HTM
Номер журнала «Новая Литература» за июнь 2019 г.

Дмитрий Цветков

Anno Domini

Обсудить

Роман

Опубликовано редактором: Татьяна Калашникова, 13.02.2007
Оглавление

16. Глава 15
17. Глава 16
18. Глава 17

Глава 16


 

 

 

В конце рабочего дня Вадим позвонил домой и предложил Анне встретить его с работы и посидеть вместе на площадке, впервые в этом году. Жена с радостью согласилась, и пока она добиралась, он достал из ящика стола два свеженаписанных письма президенту и премьер-министру по поводу невыплаты зарплаты в Облавтодоре, перечитал их и, разорвав, бросил в урну. Он не видел более смысла в борьбе со старыми лицами в новой власти. Обо всех, кто оставался в своих креслах от прежнего режима, все было известно не только здесь на месте, но и в министерствах, в правительстве. И если эти люди продолжали занимать свои старые кабинеты, значит, они устраивали новое руководство страны. Каким образом им удавалось удержаться – можно только догадываться, но зарплаты по-прежнему не выплачивались, а виновный начальник спокойно продолжал свою руководящую деятельность.

Когда приехала Анна, они вышли на улицу и обошли несколько только что открывшихся летних площадок, остановив свой выбор на той, которая располагалась за зданием театра, как раз напротив Аниной бывшей работы. Здесь были невысокие цены на пиво, что в данный момент было самым важным фактором для семьи, три месяца прожившей без работы, накопив, таким образом, долгов в несколько тысяч. Вадим заказал два бокала разливного пива и пачку орешков. Бокалы, а точнее – пластиковые стаканы, принесли какие-то маленькие, да еще и с толстой шапкой пены.

– Это что – трехсотграммовые стаканы? – обратился он к жене, как к знатоку общепита.

– Нет, обычные, пол-литровые.

– Что-то мне кажется, не войдет сюда бутылка пива.

– Да нет, это только кажется.

Вадим допил свой стакан и купил пиво в бутылке. Наливал он аккуратно, чтобы не поднималась пена. Когда из бутылки вытекла последняя капля, стакан был наполнен до самого края. Казалось, что над ним даже приподнялась горка пива.

– А ты говоришь – обычный! Что ж это за мир такой? Везде, куда бы ты ни зашел, к кому бы ни обратился – везде тебя стараются обмануть! Что говорить о большой политике, если даже производители пивных стаканов выпускают их нестандартного размера, заранее запланировав обман покупателя!

– Вадик, ну что ты так расстраиваешься из-за ста граммов пива. Теперь будешь знать и покупать только в бутылке.

– Анечка, да разве же я из-за пива расстроен? Я вообще не расстроен. Просто с безнадежностью смотрю в глаза современному обществу. Ложь стала доминантой человечества. Мы все до такой степени к ней привыкли, что принимаем как должное. Я вот возмущаюсь сижу, а ведь не пойду с ними ссориться. Потому что невозможно в этом споре победить. Потому что ложь – это все вокруг, вся наша жизнь.

– Вадик, ну хватит! Мы же отдохнуть собрались!

– Так ведь не дают!

– Я сегодня рассказы Чехова читала. Помнишь, ты говорил о «Свидание хотя и состоялось, но…». Какой классный рассказ! Как раз о пиве.

– Да, я сейчас именно в том состоянии, в котором у него зажглась в голове и груди лампочка.

– Самое главное, чтобы она у тебя не потухла!

– Это точно, иначе полночи тебе придется слушать мои политические выступления, а потом я еще напишу президенту письмо.

Лампочка в голове Вадима с каждой бутылкой светилась все ярче и ярче. Он еще раз в подробностях рассказал жене историю его посещения областной администрации и сегодняшнее прозрение по поводу этого приглашения. Они говорили о Беловых, об отце Вадима, который попросил его принять участие в скором судебном заседании по земельному вопросу. Они снова говорили о религии, о приспособленчестве морали к условиям современного общества. Вадим не мог утверждать, что эти темы были интересны жене настолько, насколько они тревожили его самого, но когда он спрашивал, неоднократно за последние месяцы, у Анны о ее отношении к этим разговорам, она всегда отвечала готовностью поддержать любую интересующую его тему. Хотя бы просто вниманием, потому что в вопросах политики и истории религии она совершенно не ориентировалась. Она просто любила его слушать.

