HTM
Номер журнала «Новая Литература» за январь 2019 г.

Константин Строф

Эклектик

Обсудить

Рассказ

На чтение потребуется 23 минуты | Скачать: doc, fb2, pdf, rtf, txt | Хранить свои файлы: Dropbox.com и Яндекс.Диск
Опубликовано редактором: Вероника Вебер, 12.10.2013
Оглавление

2. Часть 2
3. Часть 3
4. Часть 4

Часть 3


 

 

 

Взгляду его предстал дремотный, беспорядочно сваленный вагон. Повергнутые пассажиры слились с лавками, плечами – друг с другом, с тучными тенями и удушливым для солнечных существ воздухом. Повсюду царил всеобщий свинцовый сон, всё глухо дышало и ворочалось в сизом полумраке. Походя стоило заметить, что сколько ни было сказано – в эфирах, в газетах и просто за столом – о необходимости смягчения нравов, сидения в третьем классе стали, кажется, только твёрже. Но тот вагон остался позади, и будет. Всегда найдутся на него охотники, иначе бы в мире стало как-то неуютно. Всему бы лучше идти своим чередом. Когда луна начинает заменять солнце, когда всё путается в непрочной человеческой голове, когда в отцах бьют ключи материнского чувства и вместо того, чтобы ограждать своё дитя от кощунств удобного, приземлённого бытия, они толкают их в счастливую безнравственность, когда мещане начинают диктовать культуре свой сценарий, явственно смахивающий на смету, – жизнь становится дрянной загадкой, не будоражащей впредь сердца. А теперь – спать.

Пробуждение в поезде кого-то пугает, кого-то забавит неизвестно откуда взявшимся ощущением привычности, большинство же оставляет равнодушным, как и невероятно многое, усердно подгоняемое в сторону прошлого. Тягостно ради любовницы, пусть и годной, ехать в такую даль, как скоро оказалось, что они, подобно капиталу, подобно недугам, ульям на пасеке и виткам маразма, наживаются с возрастом. Всегда, конечно, можно выложить карты на стол. Либо часть, а нужные припрятать в рукаве, но женщины с жизнью – бессменной сдающей, – по всей видимости, состоят в некоем сговоре, и садиться играть посему предпочтительно в шахматы.

Не все дороги куда-то ведут. Не всем городам к лицу лето. Зелёный грим не на всяком лике изящен, так часто он неуместен, губителен для атмосферы и памяти, лишённой, как и всякая тень, яркости; на лучших же улицах – лето неприметно вовсе. Трамвай – один из тех увечных сынов железной дороги, без счёту рождённых ею вне брака и отданных злым горожанам, – остановился поблизости от Академии Искусств. Прямо с остановки при порядочном зрении можно разглядеть у её входа двух обескураженных остолбенелых львов, считающих ворон и совершенно равнодушных к входящим внутрь. Для таких учреждений принято выбирать не только убранство храма с отпугивающими стражами, наделёнными врождённой неприязнью к обывателям, но и особое место: им полагается размещаться на набережных, и данная академия не стала исключением. Но реки и моря пусть вздрагивают рябью, мутнеют, морщатся и уплывают прочь, – когда все и всюду спешат на свидания. За ароматом водорослей и душистого крыжовника дорога неспроста пролегает через улицу Капрова: в стародавние времена она носила имя, что теперь у всех на слуху, в прошлом же было делимо целой пропастью мучеников, достигших ныне в совокупном своём образе небывалой популярности.

Путь был непрост к такому почитанию:
помимо тщаний по сложению голов,
в черёд свой преданно ему служили
приёмы знатные слабления умов.

Чуточку однообразные, но приятные фасады, матовый селадон Николаевского купола вдалеке, – голова задирается всё выше и выше, но вот через прогалину виднеется грозный двуглавый шпиль, пока ещё тщедушный, почти игрушечный, способный поместиться на ладони, но уже непоколебимый. Он – старый знакомый, а его вид означает, что несколько десятков шагов по проулку приведут на Староместскую площадь. Но не шпили, не утерянный в веках тын, не исполинская влюблённая жаба в центре площади с бронзовым национальным героем на голове заманили сюда путника. Влекло его, уводя с тривиального пути, одно необыкновенное сердце, бьющееся мерно уже шестое столетие в недостойном его теле ратуши, спрятанное от площадных зевак и обращённое на юг. На него прилетают полюбоваться даже светила и созвездия. Его надсмехающийся над всеми знамениями ход строг и мучителен для смертных существ.

