HTM
Мы живём над безднами
Остроумный детектив Евгения Даниленко
«Секретарша»

Вадим Шамшурин

За чашкой утренней горечи

Обсудить

Сборник стихотворений

Опубликовано редактором: , 28.11.2007

Оглавление

  1. Атмосферики (поэма)
  2. Прячется
  3. Мягкие тени
  4. Собственная реальность
  5. За чашкой утренней горечи
  6. «Среди множества людских фигур…»
  7. В теплых лучах прошлого


Атмосферики (поэма)

            поэма


Хмурым строем
идут войной они.

Кордонами,
сковывая солнце,
являя земле ветер
и сумрак гаснущего дня.

Они росли капризными
и неспокойными.
Роняя с грохотом свои игрушки,
рыдали
крупными холодными каплями.

Теперь
они держат на ладонях
небо.
За волнистой грядой
серебряной кольчуги их тел–
чистым светом
на мгновение,
чтобы
ревностно запахнувшись,
спрятать
защитить
от чужих людских взглядов.
Война.

Тяжелыми тучами,
Осенними вечерами
изведутся
в слезах и горе
матери.
А они лягут над городом
мертвые.
Медленно падая
на изжеванную пулеметами,
пушками–
первым снегом.

6 августа.
Теряясь в безделье,
Смотрю в окно,
На бесконечные гряды
StratoCumulius.
В голове уже осень.
Несмотря на даты.

Этой первой записью,
начинаю свой дневник
атмосферика.

Я буду петь песню туч,
выковыривая из глаз их отражения.

Небо ясное.
Быть может
нужно сходить к Пушкину.
там на скамейке,
по правую его
руку,
запрокину голову
перпендикулярно.
Заболит через
некоторое время
шея.
А в небе только
одно отсутствие
чего-либо,
даже дна.

Тонкими нитями
разгораются вечером
(он выступает в качестве,
вспыхнувшей кстати спички)
далекие Cirus'ы,
их растаскивают,
цепляя клювами,
стрижи.

5 августа.
Ушел из дома.
Рано утром.
Слонялся сонным
Лишенный дела.
Заснул на скамейке
В летнем саду.
Проснулся обворованный –
Воробьи погрызли
Все семечки,
Засыпав меня шелухой.



Облака плывут
по кругу.
Их проглатывает
атлантический циклон.
он пожирает самого
себя.
Выворачиваясь наизнанку.
Как следствие видим,
ослепшими зрачками –
антициклон.
враг моих,
атмосферика,
дневниковых записей.

Что есть предмет?
Облако.
Пусть меня упрекнут в пристрастиях.
Я люблю небо.
У меня сегодня закончились деньги
Я сижу на остановке.
Жду автобуса.
Отставший от батальона
Солдат.

Видишь,
Как в пыли
Вышагивают
Боевые товарищи.
Бежишь
Спотыкаешься
Плачешь
Задыхаясь в пыли
Неизбежно
Ловишь
Опушенными веками
Их остывающие тела.
Яблоком раздора
в жестоком сражении
Пыль на вес золота
Ядро конденсации.

Я не приучен
И не прикручен.
Меня тащит за волосы
Ветер
Прочь.

Война.
Эшелоны.
Они нудно тянуться,
Хлопая сквозняками,
Перестукивая
крупными каплями.
В небе.


Я хочу вспомнить.
Как сидел
В аудитории,
На самой галерке,
Не записывая,
Положив голову на руки,
Наблюдал за словами
И формулами
Мечущиеся под потолком.
Я слушал с замиранием,
Я видел человека,
Который всю жизнь изучал
Небо.
Меня мутило от
Зависти.
Я с отчаянием отбивался
От знаков предела
И интеграла.
Их необходимость в прикосновении
К небу чистым разумом
Казалась мне мнимой.
Я закрывал глаза.
Не слушал.
Только формулы минусами
Искали рифмы
И превращались в стихи.

8 августа.
Начались
первые пощупывания.
Прощупывание.
Асфальт плавиться от неона
и дождя.
Темно
начало августа.
Быть может
Лишь предвестие.
Быть может
Первая линия фронта.


