HTM
Номер журнала «Новая Литература» за июнь 2019 г.

Дмитрий Цветков

Anno Domini

Обсудить

Роман

Опубликовано редактором: Татьяна Калашникова, 13.02.2007
Оглавление

17. Глава 16
18. Глава 17
19. Глава 18

Глава 17


 

 

 

Однажды вечером Вадим обратился к жене:

– Анечка, чем ты собираешься сейчас заниматься?

– Отварю макароны. А что ты хотел предложить?

– Может быть, посмотрим «Страсти Христовы»? А то уже неделю диски лежат, а мы все никак не соберемся. Я слышал, что фильм очень серьезный.

– Конечно, давай. Я с удовольствием.

Вадим пошел в комнату за дисками, а жена поставила на плиту кастрюлю с водой. Компьютер стоял тут же, на кухонном столе.

Сначала они не поняли, почему нет перевода и расстроились, но когда через несколько минут привыкли читать титры, то уже не замечали этого неудобства. С первых кадров фильм захватил все их внимание. В кастрюле закипела вода, и Анна выключила газ, потому что не могла оторваться от экрана. Они покинули свой дом, они перенеслись на две тысячи лет назад, в этот ужас рождения христианства.

Вадим не видел ничего, кроме экрана монитора, в котором протекали последние, мучительные часы жизни самого великого на земле человека. Он всегда любил Иисуса. Иногда читая молитву или просто обращаясь к Богу, он подразумевал именно его. Он много узнал из Библии, он прочитал Евангелие, он знал историю христианства и православия, но он не мог себе представить, что на плечи этого несчастного человека могло обрушиться столько страданий, сколько выливалось на него сейчас с экрана.

Изредка отвлекаясь от действа, Вадим обращал внимание на нарастающее внутри головы давление. Жалость, сострадание к Иисусу распирали его черепную коробку. Как? Как мир может быть таким жестоким? Что должно быть в душе человеческой, чтобы творить то, что делали с Иисусом? Кто наградил этих людей такими душами? Да разве только этих! А фашизм, а монголо-татары, а Сталин и его палачи, а инквизиция с именем Бога на устах? Господи, Господи! Что же происходит с людьми? Две тысячи лет назад Иисус говорил: «Любите врагов своих так, как любите своих друзей. Ибо, какая вам польза от того, что будете любить любящих вас?». Как можно было не услышать этого за столько веков, как можно было до сих пор не поумнеть? И тут же он ловил себя на том, что кулаки его хрустели от напряжения, готовые разорвать тех солдат, которые казнили на экране Сына Божьего. Слезы то и дело скатывались по его щекам. Анна давно уже взяла полотенце и вытирала лицо и нос. Мир вокруг перестал существовать, осталась только дорога на Голгофу, по которой основатель современной религии нес свой крест, достойный каждого из нас. Мария весь этот путь прошла рядом со своим несчастным сыном и пережила вместе с ним каждый удар по его изуродованному телу.

Вадим теперь понимал, почему ее образ так почитаем в католицизме. Нет большего испытания матери, чем видеть страдания своего дитя, сердца от сердца своего, крови от крови своей. Он вспомнил свою умирающую мать, шепчущую ему в последнее утро собственной жизни: «Сынок, поспи еще немного, ведь ты так поздно вчера лег». Слезы лились и лились из его глаз. Он не стеснялся жены, тем более что она сама не могла удержаться от плача.

Гвозди вбивались в ладони Господа, а Вадим ненавидел весь мир за его жестокость. Людям не место в раю, они не достойны рая. Столько тысячелетий уже дано человечеству на то, чтобы одуматься, но нет в душе человеческой перемены к лучшему. Человечество обречено, проклято навечно! И по заслугам! А в этот момент Иисус говорил: «Господи, прости их, ибо не ведают, что творят!». И мозги Вадима вскипали от такого противоречия. Голова болела от скорби, от смятения, от непонимания, как можно справиться с ненавистью, которую порождает такая жестокость, как можно возлюбить варваров, которыми переполнено общество.

Ни одно животное на земле не способно на злость. Когда хищник убивает свою жертву, он делает это только ради насыщения, только следуя инстинкту поиска пищи. Но ведь люди получают удовольствие от убийства! Нет большего зла на земле – как человек. Нет большего проклятья, чем быть человеком и жить среди людей. Каким еще может быть ад, если не таким как здесь?