Однажды они пришли к тому, что если бы не его активное участие и постоянное обсуждение с женой политических событий периода предвыборной кампании, то, скорее всего, Анна голосовала бы за провластного кандидата, как голосовали и ее родители, и отец Вадима со своей женой, и Беловы, и многие их знакомые. Только благодаря его объяснениям происходящего, благодаря его рассуждениям вслух она заинтересовалась политикой и задумалась о собственном выборе. И точно так жили миллионы – не рассуждая, не углубляясь. Просто слушаясь мнения большинства. Вадиму так хотелось, чтобы его разговоры с женой открывали ей глаза на окружающий мир, чтобы она сама научилась отличать ложь от истины. Во всяком случае – хотя бы пыталась, потому что – в чем именно есть истина, Вадим, конечно и сам не мог ответить.

Когда на площадке уже начинали собирать столы, Вадим заметил своего одноклассника, выгуливающего собаку. Он окликнул и пригласил присесть за столик бывшего отличника, а ныне хирурга-гинеколога. Дима, так звали одноклассника, отличался несравненной эрудицией, умением красиво и четко выражать свои мысли и держаться с чувством собственного достоинства, порожденного уверенностью в своих знаниях. Когда они встретились в прошлый раз, то в течение полуторачасового разговора успели покопаться в истории религии, обсуждая вопросы образования некоторых конфессий, обсудить бездарность нынешних литераторов, сравнивая их с русскими классиками, и, естественно, коснуться медицины, в частности: клонирования органов и использования стволовых клеток в современном лечении.

Встретившись сегодня, они не могли обойти тему политики, хотя уже и не такую популярную, как три месяца назад, но до сих пор еще продолжавшую волновать бывших ее участников. Оказалось, что Дима тоже поддерживал оранжевых, хотя делал это, только ставя галочку в выборном бюллетене. Вадим еще раз подтвердил Анне, что нормальные, образованные люди все же правильно делали свой выбор, не внемля агонии провластных информаторов. Дима поинтересовался, закончил ли Вадим писать повесть, о которой рассказывал ему в прошлую встречу. Вадим на самом деле не помнил о том, что рассказывал однокласснику о своей попытке написать повесть о внутренних проблемах человека, появившегося на свет благодаря клонированию. Да разве и до повести было ему все это насыщенное событиями время! Вадим рассказал Диме, что вместо литературных проб отдал достаточное количество сил и знаний ради победы в стране демократии, но на вопрос, доволен ли остался он результатами этой победы, рассказал о приглашении в обладминистрацию и о своих чувствах, возникших благодаря этой, мягко выражаясь, насмешке.

Когда кафе закрылось и пришлось расходиться по домам, было уже полпервого ночи. К этому времени Вадим почувствовал, что лампочка в его голове, как и у Чеховского героя, начала затухать. На углу около театра они попрощались с Димой и отправились на автобусную остановку с малой надеждой уехать в такое позднее время на маршрутке. Путь их, как обычно, проходил мимо здания администрации. Увидев издалека яркие прожекторы, освещающие фасад, Вадим испытал острое чувство презрения и к этому зданию, и ко всем тем, кто каждое утро наполнял его своим присутствием. Вадим был возбужден и испытывал непреодолимое желание выразить свое негативное отношение к политикам и политике вообще. Приблизившись к администрации, он резко свернул в сторону здания, попросив жену подождать его на тротуаре, подошел к стене рядом с центральным входом и помочился с величайшим удовольствием. С одной стороны, он от самой площадки испытывал пивное давление на мочевой пузырь, а с другой, ему было приятно таким способом выразить свое презрение новой областной власти, которую он небезосновательно называл командой наперсточников.

– Кесарю кесарево! – произнес он, возвращаясь к Анне.

– Ты с ума сошел, а если бы тебя милиция задержала?

– Анна, пусть радуются, что я способен только на такую гадость, а не стал журналистом, уничтожая их ежедневно. Они достойны именно такого отношения, а не журналистского внимания.

– Я вижу – лампочка у тебя потухла!

– Так потухла, что я сам уже ничего не вижу.