Понятие фронта.
Линия соприкосновения
Грифеля карандаша
С усталостью синоптика.
Яростно умирают
Камикадзе капли
Накрывая грудью
Амбразуры пыли.
Люди
Смыкают зонт,
В стремлении отгородить
Пиджаки от павших
Nimbostratus.
Cumulonimbus –
Тяжелая артиллерия
И башни атмосферных
Танков.

Я достаю дождевик.
По вмятинам и складкам
Стекают мокрые
Мысли.
Глаза рассматривают
Неутихающие гармоники
Растущих от неспокойных капель
Луж.
Серое небо теряет морщины –
Серой пеленою
Обложныжых
Осад
На терпеливость.
Немыслимо и
Несбыточно.
Первое правило
мечты.


основной причиной жизни
облака,
да любой другой жизни,
является
Солнце.
Написанное тут же
Уравнение теплового баланса
Ничего не даст,
Но тем не менее
Любое облако
Следствие.
Видели вы скалы
Выше Килиманджаро
В небе?

Белый налет –
Испарение
Коснулось тротуаров.
Капли
Таким образом
Устремляются опять в небо.
Небесные госпитали.
Небесные хирурги
Наращивали грани
Пришивали головы,
Чтобы вновь
Следующим утром
В беспощадной схватке
Умыть лицо
Заснувшего бездомного –
Кровью небесных героев.

на скамейке
В летнем саду.

Я сижу во дворе и слушаю
Как по жести ударяют
Тяжелые
Дождевые сердца
Тук-тук:
Молчание
Тишина.
Кто-то включает радио
Звуки размыты и
Развеяны
Отсутствием ветра.

7 августа.
Бои продолжаются.
Долго не мог проснуться и
Заставить себя
Открыть глаза,
Чтобы увидеть
Отсутствие неба.


Капли
чиркали по стеклу.
Разгорались.
Падали и
Взрывали асфальт.
Город утопал
В руинах дождя.
Люди в бомбоубежищах
Зонтов
Думали о мирной жизни –
Летних дней.
Прятались в кафе
Пили эспрессо
И задумывались.
Теряя резкость в глазах.

В небе сражение.

Вода в смертельной схватке
Против
Воды
Граждане,
В небе граждане
Одной страны
Брат брата,
Отец отца
Убивают, плачут плачут

А я втягиваю крыльями
ноздрями
То как пляшут
победители
В домах побежденных
Как срывают занавески с окон
Бьют осколками
Чтобы дождь бился
И заливая,
размывая чужие вещи
Растворяя прошлые
мысли
В ожидании кленовых листьев.
Я предвестник.
Я пророк.
Я губитель
народов и стран.
Я Осень.
Атмосферик.


Кошка
Ходит по комнате.
Нюхает тревожно
Что-то ищет
Понять не может
Песнь дождей.
На улицу
Носа не показывает.
Нос розовый влажный.
Глаза светятся в полумраке
Вспыхивают грозами.

А я тут же
В полубреду
На койке
С больничными белыми
Простынями,
С перебитыми крыльями,
Оставленных чайками,
Кричу,
Сестра, сестра –
Но она не слышит
Смотрит на ночь –
Телевизор.
Всполохами
вспыхивающих огней
Репортажи
о горячих точках
в небесной войне.


Песня,
моя песня.
Атмосферики –
Небесная революция.
После схватки,
Лежат на крыльце капли
Умиротворенные,
Дрожанием листа травы.
Смотрят,
Как переливается мир
В их прозрачных животах
А потом придет солнце
Быть может мамой,
Быть может бабушкой.
Всплеснет руками, вскрикнет
Ах, вы негодники,
Опять все перемазались.
Капли.
Насупившись,
Смотрят упрямо,
Вытирая сабли
Игрушечные ненастоящие
Отобранные у противника
Из соседнего
Вражеского облака.
Небесная война.
Август.
В преддверии осени.

Прячется

Книга порожденье страницы
В стремлении страницы к целостности
Книга –
Доказательство неотъемлемости.

Стремление сковать облако
Разрывающее душу.
Превратить его в кубик.
Построить домик.
Играй малыш.

Вырывая страницы,
Лишая принадлежности к целому,
Приобретая крылья
Страницы самолетиками
Спускаются спиралями туда где
Рождаются облака
Шуршание их крыльев.
Грустно.

