подавать «эвакуационный» для штампика. А хотя на мальчика и нет бумаг, он вписан в паспорт. А из вещей только сумочка, с грамотой за тыловые работы. А муж на фронте, и иностранными языками не владею, бухгалтер. И уже можно идти? Вот спасибо! И теперь следующий занимает твоё место у стола, пытаясь доказать своё право на желание выжить.

После очень нужной и важной работы по унижению бездомных женщин с детьми была лекция о том, как вести себя во время пути в поезде. Как проявлять бдительность и что-то там, ещё похабнее произносимое. Что враг силён и не дремлет, а победа будет за нами. Вот спасибо, просветили, наконец, а то ж никто ещё не догадывался, добежав аж до Туркмении, про силы врага! Ну когда же это закончится? Скорей бы по вагонам определили, да обещанный паёк дали, дети уже измаялись совсем.

 

Наконец издевательства прекратились, повели к вагонам. Батюшки, пассажирские! Ничего, что очень тесно и приходится занимать аж третью полку, стукаясь головой о потолок, зато здесь настоящий туалет и тамбур для курильщиков. Есть угольный котёл, дающий всему вагону тепло и кипяток! Прелесть, а не поездка, почти барские условия. Как славно, можно будет, наконец, выспаться после предыдущего кошмара. Все оживлённо занимали вагон, делили, не всегда мирно, места, раскладывали, у кого были, пожитки. Уже темнеет, скорей бы покормили, да в путь. Покормили, выдав на вагон по ведру баланды, тоже без мисок. Ведра зато оставили на будущие пайки. А вот с путём сложнее, оттащили в какой-то тупик три вагона, отцепили и бросили.

Лишь на следующий день, в обед, их опять зацепили, дотащили до станции, выдали всё тот же жидкий паёк. Затем долго дёргали и гремели сцепками и наконец-то они стали удаляться от этого опостылевшего «радушно принявшего их» Красноводска.

Шёл уже десятый день, как Кира с ребёнком покинули свой дом. Они начали чесать немытые головы, ощущая на себе «эпидемию педикулёза», вездесущих вшей, объедавших тогда и без того голодную страну. Уже десятый день молодая женщина не мылась и не переодевалась. Если ребёнка она ещё хоть как-то протирала и прополаскивала его одежонку, то сама довольствовалась только редким мытьём рук и умыванием лица. И здесь, в поезде, воды было слишком мало, чтобы соблюсти хотя бы минимальную женскую гигиену. На каждой станции женщины просили «побольше водички, деток ополоснуть», но вода в этих краях слишком ценна, чтобы использовать её на мытьё. «Доедете», и они ехали, долгими часами пропуская более важные составы и расчёсывая свои давно не мытые тела.

Они три дня ехали до Чарджоу. Хороший город, там, помимо жидкой баланды, на каждый вагон выдали по мешку сухофруктов. Все долго спорили, как их делить и употреблять, наконец, сошлись на том, что нужно честно поделить между детьми до четырнадцати лет и отдать каждую пайку матерям. Сначала разложили отдельно по сортам: яблоки, груши, урюк и даже немного изюма. Потом раздавали каждую ягодку и кусочек. А пятнадцатилетний Федька молча смотрел в окно и вовсе не интересовался «пайкой для малышей».

Генке досталась целая горсть засохших и твердых как камень, с намертво прилипшими опилками, фруктов. Кира каждое утро одалживала на час кружку и запаривала в ней несколько кусочков. Потом поила ребенка настоящим компотом. Ее мальчик, ее дорогой человечек, уже вполне поправился. Он с жадностью выпивал бледную водичку из кружки и, как учила мама, не спеша, жевал ягодки. Правда сделать это было трудно, ягодки были такие вкусные, и их было так мало. А Кира, по бухгалтерской привычке, уже всё рассчитала, точно поделив хранящиеся в сумочке сухофрукты на семь равных долей.

Под самым Ташкентом – как же ту станцию звали? – пайка не дали. Вылизанное ведро так и осталось пустым. Отвратительный, гадкий городок. Сослались на то, что «про них не известили и нечего тут права качать». Дети долго канючили, прося еды, заначек уже ни у кого не было, и пришлось скормить им все сухофрукты. Кира тоже сложила оставшиеся четыре доли и запарила их все вместе в опять одолженной кружке. Куда деваться? Ничего, завтра Ташкент, он, как известно, хлебный, переживём.

 

 

 


Оглавление

7. Часть 7
8. Часть 8
9. Часть 9

Канал 'Новая Литература' на telegram.org  Клуб 'Новая Литература' на facebook.com  Клуб 'Новая Литература' на linkedin.com  Клуб 'Новая Литература' на livejournal.com  Клуб 'Новая Литература' на my.mail.ru  Клуб 'Новая Литература' на odnoklassniki.ru  Клуб 'Новая Литература' на twitter.com  Клуб 'Новая Литература' на vk.com  Клуб 'Новая Литература' на vkrugudruzei.ru

Мы издаём большой литературный журнал
из уникальных отредактированных текстов
Люди покупают его и говорят нам спасибо
Авторы борются за право издаваться у нас
С нами они совершенствуют мастерство
получают гонорары и выпускают книги
Бизнес доверяет нам свою рекламу
Мы благодарим всех, кто помогает нам
делать Большую Русскую Литературу



Собираем деньги на оплату труда выпускающих редакторов: вычитка, корректура, редактирование, вёрстка, подбор иллюстрации и публикация очередного произведения состоится после того, как на это будет собрано 500 рублей.

Сейчас собираем на публикацию:

09.10: Ибрагим Ибрагимли. Интервью (одноактная моно-пьеса)

 

Вы можете пожертвовать любую сумму множеством способов или сразу отправить журналу 500 руб.:

- с вашего яндекс-кошелька:


- с вашей банковской карты:


- с телефона Билайн, МТС, Tele2:




Купите свежий номер журнала
«Новая Литература»:

Номер журнала «Новая Литература» за январь 2019 года

Купить все номера с 2015 года:
Литературно-художественный журнал "Новая Литература" - www.newlit.ru


 

 

При перепечатке ссылайтесь на newlit.ru. Copyright © 2001—2019 журнал «Новая Литература».
Авторам и заказчикам для написания, редактирования и рецензирования текстов: e-mail newlit@newlit.ru.
Меценатам, спонсорам, рекламодателям: ICQ: 64244880, тел.: +7 960 732 0000.
Реклама | Отзывы
Рейтинг@Mail.ru
Поддержите «Новую Литературу»!