Фильм окончился, но ни Вадим, ни Анна не могли прийти в себя после пережитого. Они оба умылись, но когда он попытался что-то сказать, то почувствовал, как губы его задрожали, и слезы снова увлажнили глаза. Переполненность эмоциями не давала возможности произнести ни слова. Для того чтобы восстановиться и немного отвлечься, Вадим вышел во двор, потрепал собаку, сходил в пристройку и снова умылся. Когда он вернулся в дом, жена уже заварила кофе и закурила сигарету. Она курила несколько раз и в течение фильма, но, не произнося при этом ни слова и не отрываясь от экрана. Только теперь она смогла заговорить.

– Я знала, что Иисуса били и распяли, но я не могла себе представить, что это было именно так. У меня даже не находится слов, чтобы передать свои ощущения. Я не могла себе представить, что можно снять такой фильм. Какой же все-таки молодец Мел Гибсон. Какие натуральные все съемки, и то, что фильм не дублирован, добавляет ему еще больше естественности.

– Так мало того, они ведь еще и говорят на древнем еврейском языке. Не знаю – иврит ли это или идиш.

– Наверняка он получил «Оскара».

– Не знаю. Уверен, что он достоин его.

– Почему же Бог не помог Иисусу, зачем позволил так страдать?

– Потому что Иисус для этих страданий и был послан на землю. Он отстрадал за всех за нас, взял на себя все наши грехи и, таким образом, дал нам возможность без тяжести прошлых ошибок, без груза прегрешений предков начать новую жизнь. И посмотри, как современное человечество, я имею в виду нашу эру, использует эту возможность. Хоть ее начало возьми, хоть средневековье, хоть современность. Кругом ложь, предательство, войны, жадность, прелюбодеяние.

– Но ведь не все человечество живет по заповедям Иисуса, есть ведь и другие религии, например ислам. У них же другие законы.

– Я тебе скажу, что ни одна религия не учит убивать и воровать. В любой, хоть ислам, хоть буддизм, хоть христианство или кришнаиты, в любой религии учат быть законопослушным, честным, добрым, верным. Другое дело, что люди, считая себя верующими, на самом деле только прикрываются именем Бога. Вообще, надо различать веру и религию. Религия – это обряды. Это форма и цвет куполов, это форма одежды священника, это форма проведения службы или молитвы. Религия – это и инквизиция в средние века, и крестовые походы, это и выступление священника на съезде политических партий, и строительство церквей в каждой подворотне. Религия – это своего рода политика, направленная на защиту интересов определенного круга людей. Ведь на протяжении многих веков не встречались и даже не приближались друг к другу папа и православные патриархи. И теперь продолжают свое глупое противостояние. А ведь это главы двух христианских церквей. И кому, как не им, сообща решать вопросы объединения народов и установления мира среди христиан. Не-е-т! Это конкурирующие фирмы, и договариваться они не собираются. И плевать они хотели на то, как живут их народы. Они всегда могут отделить себя от окружающих проблем фразой, что их дело – связь общественности с Господом, а политики они не касаются. Но это – просто удобная позиция.

– А почему христиане вообще разделены на православных и католиков?

– Тоже очень интересный вопрос. Скорее политико-экономический, чем религиозный. Вообще, раскол христианства, вернее – причины этого раскола напоминают мне войну тупоконечников и остроконечников в Лилипутии. Те не могли договориться, с какой стороны разбивать яйцо. Аналогичная ситуация произошла и в христианстве. Одни утверждают, что Святой дух исходит от Бога-Отца, а другие настаивают, что он одновременно и от Бога-Отца и от Бога-Сына. Это, собственно, и есть основное разногласие между католиками и православными. А настоящая причина, конечно, скрыта в жажде власти. Начиная с восьмого века в Риме, где находился центр христианства, заложенный Петром, происходило экономическое падение. Причин тому много, в том числе и варварские нашествия. В это самое время Византия – часть Римской территории – процветала. Разногласия между двумя империями обострились после их разделения, и в 1054 году папа Римский с послом передал в Константинополь грамоту, в которой предавались анафеме Византийский патриарх и его сторонники. Те, не долго думая, пишут ответную грамоту, в которой предают анафеме папу и его окружение. Именно так и произошло разделение христианства. И длилось это проклятие аж до 1965 года, пока главы католической и православной церквей не договорились об обоюдном снятии анафемы. Однако это не объединило христианство. И не удивительно – кто же добровольно отдаст свою власть, хоть в одиннадцатом, хоть в двадцатом веке. Поэтому нужно очень четко понимать грань между верой в Бога и религией, замешанной на человеческих слабостях и корысти.