Они добрались домой на такси за шесть гривен, и Анна немытым уложила борца за справедливость в постель.

Наутро ни головной боли, ни подташнивания Вадим не испытывал. Он отправился на работу и провел целый день в кабинете, общаясь с Сашей, строя планы на недалекое будущее, в котором должен продаться Сашин дорогой американский автомобиль, и эти деньги друзья смогут вложить в задуманное недавно, на их взгляд, перспективное дело – сушку леса. Зато следующий день обещал быть насыщенным, потому что в девять часов утра в поселке у отца должен был состояться суд.

Поднявшись пораньше, Вадим привел себя в порядок, выпил кофе и отправился на остановку, чтобы на попутках добраться в районный центр. С Сашей он заранее договорился о сегодняшнем отгуле. Копии заявлений, писем, документов, которые были приобщены к делу, отец оставлял Вадиму для изучения, но он не успел их даже открыть, поэтому вникать в тонкости юридической переписки пришлось в автобусе.

В полвосьмого утра Вадим уже вошел в квартиру родителя, которую тот получил несколько лет назад благодаря бывшему начальнику милиции, против которого они будут нынче выступать в суде. С момента отказа Александрову в выделении земельного участка прошло достаточно времени для того, чтобы страсти, возникшие от этой неожиданности, улеглись и остался только холодный расчет по поводу того, как же побороть коррупционные схемы в райцентре, потому что именно этот вопрос на сегодняшний день становился более важным, чем получение самого участка. Побеседовав несколько раз с отцом, перечитав бумаги, ознакомившись с гражданским кодексом, шесть статей которого были бессовестно нарушены руководством поселкового Совета, Вадим решил поддержать Александрова-старшего в его борьбе, на которую у самого отца вряд ли хватило бы сил.

Ольга заварила Вадиму кофе, когда он зашел на кухню. До суда оставалось чуть больше часа. Особого волнения Вадим не испытывал, но был легкий дискомфорт оттого, что он недостаточно ориентировался в деле, потому что обо всем, что происходило здесь с момента отказа, знал только со слов отца. Но он рассчитывал вникнуть во все в процессе заседания, словно был опытным адвокатом, позволяющим себе профессиональную самоуверенность.

Судебное заседание началось с пятиминутным опозданием. Такая пунктуальность приятно удивила Вадима. Отец представил его как свое доверенное лицо. Секретарь записала его данные, и судья начал опрос сторон. После разъяснения позиции и аргументов каждой стороны, после опроса свидетелей Вадим попросил у судьи полуторачасовой перерыв, чтобы выяснить в районной больнице, почему в справке, предоставленной суду, указано, что Александров-старший не находился на лечении в терапевтическом отделении, хотя на самом деле он действительно там лечился. Оказалось, что отец перепутал дату своего лечения, а в судебном запросе были указаны конкретные дни, обозначенные Александровым. Из-за отсутствия доказательств причиненного морального и физического вреда – последствия незаконного решения поссовета, Александровым пришлось отказаться от требования денежной компенсации, хотя самому Вадиму эта затея отца с деньгами не нравилась с самого начала. Он боролся за справедливость и торжество законности.

По окончании перерыва судебное заседание продолжилось. После первой части и отец, и Вадим были уверены, что выдвинули предостаточно аргументов и доказательств своей правоты, а Вадим своими вопросами даже вынудил представителя поссовета произнести слова: «Да, в этом случае мы нарушили Закон». Но каково было удивление обоих, когда судья именем Украины отказал Александрову во всех его требованиях, а участок земли по-прежнему остался за будущей родственницей Авдеева.

Возвращаясь домой, отец и сын не сильно возмущались свершившимся беззаконием – они предполагали и такой исход, но когда Ольга накрыла стол и они сели обедать, Вадим обратился к обоим.

– Я помню, как совсем недавно на этой кухне вы говорили мне, что нет правительства лучшего, чем то, за которое вы неоднократно проголосовали. И вот сегодня вы увидели его настоящее лицо. Среди тех, с кем мы судились, нет ни одного представителя новой власти. Все они пережитки старого режима, и у вас, как и у всех остальных граждан, нет надежды защитить свои права, пока эти люди будут занимать свои кабинеты. Я не берусь предсказывать власть новую, но со старой нам точно не на что было надеяться. И меня в глубине души даже радует, что сегодняшнее беззаконие сможет открыть вам глаза на реальность. Вот именно против этой власти я и боролся, именно против нее я стоял на Майдане и писал свои статьи.

