HTM
Номер журнала «Новая Литература» за сентябрь 2017 г.

Светлана Севастьянова

О красивом и светлом

Обсудить

Сборник стихотворений

Опубликовано редактором: Андрей Ларин, 21.10.2011
Иллюстрация. Название: "Одиночество". Автор: Кирилл Мёд. Источник: http://www.photosight.ru/photos/4015296/

Оглавление

  1. о красивом и светлом
  2. вера, надежда, любовь
  3. я не пишу к Вам
  4. сонное утро
  5. Здравствуй, декабрь
  6. оставьте…
  7. наблюдения


о красивом и светлом

Он говорит: «А ты напиши о красивом и светлом,
о вечной любви и о счастье… И хватит ныть!»
Он сам – не умеет. Но думает: «Дура ты, Света,
ведь, чтобы писать о любви, надо просто любить…»
А я – не умею. Соседи всю ночь первомаят
и любят друг друга по матери, только держись!
И кружит над городом (не)голубиная стая,
одетая в серое-белое… Кружится высь…
И я – о высоком, прошпиленным горечью штилем:
о, счастье моё, возвращайся скорее домой!
А счастье – за морем. До счастья – мгновенья и мили.
К прибрежной косе на свидание «катит» прибой…
Мне синего цвета так катастрофически мало,
в краю, где приходит пора петербургских ночей,
(хотя здесь – не Питер). Не будет: «средь шумного бала…»
На лестничной клетке соседи играют в людей:
там девочка плачет, стирая следы от пощёчин,
у мальчика повод был: праздник Весны и Труда,
А время включает неумолимый свой счётчик.
Любовь – это слово, а слёзы – всё та же вода.
А он говорит, что счастливых ни разу не встретил,
мне страшно подумать, что скоро я с ним соглашусь.
Мы все – одиночества. Богом забытые дети.
Соседи разводят в стаканах вчерашнюю грусть
и громко смеются. И мальчик попросит прощенья,
по новому кругу они, закусив удила,
бежать будут долго. И падать, сбивая колени.
И будут звенеть бубенцы, а не колокола…
А он говорит, говорит… Он непризнанный Мастер –
среди маргариток Марго он отыщет едва ль.
Но, может, когда-нибудь искренне и о счастье
красиво напишет и синью окрасится сталь
небес или глаз… И даже захочется верить:
такое случается – (это так просто – любить).
На лестничной клетке неприручённые звери
однажды научатся по-человечески жить(?)..

вера, надежда, любовь

Вера верила чрезмерно,
дескать, точно придет «КамАЗ» –
опрокинется (ну, наверное):
апельсины радовать глаз
будут точно. Гора рыжих мячиков
перекроет надолго проезд,
из кабины водительской мальчик:
«Твою мать! Ё-моё! Пипец!»

И тут – Вера! (Конечно, в белом!)
милосердно его спасет:
поцелует легко и умело.
(её губы слаще, чем мёд).
И он бросит дальние рейсы,
и откроет фруктовый ларёк…
Вера верила… Небо, не смейся.
Вера верит в счастливый итог.

Не надеясь на веру, Надя
дни и ночи сидит в сети
и, в окно монитора глядя,
всё надеется принца найти.
Принцы сальности шлют и вирши,
Надя, перебирая спам,
Неба голоса не услышит,
не услышит души, а там

тишина, темнота и слякоть,
и расплавленный воск свечей.
А душа, разучилась плакать,
хотя больно ей быть ничьей.
И приедет не принц, а турок –
толстый, лысый, но при бабле.
Величать будет Надю дурой.
Ему пох… Франсуа Рабле.

Люба любит самозабвенно
не всегда понятно, кого…
Люба часто резала вены,
но – живая, и – ничего
не меняется: любит, режет,
психиатр махнул рукой:
«Вы бы, матушка, хоть пореже,
ну, зачем Вам такая боль?»

