HTM
Номер журнала «Новая Литература» за сентябрь 2017 г.

Егор Силенов

Смотритель Маяка

Обсудить

Рассказ

 

Купить в журнале за декабрь 2016 (doc, pdf):
Номер журнала «Новая Литература» за декабрь 2016 года

 

На чтение потребуется 20 минут | Цитата | Скачать в полном объёме: doc, fb2, rtf, txt, pdf
Опубликовано редактором: Вероника Вебер, 6.01.2017
Иллюстрация. Название: «Смотря в небо». Автор: Pedro Cardebar. Источник: http://www.photosight.ru/photos/577157/

 

 

 

По маяку, по деревьям, по камням, по земле, по океану… по всему миру застучал дождь.

Дождь нёс с собой покой.

– Под такую погоду только помирать, – сказал начальник Каптиваса Атум.

– Вы всё время так говорите, – устало заметил помощник смотрителя Каптивас.

– Занимательный факт, – хмыкнул семидесятилетний смотритель маяка.

– Просто интересно, почему вы так дождь невзлюбили. Лично я ещё с детства его обожаю: когда смотришь из окна на то, как он накрывает собой весь мир, заставляя человека, самого страшного зверя на планете, поджимать горделивый хвост и прятаться в свою искусственную пещерку, приходит некое… смирение. Смирение… со своей ролью в жизни. Смирение с самой жизнью. – Каптивас повернулся от окна к широкому, испещрённому морщинами лицу Атума.

– Просто не люблю, когда вода идёт сверху: часто это признак того, что ты тонешь. – Из уст смотрителя маяка родился негромкий смех, вскоре перешедший в кашель, который Атум прикрыл кулаком. – На самом деле… – Атум с грустью в глазах посмотрел на пейзаж за окном. – Предыдущий смотритель… он умер во время дождя, когда я был его помощником. Всего лишь помощником... В тот день, в день его смерти, я стал… им.

Смотритель снова зашёлся в приступе кашля, но на этот раз он достал свой любимый, белый с волнистым синим узором, платок. Откашлявшись, Атум поспешил убрать его обратно, в карман поношенной синей куртки, но Каптивас успел заметить на белой ткани новый красный узор – кровь.

– Я всё-таки продолжу настаивать на вашем немедленном отплытии с острова и прохождение лечения в…

– Хватит, Кап, – прервал Каптиваса смотритель маяка. – Я тебе сразу сказал, что собираюсь умереть здесь, на этом мерзком островке, и приказал больше не заводить разговоры об этих чёртовых больницах!

Где-то рядом сверкнула молния, и в её свете Каптивас увидел что-то новое в чертах своего начальника. Что-то дьявольское.

Гром слился с кашлем смотрителя.

– Почему вы здесь? – неожиданно для самого себя спросил Каптивас.

Атум непонимающе свёл седые брови.

– Я всё ещё слишком слаб, чтобы работать. Мы же договорились, что ты возьмёшь на себя…

– Я не про эту комнату, я про остров, – перебил его Каптивас. – Вы никогда не рассказывали, почему решили здесь работать и почему до сих пор не уехали. У вас же наверняка остались близкие люди…

– Ты тоже об этом никогда не рассказывал, – ответил Атум.

– Потому что вы никогда не спрашивали.

Атум слабо улыбнулся и поднялся с кресла.

– Подожди меня тут, – сказал он и направился вниз по лестнице.

«Наверное, в свою комнату пошёл», – лёгким ветерком пронеслось в шторме мыслей помощника смотрителя маяка.

 

Каптивас встал и вплотную подошёл к окну, упершись, как горилла, кулаками в подоконник. За завесой дождя слабо проглядывали очертания маленького острова, на котором был построен один из шестнадцати маяков, окаймляющих часть океана, прозванную «Бездушным кругом».

Кораблей видно не было. Как не было их видно на протяжении всего года, проведённого Каптивасом на этом крошечном клочке земле. В договоре, который он подписал, было указано, что их работа заключается в «указании пути в спокойные воды заблудившимся судам», но в народе ходила легенда о том, что в Бездушном круге появляются призраки погибших кораблей и их команд, которые, выбравшись из «круга», начинают охотиться на других мореплавателей, дабы преумножить своё число. Каптивас не верил в эти сказки. Он вообще в мистику не верил. «Наверняка это какой-нибудь правительственный эксперимент, – размышлял помощник смотрителя, всматриваясь в тёмно-серые вздутые тучи. – Проверяют, как работает какой-нибудь секретный военный корабль. КОРАБЛЬ-НЕВИДИМКА! Нет… Это фантастика. Может…»

– Кап, – прервал его мысли уставший голос.

