HTM
Номер журнала «Новая Литература» за август 2017 г.

Алёна Стронгина

Записки из вечного города

Обсудить

Миниатюра

Опубликовано редактором: , 4.01.2008
Иллюстрация. Автор: Дмитрий Долинин. Название: "Ангел смерти" (репост).  Источник:  http://www.photoline.ru/photo/1153250327


Души в каменных больницах

Лишний сбрасывали вес.

С чистой лёгкостью на лицах

Поднимались до небес.

 

Становились облаками

И скользили над страной,

Над рекламами, богами,

Над футболом, над войной.

 

     Евгений Зигельман

 

 

Закончилась моя смена, и я, как птица из клетки, вылетаю из сверкающих стеклянных дверей надоевшего торгового центра. С каким поразительным усердием посещают люди сей великий храм! Каким прекрасным они сделали его, как позаботились о его величии: каждое утро покорные служители благоговейно полируют зеркальные прилавки и стены, заново разворачивают свои лотки, лавки и лавчонки, зажигают многочисленные кадила своему любимому богу, и я – среди них. У меня устали глаза от количества промелькнувших мимо меня людей, мой несчастный мозг сжался в болезненный комочек раздражения и усталости и не желает более воспринимать действительность. Но вдруг я увидела небо: серое, тяжёлое, полное невыплаканной печали, но – небо! В моей темнице нет даже окна – только разноцветные флажки, да бесконечные гирлянды подмигивающих фонариков и неизменный белый электрический свет, который режет глаза. Но здесь есть свежий, пахнущий свободой ветер и небо, которое вдруг почему-то стало плакать – сначала чуть-чуть, затем всё сильнее и сильнее – так, что приходится раскрыть зонт. Но бесшабашный ветер, как хулиганистый детина, вырывает зонт из моих рук и окатывает меня с ног до головы холодным потоком зимнего дождя. Ветер переломал зонту его тоненькие спицы-пальцы, и вот он – ненужный и разбитый – покатился по свинцово-серым лужам и оставил меня одну. Затем ещё и равнодушный ко всему автобус не заметил бежавшую меня и ушёл прочь. Теперь я стою на остановке и уж наверняка опоздаю к зубному врачу. Я ненавижу опаздывать, но почему-то так получается, что я всегда куда-то опаздываю: то замок заедает в дверях, когда каждая минута дорога, то кто-то неосторожно забывает в автобусе сумку, которая так подозрительно похожа на свёрток с бомбой, готовой взорваться в любой момент; из-за этого выходят все пассажиры, останавливается всё движение и вызывается полиция со специальным роботом.

 

Автобус раздражённо вильнул хвостом, и это его отношение меня даже немного обидело – ведь теперь мне придётся ехать с пересадками (нет ничего неприятней, чем ехать с пересадками в такую погоду). Капли жалобно стекали со стеклянных стен остановки, а ветер всё так же бестактно дотрагивался своими холодными руками до моей шеи и просачивался сквозь малейшие щели моего кожаного плаща. Тревожно. Автобуса нет. Опаздываю. Но, вот, наконец, и он… Я села на сиденье, здесь тепло и сухо, но зубы стучат невероятно, не давая мне расслабиться. Я смотрю в забрызганное дождём окно, но как-то, мягко говоря, отрешённо. В голове продолжается невероятная каша сказанных кем-то слов, брошенных кем-то вопросов, возможных моих ответов, реальных ответов, данных обязательств, будущих планов, совершённых уже, но так и не оставивших меня в покое – и всё это какими-то клочками да обрывками, так, что я чуть было не сошла с ума, но вовремя остановилась. Всегда важно вовремя остановиться, и я стала думать о зубном враче. Это были самые реальные мысли, например: с одной стороны, зубные врачи – это гениальное изобретение человечества, с другой же стороны, было бы неплохо не видеть их и вовсе. Всё в этом мире двойственно, подумала я, но мои гениальные размышления были прерваны бешеным визгом «скорой помощи» – она промчалась мимо, а наш автобус и весь остальной транспорт остались стоять, так как полицейская машина преграждала нам путь. В наше время любой неистовый крик «скорой» ассоциируется с чем-то страшным, пахнущим смертью, похожим на конец света или на американские боевики. Автобус завернул в необычный для его маршрута переулок, и я вышла – моя остановка была бы следующей. Моросил мелкий дождик и дул невероятно сильный ветер, не дававший подумать о том, в какую сторону идти.

 

В воздухе чувствовалась тревога. Через секунду тревога материализовалась в истеричное визжание минимум десяти машин «скорой помощи». И дикий ветер дул с сумасшедшей силой и путал мои волосы, мешая сориентироваться. Сначала было очень тяжело что-либо понять, затем пробегавшие мимо люди немного разъяснили ситуацию. Правда, единственное, что можно было разобрать – это слово «выстрелы». Выстрелы – это значит, что где-то, как в кино, один разбушевавшийся человек (а, может, даже и не один) убивает людей. А те, тоже, как в кино, падают, кричат, охают, со звоном разлетаются сверкающие витрины магазинов на маленькие, похожие на алмазы, или нет, скорее, на слёзы, осколки. И кровь – много крови, смерть, ужас. Вот что значит это страшное слово. А ещё это значит, что в любую минуту может выскочить из-за угла человек с оружием и выстрелить в меня. Покончив с теорией, мне нужно было пройти такой дорогой, чтобы случайно не оказаться на пути у одной из пуль. Но всё дело было в том, что пункт моего назначения, то есть, кабинет зубного врача, находился почти в самом эпицентре событий. От волнения у меня стали стучать зубы, и с великим стыдом я поняла, что я в панике, может быть, и в лёгкой, но всё-таки. Но, не смотря ни на что, мой мозг инстинктивно принял одно, единственно правильное решение – я пошла в сторону, прямо противоположную выстрелам. Для пущей уверенности я обошла целый квартал и попала к врачу с опозданием в полчаса. И всё это время меня не покидала поселившаяся в душе тревога, какое-то странное ощущение, что всё это происходит не со мной, которое, должно быть, усугублялось пустынными серыми улицами города.

