HTM
Номер журнала «Новая Литература» за ноябрь 2019 г.

Дмитрий Цветков

Anno Domini

Обсудить

Роман

Опубликовано редактором: Татьяна Калашникова, 13.02.2007
Оглавление

4. Глава 3
5. Глава 4
6. Глава 5

Глава 4


 

 

 

«MEMENTO MORI (ПОМНИ О СМЕРТИ!)

Когда родители хотят вырастить своего ребенка честным и порядочным человеком, они с раннего детства начинают читать ему книжку «Что такое хорошо и что такое плохо». Хорошо – это когда, подрастая, ребенок знакомиться с преступлением и следующим за ним наказанием не на собственном опыте, а из книги Федора Михайловича Автор имеет в виду «Преступление и наказание» Ф.М. Достоевского. – Прим. ред. . С годами, на основании прочитанного, услышанного и увиденного, у человека появляется четкая грань между добром и злом, а стремление придерживаться доброго и отвергать злое формирует мораль. Этот процесс можно значительно облегчить, если научиться пользоваться инструкцией к человеческой жизни, написанной мудрейшими мужами и названной – Библия. Тысячи лет люди изучают этот многовековой труд, переводят его на все языки мира, цитируют мудрости Соломона, пишут свои книги об Иисусе и снимают кинофильмы, но никак не могут заставить себя жить, придерживаясь заповедей Господних, которых всего-то десять. Не могут, потому что «тесны врата и узок путь, ведущие в жизнь, и немногие находят их» (Матф. 7,14).

Наблюдая и участвуя в тех событиях, которые разделили народ Украины на две части, я беру в руки Святое писание и пытаюсь с его помощью найти истинный путь и распознать ложный. Не хочу никого из наших лидеров сравнивать с праведниками, потому что вряд ли среди политиков таковых можно отыскать, но уж коли пришлось выбирать нам, то выбор должно сделать в сторону меньшего зла. Для этого я буду говорить о некоторых событиях последнего времени и давать им оценку словами пророков, а вы сможете открыть Библию и найти в ней подтверждение сказанному…

Вадим прервался, чтобы заварить себе кофе. Пока закипал чайник, он для обострения сделал в тексте несколько поправок, ставя ударение на фамилии известных политиков отмирающего режима. Залил кофе кипятком и продолжил чтение.

«Кто любит серебро, тот не насытится серебром; и кто любит богатство, тому нет пользы от того. И это суета!» (Еккл. 5,9).

Завод, выкупленный в этом году самыми известными украинскими олигархами, в год приносит 1,2 миллиарда долларов чистой прибыли. Не трудно сосчитать, что семья одного из них, кстати, народного депутата Верховной Рады, владея 44% акций, имеет 44 миллиона долларов в месяц. Делим на 30 дней и получаем 1,46 миллиона долларов в день. Это как же надо жрать, извините за выражение, чтобы не насытиться такой суммой? Ведь в день они имеют столько, сколько в месяц 13100 украинцев при зарплате 600 гривен. Теперь-то можно понять, что ради таких денег люди алчные, забывшие о морали, способны не только на обман нищего народа, но и на гораздо большее.

«Не скоро совершается суд над худыми делами; от этого и не страшится сердце сынов человеческих делать зло» (Еккл. 8,11).

А зло это во лжи заключено. Все мы учим своих детей, что обманывать нельзя. Нельзя воровать, тем более из казны государственной, ибо наказание последует суровое. А если бы не было наказания, были бы мы такими законопослушными? Что-то сомнения меня гложут! Значит, не из-за морали не воруем в большинстве своем, а от страха. Поэтому воровство и ложь правительства принимаем снисходительно. Неужели настолько мы слепы, глухи и глупы, чтобы осознанно принимать ложь за должное!

«Слухом услышите, и не уразумеете; и глазами смотреть будете, и не увидите; ибо огрубело сердце людей сих, и ушами с трудом слышат, и глаза свои сомкнули, да не увидят глазами и не услышат ушами, и не уразумеют сердцем, и не обратятся ко Мне, чтобы Я исцелил их» (Матф. 13.14).

