HTM
Номер журнала «Новая Литература» за апрель 2017 г.

Ян Торчинский

"…Народу причинять добро…" (Сталинские стихи)

Обсудить

Сборник стихотворений

 

«Но особо встал вопрос
про Отца и Гения.
Оказался наш Отец
Не отцом, а сукою…»
 
Александр Галич

 

Известно, что Сталин в юности писал стихи и даже публиковал их. И кто знает, как обернулась бы история человечества, если бы творчество Сосо Джугашвили оценили, и он сделался бы профессиональным поэтом… Конечно, при этом ни «отцом», ни «гением» ему бы не быть, но, возможно, и сукою он не стал бы. Во всяком случае, такой кровавой.

И кто знает, не сохранял ли он юношеское увлечение всю жизнь, и до сих пор, где-нибудь на чердаке или в подвале кунцевской дачи лежат в грязи и куче угольного шлака сталинские стихи, в которых он, страдая, ерничая, богохульствуя, сводит счеты с людьми и самим собой… И по привычке называя себя иногда в третьем лице.

И вот, то, что удалось найти и восстановить, приведено в полном соответствии с оригиналом. За исключением эпиграфов, которые я для большей выразительности добавил самостоятельно.

 

Я.Т.

 

Опубликовано редактором: Игорь Якушко, 29.02.2008
Иллюстрация.  Автор:  Madhouse. Название: "Цветок... но не жизни"  Источник: http://www.photosight.ru/photo.php?photoid=1620538&ref=section&refid=999

Оглавление

  1. "Ух, жара! Аж по спине испарина!.."
  2. "Для меня нет высшего стремления..."
  3. "В моей судьбе на перекос..."
  4. "Раз, два, три, четыре, пять!.."
  5. "Широка страна моя родная..."
  6. «По диким степям Забайкалья…»
  7. «Вставай, страна огромная…»
  8. "Товарищ Сталин, вы большой ученый..."
  9. Приложение
  10. Послание из преисподней
  11. После Сталина
  12. Пирамида
  13. Август 91-го...
  14. Разрешение


"Ух, жара! Аж по спине испарина!.."

                            «Я прочитал впервые имя ''Сталин''.
                            Оно как символ прозвучало мне».
 
                                                Георгий Шенгелия
 
Ух, жара! Аж по спине испарина!
Мне бы кахетинского испитъ.
Я вчера велел убить Бухарина,
А кого сегодня мне убить?
 
                            Кого бы, а?
 
Затравить собаками: – Ату его!
Чтобы он мелькнул и был таков.
Где же ты, товарищ Аллилуева,
Или ты, товарищ Пятаков?
 
            Куда они подевались, не понимаю.
 
Исчезают все из поля зрения.
Я их и припомнить не могу.
И сижу, пишу стихотворение
Про свою сердечную тоску.
 
                    Переживаю, значит.

"Для меня нет высшего стремления..."

                            «Мы так вам верили,
                            товарищ Сталин,
                            Как, может быть, не верили себе».
 
                                                Михаил Исаковский
 
Для меня нет высшего стремления,
Чем народу причинять добро.
Все свои надежды и сомнения
Выношу я на Политбюро.
 
И когда обсудим все, как водится,
Загляну товарищам в глаза,
Словно в омута, где черти водятся,
И спрошу торжественно: «Кто за?»
 
И опять тяжелые раздумия
И работа ночи напролет.
…В мавзолее развалилась мумия,
Спит и даже усом не ведет.
 
Спит народ, не зная исчисления
Сталинских безвременных седин…
Я один. Лихая доля гения –
Знать, что он пожизненно один.

"В моей судьбе на перекос..."

                            «За древней каменной стеной
                            Живет не человек – деянье,
                            Поступок ростом в шар земной».

                                                Борис Пастернак
 
В моей судьбе на перекос
Все почему-то.
Меня смутил великоросс,
И черт попутал.
 