Теперь можете не сомневаться, что я напишу в газету. Я напишу и статью, и письма министрам и президенту, и буду представлять твои интересы в апелляционном суде, потому что борьба с коррупцией – это моя борьба. Вместе с народом я победил старого президента, премьера и нашего губернатора. А уж эти щупальца мы и подавно обрубим. Так что не расстраивайтесь, копите силы, восстанавливайте потерянное здоровье и готовьтесь к следующему бою.

Вадим уехал домой, а через несколько дней написал обещанную статью. Он предложил ее в проверенную «Молодежку», которая до сих пор по инерции продолжала рисовать на первой странице карикатуры бывшего губернатора, и ему пообещали разместить статью в следующем номере. Дождавшись дня выхода газеты, Вадим не обнаружил на ее страницах своего материала. Он перезвонил в редакцию, и ему сказали, что статья не совсем понятна. Вадим внес корректировки, для того чтобы несведущему читателю было абсолютно ясно, о чем, собственно, идет речь, но в следующем номере революционной газеты он снова не нашел своей фамилии. Не напечатали статью и в следующем, и в последующем номерах, постоянно обещая, что на будущей неделе уж точно найдут для нее свободную полосу. Тогда Вадим предложил свой материал другой газете. Главный редактор прочитал статью и согласился разместить ее через один номер. Накануне выхода тиража Вадим позвонил в редакцию и узнал, что редактор ушел в отпуск, а о его статье никому ничего не сказал. Все пришлось начинать заново, хотя Вадима это уже не удивляло, ведь он жил среди людей.

Статью напечатали через полтора месяца после ее написания сразу в двух газетах. Ее выход совершенно случайно совпал с днем рождения Авдеева – главного виновника проблемы Александрова. Это было одновременно и смешно, и по-человечески грустно.

 

 

 


Оглавление

16. Глава 15
17. Глава 16
18. Глава 17

Канал 'Новая Литература' на telegram.org  Клуб 'Новая Литература' на facebook.com  Клуб 'Новая Литература' на linkedin.com  Клуб 'Новая Литература' на livejournal.com  Клуб 'Новая Литература' на my.mail.ru  Клуб 'Новая Литература' на odnoklassniki.ru  Клуб 'Новая Литература' на twitter.com  Клуб 'Новая Литература' на vk.com  Клуб 'Новая Литература' на vkrugudruzei.ru

Мы издаём большой литературный журнал
из уникальных отредактированных текстов
Люди покупают его и говорят нам спасибо
Авторы борются за право издаваться у нас
С нами они совершенствуют мастерство
получают гонорары и выпускают книги
Бизнес доверяет нам свою рекламу
Мы благодарим всех, кто помогает нам
делать Большую Русскую Литературу



Собираем деньги на оплату труда выпускающих редакторов: вычитка, корректура, редактирование, вёрстка, подбор иллюстрации и публикация очередного произведения состоится после того, как на это будет собрано 500 рублей.

Сейчас собираем на публикацию:

30.01: Мансур Жумаев. Пчелы не показывают слез (рассказ)

 

Вы можете пожертвовать любую сумму множеством способов или сразу отправить журналу 500 руб.:

- с вашего яндекс-кошелька:


- с вашей банковской карты:


- с телефона Билайн, МТС, Tele2:




Купите свежий номер журнала
«Новая Литература»:

Номер журнала «Новая Литература» за июнь 2019 года

Купить все номера с 2015 года:
Литературно-художественный журнал "Новая Литература" - www.newlit.ru


 

 

При перепечатке ссылайтесь на newlit.ru. Copyright © 2001—2020 журнал «Новая Литература».
Авторам и заказчикам для написания, редактирования и рецензирования текстов: e-mail newlit@newlit.ru.
Меценатам, спонсорам, рекламодателям: ICQ: 64244880, тел.: +7 960 732 0000.
Реклама | Отзывы
Рейтинг@Mail.ru
Поддержите «Новую Литературу»!