Нельзя лгать народу своему, нельзя притворяться мудрым и добрым, потому что есть среди народа мудрые и добрые, и будет обман раскрыт, и наказан будет обманувший недоверием и презрением…»

Вадим снова прервался. Далее перечислялось несколько имен, в том числе и местного губернатора, которые если прочитают эту статью – уж точно не похвалят его за такое красноречие. Он вошел в комнату, где спала дочь, затем потихоньку заглянул в спальню к жене. В доме и на улице все замерло в ожидании рассвета. Отдавая завтра этот материал в печать, он рискует спокойствием своей семьи, своих девочек, которые не имеют ничего общего с жестокой политической борьбой двух идеологий. Кто знает, на чьей стороне, в конце концов, окажется победа, и какие гонения могут начаться на тех, кто сегодня ревностно защищает демократию. Немного подумав и глубоко вздохнув, он оставил текст без изменения и продолжил читать.

«Порождения ехидны! как вы можете говорить доброе, будучи злы? Ибо от избытка сердца говорят уста» (Матф. 12,34).

Люди, сколько же раз еще мы будем соглашаться с ложью, сколько раз будем подставлять и подставлять свои щеки? Да, Иисус сказал: «Не противься злому. Но кто ударит тебя в правую щеку твою, обрати к нему и другую» (Матф. 5,39). Но ведь Иисус не говорил, что нужно потакать вору и лжецу. Но если нам голосовать за такого, то это значит – помочь ему сесть в кресло, из которого он будет творить еще большее зло, чем то, которое видим сейчас. Потому что именно в нем он станет неуязвим, а не боящийся наказания и не имеющий представления о морали страшен в своей власти. Бесполезно призывать его к раскаянию, потому что, кроме алчности, не осталось в душе места для совести. И поэтому продолжают звучать с трибун лживые речи, но звучат они до тех пор, пока находятся слушатели.

«Не прилична глупому важная речь, тем паче знатному – уста лживые» (Прит.17,7).

Мы живем в великое время! У нас появилась возможность увидеть и понять, что сила народа гораздо важнее армии, коррумпированного правительства, нечистоплотного президента. Они думали, что всемогущи, но мы доказали, что Украиной действительно управляет народ, каждый из нас, когда мы вместе. И только видя нашу силу и поддержку, Верховный суд решился назвать ложь – ложью. И в наших силах довести борьбу с беззаконием до полного падения абсолютной монархии старого президента. Но борьба наша не с людьми, которые будучи обманутыми, надели на рукава синие повязки, а борьба наша вместе с этими людьми против фальсификаторов и лжецов. Это борьба за демократию. Народ Украины един и территория ее неделима. Эту землю мы защищали в первую мировую и в гражданскую войну. Эту украинскую землю мы отвоевывали у фашистов. Неужели для того, чтобы алчные губернаторы ради своих мягких кресел разорвали ее на собственные наделы? Неужели их власть сильнее и хитрее фашистской? Это не они украинский народ. Это не их 47 миллионов. Их – единицы. Просто в их руках сегодня ниточки, за которые они управляют нами. В их руках сегодня деньги, как бюджетные, так и те, которые они успели при своем правлении заработать, хотя здесь уместнее совсем другое слово. Но разве сила в деньгах? Сила в правде! А правда сегодня на нашей стороне. И от каждого нашего голоса зависит наше завтра. И каждым своим голосом мы решаем, чего хотим: коррупции и страха или свободы и порядка.

Царь Соломон учил людей мудрости, потому что только мудрый может отличить доброе от злого и праведное от порочного. Давайте откроем глаза все те, кто до сих пор дремал, усыпленный сладкими речами, и, в конце концов, сами выберем свое будущее.

«Когда мудрость войдет в сердце твое, и знание будет приятно душе твоей, тогда рассудительность будет оберегать тебя, разум будет охранять тебя, дабы спасти тебя от пути злого, от человека, говорящего ложь…» (Прит.2,10-12).»