Религия – это идеологическая машина. У нее есть свои определенные цели, иерархия, финансирование. А вот вера это то, чего религия должна добиться от человека. В разные периоды истории христианство по-разному пыталось объяснить людям, в кого и как надо веровать. Добрее всех в этом поучении был Иисус. Ты сама сейчас видела, как он страдал за нашу веру. А дальше была только борьба за доминирование одного какого-то направления. Католики в свое время скатились до инквизиции, и их священники взяли на себя роль Господа, осуждая на мучения и смерть за отступничество от установленных ими же канонов. Кровавые крестовые походы проходили под церковными флагами.

В свою очередь в православии позволено назначать цену за отпевание усопших, за крещение и прочие обряды. Любая церковь напоминает торговый лоток, хотя в свое время Иисус изгнал из храма торгующих. У нас на территории налоговой милиции стоит часовня. Объясни мне – какая связь между карающим органом государственной власти и церковью? Или они, взяв взятку, сразу идут замолить свой грех? Или они взятки берут через церковную урну пожертвований?

Вот это и есть та религия, которая должна вселить веру в наше сердце. Вспоминаю батюшку с крошками в бороде и засаленными до локтей рукавами, который запечатывал землю с могилы моей мамы. Я тогда только зашел в церковь, а в торговом окошке (у них там целый киоск стоит) женщина мне: «Землю запечатать – двадцать гривен. Батюшку брать будете?». Я стою и не знаю, что мне ей сказать. На языке вертится: «Ты же служишь в храме! Что ж ты как на базаре торгуешься?» – но язык не поворачивается. А ровно за неделю до этого я приводил к маме ксендза – католического священника, чтобы она исповедалась, так он сначала исповедал ее, потом пригласил всех нас – детей, внучку и правнучку, мы взялись за руки и вслед за ним прочитали молитву. А когда я, провожая его, спросил, сколько это стоит, он удивился, если не сказать возмутился: «Вадим, это я должен тебя благодарить, что ты позаботился о душе умирающего человека! А ты говоришь о деньгах!». И через неделю я слышу в церкви: «Батюшку брать будете?». Попробуй с таким отношением открыть свою душу для веры.

– Ой, а ты когда-нибудь в нашей церкви исповедовался? Это ведь одно унижение: становишься перед попом на колени, он покрывает твою голову своей накидкой, и ты говоришь прямо в его гениталии.

– Да, у нас, куда ни глянь – все смех и грех! Что в политике, что в экономике, что в церкви. Конечно, не хочу чернить всех подряд, есть и в религии прекрасные, честнейшие священнослужители, но, по сути своей, я считаю религию – вредящей здоровой вере. Потому что в религии, как и во всех остальных отраслях хозяйствования, на первом месте – человеческий фактор.

Я люблю Иисуса, и мне достаточно этой любви для того, чтобы стремиться к вере. Никакой священник не заставит меня поверить в Бога и не сможет помочь обрести эту веру, потому что в первой заповеди сказано возлюбить Бога, а любви невозможно добиться ни объяснениями, ни силой. Поэтому, хоть я и знаю кое-что о вере, хоть и стараюсь не грешить, хоть и читаю «Отче наш» – не могу считать себя верующим человеком. Зато многие думают, что чем сильнее они стукнуться головой о пол, чем больше людей увидит их нательный крестик, чем больше денег они вложат в строительство храма – тем ближе к истине окажутся. Смех! Об этом обмане писано в Библии еще пять тысяч лет назад, а Иисус обновил старые истины. Можно обмануть кого угодно, но только не Господа. Можно обмануть даже самого себя, но его не получится. Поэтому надежнее человеку считать себя добрым и набожным, но только не верующим. Потому что вера – в любви к Господу, а на это способен далеко не каждый.

– Ну как можно полюбить того, в существовании которого сомневаешься?

– Если сомневаешься, то и не стоит стараться полюбить. Ты вслушайся в произношение: «Вера». Слово – говорит само за себя. Это значит верить, а не искать доказательства существования. А, поверив – полюбить. Это невозможно понять прагматичным умом. И вера, и любовь – от сердца.

– Ну что, Вадюша, будем укладываться спать?