Пускай я властвую сейчас,
Но лишь на карте
Я вижу солнечный Кавказ.
Родную Картли.
 
А в этом каменном Кремле.
Славянском храме,
Тоскую по родной земле
И старой маме.
 
Сорваться бы со всех петель
(А вдруг сумею?),
Чтоб эту серую шинель
Отдать музею.
 
Сбежать в грузинские сады,
Не знать заботы…
А все державные труды
Пусть тянет кто-то.
 
Ах, бесполезных мыслей сласть.
Одни соблазны.
И для имеющего власть
Они опасны.
 
И прям мой путь. И вновь, и вновь
Во вред буржую
Пролью я собственную кровь
Или чужую.
 
Но тяжек крест мой, как ничей.
И ведь недаром
Бессонница глухих ночей
Полна кошмаром.
 
Повсюду прячутся враги –
Одно и то же.
Я ощущаю их шаги
Нутром и кожей.
 
Но наступает мой черед
Пресечь их злобу.
Они на много лет вперед
Запомнят Кобу.
 
А над предутренней Москвой,
Над всей державой
Встает товарищ боевой –
Рассвет кровавый.

"Раз, два, три, четыре, пять!.."

Раз,
        два,
                три,
                        четыре,
                                    пять!
Вышел Ленин погулять.
 
С Красной площади, с разгона.
До завода Михельсона.
 
Вдруг эсерка выбегает,
Прямо в Ленина стреляет.
 
Пиф-паф,
                ой-ой-ой! –
Умирает Ленин мой.
 
Привезли его домой –
Оказался он живой.
 
Потому что эта блядь
Неспособная стрелять.

"Широка страна моя родная..."

                            «Когда б вы знали, как спокойно
                            Здесь трудовая жизнь течет,
                            Как вдохновенно, как достойно
                            Страна великая живет».
 
                                                Анна Ахматова
 
Широка страна моя родная.
Много в ней лесов, полей и рек,
И людей. И я прекрасно знаю,
Чем в ней дышит каждый человек.
 
В лагерях у нас никто не лишний.
По заслугам каждый осужден.
Золотыми буквами мы пишем
Справедливый сталинский закон.
 
Но сурово брови мы насупим,
Если нас посмеют осуждать.
Как невестку, родину мы любим,
Или как жены отца и мать!
 
Всюду жизнь привольна и широка.
Словно Лена полная течет.
Молодым туда у нас дорога,
Где, возможно, будет им зачет…

* * *

По диким степям Забайкалья,
Где золото роют в горах,
Бродяга, судьбу проклиная.
Тащился с сумой на плечах.
 
Бежал он из ссылки жестокой,
Из страшных, застуженных мест.
Спешил он куда-то в Европу
На важный эсдековский съезд.
 
Бродяга к Байкалу подходит,
Рыбацкую лодку берет
И страшную песню заводит,
О чем-то суровом поет.
 
И волки в тайгу убежали,
И гнус улетел и пропал
От этой загадочной песни:
Он пел «Интернационал».
 
…Когда-нибудь этот бродяга
Прибьется к родной стороне.
– Где брат и отец мой, мамаша?
Должно быть, скучают по мне.
 
– Отец замордован чекою,
В холодной могиле лежит.
А брат твой объявлен троцкистом.
В Сибири цепями звенит.
 
И понял, хоть поздно, бродяга.
Что зря он из ссылки бежал,
Слимонил рыбацкую лодку
И пел «Интернационал»…

* * *

Вставай, страна огромная,
Вставай на смертный бой
С еврейской силой темною,
Семитскою ордой!
 
            Кибернетики, генетики,
            Прочие арифметики
            И безродные космополиты
            Будут народом побиты!
 
Как два различных полюса,
Во всем различны мы:
За жизнь и свет мы боремся.
Они – за царство тьмы!
 
            Враги и вредители,
            И врачи-отравители,
            Вы стараетесь зря –
            Будут вам лагеря!
 