В полдень следующего дня Вадим еще раз перечитал набранный на работе текст и, позвонив в редакцию «Молодежки», отправил им по Интернету электронную версию. Единственное, о чем он тревожился – не успеть в последний предвыборный номер, но редактор успокоил его, сказав, что еще не поздно, и если статья стоящая, то она обязательно увидит свет. Вадим положил трубку и ощутил настоящее блаженство от завершенного труда.

Вчерашняя утренняя хандра была компенсирована плодотворной бессонной ночью. Последней работой он был доволен, и хотелось, чтобы как можно большее количество людей смогло прочитать эту статью, поэтому Вадим решил рискнуть и набрал номер главного редактора одной из киевских газет. Однажды он предлагал им статью, но тон на другом конце провода был таким, словно Вадим просил предоплату за ненаписанный еще материал. Тогда он не стал настаивать, и только заметил, что предложение его было абсолютно бескорыстным. Теперь же он разговаривал еще спокойнее, потому что свой долг считал исполненным уже в «Молодежке». На удивление, сегодняшний тон редактора был дружественнее, чем в прошлый раз, и уже через пять минут Вадим сел за компьютер, сбросил в Киев свою статью и решил покопаться в Интернете. Просмотрев новости, он вспомнил, что еще ни разу не пытался отыскать информацию о заводе, который упомянул в статье. Но как только Вадим прочитал найденное, сердце его замерло. На одном из сайтов находился финансовый отчет о прибыли предприятия за прошлый год, и эта цифра составляла сто двадцать три миллиона долларов. Вадим схватил калькулятор и пересчитал данные, только что отправленные им в редакции двух газет. О, ужас! Все суммы нужно было уменьшить ровно в десять раз. Но разве такое возможно? Ведь он записал эту информацию со слов народного депутата из фракции оппозиционного лидера, когда тот на всю страну огласил ее по радио. Неужели у него хватило совести на таком высоком уровне обнародовать заведомо ложные цифры? Так лгать во имя демократии! Вадим не мог найти себе места. Он пытался понять этого депутата, пытался найти для него оправдание, но мысль о том, что сам он, не проверив эту информацию, хотя имел и возможность и время, разослал ее в газеты, и через несколько дней десятки тысяч людей будут читать ложные сведения, подписанные его именем, уничтожала его и как автора, и как человека. Тем более в статье, главной темой которой поставлен вопрос о морали.

Вадим набрал номер киевской газеты, однако там срабатывал факс. Ему было невероятно стыдно, но он не мог оставить все по-прежнему и поэтому написал и отправил по Интернету в редакции письма с объяснением неожиданно создавшейся ситуации, способом ее исправления (уменьшить все цифры в десять раз) и с искренними извинениями за собственную невнимательность.

Как быстро изменилось настроение: мгновенно гордость за добротно сделанную работу превратилась в чувство стыда, и единственным его утешением оставалась надежда на то, что статью не напечатают. Еще двадцать минут назад он предвкушал, как откроет свежий номер газеты и прочитает свою фамилию под необычным по содержанию и таким злободневным и востребованным материалом о безнравственности. Он представлял, как будет читать эту газету отец и попросит взять ее себе на память, как будет горда за него жена, которая читала статью сегодня утром в черновом варианте и восхищалась смыслом и слогом, как занесет он один экземпляр на работу, пощекотать нервы сотрудникам, поддерживающим провластного лидера. Теперь осталась только опустошенность. Он даже народного депутата, выступившего на радио, не винил настолько, насколько обвинял самого себя за допущенную спешку и невнимательность.