Оказалось, Каптивас не заметил, как его начальник вошёл в комнату и сел в своё кресло. На старинный круглый стол Атум поставил два стакана, тарелку с устрицами и…

– Это что, коньяк?! Где вы его взяли?! Нам запрещено иметь здесь алкоголь! – вскричал помощник смотрителя.

– Успокойся, Кап, – повелительным тоном сказал Атум, разливая алкоголь. – Никто ведь об этом не узнает. Если, конечно, ты сам не проболтаешься.

Каптивас и не подумал притронуться к напитку. Лысый смотритель вдохнул аромат коричнево-золотой жидкости и продолжил:

– Ты спрашивал меня, почему я отправился сюда, на этот кусок суши, полный скорби, грусти и скуки, посреди океана тайн, опасностей и беспокойства. И я дам тебе ответ. – Старик одним глотком опустошил весь стакан и съел одного моллюска. – Но сначала расскажи свою историю ты.

Старик устремил на помощника свои тускло-зелёные глаза, и в его взгляде читалось непритворное любопытство.

Почему бы и не рассказать, подумал Каптивас.

– Моя история типична для тех, кто работает на таких маяках. У меня было две причины бросить свою прежнюю жизнь на год с лишним ради бессмысленного зажигания маячного фонаря ночью и в плохую погоду и выращивания овощей с фруктами на пригодной только сорнякам земле: деньги и отвращение ко всему роду человеческому.

– Так ты социофоб? – спросил Атум заинтересованно.

– Социофоб? Нет! – воскликнул Каптивас. – Я общества не боюсь – я его ненавижу. Ненавижу каждую человеческую тварь, считающую себя выше самой природы и вселенной. Ненавижу и презираю!

В улыбке смотрителя маяка отразилось разочарование.

– Я надеялся, что ты окажешься умнее, – произнёс он негромко.

Каптиваса как будто ударили наотмашь. Ему сначала стало стыдно, но вскоре стыд сменился на злость и обиду. Этот старик ничего не понимает!

– При всём уважении к вам, мне плевать, что вы думаете обо мне, – сказал холодно помощник смотрителя, стараясь не выдать гнев, бушевавший в его душе в тот момент. – В этом вопросе нет правых и виноватых, ни один человек не доказал, что к людям надо относиться так или иначе.

Атум снова зашёлся в кашле, и капля крови, вылетевшая изо рта смотрителя, попала в нетронутый стакан Каптиваса с коньяком, как неудачно выпущенный снаряд из катапульты, приземлившийся в ров вокруг замка. Откашлявшись, он возразил помощнику:

– Но ведь любой бог любой религии учит любви и всепрощению…

– Я верю только в одного бога, – перебил его Каптивас.

– В какого же?

– В единственного реального – в Науку.

Атум усмехнулся и покачал головой.

– Наука не божество. Наука не умеет творить чудес, она ограничена человеческой глупостью и законами этого мира.

– Чем же наука хуже Бога? Она за день спасает больше жизней, чем Бог спас за всё время.

– Откуда тебе известно, сколько жизней спас Бог?! – вскричал Атум, стукнув стаканом по столу.

Каптивас ошеломлённо молчал: до этого он никогда не видел своего начальника в гневе.

– Извини… – пробормотал Атум. – Просто… – Он отвернулся; по его щеке скатилась слеза. – Когда тебя за ближайшим углом поджидает смерть во всей своей ужасной красоте, единственная оставшаяся надежда – это Он. Может, многим людям Он и не помог, но, уверен, кому-то Бог точно ответил на молитвы. Не стоит судить о ком-либо по тому, что он не сделал.

В ту же секунду, когда Атум замолчал, раздался негромкий звон, сообщающий о том, что маячный фонарь снова погас. Смотритель бросил в кнопку, отключающую звонок, устрицу, но промахнулся и размазал изысканную пищу по стене.