Шестиконечной нечисти
Загоним пулю в лоб.
Отродью человечества
Сколотим крепкий гроб!
 
            Зиновьевцы и троцкисты
            Опаснее, чем фашисты.
            Но остр пролетарский меч –
            Все их головы с плеч!
 
Пусть ярость благородная
Вскипает, как волна.
Великая, народная,
Священная она!

"Товарищ Сталин, вы большой ученый..."

                            «Хочу назвать его –
                            не Сталин – Джугашвили…»
 
                                                Осип Мандельштам
 
«Товарищ Сталин, вы большой ученый», –
Так обо мне в народе говорят.
Любой простой советский заключенный
Талдычит это много раз подряд.
 
Им путь моей учености неведом.
Но слабости присущи и вождям.
И я хотел, чтоб гимн моим победам
Пропел известный Осип Мандельштам.
 
Но вот меня почти что до инфаркта
Довел стихами этот ренегат.
И, стало быть, ему не будет фарта.
А кто, скажите, в этом виноват?
 
А вы опять про сталинские щепки.
Про лагеря и прочие дела,
О казематах самой лучшей лепки,
О родине насилия и зла…
 
А я вам всем, товарищи, отвечу
То, что на каждом съезде говорю:
Не забывайте моего предтечу,
Что завещал он, то я и творю!
 
Ведь я – отцом народов нареченный,
Рабочих масс и угнетенных каст…
«Большое зло несет большой ученый» –
Когда-то говорил Экклезиаст.
 
Пророки эти, ветхие создания…
Давно в ЧК им объяснить пора,
Что только зло с начала мироздания
Работало, как двигатель добра.

Приложение


Послание из преисподней

                            «Ура! Он снова будет прав!»
 
                                                Александр Твардовский
 
                            «На часах замирает маятник,
                            Стрелки рвутся бежать обратно…
                            …Вижу: бронзовый генералиссимус
                            Шутовскую ведет процессию».
 
                                                Александр Галич
 
А Он еще проснется
И сбросит гнет плиты.
И солнце ужаснется
С небесной высоты.
 
И двинутся колонны,
Асфальта не щадя,
Чтоб видеть непреклонно
Ожившего Вождя.
 
И раздадутся клики
Под дружный бой сердец:
– Любимый и великий
Учитель и Отец!
 
А Он прищурит веки
И скажет:
                – Человек
В любом грядущем веке
Пусть наш прославит век.
 
Трудящиеся массы
На все дадут ответ…
Но если нету мяса
И даже водки нет –
 
Какая перестройка
И прочая возня?
Раскрутит их спецтройка
За три рабочих дня.
 
И будет им несладок
Наш новый мир, пока
Не наведет порядок
Товарищ ВЧК
 
И утвердит навечно
В отчаянной борьбе…
Не путайте, конечно,
ЧК с ГКЧП…

После Сталина

Ощетинился башнями,
Пятилучием звезд
И флагштоками страшными
Окаянный форпост.
 
И зубцами, что выросли
Из кирпичной стены,
По бульдожьи – не вырваться! –
Вгрызся в горло страны.
 
Там ворота задраены,
И кладбищенский вой
От Москвы до окраины,
Самой дальней, любой.
 
И ни шума, ни ропота,
Ни отважных идей.
Под командою робота
Миллионы людей.
 
Флаг кровавый расхристанно
Полыхает огнем.
И печатью антихриста
Серп и молот на нем.
 
И, как символ растления,
Освящающий блуд,
Бутафорного Ленина
День и ночь стерегут.
 
                            1980 г.

Пирамида

            1.
 
Из угрюмого камня,
                            неприступного вида,
Посредине столицы стоит пирамида.
 
Стерегут пирамиду пехота и танки.
И в глухих лабиринтах –
                            фараона останки.
 
Полумрак ритуала и поникшие флаги.
И державный покойник
                            из тряпья и бумаги.
 