Подобная нечистоплотность политиков его не удивляла, потому что Вадим неоднократно повторял уже много лет, что в верхах не может быть честных людей. И что бы ни происходило в правительстве, все это только доказывало его точку зрения. Да что там правительственный уровень! Недавно он встретил одноклассника – майора милиции. Присели в кафе выпить кофе, и тот поделился своими планами: в следующем году по выслуге он может идти на пенсию и пойдет, хотя ему будет только тридцать семь, а чем заниматься дальше – не знает. Но на вопрос Вадима: почему бы не продолжить службу, ведь быть майором в тридцать семь – это реальная возможность стать полковником к сорока пяти, одноклассник ответил, что он дослужился до того предела, когда можно было оставаться сравнительно честным человеком, а вот следующий шаг на очередную карьерную ступень лишит его этой возможности. Перед ним открыт путь, на котором такие слова, как честь и совесть, не совместимы с должностными обязанностями будущих званий. А основной причиной своего отказа от подобной борьбы он назвал их школу, которая с первого класса заложила в них чистые советские понятия добра и справедливости.

Понемногу приходя в себя после полученной эмоциональной встряски, Вадим успокаивал себя тем, что предупредил редакторов о допущенной ошибке, а значит – снял часть ответственности за будущую публикацию со своих плеч.

Вечер обещал быть приятнее уходящего дня, потому что именно на сегодня назначены были теледебаты между двумя кандидатами на пост президента. Вадим внимательно, от первого до последнего слова, посмотрел трансляцию и понял, что его статья словно по заказу укладывается в тематику этой встречи. А когда он увидел, как провластный кандидат, выйдя из студии, попытался показать под рубашкой, в подтверждение своей набожности, нательный крестик, Вадим зааплодировал стоя перед телевизором, и заявил жене, что он – гениальный журналист и за его статьей, будь она написана в Соединенных Штатах, сейчас под окнами стояла бы очередь.

В среду утром Вадим купил свежий номер «Молодежки», но ничего своего в нем не нашел. Придя на работу, он набрал телефон редакции, где трубку подняла журналистка, принимавшая его первую работу. Теперь, после выхода последнего предвыборного номера газеты, бороться и переживать было бесполезно. Лично для себя Вадим объяснил отсутствие его статьи обычным непрофессионализмом главного редактора газеты, который собственноручно получил по Интернету этот материал. Но у Яны, так звали журналистку, он поинтересовался, почему же все-таки его не напечатали в сегодняшнем номере.

– Наверное, не было места! – предположила девушка.

– Но ведь на целую страницу вы разместили «Календарь посадки овощей на 2005 год»! Неужели в последнем перед выборами номере этот календарь важнее статьи, которая просто была продолжением позавчерашних теледебатов?

Яна не читала статьи и не знала про ее существование, но тут же найдя материал в компьютере, заверила Вадима, что немедленно поместит его в Интернете.

– Вы ведь ее еще не читали!

– Я же знаю, как Вы пишите! Сейчас все сделаю!

В размещении статьи на сайте газеты Вадим не видел никакого смысла. Его статья была рассчитана на самых обычных людей, которые не ходят в Интернет-клубы, да и компьютерами не владеют, но могут позволить себе купить газету за тридцать копеек. А через три дня он узнал, что и киевская газета оставила без внимания его материал. Но это его не удивило и не расстроило. Вадим уже успокоил свою совесть тем, что приложил все усилия для победы своего кандидата в третьем туре выборов. Что же касается равнодушия редакторов, то пусть это будет на их совести. Ведь, в самом деле – не может же он один бороться с целым светом.

Неделя закончилась воскресеньем, когда была поставлена последняя точка в такой продолжительной и нервной выборной кампании. Все кто мог – проголосовали. Кому суждено было победить, тот победил, остальные проиграли.

Так совпало, что именно в этот день у Андрея умер дедушка. Все подготовили на удивление быстро, и в полдень следующего дня Вадим подъехал к самому выносу. Покойный Михал Михалыч был последним из старшего поколения семьи Беловых. Высохший, сгорбившийся старичок всю жизнь провел в работе от рассвета до заката, и в семье его в шутку называли муравьем. Сегодня дети и внуки в последний раз целовали этого добрейшего человека и великого труженика, перед тем как четверо, всегда кажущихся бездушными в своей спешке, рабочих профессионально грубо вколотили в крышку несколько гвоздей и опустили гроб с телом несчастного старика в глинистую яму, такую же мягкую в своей глубине, как и летом.