– Я разберусь, подождите, – бросил Каптивас, вставая с уютного кресла. Он отключил звонок, потом открыл дверцу маленького чулана, к стене которого был прикреплён темно-серый рычаг. Помощник смотрителя дёрнул за этот рычаг и… ничего не произошло. – Похоже, придётся перезагружать сам генератор.

Каптивас вернулся на свое излюбленное место.

– И? – нетерпеливым тоном вопросил Атум. – Хочешь, чтобы я его сам перезагрузил и там же умер?

Не так уж это и трудно.

– Зачем? Зачем что-то перезагружать? Зачем чем-то светить? И кому мы вообще светим?! – вопросил помощник смотрителя, закрывая лицо руками.

– Кому-кому… Кораблям!

– Скажите честно, смотритель, за всю свою службу на этом маяке вы хоть раз видели какой-нибудь корабль? Хоть одну жалкую посудину?

– Не все корабли можно увидеть, – спокойно сказал Атум.

Каптивас открыл свое лицо бесстрастному взгляду человека, казавшегося сейчас таким мудрым, и произнёс:

– Вы шутите или и правда умом тронулись?

Смотритель практически незаметно покачал головой.

– Ступай, почини маяк, – сказал он, снисходительно улыбаясь. – А потом приходи в мою комнату, к тому времени я уже, вероятно, буду при смерти. – И улыбающийся старик в очередной раз исторг из себя громкий, как выстрелы пушки, кашель.

Каптивас молча проводил взглядом удаляющееся бледное тело Атума, затем, когда тот покинул комнату, глотнул из своего стакана, забыв, что кроме коньяка в нём находилась выкашлянная кровь Атума, поднялся с кресла, одел висевший на крючке у выхода плащ и, взяв с соседнего крючка связку ключей, вышел наружу.

 

На улице плясал свой безудержный танец ветер, не попадая в такт, задаваемый его компаньоном – дождём. Солнце скрылось за никабом из грозных туч, и солнечные батареи на крыше небольшой постройки, стоявшей рядом с маяком, мокли без дела. Каптивас направился в их сторону.

Подойдя к постройке, он не глядя нащупал нужный ключ и открыл слегка проржавевшую дверь. На работу у Каптиваса ушло около получаса, как ему показалось. Закончив, он вытер руки о давно не стиранное полотенце и, ещё раз убедившись, что всё работает, вышел из тесной постройки.

Дождь закончил своё наступление на мир. Но Каптивас видел, что это ненадолго: с востока уже приближалось подкрепление туч. Он перевёл взгляд на большую, белую, напоминавшую гигантский шар для гольфа луну. Полнолуние!

Помощник смотрителя сделал несколько шагов в сторону маяка, но вдруг остановился, повернулся и направился к берегу. Что-то, непостижимое человеческому разуму, тянуло его туда, как рыбу, попавшуюся на жестокую ловушку рыбака. Он прошёл мимо грядок и курятника, мимо пары разрушенных зданий и кладбища, мимо деревьев и кустов, растущих вокруг узкой дорожки, и перед ним открылся вид бескрайнего полотна чёрного океана, по которому шло призрачное продолжение дороги, рождённое луной.

Как красиво!

И тут на горизонте, у окончания лунной дорожки, появилась какая-та тёмная фигура. «Корабль!» – сразу пронеслось в голове у Каптиваса, но все мысли вскоре пропали. Помощник смотрителя молча стоял, не делая никаких движений и глядел вдаль. Каптивас провалился во тьму. Казалось, он заснул стоя.

Когда он пришёл в себя, корабль был так близко от берега, что будущий смотритель маяка мог в подробностях рассмотреть его капитана и других людей на палубе. Сколько он уже стоял на берегу?! Минуту? Час? День?! МЕСЯЦ?! На мир луна смотрела всё тем же полным глазом, но небо казалось Каптивасу каким-то другим. Но думать о небе он сейчас не мог. Его взгляд устремился на корабль.

Нет, это был не корабль. Это был призрак… призрак корабля! Бледные паруса, деревянные мачты и штурвал, чёрный пиратский, флаг, древние пушки, одноногий капитан с длинной седой бородой, его тощий помощник – всё пропускало сквозь себя лунный свет и невероятно пугало.