В отдаленьи от света,
                            в отдаленьи от мира –
Безразличье кумира.
                            И величье кумира.
Но зато регулярно,
                            в куче сгнившего хлама
Он рожает потомков
                            и всегда тех же самых.
 
И они возникают из растленного лона,
И они покидают своего фараона.
 
До гигантских размеров
                            на глазах вырастая,
На крыло пирамиды поднимается стая.
 
И приветственным жестом
                            поднимают десницы,
И стучат сапогами
                            в перекрытье гробницы.
 
Как дежурные сфинксы,
                            торжество принимая
И в ноябрьскую стужу
                            и в теплынь Первомая.
 
Беспредельно пространство,
                            бесконечно их время
Кандидаты в бессмертье,
                            фараонова семя!
 
Изваяньем чугунным –
                            сплоченная группа,
Порождение труппа,
                            порождение труппа!

 
            2.
 
Наши годы сплетаются в десятилетья.
И сменяют друг друга фараоновы дети.
 
Но всегда монолитны, едины и слиты,
Поднимаются стаей
                            на крыло пирамиды.
 
И совсем неизвестно
                            населенью столицы:
На него с верхотуры
                            смотрят новые лица.
 
Ну, а все остальное –
                            гены мертвого папы:
Неизменны бекеши,
                            макинтоши и шляпы.
 
Неизменны их курсы
                            по единому лимбу.
И над каждым затылком –
                            по стандартному нимбу.
 
Словно радость народа
                            и надежда народа.
Продолжатели дела,
                            продолжатели рода.
 
И ни в чем не повинны,
                            ни за что не в ответе –
Фараоновы дети,
                            фараоновы дети.
 
А придумано все это вовсе не глупо:
Что надежнее трупа?
                            И бессмертнее трупа?!
  
                            1982 г.

Август 91-го...

                            «Властитель слабый и лукавый,
                            Плешивый щеголь, враг труда,
                            Нечаянно пригретый славой,
                            Над нами царствовал тогда».
 
                                                А.С. Пушкин
 
                            «Распалась связь времен!»

                                                В.Шекспир
 
                            Когда в сентябре 1991 года
                            на сессии Верховного Совета
                            РСФСР Борис Ельцин, в по-
                            рыве злобного мстительного
                            торжества, глумился над Пре-
                            зидентом Советского Союза,
                            то даже тем, кто не любил
                            Горбачева, было стыдно.
 
Решились, как спьяну, на это.
А после хоть с плеч голова!
Кончалось тревожное лето,
И осень вступала в права.
 
Кирпичной, панельно-каркасной
Угрюмо торчала Москва.
Оранжевой, желтой и красной
Ложилась под ноги листва.
 
По ветру плыла паутина
В преддверьи холодной поры.
И мяли послушную глину
Непрошеные гончары.
 
Без смысла, без знаний, без правил –
Как будто безумный главреж
В нелепом вертепе поставил
Комедию «Русский мятеж».
 
Советское их неуменье,
Слова и дела невпопад…
Но бились хлыстом на раденьи
Слова: «Дезертирство. Распад.
 
Угар. Одичанье. Разруха…»
Страшней, чем кошмарные сны,
Стояла под дверью старуха
Безносой гражданской войны.
 
Страна – как разверзшийся кратер,
Над пропастью горной разбег…
В Форосе засел провокатор –
Безрогий, пятнистый генсек.
 
Он, бабьим умом небогатым
Страну превративший в сортир
И ставший таким Геростратом,
Каких не видал еще мир, –
 
Такую завел клоунаду,
Такой упивался игрой,
Что Гитлер и Черчилль из ада
Кричали: «Спасибо, герой!»
 
А эти решали, балдея,
Мол, если еще подождем,
То небо грядущей Вандеи
Прорвется кровавым дождем.
 
И вот началось в одночасье
В тот август, то лето, тот год.
И вновь самозванные власти,
По-шулерски путая масти,
Старались стреножить народ.
 
И словно стремясь в наступленье,
В последний, решительный бой,
Накатистых гусениц звенья
Терзали асфальт мостовой.
 