Но даже астрономические часы бессильны остановить мужчину, движущегося по следу женщины и пробегающего на своём пути мимо тысяч других. Во всяком случае, часы показали, что опаздывающих не учит ничто. И полетели перед глазами изогнутые улочки неведомых названий, узкие и широкие, бульвары и аллеи, арки, колонны, балюстрады, костёлы, маковки-гелиотропы, ещё и ещё – все ставшие более или менее знакомыми за растянувшуюся на десятилетие непрактичную связь. А всё же этот город по-настоящему хорош, лишь смоченный дождём и потемневший под пасмурным небом. Но вот и нужная улица: Степанская, как повествует блюдце указателя, – венец всего путешествия. А вот и её дочерний переулок, тупичок, где и должно располагаться означенное кафе.

Девушка, вполне ещё сошедшая бы за молоденькую, если бы не был известен отдельным из присутствующих её подлинный возраст, (особо подмывает омолодить её смешливое выражение круглых глаз, какими наделены обычно наивные, мало старящиеся в душе люди) – собственной персоной. Белокурые волосы острижены коротко, по парижской моде, ушки маленькие, но немного торчат в стороны, локотки красные и слегка сухие от конторской работы, пальцы без колец, но на запястьях браслетам счёту нет, многие из них перепутались друг с другом и, очевидно, давно не снимались, на умеренно длинной шее у девушки – грубоватое агатовое ожерелье на розовой ленте, завязанной сзади бантиком. К нему бы прекрасно пошёл кружевной передничек цвета, как говорили во времена оны, «бедра испуганной нимфы», превративший бы её в очаровательную субретку, неловкую, но пригожую и малость картавую.

Когда разглядываешь милую сердцу деву, внимание дремлет, тихонько посапывая. А ведь подле девушки поместился совершенно неуместный, угреватый, нагло смотрящий молодец, мало того – вот он наклоняется и что-то шепчет ей на ухо, ещё минуту назад принадлежащее пределу мужских мечтаний средних лет. Девочка довольна собой и встречей и, по-видимому, не видит ничего предосудительного в своём окружении. Что же это, дань всё тем же веяниям Иль-де-Франса? Она хохочет, вспоминает какие-то письма, предлагает отведать какую-то сладость. Обескураженным быть – не во всяком возрасте приятно. Паршивец тем временем самозабвенно хрустит эклером и шумно втягивает кофе. Внезапно девица вспоминает – и как же это вовремя, – что она ещё не представила своего единственного братца, «выпав от радости», благоприобретённый скалится и пришибленно кивает, а пришедший вспоминает тоненькую книжечку избранных шекспировских трагедий, всегда лежащую в квартире у девушки на видном месте.

И как улизнуло от нечестивого внимания беглое сходство голов с почти одинаковыми причёсками? В нехитрых объяснениях даётся понять, зачем на гастрономическую интерлюдию приведены лишние члены семьи. Оказывается, девушка захватила своего желторотого братца, чтобы взрослый человек в двух словах растолковал ему суть мужского существования и приблизительные манеры, уместные в сношениях с такими категориями. Что может быть проще? Наверное, именно так в древности объясняли молодым морякам путь в Индию или Колхиду. Благо, всякий не совсем безнадёжный мужчина научен за жизнь давать исчерпывающие и вместе бессодержательные ответы. Остаётся только развести руками и сделать благосклонное выражение лица.

Незваный гость отбыл, предварительно достав с гордым видом из нагрудного кармана портсигар. В общем и целом так и осталось неясным, что же это был за демарш, и какого цвета нитками он шит. Уж не извращённая ли это дерзость своего рода? Не любовник ли всё-таки наведывался к столу, приглашённый для некоей невообразимой инициации? К долгим размышлениям могут привести иные образчики дамских поступков, но всегда и без особых усилий найдёт мужчина, дорожащий своей умиротворённостью, им оправдание. Вот и сходство налицо. Не поразительное, но отчётливое и местами даже неприятное, словно увидел во сне гадостный фантом и отыскал на обивке души недобрые отметины непозволительных пристрастий. Девушка посмеялась, покусала ногти и, кажется, ощутила наедине не совсем понятную неловкость. Но хандрить она не умела, и можно было быть совершенно спокойным, что настроение её не претерпит существенных изменений. И действительно – вот она уже перегнулась через стол, подставив под поцелуй призрачно золотистую от пушка щёку, а получив желаемое, откинулась на кожаный канареечного оттенка диван, расслабленная и томная, точно гойевская Юдифь. Ей не по вкусу, что не отдаётся должного «чудному» меню, что оно не изучается и не изумляет. А ещё она сильно скучала, однако несчастной свою жизнь не называет, хотя это и было ожидано. Подозвав вертлявого сальноглавого гарсона, она заказывает себе очередную сладость, к племени коего она питает безграничную приязнь, и напоследок просит капнуть ей в кофе сливовицы и, когда нарочный уходит, добавляет укоризненно: «Ты совсем-совсем меня забросил, Ерошечка». При всей неестественности, с какой она пускает в ход язык, никогда не бывший ей родным, а точнее – не успевший таковым стать, но единственный, известный им обоим, ей порой удаётся призывать из его неразборчивых глубин обороты поистине прелестные.