Вдруг что-то холодное прикоснулось к затылку Каптиваса. Он тут же обернулся, уже приготовившись к встрече лицом к лицу с призраком… Но оказалось, что это был всего лишь лист падуба, принесённый поднявшимся ветром. Помощник смотрителя обернулся обратно и увидел лишь бескрайний океан да тихую луну с её дочерями – звёздами.

 

«Тебе привиделось, дурак! Как ты мог поверить в этот бред?! Всего лишь сон...» – твердил себе Каптивас, быстро шагая к маяку. Зайдя внутрь, он сразу побежал к себе в комнату, перепрыгивая три ступеньки зараз. Пробегая рядом с комнатой Атума, он вдруг услышал надрывистый старческий голос:

– Кап?.. Это ты?

– Как будто кроме меня здесь кто-то есть, – сказал Каптивас, входя в комнату умирающего смотрителя.

Атум, лёжа на кровати, указал головой на стоящий рядом стакан воды, видимо, не имея сил даже поднять руку. Каптивас дал ему в последний раз утолить жажду. За окном опять шумел дождь.

– Почему мы, люди, продолжаем в последние минуты своей жизни думать о таких мелочных вещах, как жажда? – засмеялся через хрип смотритель. – Я обещал рассказать, почему стал… смотрителем… Причины были… такие же, как у тебя… Вот и все! Ты слышишь меня, Кап? Впрочем, неважно. Я и один со смертью справлю... – Атума пробрала судорога. – Говорят, что в та… такие моменты вся ж-ж-жизнь проносится перед глазами и… и ты осознаёшь все свои когда-либ… совершен… ошиб... – Слова старика тонули в крови, льющейся из его рта, как водопад. – В… врали, черти... Врали! В голо… одна бессмысли…

Больше Атум ничего не сказал. Пустой стакан выпал из обессиленной руки и разбился.

Новый смотритель маяка прикрыл блеклые глаза своего бывшего начальника. В правой руке усопшего, которую он всё это время держал под одеялом, Каптивас обнаружил слегка помятый лист бумаги. На одной его стороне было мелким почерком выведено: «Тебе, Кап». Каптивас вышел из комнаты, закрыв за собой дверь, сел на своё привычное место, не смея даже прикасаться к креслу Атума, и начал читать текст, написанный на обратной стороне письма.

Первая треть текста состояла из благодарностей, приятных воспоминаний и просьбы «простить за все грехи и неудобства, прошлые, настоящие и будущие». Во второй части Атум кратко описывал все новые обязанности и дозволенности Каптиваса, а в конце…

В конце был полный бред! Покойный писал, что Каптивас «не должен бояться того, что тебе уготовано увидеть и почувствовать», а должен «смириться и служить человечеству, которое так ненавидишь». Отрывки «страшная жизнь лучше милой смерти», «не пытайся спасти нового помощника, будет только хуже», «пытаться спасти себя – ещё бессмысленнее» и подобные им сеяли в душе молодого смотрителя страх… Страх чего?! Каптивас не знал. Заканчивалось письмо так: «Моя судьба ждёт и тебя. Сделай за этот год что-нибудь хорошее».

Взревел гром, и Каптивас, задумавшись, осознал, что он был единственным разумным существом на многие десятки километров океана. Ему вдруг захотелось оказаться среди немногих друзей и родных, захотелось увидеть лица столь отвратительных ему существ – людей, захотелось послушать их бессмысленные разговоры... Одиночество и страх смешались внутри смотрителя, усилив друг друга и зародив другое, куда более ужасное чувство, пока ещё слишком слабое, чтобы его можно было опознать.

 

Через час на маленьком кладбище была вырыта новая могила, Каптивас аккуратно положил в неё труп, который он окутал белой простынёй.

– Я должен что-то сказать на прощание… Ничего на ум не приходит… Да и какая разница! Никто всё равно меня не услышит.

Каптивас сел на землю, к своему сожалению осознав, что придётся тратить последние силы на то, чтобы зарыть наедине с червями тело Атума. «Он был хорошим начальником… и человеком. Со странностями, конечно, но кто в наше время не имеет странностей? Он не заслужил такой смерти, не в этом мерзком месте. Но он сам сделал выбор – моей вины здесь нет, я кучу раз пытался его отговорить. Эх…» Смотритель маяка поднялся, взял лопату и закончил непривычную работу.