На дулах зловещие глянцы,
Как отблеск недоброй судьбы.
И вновь замелькали афганцы,
Уставшие жить без стрельбы.
 
Под музыку чудных балетов,
Сводя слабонервных с ума,
В синкопах угроз и запретов
Угадывалась Колыма.
 
И кем бы назавтра мы стали,
Какая пора на порог
Под скрежет чешуйчатой стали
И грохот кирзовых сапог?
 
Три дня беспробудного кайфа,
И стало понятно: провал,
Когда уголовная «Альфа»
В казарме скачала права.
 
И вновь отыскались герои.
И некто, рискуя ва-банк,
Над пьяной от счастья толпою,
По-ленински вылез на танк.
 
О, сладкая радость момента,
Времен затрещавшая связь!
Ведут под уздцы Президента,
Чтоб лысиной в мерзкую грязь.
 
А после…
                А после?
                                А после
Вовсю куролесить пошел
Не прежний, не серенький козлик –
Упрямый бодливый козел!
 
А все же, сбылась ли примета,
Была ли гадалка права?
Ведь все-таки сделали это,
Пред тем, как закончилось лето
И осень вступила в права.
 
Ни бога, ни черта не вышло
Из их бестолковой возни.
Как палки в колеса, как дышло,
В историю встряли они.
 
А парни, что даром пропали,
Послушно почили в гробах.
Троих по церквям отпевали –
Совсем не российский размах.
 
И сделали снова овечку
Из грешной, злосчастной Руси…
Зажжем поминальную свечку:
«Помилуй, Господь, спаси!»
 
                            2005 г.

Разрешение

                            «Партком разрешает
                            самоубийство слабым».

                                                Борис Слуцкий


 
            1
 
Приятно быть слабым,
                            а слабые все мы.
А сильных сломали колеса системы.
 
Пропала их сила, исчезла отвага
В подвалах Лубянки,
                            в раздольях Гулага,
В снегах Заполярья,
                            в мордовских болотах –
Во имя чего-то, на благо кого-то…
 
А нам разрешается жить по-другому –
Спасибо Парткому,
                            спасибо Парткому!
Хоть нас по-отечески мяли и гнули,
Зато сберегли дефицитные пули.
 
И вняв разрешенью,
                            мы можем по праву
Вспороть себе вены и выпить отраву,
И радостно встретить
                            предательство сына,
И голову всунуть в петлю, как Марина.
 
Мы все и всегда на партийном учете:
В тылу и на фронте,
                            в бесславьи, в почете,
В колхозе и шахте,
                            в больнице и дома…
Спасибо Парткому,
                            спасибо Парткому!
 
Mы – винтики самой великой машины,
А может, зубчатки,
                            а может, пружины,
Мы – воздух в кессонах,
                            мы – лом для вагранок,
Мы – камни брусчаток,
                            мы – оси тачанок,
Мы – сваи Норильска,
                            мы – шпалы Турксиба…
Спасибо Парткому, большое спасибо!
 
Спасибо Парткому за все разрешенья,
За все запрещенья, за все достиженья,
Спасибо за немцев
                            под самой Москвою,
За тучу Чернобыля над головою!
 
За то, что мы вечно молчали, как рыба,
Спасибо Ему, многократно спасибо!

 
            2.
 
Сегодня проснулся –
                            и все по-другому,
И, кажется, вечная память Парткому,
Конец всемогуществу Красного флага,
И все говорят, что не будет Гулага.
 
И очень неймется простому народу,
И новый Генсек обещает свободу.
И чешутся руки, и рот не задраен
У всех – от Москвы
                            и до самых окраин…
 
Так что же мне боязно выйти из дома,
Коль нету на то разрешенья Парткома,
Когда непонятно, что может случиться:
С портретов глядят незнакомые лица,
Гуляет стихия, толпа, охламоны.
Пропали порядки, исчезли законы.
И могут по правилам пьяной оравы
Ухлопать любого, кто им не по нраву…

 
            3.
 