Люба любит быть нелюбимой,
чтобы было, о чём страдать.
На запястьях тонких линий
даже в полдень не сосчитать.
Только ночью на ощупь по шрамам,
полушёпотом их имена,
повторяет. И горько: «Мама,
почему я опять одна?!»

Вот бы Вере – надежду, Надежде – веру,
А Любови – того и другого дать.
Может, небо тогда не казалось бы серым?
Только Небо об этом и может знать…

я не пишу к Вам

Я не пишу к Вам. Селяви, мон шер,
и тает на стекле заветный вензель.
И фонарём прикинулся торшер
в углу гостиной он о чём-то грезит.
Он помнит, я стояла у окна
не в бальном платье, а в потёртых джинсах.
На небе набирала вес луна,
чтобы назавтра вновь лишится жизни.
А Вы мне говорили: «Фи, мой друг!
Ну, отчего во взгляде Вашем скука?
Вы – самая – из всех моих подруг!
Ну? Улыбнитесь! Дайте Вашу руку!»
Последний танец, взглядов – романтИк…
Ах, раз-два-три (как не хватало платья!).
Но таял вензель (больше нет улик).
И пряталась луна в туман некстати…
Средь всех Ваших подруг (каков пассаж!)
лишь я одна (ни Ольга, ни Татьяна)
такой молчанья отслужила стаж,
чтоб только не сказать Вам об изъянах
красивых жестов Ваших и бравад,
и строчек трепетных, что в девичьих альбомах
(и дЕвицы на бал – как на парад:
все на виду и всё – полно истомы).
…и как мне жаль, что этот внешний лоск
пленил меня (влюбляли Вы искусно).
Твердила маменька: мон шер, включи же мозг!
(какой там мозг, когда сплошные чувства!).
Но всё – не зря. Изучен экземпляр
и я скучаю: сплошь у Вас химеры.
Любовь, мой друг, бесценный божий дар,
но Вы…у Вас давно нет чувства меры:
пирушка, бал, прогулки до зари,
и сотни раз пропетые романсы…
(как будто не смывает клоун грим,
чтоб никогда не перестать смеяться).
А где Вы – настоящий? Кто таков?
Кокеткой некогда оставленный мальчишка?
Сюжет печален, но, увы, не нов –
пора перелистнуть страницу книжки
последнюю. И выбрать новый путь.
(Но Вам ведь так удобно притворяться)
Когда-нибудь, мон шер, когда-нибудь
Вы обнаружите в себе паяца, но
не поверите… Поправив аксельбант
(от Дольче, Гуччи или там… Версаче)
опять на бал – оттачивать талант
(Вы… как бы – мачо, а они – не плачут).

сонное утро

Сонное утро. Мартовский сплин.
Линька того, что было.
Комом выходит не первый блин –
думала, что забыла.
Я основательно чищу сны,
просеиваю сквозь сито.
Раньше казалось, дожить до весны,
и будет всё шито-крыто.
Всё, что затянется – отболит,
всё, что болит – отпустит.
Те разговоры, что не о любви,
вовсе не повод для грусти.
Мой личный доктор – кофейный дух –
часто гостит на кухне,
он говорит: досчитай до двух,
падай в барахты-бухты!
Вот я и падаю. Тили-бом!
Крыша горит, не гаснет,
солнечный луч сквозь оконный проём
смотрит и шепчет: здравствуй…

             16 марта 2011 г.

Здравствуй, декабрь

За окном только ветер. Мы – в минусе. Здравствуй, Декабрь,
приручи меня, если возможно, и выгони вон.
Ведь пока вестовые в пути, ты и весел, и храбр,
приручи меня, братец, ты видишь, пришла на поклон.
Попросить научить меня быть холоднее и злей,
и не верить слезам в отраженье на тёмном стекле –
это вовсе не я горько плачу. Меня не жалей,
я могу для тебя, если хочешь, сплясать на столе –
не цыганочку с выходом… выход закрыт на учёт,
не канкан… он теперь не канает, смешно, но – прости,
я станцую придуманный мною последний полёт.
Приручи меня, братец, пока вестовые в пути,
и ты будто не знаешь, что ровно в двенадцать часов
ты дойдёшь до финала, но вряд ли получишь медаль –
краснощёкий январь ворота затворив на засов,
«С новым годом! – воскликнет. – И прошлого больше не жаль!»
За окном только ветер. Мы – в минусе, сколько не пей
бергамотовый чай под защитой лимонной луны,
но пока я танцую, не думай об этом. Налей.
А потом нас прогонят смотреть прошлогодние сны.