Поставив у изголовья, как на других могилах, камень и рядом положив сорванные неподалёку цветы, Каптивас направился к маяку, напоминавшему сейчас большую белую свечу с зажжённым фитилём. «Один из немногих плюсов этого места – здесь невозможно заблудиться», – вспомнил он слова Атума.

Взобравшись на небольшой холм, Каптивас обернулся, чтобы посмотреть на кладбище, новую могилу на нём и сказать, хоть и мысленно: «Прощайте, Атум». Но когда он обернулся, из его головы разом пропали все прежние мысли, освобождая место для удивления и страха. В первую очередь – страха.

Несколько долгих секунд он смотрел на тёмную фигуру, стоящую рядом с могилой Атума, но тут остров озарила молния, и Каптивас сквозь редкий дождь увидел, как к нему обернулась лысая голова скончавшегося меньше чем полтора часа назад смотрителя маяка.

Молния погасла, оставив после себя только гром, и в тот же момент огромная чайка появилась перед глазами Каптиваса и… растворилась в воздухе, будто пар, стоило только смотрителю дотронуться до птицы, попытавшись отогнать её от себя. Лишь через несколько секунд Каптивас осознал, что у напавшего на него создания не было головы.

Атум тоже пропал.

Каптивас побежал, не разбирая дороги, боясь тратить время на то, чтобы достать из внутреннего кармана фонарик. Когда он был уже в десяти шагах от спасательных стен маяка, его сердце чуть не остановилось снова: перед ним неожиданно возник Атум, бежавший в его сторону с ружьём наперевес. Но за несколько секунд до того, как два смотрителя маяка должны были столкнуться, Атум исчез. Но не так, как та чайка. По-другому. Не как пар, а как пропавший кадр из киноплёнки.

 

Каптивас вбежал в маяк и несколько раз удостоверился, что прочно закрыл дверь. Он поднялся наверх, сел в своё кресло как ни в чём не бывало и долго смотрел в пустоту, стараясь успокоиться. Успокоиться не выходило.

«Это бред! У меня разыгралось воображение, то было игрой света и тени. Может, я умом тронулся?! Нет, если бы так было, я бы об этом не подумал, – твердил себе Каптивас и сам себе не верил. – Нет, это было не видение! Призрак! ПРИЗРАКИ! Самые настоящие!» Каптивас улыбнулся, сам не зная, чему, но улыбка тут же сошла с его лица: он почему-то решил, что Атум сидит прямо сейчас в этой комнате, в своём кресле.

Каптивас повернул голову влево. В соседнем кресле никто не сидел. Каптивас быстро встал и побежал в комнату покойника.

Ещё в первый месяц пребывания Каптиваса на острове Атум показал ему тайник в своём шкафу со старым охотничьим ружьём и патронами к нему. «Но зачем оно нужно?» – спросил тогда Каптивас. «Это лекарство против страха… Может и при сильной боли помочь», – ответил тогда Атум.

Встав перед шкафом, Каптивас увидел в метре от себя призрак Атума.

Молодой смотритель колебался лишь секунду, потом схватил стоявший рядом стул и со всей силы ударил им по призраку. Десятки осколков упали у ног Каптиваса. Он так и не понял, стоял ли Атум перед шкафом или находился в самом зеркале, висевшем на одной из дверец, но сейчас его это не сильно волновало.

Достав из шкафа старое ружьё Атума и патроны, Каптивас зарядил оружие и, закрыв глаза, приставил дуло к подбородку. «Стоит сделать всего лишь один выстрел, и страх и душевная боль навсегда уйдут. Но что будет потом?» Еще день назад он бы, не задумываясь, ответил: «Ничего». Но теперь…

В ад он не хотел.

Каптивас направил дуло в сторону и открыл глаза. Держа орудие смерти в руках, он побежал на кладбище. Лопату, о которой смотритель вспомнил, только когда окончательно решился на свой бесхитростный план, он забыл где-то рядом с могилой.

 

Дождь прошёл. На востоке ночь постепенно вымирала, чтобы возродиться спустя полдня, но на кладбище темноту охраняла небольшая роща высоких сосен, находящаяся всего в нескольких метрах от каменной ограды. Каптивас решил сократить путь, поэтому ему пришлось пробираться сквозь низкий колючий кустарник, следуя по еле заметной старой тропинке.