– Конечно, солнышко мое, только не знаю, смогу ли я заснуть после пережитого фильма. Я никак не могу прийти в себя. Такое эмоциональное напряжение! Все в голове перемешалось. Снова меня мучают мысли о бессмысленности жизни. Мне уже тридцать шесть. Я так надеялся на свое участие в послереволюционном строительстве, а оказался преданным и не нужным. Рассадили в кресла восемнадцать тысяч новых лиц, а результата никакого, только размеры взяток увеличились, потому что теперь брать стало опаснее.

– Зайка моя, пойдем, помоемся и ляжем. В постельке расскажешь дальше, – поцеловав мужа, попросила Анна.

Через полчаса они выключили в спальне свет. Встревоженный и возбужденный, Вадим даже думать не мог о сне. Все последние неудачи обострились в его памяти. Анна тоже не хотела спать, и они продолжили недавний разговор.

– Вадик, вот ты переживаешь о смысле, вернее – о бессмысленности жизни. Ну разве твоя жизнь бессмысленна? Ты живешь, постоянно стараясь помогать людям. Сейчас ты судишься с целым поселком, отстаивая папины интересы, хотя с самого начала был против его претензий. Ведь ты же делаешь это совершенно бескорыстно. Потом собираешься делать у Беловых ремонт. Это ты тоже сделаешь бескорыстно. Разве подобная помощь не придает смысла твоей жизни?

– Как-то ты так это сказала, будто упрекнула в моей глупости.

– Не упрекнула, конечно, но и твоя самоотдача не совсем объяснима. Ты же знаешь, что ни отец, ни Белов даже спасибо не скажут. Хотя, только спасибо наверно и скажут.

– А мне этого и достаточно. Я ведь добровольно вызвался им помогать. Никто меня не принуждал и обманом не затягивал. Им нужна моя помощь, и я ее оказываю. И получаю от этого удовольствие. А уж с какими мыслями они к этому относятся – это будет на их совести. Я недавно услышал: «Добрые дела делаются тихо». Хорошее выражение! Иисус учил тому же. Но речь сейчас не об этом.

Конечно, я стараюсь наполнять свою жизнь каким-то смыслом. Но я знаю свой потенциал. Разве он ограничен ремонтом кухни? Вот, например, предлагал я президенту создать общественные приемные доверия власти. Да они ведь сегодня как воздух нужны. Столько кадровых замен сделали, а поток взяток не прекращается. Почему? Во-первых, потому что рассаживали в кресла своих родственников и знакомых, а не проводили конкурс на замещение вакантных должностей. Таким образом, разрушив одну, сразу же создали следующую круговую поруку. Во-вторых, я согласен, что честных людей найти тяжело, поэтому и нужно создать центры доверия, куда человек может прийти и пожаловаться на взяточника. А этого нет! Куда сегодня можно пойти и сказать, что в администрации берут взятки? А никуда! Все жалобы вернуться в администрацию. Точно, как было с моим письмом президенту о губернаторстве. В-третьих, нарушен основной кадровый принцип, о котором так много трубил президент – разделение политики и бизнеса. Этого не сделали, да, по большому счету, и не собирались. Одни слова! Одно вранье! А скажи мне, пожалуйста, набрав восемнадцать тысяч человек из бизнеса, как они собираются построить правовое государство? Рокфеллер в свое время сказал: «Невозможно честно заработать первый миллион». Тем более невозможно это сделать в нашей стране. Все, кто имеет у нас приличные деньги – все они сколачивали капитал, нарушая закон. Перечислять эти возможности не хватит ночи. Это и контрабанда, и подложный возврат НДС, и уклонение от налогов, и лоббирование собственного бизнеса путем подкупа чиновников, это и махинации с электричеством, и откровенное кидалово и бандитизм. Я даю гарантию, что нет ни одного бизнесмена, который официально платит работникам приличную зарплату. Ни за что не покажет он в налоговой, что его люди получают две тысячи гривен, потому что от чистой выплаты он должен шестьдесят пять процентов отдать государству. Нужно быть полным идиотом, чтобы платить в казну эти деньги. Четыре месяца уже работает новое правительство, но до сих пор ни один налог не уменьшен. Хотя убытки от этого налицо. Привожу пример: я показываю официальную зарплату – триста гривен. Тридцать два процента от нее – пенсионный фонд. Значит, я должен заплатить в бюджет девяносто шесть гривен. Если эту ставку снизить вдвое, но показывать настоящую зарплату, то, к примеру, от тысячи я заплачу всего пятнадцать процентов, но в сумме это составит сто пятьдесят гривен. Разве не видна экономическая выгода от уменьшения налога? Осталось только усилить контроль и наказание за сокрытие реальных цифр. Так ведь и пенсии у людей увеличатся, и казна пополнится. Но все пока стоит на месте. Значит, это кому-то там выгодно.