Пока засыпали землю, Вадим сходил на могилу своей мамы, которая была в двухстах метрах от этих похорон. Он любил бывать здесь. Особенно летом, когда можно подольше посидеть и поговорить с ней. Однажды Вадим даже задремал за столиком у могилы, соседствующей с маминой. Тогда он принес с собой бутылку вина, которое они вместе пили в последний раз перед ее смертью, и сам выпил ее, а вернее – с мамой. Когда он приходил к ней, то здоровался, словно с живой, рассказывал о своих новостях, гладил землю, под которой как под одеялом спрятано было ее лицо. Сегодня он рассказал о Михал Михалыче. Наверняка, где-то там они с ним уже встретились.

Поистине, понедельник этот не был обычным. В первой его половине Вадим пил на похоронах человека, которого знал всю жизнь, а к вечеру уже накрывались столы в офисе – сегодня фирма отмечала Новый год. Расстояние между этими двумя событиями равнялось пяти минутам ходьбы через театральную площадь. Андрей с Наташей и родителями после столовой приглашали Вадима домой продолжить поминки, но он вежливо отказался, хотя язык не повернулся назвать настоящую причину своего ухода; но на следующий день он с горечью подумал, что лучше бы продолжил поминать, чем попал на этот Новогодний праздник.

Во вторник утром Вадим на работу не пошел. Накануне, в течение праздника приехавший на фирму Корнеев (он редко бывал в этом офисе) постоянно поддевал его по поводу оранжевых настроений. Ему было известно о газетных статьях и о революционной активности Вадима, и чем больше выпивалось водки, тем сильнее обострялись претензии. Поначалу Вадим отшучивался, пытаясь перевести разговор с политической темы на новогоднюю, при любой возможности выходил в холл потанцевать и поучаствовать в конкурсах, чтобы своим присутствием не провоцировать хмелеющего руководителя, но как только возвращался за стол, снова становился центром Корнеевских колкостей. И после очередного тоста тот вдруг заявил, что Вадим не имел права, не посоветовавшись с ним, принимать каких-либо политических решений, тем более писать статьи в газету.

– Евгений Николаевич, разве я должен спрашивать разрешения на свой политический выбор?

– Конечно, ты же у меня работаешь!

Это было то заявление, предполагая которое Вадим ни разу с марта месяца не поднял вопрос о своем официальном трудоустройстве. Он знал, что Корнеев, привыкший руководить, не станет прислушиваться к его личному мнению. Он догадывался, что хозяин фирмы вряд ли разделяет его политические симпатии. Он никогда не собирался дискутировать с ним на эту тему, но получилось так, что этот разговор все же состоялся, и состоялся на глазах у всего коллектива. Вадим был загнан в угол последним заявлением Корнеева, и ему пришлось принимать бой.

– Если Вы припомните, Евгений Николаевич, я не получал на фирме зарплату и у Вас тоже не брал денег!

– Но ты сидишь в моем офисе, где все мое, и столы, и телефоны! – раздраженно заметил Корнеев.

– Да, это так, но это не может влиять на политические симпатии. И я не могу понять, почему Вас так раздражает мой выбор. Вы читали мои статьи?

– Нет, и не собираюсь! Ты ничего не знаешь о тех, кого поддерживаешь! Ты понятия не имеешь о Денисове, который станет губернатором в случае вашей победы!

– Так расскажите мне! Может, я напишу еще что-нибудь интересное.

– Не собираюсь я ничего тебе рассказывать!

– Это Ваше право.

Вадим заметил вскипевшую в Корнееве ярость, спровоцированную немыслимой дерзостью какого-то пацана, и понял, что ему никогда не простят этих слов, сказанных при всем коллективе, с неохотой наблюдавшем за развитием событий.