На полпути Каптивас услышал громкий шелест прямо позади себя и резко обернулся – никого не было. Или не было видно.

Шарахаясь от каждого звука, смотритель дошёл до кладбища и через несколько минут, найдя лопату, спрятанную высокой травой и, отложив в сторону цветы на могиле, начал копать. Посередине работы ему снова послышался странный звук, доносящийся с холма, с которого Каптивас в первый раз увидел призрака Атума. Он несколько минут вглядывался туда, но ничего необычного не заметил. Смотритель маяка продолжил работу.

На дне всё так же лежал белый кокон. Каптивас развернул его и обнаружил бледное тело кареглазого мужчины с жиденькими усиками и короткими кудрями, следов разложения не было.

Каптивас отпрянул и отполз спиной вперёд на несколько метров от могилы. Он был готов обнаружить ожившего Атума или ничего не обнаружить, но увидеть другого человека…

Каптивас внимательно осмотрел могилу. Это точно была та, которую он сегодня вырыл для Атума: на ней единственной лежали цветы, когда он пришёл. И расположение он помнил. Каптивас посмотрел на холм, с которого недавно увидел своего начальника – Атум тогда стоял прямо там, где сейчас стоял он. Как тогда всё это возможно?!

Пора бы перестать удивляться.

Каптивас потрогал пульс мертвеца-незнакомца и снова взялся за лопату. Когда он закончил, солнце уже осветило поляну вокруг и отражалось в маленьких лужицах, оставленных здесь мамой-грозой. Руки и спина нещадно болели. Он без сил упал на мокрую траву.

 

Он лежал и смотрел в безоблачное, бесконечное небо. Потом, через минут десять, решил наконец встать и, пытаясь опереться о землю, нечаянно угодил левой рукой с надетой на нее перчаткой в небольшую лужу. Каптивас взглянул на рябую, взволновавшуюся поверхность лужи, и когда рябь прошла, увидел чьё-то морщинистое лицо.

Каптивас смотрел на Атума.

Он, не думая, ударил со всей силы по луже. Каптивас почувствовал боль, но Атум не пропал. Атум… Атум тоже как будто почувствовал боль. Он, как и Каптивас, тряс рукой, а потом… Он… Он…

– Нет, – пролепетал Каптивас, смотря, как Атум с невероятной точностью повторяет все его движения.

«Как отражение…» – с ужасом подумал смотритель.

Он дотронулся до своего лица, потом до макушки, снял перчатки и посмотрел на кисти рук.

Это были не его руки, не его голова, всё тело было не его. Это было тело Атума.

Каптивас сидел на коленях и беззвучно кричал. Потом он закричал по-настоящему. Постепенно последняя часть письма Атума обретала для Каптиваса смысл.

«С ума сошёл я или мир?» – думал Каптивас, осматривая своё новое тело. Внезапно ему в глаза бросилось заряженное ружьё. «Всего один выстрел…»

Каптивас, не вставая, подполз к смертоносному оружию. Слёзы катились из его зелёных старческих глаз. Он поднял ружьё, навёл на себя дуло и… вдруг осознал, что дуло это было спаяно, и выстрелить у Каптиваса при всём желании не получится. Он хотел злиться, но не мог в тот момент не испытать облегчения.

Полчаса он пытался упорядочить в голове весь тот бред, который произошёл за последние ночь и утро. Атумом он не был – он был Каптивасом… Каптивасом в теле Атума.

Но он же видел Атума после смерти на кладбище и у маяка – то не было отражениями. Каптивас попытался вспомнить обе встречи в подробностях… Ружьё! Атум бежал с ним, прямо как сам Каптивас час назад. Получается… он и был тем видением! Он видел будущее!

Каптивас вспомнил свой диалог с Атумом, произошедший где-то полгода назад. Атум тогда за несколько минут до того, как они вытащили рыболовные сети, предсказал, сколько рыб было поймано. На вопрос, как он это узнал, Атум ответил: «С того дня, как я стал смотрителем, я начал иногда видеть будущее. Правда, с каждым днём видения посещают меня всё реже». Каптивас, помнится ему, принял слова Атума за шутку, а старик больше на эту тему никогда не заговаривал.

Нет! Нет! Нет…

Каптивас обратил взгляд к далёкому небу над собой и прошептал:

– Боже...