Три звездочки.
В небе образуют линию.
Глаз тешит себя надеждами
Увидеть больше
Мне печально.
Я не то чтобы плачу,
Но хочется.
Пусть.
Три звездочки падают в снег.

Кубик к кубику...
Не получается.
Я ползаю по полу.
Там чьи-то ноги.
Я маленький.
Я совсем не плачу.
Но очень хочется.
К маме на руки.

Переворачиваю страницу.
Рисую все те же три звездочки.
Сегодня в них,
Словно в трех соснах
Я потерялся.
Слеза катится и прячется там,
Где рождаются облака.

Мягкие тени

Комната,
Освещенная ярким светом,
Прочерчивающим очень явственно
Грани каждого присутствующего предмета.
Ты сидишь на кровати,
Яркий свет не замечает ночного платья
Изгибом бедра
Взращивая скомканную простыню.
Свет меняет оттенки
От присутствия или отсутствия
На подоконнике
Мяты и герани.
Мягкие зеленые тени бродят по потолку.
Словно гуляет ветер.
Но это только мысли.
Ты сидишь на кровати,
Склонившись надо мною.
Я смотрю на тебя и не вижу.
Только мягкие тени.
Только обращенный к нам свет.

Собственная реальность

Ветки плыли по линиям ветра.
Срывало шляпы.
Сыпало водной пылью.
Была осень.
Была Осень. Вчера. Сегодня. Завтра.
Виски сдавливали облака,
рваными крыльями плачущих ангелов.
Он сидел на скамейке
в темном парке закинув голову к небу.
И думал он о непредвзятости осеннего
дождя.
Дождь падал лицом в грязь.
Кто-то сказал, может быть и он сам...
...что дождь живет в своей собственной
реальности.
Падать в грязь или на чье-нибудь лицо для
дождя безразлично,
ему не понять всего этого и не увидеть,
воспринимая мир другим стремлением
видеть.
Собственная реальность...
странно,
ведь если допустить,
что у каждого дождя есть собственная
реальность,
а у каждого человека свой собственное
лицо,
то мир расползется множеством
лоскутков,
открывая дыры,
порывая нити связей.
Мысль об этом была неприятна.
Он поднялся со скамейки,
скривившись от прикосновений намокшей
одежды к тонкой белой коже.
Все так же морщась побрел вслед за
унесенной ветром шляпой.
Была осень.

За чашкой утренней горечи

Среди дней беспокойного движения,
не по направлению,
а лишь только ради самого движения,
бывают мгновения.
Они случаются
ранним дождливым утром
(там ты сидишь за чашкой теплой горечи)
иль тихим звездным
(условия не обязательны)
вечером.
Тогда ты внутренне спокоен,
в голове бродит мысль,
что, слоняясь раньше по направлениям,
(вниз или вверх по Манто стрит)
об этом состоянии,
и быть может о самой жизни,
ты мечтал.
В лужах расходятся круги
и ломается в отражении серое небо.
Ты молчалив.
Печален и внутренне наполнен.
Мир зрачка кажется выпуклым.

* * *

Среди множества людских фигур,
что прочерчивает на фоне переулков утро
(в нем так много от октября, если
заострить внимание на дожде и холоде
отражения ветра в лужах),
в семь часов –
уже намного после восхода,
но не раньше появления солнца над
сутулыми домами –
лишь только
размытое, из-за ряби окна,
пятно рабочей тужурки дворника
(когда-то в лет семнадцать я писал о его
любви к учительнице),
только его фигура и имеет смысл.
Здесь больше наполнености,
чем во всем последующем дне,
что ждет тебя движением без направлений.
В движении метлы из ореховых прутьев
больше смысла,
чем во всей твоей сегодняшней жизни.
Так кажется.

Но, глядя со стороны,
твое тело столько же
греет руки
небожителей,
как эта чашка мокко
(черный кофе, корица, взбитые сливки,
сахар в стеклянных вазочках),
когда при появлении солнца на высоте
крыш они снимают оранжевые тужурки и,
повесив на спинки стульев, пьют в
небесных кофейнях тепло горечи и что-то
пишут в своих тетрадях сидя у окна.
Ты проникаешь в них клетками сна.

В теплых лучах прошлого

Забираясь с ногами
В теплое кресло прошлого
Часто тихо улыбаешься
Чувствуя на лице
Солнечные лучи
Раннего утра.
В сплетении сонных еще ресниц
Кошка мурлычит
И нежиться
Шевелит правым ухом.