Без особой цели её собеседник встал из-за стола и, проговорив что-то невнятное о туалете, удалился. Не найдя места, подходящего под определение отхожего, он взамен очутился в узком дворике. В нём не было ничего, кроме кадки с порыжевшей туей, прямоугольника синей глазури в вышине и тяжёлой двери. С чёрного хода он скоро попал в просторный подъезд, каждый шаг его по ступеням приветствовала гулкая старина. Но и о ней воспоминание сдуло, только наш слегка седеющий герой хлопнул парадной дверью. В который раз уже в этой жизни он повернул по отмашке шуйцы и на ходу стал искать глазами на этой смутно знакомой улице трамвайную остановку. Вскоре он осознал, где находится. Магазин игрушек был по-прежнему на месте. И витрина приветственно блестела ему через дорогу. А нечто, принимаемое кем-то за самолёт, кем-то за дракона, кем-то ещё бог знает за что, провожает его бегство испытующим взглядом. Но вот и остановка. И кто-то окликает по имени. Его любовница как ни в чём не бывало уже тут. Полная наитий и живости, она придерживает бедром дверь трамвая и призывно машет ему рукой, а другую с кульком, на котором стоит фирменный знак в виде сиреневого цветка люцерны, подносит к лицу и простодушно улыбается. Как не ответить ей тем же?

 

 

 

О. В. Морозова, Т. М. Котельникова, А. Ю. Королева. Босх. Брейгель. Дюрер. Гении Северного Возрождения. Издательство: Олма Медиа Групп, 2013 г.   А. Семенов. Иероним Босх. Издательство: Амфора, 2010 г.   В. М. Жабцев. Хиеронимус Босх. Издательство: Харвест, 2011 г.

 

 

 


Оглавление

2. Часть 2
3. Часть 3
4. Часть 4

Канал 'Новая Литература' на telegram.org  Клуб 'Новая Литература' на facebook.com  Клуб 'Новая Литература' на linkedin.com  Клуб 'Новая Литература' на livejournal.com  Клуб 'Новая Литература' на my.mail.ru  Клуб 'Новая Литература' на odnoklassniki.ru  Клуб 'Новая Литература' на twitter.com  Клуб 'Новая Литература' на vk.com  Клуб 'Новая Литература' на vkrugudruzei.ru

Мы издаём большой литературный журнал
из уникальных отредактированных текстов
Люди покупают его и говорят нам спасибо
Авторы борются за право издаваться у нас
С нами они совершенствуют мастерство
получают гонорары и выпускают книги
Бизнес доверяет нам свою рекламу
Мы благодарим всех, кто помогает нам
делать Большую Русскую Литературу



Собираем деньги на оплату труда выпускающих редакторов: вычитка, корректура, редактирование, вёрстка, подбор иллюстрации и публикация очередного произведения состоится после того, как на это будет собрано 500 рублей.

Сейчас собираем на публикацию:

09.10: Ибрагим Ибрагимли. Интервью (одноактная моно-пьеса)

 

Вы можете пожертвовать любую сумму множеством способов или сразу отправить журналу 500 руб.:

- с вашего яндекс-кошелька:


- с вашей банковской карты:


- с телефона Билайн, МТС, Tele2:




Купите свежий номер журнала
«Новая Литература»:

Номер журнала «Новая Литература» за январь 2019 года

Купить все номера с 2015 года:
Литературно-художественный журнал "Новая Литература" - www.newlit.ru


 

 

При перепечатке ссылайтесь на newlit.ru. Copyright © 2001—2019 журнал «Новая Литература».
Авторам и заказчикам для написания, редактирования и рецензирования текстов: e-mail newlit@newlit.ru.
Меценатам, спонсорам, рекламодателям: ICQ: 64244880, тел.: +7 960 732 0000.
Реклама | Отзывы
Рейтинг@Mail.ru
Поддержите «Новую Литературу»!