Тучи опять сгущались. Каптивас нехотя встал и медленно, сдерживая слёзы, побрёл к горящему маяку.

Там он переоделся в одежду Атума, теперь идеально подходящую ему по размеру. В одном из карманов он нашёл белый платок с фиолетовым узором, тем же, что был на любимом платке настоящего Атума. Или ненастоящего. Каптивас не хотел об этом думать.

Не найдя бутылку с коньяком, он съел обычный завтрак и запил его обычным кофе. После поднялся на этаж выше и, как его учил начальник, с помощью азбуки Морзе послал сообщение штабу о смерти смотрителя маяка.

 

Ровно через двадцать дней Каптивас впервые увидел с маяка настоящий корабль. За кораблём, как акулы за добычей, следовали тёмные тучи.

Через полтора часа в дверь маяка громко постучались. Каптивас, уже ожидавший у входа, сразу открыл своему новому помощнику, и мужчина лет двадцати пяти в промокшем плаще быстро прошёл внутрь. Смотритель маяка закрыл за ним, приглушив железной дверью шум дождя снаружи.

– Это настоящий потоп! – пожаловался смуглый темноглазый парень с прямыми, как струи дождя за окном, чёрными волосами. – Таких ливней я лет пять не видал.

– Да уж, дождь сильный... – сказал смотритель маяка, разглядывая обречённого. – Под такую погоду только помирать.

 

 

 

(в начало)

 

 

 


Купить доступ ко всем публикациям журнала «Новая Литература» за декабрь 2016 года в полном объёме за 197 руб.:
Банковская карта: Яндекс.деньги: Другие способы:
Наличные, баланс мобильного, Webmoney, QIWI, PayPal, Western Union, Карта Сбербанка РФ, безналичный платёж
После оплаты кнопкой кликните по ссылке:
«Вернуться на сайт магазина»
После оплаты другими способами сообщите нам реквизиты платежа и адрес этой страницы по e-mail: newlit@newlit.ru
Вы получите доступ к каждому произведению декабря 2016 г. в отдельном файле в пяти вариантах: doc, fb2, pdf, rtf, txt.

 

Пользовательский поиск

Клуб 'Новая Литература' на facebook.com  Клуб 'Новая Литература' на g+  Клуб 'Новая Литература' на linkedin.com  Клуб 'Новая Литература' на livejournal.com  Клуб 'Новая Литература' на my.mail.ru  Клуб 'Новая Литература' на odnoklassniki.ru  Клуб 'Новая Литература' на twitter.com  Клуб 'Новая Литература' на vk.com  Клуб 'Новая Литература' на vkrugudruzei.ru

Мы издаём большой литературный журнал
из уникальных отредактированных текстов
Люди покупают его и говорят нам спасибо
Авторы борются за право издаваться у нас
С нами они совершенствуют мастерство
получают гонорары и выпускают книги
Бизнес доверяет нам свою рекламу
Мы благодарим всех, кто помогает нам
делать Большую Русскую Литературу



Собираем деньги на оплату труда выпускающих редакторов: вычитка, корректура, редактирование, вёрстка, подбор иллюстрации и публикация очередного произведения состоится после того, как на это будет собрано 500 рублей.

Сейчас собираем на публикацию:

15.12: Сергей Жуковский. Меня там встретит не Иисус Христос… (сборник стихотворений)

 

Вы можете пожертвовать любую сумму множеством способов или Яндекс.Деньгами:


В данный момент ни на одно произведение не собрано средств.

Вы можете мгновенно изменить ситуацию кнопкой «Поддержать проект»




Купите свежий номер журнала
«Новая Литература»:

Номер журнала «Новая Литература» за сентябрь 2017 года

Купить все номера с 2015 года:
Литературно-художественный журнал "Новая Литература" - www.newlit.ru


 

 



При перепечатке ссылайтесь на newlit.ru. Copyright © 2001—2017 журнал «Новая Литература».
Авторам и заказчикам для написания, редактирования и рецензирования текстов: e-mail newlit@newlit.ru.
Меценатам, спонсорам, рекламодателям: ICQ: 64244880, тел.: +7 960 732 0000.
Реклама | Отзывы
Рейтинг@Mail.ru
Поддержите «Новую Литературу»!