Но я понимаю, я знаю и верю,
Что примут решенье
                            за сдвоенной дверью.
И выйдет приказ:
                            «Прекратить разговоры!»
И танки надежно прогреют моторы…
И станет понятно:
                            конец им, проклятым –
Дельцам,
                президентам,
                                попам,
                                            демократам.
И буйные всходы шального посева
Дадут урожай пролетарского гнева!
 
А мы,
        подчинясь разрешенью Парткома,
Пойдем в их дома,
                чтоб крошить, как солому,
Давить их, врагов,
                        доставать до печенок –
И лучше уж я, чем какой-то подонок.
 
Во имя чего-то, на благо кого-то
Подпольный
                    Партком
                                продолжает
                                                    работу!
 
                            1993 г.

 

 

 

 

 

Реклама:
педикюр, акриловое наращивание ногтей и дизайн на Таганке

Пользовательский поиск

Клуб 'Новая Литература' на facebook.com  Клуб 'Новая Литература' на g+  Клуб 'Новая Литература' на linkedin.com  Клуб 'Новая Литература' на livejournal.com  Клуб 'Новая Литература' на my.mail.ru  Клуб 'Новая Литература' на odnoklassniki.ru  Клуб 'Новая Литература' на twitter.com  Клуб 'Новая Литература' на vk.com  Клуб 'Новая Литература' на vkrugudruzei.ru

Мы издаём большой литературный журнал
из уникальных отредактированных текстов
Люди покупают его и говорят нам спасибо
Авторы борются за право издаваться у нас
С нами они совершенствуют мастерство
получают гонорары и выпускают книги
Бизнес доверяет нам свою рекламу
Мы благодарим всех, кто помогает нам
делать Большую Русскую Литературу

Рассылка '"НОВАЯ ЛИТЕРАТУРА" - литературно-художественный журнал'



Собираем деньги на оплату труда выпускающих редакторов: вычитка, корректура, редактирование, вёрстка, подбор иллюстрации и публикация очередного произведения состоится после того, как на это будет собрано 500 рублей.

Сейчас собираем на публикацию:

18.05: Андрей Усков. Грусть, тоска, печаль и радость (рассказ)

 

Вы можете пожертвовать любую сумму множеством способов или Яндекс.Деньгами:


Уже собрано на:

05.06: Евгений Даниленко. Кипяток (сборник прозы)

Вы можете мгновенно изменить ситуацию кнопкой «Поддержать проект»




Купите свежий номер журнала
«Новая Литература»:

Номер журнала «Новая Литература» за март 2017 года

Номер журнала «Новая Литература» за февраль 2017 года  Номер журнала «Новая Литература» за январь 2017 года

Номер журнала «Новая Литература» за декабрь 2016 года  Номер журнала «Новая Литература» за ноябрь 2016 года

Номер журнала «Новая Литература» за октябрь 2016 года  Номер журнала «Новая Литература» за август-сентябрь 2016 года

Номер журнала «Новая Литература» за июнь-июль 2016 года  Номер журнала «Новая Литература» за май 2016 года

Номер журнала «Новая Литература» за апрель 2016 года  Номер журнала «Новая Литература» за март 2016 года

Номер журнала «Новая Литература» за февраль 2016 года  Номер журнала «Новая Литература» за январь 2016 года



 

 



При перепечатке ссылайтесь на newlit.ru. Copyright © 2001—2017 журнал «Новая Литература».
Авторам и заказчикам для написания, редактирования и рецензирования текстов: e-mail newlit@newlit.ru.
Меценатам, спонсорам, рекламодателям: ICQ: 64244880, тел.: +7 960 732 0000.
Купить все номера 2015 г. по акции:
Литературно-художественный журнал "Новая Литература" - www.newlit.ru
Реклама | Отзывы | Подписка
Рейтинг@Mail.ru
Поддержите «Новую Литературу»!