HTM
Номер журнала «Новая Литература» за январь 2019 г.

Дмитрий Вальдаус

Рождественский гусь

Обсудить

Пьеса

Опубликовано редактором: Андрей Ларин, 28.09.2019
Иллюстрация. Название: «Ласточка». Автор: Владимир Любаров (род. в 1944 г.). Источник: https://pbs.twimg.com/media/D371-SqU0AEsj3y.jpg:large

 

 

 

Дорогой читатель, а пуще того – читательница! Спешу тебя предупредить или, как говаривали в старину, предуведомить, что в пьесе этой нет-нет да и встречаются, с позволения сказать, «слова». А что было делать? Описывать быт и нравы Москвы семидесятых годов прошлого века и не употребить «слова», это, я считаю, никак не возможно и даже просто не честно по отношению к тому времени. Конечно, в старину классики и Максим Горький умели описать жизнь простых людей, не прибегая к бранным выражениям, но, во-первых, с тех пор рамки словесности несколько расширились, а потом, у автора всё же имеются в этом отношении свои чёткие границы, которые он не переступил и не переступит. Одним словом, на твой суд, читатель. Пьеса эта сложная, и уверяю тебя, ты ещё по ходу повествования утрёшь слезу, ибо встретишь там много несправедливости, но конец у этого произведения добрый, хороший. Что?.. Да нет, это не про то. Это... Вот ты, например, где родился, читатель? А, понятно... А я, представь, на Гоголевском бульваре, дом 8. Что?.. Ну разумеется, в коммуналке. Так что я, как говорится, в теме. Итак, вот пьеса:

 

 

Посвящается Ирен Адлер

 

 

Рождественский гусь

 

Пьеса в четырёх действиях

 

«Конечно, случай этот мелкий, но мирового значения»

 

М. Зощенко

 

 

 

Действующие лица

 

ВИКТОР САМОРОДОВ, молодой человек, бухгалтер

НИКОЛАЙ ПЕРЕГУБИН, его товарищ и сослуживец, товаровед

ФАИНА КАЦНЕЛЬБОГЕН, секретарь-машинистка средних лет

ЗИНАИДА, ЖЕНА САМОРОДОВА, работник торговли

АЩЕЕВА НАСТАСЬЯ ПЕТРОВНА, пенсионерка, соседка Самородовых по коммуналке

ПЕРВАЯ ДЕВУШКА

ВТОРАЯ ДЕВУШКА

МИЛИЦИОНЕРЫ И СТАРИЧОК-СУДМЕДЭКСПЕРТ

 

 

Действие первое

 

Явление 1

 

Сцена представляет помещение треста Мосгорснабсбыт. Вдоль стен шкафы с папками. За своими столами сидят, углубившись в бумаги, Самородов и Перегубин, машинистка возле окна быстро печатает на машинке. Слева приоткрытая дверь в кабинет с надписью «Начальник треста». На стене висит портрет Брежнева и лозунг «Экономь рабочее время!».

 

ГОЛОС НАЧАЛЬНИКА: Фаиночка, квартальные отчёты готовы?

Фаина не отвечает и продолжает печатать

 

САМОРОДОВ: (сосредоточенно думает, всё время выдвигая вперёд нижнюю челюсть и по-собачьи шевелит носом, бормочет) Погоди-погоди, тварь жирная, это мы ещё посмотрим, чья возьмёт...

(наконец решается и берёт телефон, говорит прикрывая рукой трубку)

Алло, это ОБХСС? Здравствуйте, говорит доброжелатель. Считаю своим долгом сообщить, что продавщица ювелирного магазина «Садко» Зинаида Самородова похитила из своего прилавка золотое кольцо с перламутром. Завтра она уезжает к матери в Подмосковье в поселок Фрязино, и там на неё удобно будет устроить засаду. Больше говорить не могу, за мной следят... (быстро кладёт трубку) Фу... Ну всё теперь, готово дело...

 

ФАИНА КАЦНЕЛЬБОГЕН: (встаёт и подходит к столу Самородова) Вот, Виктор, попробуйте, пожалуйста...

 

САМОРОДОВ: (испуганно) Что такое?

 

КАЦНЕЛЬБОГЕН: Это маца, на еврейскую Пасху.

 

САМОРОДОВ: (пробует и тут же незаметно выплёвывает) Да, очень вкусно.