Вадим ясно осознал, что ему не стоит более появляться в офисе Корнеева, и особенно пожалел о своей несдержанности утром, когда отрезвел. Тяжелый осадок остался на душе от того, что подобные споры могут возникать только под воздействием спиртного, и если бы они или хотя бы он не был пьян, то этого разговора легко можно было избежать, а следовательно, и всех последствий, с ним связанных. Вадима очень тревожило – не отразится ли вчерашняя ссора с Корнеевым на его друге.

Саша позвонил уже после обеда и пригласил Вадима съездить вместе в автомастерскую. Когда они сели в машину, Вадим спросил, не навредил ли он ему вчерашним своим спором и сказал, что не будет больше приходить в офис.

– Да, Корнеева сильно задело, когда ты сказал о деньгах, тем более при всех.

– Не я начал этот разговор. Ты видел, что он весь вечер цеплял меня, и я несколько раз переводил все в шутки и тосты. Если бы он хотел нормально со мной поговорить, то мог бы сделать это с глазу на глаз в кабинете. Он сам не стеснялся коллектива, насмехаясь над моим оранжевым выбором, а я не смог промолчать. Хотя, конечно, если бы я был трезв, то вообще не стал бы с ним спорить, а предложил перенести эту беседу назавтра. Но, что сказано – то сказано! Теперь мне только остается собрать в офисе свои бумаги и вещи.

– Ничего, сделаем офис у тебя дома. Телефон есть, купим завтра компьютер, и будешь работать на диване.

– Да, только чем я буду заниматься?

– Придумаем что-нибудь.

На следующий день они действительно купили подержанный компьютер, и у Вадима появилась возможность продолжать писать, не выходя из дому. Хотя теперь, после третьего, окончательного тура выборов он не совсем ясно представлял себе дальнейшее участие в революции, которая завершалась. Зато остро встал вопрос о заработках, тем более, когда первого января Анна раньше обычного вернулась с работы и объявила, что их кафе закрыли.

 

 

 


Оглавление

4. Глава 3
5. Глава 4
6. Глава 5

Канал 'Новая Литература' на telegram.org  Клуб 'Новая Литература' на facebook.com  Клуб 'Новая Литература' на linkedin.com  Клуб 'Новая Литература' на livejournal.com  Клуб 'Новая Литература' на my.mail.ru  Клуб 'Новая Литература' на odnoklassniki.ru  Клуб 'Новая Литература' на twitter.com  Клуб 'Новая Литература' на vk.com  Клуб 'Новая Литература' на vkrugudruzei.ru

Мы издаём большой литературный журнал
из уникальных отредактированных текстов
Люди покупают его и говорят нам спасибо
Авторы борются за право издаваться у нас
С нами они совершенствуют мастерство
получают гонорары и выпускают книги
Бизнес доверяет нам свою рекламу
Мы благодарим всех, кто помогает нам
делать Большую Русскую Литературу



Собираем деньги на оплату труда выпускающих редакторов: вычитка, корректура, редактирование, вёрстка, подбор иллюстрации и публикация очередного произведения состоится после того, как на это будет собрано 500 рублей.

Сейчас собираем на публикацию:

27.09: Александр Фирсов. О вреде курения (рассказ)

 

Вы можете пожертвовать любую сумму множеством способов или сразу отправить журналу 500 руб.:

- с вашего яндекс-кошелька:


- с вашей банковской карты:


- с телефона Билайн, МТС, Tele2:




Купите свежий номер журнала
«Новая Литература» (без рекламы):

Номер журнала «Новая Литература» за ноябрь 2019 года

Все номера с 2015 года (без рекламы):
Литературно-художественный журнал "Новая Литература" - www.newlit.ru


 

 

При перепечатке ссылайтесь на newlit.ru. Copyright © 2001—2020 журнал «Новая Литература».
Авторам и заказчикам для написания, редактирования и рецензирования текстов: e-mail newlit@newlit.ru.
Меценатам, спонсорам, рекламодателям: ICQ: 64244880, тел.: +7 960 732 0000.
Реклама | Отзывы
Рейтинг@Mail.ru
Поддержите «Новую Литературу»!