оставьте…

Это время в разбитые окна швыряет минуты
я пытаюсь их снова и снова ловить в решето…
Я всегда на полшага проигрываю почему-то.
– Не печальтесь, –
шепнёт гардеробщик и выдаст пальто.
В этой жизни… театре, где всё начинается с вешалки,
по закону (не)жанра, а тех, кто казнит просто так.
(хотя это и неэстетично – через повешение),
но про стул электрический вспомнит не каждый дурак.
Провода телефонные душат без всякого повода –
я зависла на мысли: зима – никаких новостей.
От твоих (не)ответов таким шквалит ветром и холодом!
У меня не осталось уже креативных идей:
в решето ли ловить это время? Цедить через ситечко?
Отделяя чаинки минут… препарировать явь,
заявляя, что драма любая бывает комической…
–  Водки вам не оставить, мадам?
–  Ну, конечно, оставь…

наблюдения

я не знаю, кем мы так отмечены.
жизнь, как затяжной эксперимент –
вынос мозга, слёзы – обеспечены,
я стараюсь угадать момент:
объявить тебя пропавшим без вести,
а себя отправить в карантин:
пить успокоительные «мерзости»,
пару лет не открывать гардин,
не вести подсчёт воспоминаниям,
не анализировать: «за что?»
каждая хроническая мания –
или принц, или не принц в пальто.

             11 января 2011 г.
Пользовательский поиск

Клуб 'Новая Литература' на facebook.com  Клуб 'Новая Литература' на g+  Клуб 'Новая Литература' на linkedin.com  Клуб 'Новая Литература' на livejournal.com  Клуб 'Новая Литература' на my.mail.ru  Клуб 'Новая Литература' на odnoklassniki.ru  Клуб 'Новая Литература' на twitter.com  Клуб 'Новая Литература' на vk.com  Клуб 'Новая Литература' на vkrugudruzei.ru

Мы издаём большой литературный журнал
из уникальных отредактированных текстов
Люди покупают его и говорят нам спасибо
Авторы борются за право издаваться у нас
С нами они совершенствуют мастерство
получают гонорары и выпускают книги
Бизнес доверяет нам свою рекламу
Мы благодарим всех, кто помогает нам
делать Большую Русскую Литературу



Собираем деньги на оплату труда выпускающих редакторов: вычитка, корректура, редактирование, вёрстка, подбор иллюстрации и публикация очередного произведения состоится после того, как на это будет собрано 500 рублей.

Сейчас собираем на публикацию:

18.11: Лачин. Три русских стихотворения об Ульрике Майнхоф (рецензия)

 

Вы можете пожертвовать любую сумму множеством способов или Яндекс.Деньгами:


В данный момент ни на одно произведение не собрано средств.

Вы можете мгновенно изменить ситуацию кнопкой «Поддержать проект»




Купите свежий номер журнала
«Новая Литература»:

Номер журнала «Новая Литература» за сентябрь 2017 года

Купить все номера с 2015 года:
Литературно-художественный журнал "Новая Литература" - www.newlit.ru


 

 



При перепечатке ссылайтесь на newlit.ru. Copyright © 2001—2017 журнал «Новая Литература».
Авторам и заказчикам для написания, редактирования и рецензирования текстов: e-mail newlit@newlit.ru.
Меценатам, спонсорам, рекламодателям: ICQ: 64244880, тел.: +7 960 732 0000.
Реклама | Отзывы
Рейтинг@Mail.ru
Поддержите «Новую Литературу»!