Ты знаешь, что нет на свете
Ничего прекрасней субботы.
Спишь до безобразия долго,
Путаясь в снах и разорвавшемся пододеяльнике
Притворяешься
Настойчиво
Спящим
И только неугомонные стрижи
Знают правду.
Этой ночью ты был один из них.
Вы прыгали с разбегу в колодец сотен звезд.

Солнце пахнет теплыми блинами.
Бабушка
Потеряв на переносице очки,
Ищет новые секреты
В разбившемся яйце.
Желток катится по стрелке часов
И совсем скоро
Первый блин комом.
Его с удовольствием уплетаешь ты.
Долго стынет чай.

На улице изодранны коленки
И совсем еще малышня,
Забивая в гаражи
Гвоздь очередного гола
Слышит за спиной
Гневные крики
Соседа с четвертого этажа
Но команда соперников
(В количестве Сашки
И Наташки)
Ведет в счете
И крики летят
Выше верхней штанги,
Запутываясь в бельевых веревках
И телефонных проводах.

Ты звонишь мне
Теперешнему
И говоришь
Здравствуйте,
Позовите Дмитрия
Его нет,
Отвечаю я.
Он затерялся в теплых лучах
Прошлого
Будет позже.
Ты перезваниваешь.
Меня все нет.
Пользовательский поиск

Клуб 'Новая Литература' на facebook.com  Клуб 'Новая Литература' на g+  Клуб 'Новая Литература' на linkedin.com  Клуб 'Новая Литература' на livejournal.com  Клуб 'Новая Литература' на my.mail.ru  Клуб 'Новая Литература' на odnoklassniki.ru  Клуб 'Новая Литература' на twitter.com  Клуб 'Новая Литература' на vk.com  Клуб 'Новая Литература' на vkrugudruzei.ru

Мы издаём большой литературный журнал
из уникальных отредактированных текстов
Люди покупают его и говорят нам спасибо
Авторы борются за право издаваться у нас
С нами они совершенствуют мастерство
получают гонорары и выпускают книги
Бизнес доверяет нам свою рекламу
Мы благодарим всех, кто помогает нам
делать Большую Русскую Литературу

Рассылка '"НОВАЯ ЛИТЕРАТУРА" - литературно-художественный журнал'



Собираем деньги на оплату труда выпускающих редакторов: вычитка, корректура, редактирование, вёрстка, подбор иллюстрации и публикация очередного произведения состоится после того, как на это будет собрано 500 рублей.

Сейчас собираем на публикацию:

17.03: Сколько стоит человек. Иудство в исторической науке, или Почему российские учёные так влюблены в Августа Шлёцера (статья)

 

Вы можете пожертвовать любую сумму множеством способов или Яндекс.Деньгами:


В данный момент ни на одно произведение не собрано средств.

Вы можете мгновенно изменить ситуацию кнопкой «Поддержать проект»




Купите свежий номер журнала
«Новая Литература»:

Номер журнала «Новая Литература» за январь 2017 года

Номер журнала «Новая Литература» за декабрь 2016 года  Номер журнала «Новая Литература» за ноябрь 2016 года

Номер журнала «Новая Литература» за октябрь 2016 года  Номер журнала «Новая Литература» за август-сентябрь 2016 года

Номер журнала «Новая Литература» за июнь-июль 2016 года  Номер журнала «Новая Литература» за май 2016 года

Номер журнала «Новая Литература» за апрель 2016 года  Номер журнала «Новая Литература» за март 2016 года

Номер журнала «Новая Литература» за февраль 2016 года  Номер журнала «Новая Литература» за январь 2016 года



 

 



При перепечатке ссылайтесь на newlit.ru. Copyright © 2001—2017 журнал «Новая Литература».
Авторам и заказчикам для написания, редактирования и рецензирования текстов: e-mail newlit@newlit.ru.
Меценатам, спонсорам, рекламодателям: ICQ: 64244880, тел.: +7 960 732 0000.
Купить все номера 2015 г. по акции:
Литературно-художественный журнал "Новая Литература" - www.newlit.ru
Реклама | Отзывы | Подписка
Рейтинг@Mail.ru
Поддержите «Новую Литературу»!