 

Конечно, было не до зубов, но в этом-то всё и дело, что, несмотря ни на что, мы продолжаем заниматься самыми обыденными вещами, в общем, как это ни странно, мы продолжаем жить. И самое страшное – для большинства из нас, тех, в чьих судьбах пули не задели никого и ничего, завтра будет самый обычный день, и снова взойдёт солнце над этой израненной страной. Я сидела в удобном мягком кресле с открытым ртом (каждый, должно быть, находился в этой забавной и глупой позе не раз) и думала о самых серьёзных вещах. Например, когда мне становилось больно, я заставляла себя терпеть, напоминая самой себе, что люди, раненные в этом теракте, страдают сейчас несравненно больше, чем я. Затем я подумала, что стоило мне прийти пятью минутами раньше, кто знает, что стало бы с моим бренным телом, и находилась бы в нём и сейчас моя трусливая душа. Да, тот автобус, который прошёл мимо, мелькнув своим хвостом на прощанье, наверняка привёз бы меня «вовремя». В тот момент я в полной мере поняла, что значит иногда опоздать на автобус, вернуться домой, чтобы проверить, выключен ли газ, застрять в лифте или просто проспать. Тем более, в то время и в той стране, в которой живу я: где каждая остановка, полная людей, каждый автобус, каждый магазин, школа, детский сад являются потенциальной мишенью смерти. А знаете, какое это напряжение, когда смерть висит в воздухе?

 

Я вышла от врача, когда уже стемнело, и свернула на улицу, где несколько часов назад, количество злости и ненависти в человеческом сердце было настолько велико, что смогло нажать на курок и убить. Странная, пустынная улица: только полицейские, уборщики и несколько зевак. И я. Мои глаза стали искать разбитые витрины и пятна крови на тротуаре, но ничего уже не было видно: постарались уборщики и занудный зимний дождь, как дворняга, слизавший позорные следы. Несчастная улица! Неделю назад здесь был взрыв, а ещё двумя месяцами раньше несколько зазомбированных несчастных чудаков решили, что, разорвав себя с помощью взрывчатки, болтов, гвоздей и прочей ерунды, да прихватив с собой на тот свет ещё несколько десятков человек, они осчастливят весь мир. Да, а месяцев пять тому взорвали ту пиццерию, мимо которой я сейчас прохожу. И столько исковерканных человеческих тел и судеб! Интересно, я вдруг подумала: души людей, погибших здесь, на этой улице, где они сейчас? Может быть, они здесь, уныло пролетают над всей этой суетой – над полицейскими, над уборщиками, над зеваками и надо мной – и думают: «Как же они несчастны! И как же легко и хорошо нам теперь! Они так боятся смерти, и даже не догадываются, что всё самое страшное совершается ими при жизни». Эти души безмолвны и бесполезны. Поэтому они, плача, взлетают всё выше и выше, уходя в какое-то далёкое место, известное только им одним.

 

 

Только ветер несёт им вдогонку седые и страшные клочья тумана, которые холодными сырыми пальцами дотрагиваются до проходящих мимо людей, заставляя их поднять выше воротники своих пальто. И безмолвные свидетели – искорёженные брошенные зонты, как перекати-поле, катятся по чёрному мокрому асфальту, на котором золотятся жёлтые блики неоновых фонарей. И ветер пригибает к земле единичные деревца и путает волосы…



Пользовательский поиск

Клуб 'Новая Литература' на facebook.com  Клуб 'Новая Литература' на g+  Клуб 'Новая Литература' на linkedin.com  Клуб 'Новая Литература' на livejournal.com  Клуб 'Новая Литература' на my.mail.ru  Клуб 'Новая Литература' на odnoklassniki.ru  Клуб 'Новая Литература' на twitter.com  Клуб 'Новая Литература' на vk.com  Клуб 'Новая Литература' на vkrugudruzei.ru

Мы издаём большой литературный журнал
из уникальных отредактированных текстов
Люди покупают его и говорят нам спасибо
Авторы борются за право издаваться у нас
С нами они совершенствуют мастерство
получают гонорары и выпускают книги
Бизнес доверяет нам свою рекламу
Мы благодарим всех, кто помогает нам
делать Большую Русскую Литературу



Собираем деньги на оплату труда выпускающих редакторов: вычитка, корректура, редактирование, вёрстка, подбор иллюстрации и публикация очередного произведения состоится после того, как на это будет собрано 500 рублей.

Сейчас собираем на публикацию:

10.10: Григорий Гуркин. Каталог художественных работ

 

Вы можете пожертвовать любую сумму множеством способов или Яндекс.Деньгами:


В данный момент ни на одно произведение не собрано средств.

Вы можете мгновенно изменить ситуацию кнопкой «Поддержать проект»




Купите свежий номер журнала
«Новая Литература»:

Номер журнала «Новая Литература» за август 2017 года

Купить все номера с 2015 года:
Литературно-художественный журнал "Новая Литература" - www.newlit.ru


 

 



При перепечатке ссылайтесь на newlit.ru. Copyright © 2001—2017 журнал «Новая Литература».
Авторам и заказчикам для написания, редактирования и рецензирования текстов: e-mail newlit@newlit.ru.
Меценатам, спонсорам, рекламодателям: ICQ: 64244880, тел.: +7 960 732 0000.
Реклама | Отзывы
Рейтинг@Mail.ru
Поддержите «Новую Литературу»!