Вот и получается, что государство само вырастило нечистоплотных бизнесменов. И теперь их же рассаживает на правительственные должности, мол, вы умеете зарабатывать деньги для себя, значит, сумеете и для страны. Да только мнение это ошибочно. Ложный это профессионализм. Они не зарабатывать научились, а обманывать, уклоняться, красть. А теперь им еще и власть!

А ведь сколько в стране порядочных, честных людей. Это именно они стояли на Майдане и перед милицейским оцеплением около администрации бывшего президента. Это они жили в палатках. Бизнесменов, которые сегодня заняли дорогие кабинеты, в этих рядах не было. Они из машин своих на улицу не высовывались и на митингах горло не рвали. Они договаривались о будущих должностях и финансировали неизвестно что. И можете распять меня, если это не так!.. Солнышко, ты еще не спишь?

– Нет, конечно! Разве с тобой уснешь!

– Это точно. И сам терзаюсь и тебя мучаю. Просто я думаю обо всем этом и не могу найти своего места в этом обществе. Я так надеялся на перемены, а это просто бульбы со дна болота поднялись. Все по-прежнему стоит на месте и воняет затхлостью. Я хочу изменить этот мир и не знаю как. Может, мне написать об этом книгу? Ведь получается же у меня писать статьи. Может, мое предназначение – литература. И только с ее помощью я смогу достучаться до людей? Только с помощью пера я смогу быть услышанным?

– А о чем ты будешь писать?

– Еще не знаю. Это я так – просто рассуждаю. Ведь мало написать, надо еще и издать написанное. Но и это еще не все. Надо прорекламировать, чтобы люди захотели это прочитать. Это все дорого стоит.

Вадим еще немного поговорил о политике, пока не услышал, что Анна начала сопеть. Он поцеловал жену в затылок и, отвернувшись, попытался заснуть. В этом состоянии засыпания он провел несколько часов до самого рассвета и только, когда в комнате посерело, смог отключиться. Ему снился Иисус, но как именно, наутро он вспомнить не смог. Вчерашняя тревога прошла, но мысль о писательстве не покинула его.

 

 

 


Оглавление

17. Глава 16
18. Глава 17
19. Глава 18

Канал 'Новая Литература' на telegram.org  Клуб 'Новая Литература' на facebook.com  Клуб 'Новая Литература' на linkedin.com  Клуб 'Новая Литература' на livejournal.com  Клуб 'Новая Литература' на my.mail.ru  Клуб 'Новая Литература' на odnoklassniki.ru  Клуб 'Новая Литература' на twitter.com  Клуб 'Новая Литература' на vk.com  Клуб 'Новая Литература' на vkrugudruzei.ru

Мы издаём большой литературный журнал
из уникальных отредактированных текстов
Люди покупают его и говорят нам спасибо
Авторы борются за право издаваться у нас
С нами они совершенствуют мастерство
получают гонорары и выпускают книги
Бизнес доверяет нам свою рекламу
Мы благодарим всех, кто помогает нам
делать Большую Русскую Литературу



Собираем деньги на оплату труда выпускающих редакторов: вычитка, корректура, редактирование, вёрстка, подбор иллюстрации и публикация очередного произведения состоится после того, как на это будет собрано 500 рублей.

Сейчас собираем на публикацию:

30.01: Мансур Жумаев. Пчелы не показывают слез (рассказ)

 

Вы можете пожертвовать любую сумму множеством способов или сразу отправить журналу 500 руб.:

- с вашего яндекс-кошелька:


- с вашей банковской карты:


- с телефона Билайн, МТС, Tele2:




Купите свежий номер журнала
«Новая Литература»:

Номер журнала «Новая Литература» за июнь 2019 года

Купить все номера с 2015 года:
Литературно-художественный журнал "Новая Литература" - www.newlit.ru


 

 

При перепечатке ссылайтесь на newlit.ru. Copyright © 2001—2020 журнал «Новая Литература».
Авторам и заказчикам для написания, редактирования и рецензирования текстов: e-mail newlit@newlit.ru.
Меценатам, спонсорам, рекламодателям: ICQ: 64244880, тел.: +7 960 732 0000.
Реклама | Отзывы
Рейтинг@Mail.ru
Поддержите «Новую Литературу»!