 

КАЦНЕЛЬБОГЕН: (подходит к столу Перегубина) Вот, и вы, Коля, угощайтесь, пожалуйста...

 

САМОРОДОВ: (тихо Перегубину) Приятно отравиться...

 

ПЕРЕГУБИН: Это что? Маца? А ну-ка, интересно... (жуёт) Кхм... Н-да... Что характерно: вкус как будто картонный. Однако же я что-то не совсем понимаю: еврейская Пасха вроде бы весной, а уже скоро Рождество.

 

КАЦНЕЛЬБОГЕН: (краснея) Да, вы знаете, у нас бабушка старенькая, напекла и спрятала, да и забыла куда. Мы все искали-искали и не нашли, так без мацы и сидели весь Песах, а теперь вот затеяли ремонт и случайно само нашлось в ванной за водопроводной трубой. Полгода пролежало... Я подумала, выкидывать жалко, правда ведь?..

 

ПЕРЕГУБИН: Голубям покрошите.

 

САМОРОДОВ: Витёк, пойдем покурим.

 

 

Явление 2

 

Сцена представляет курительную комнату. Окно приоткрыто, и слышны звуки улицы.

 

ПЕРЕГУБИН (ищет сигареты в кармане): А что, Зинка-то твоя уехала? А то ведь назавтра с девчонками я уже договорился.

 

САМОРОДОВ: Утром с Савёловского уезжает, во Фрязино... Штоб она оттуда не вернулась... (с надеждой в голосе) Может, не вернётся, а?

 

ПЕРЕГУБИН: Да ты что, про родную жену такое говорить...

 

САМОРОДОВ: Не, я, конечно, не в том смысле, чтобы там поезд с рельс сошёл или ещё что-нибудь такое. Но, может, её там, например, арестуют...

 

ПЕРЕГУБИН: Во даёт... Да за что ж её арестуют? (собирается закурить)

 

САМОРОДОВ: Ну, мало ли бывает в жизни случаев (вдруг прижимает Николая грудью к стенке и говорит ему прямо в самое лицо). Нет, ты погоди пока, не закуривай. А ну-ка, скажи... изо рта у меня воняет?

 

ПЕРЕГУБИН (сморщившись и приложив руку к сердцу в знак искренности): Бля, как из жопы... Ты не обижайся, я тебе как другу. А у меня? (дышит тоже ему в нос)

 

САМОРОДОВ: Не, у тебя, вроде, ничего. Так, перепрелый запах немного, но не зловонный. Это у меня в детстве хорёк жил в клетке, вот точно так же пахло... А как же мне теперь? Может, к зубному сегодня сбегать?

 

ПЕРЕГУБИН: Сходи. Но вообще-то зубы тут ни при чём. Это уж такая карма. Уж если у кого воняет, то... Вот у меня братан Лёха то же самое, и что характерно...

 

САМОРОДОВ: Нет, ты погоди со своим братом. Вот ты говоришь, завтра девчонки придут. Это если, например, медленный танец танцевать, то ведь надо ей что-нибудь такое непринуждённо рассказывать, а раз у меня, как ты говоришь...

 

ПЕРЕГУБИН: Да, брат. Придётся тебе всё время для приличия прикрывать пасть рукой.

 

 

Действие второе

 

Явление 1

 

Сцена представляет комнату пенсионерки Ащеевой. С потолка свисает лампочка без абажура, посредине круглый стол с чайным прибором и чайником, застеленный грубой синей скатертью, окна забраны простыми занавесками. В углу сундук с вещами, на нём чёрно-белый телевизор «КВН» и несколько дешёвых фигурок слоников. На стене портрет Берии. Ащеева и её сосед Виктор Самородов пьют чай и заговорщически беседуют. Самородов взволнован и часто нервически потирает руки.

 

АЩЕЕВА: Ну что, фраерок, звонил мусорам? Рассказывай всё.

 

САМОРОДОВ: Позвонил, позвонил, утром позвонил с работы (потирает руки). Как договаривались. Что думаешь, Петровна, выгорит дело?

 

АЩЕЕВА: А колечко-то? Колечко куда затыркал?

 

САМОРОДОВ: Тут, в туалете спрятал. Скажи-ка мне, Петровна, ты когда его, колечко-то это, у ней в магазине-то стырила, ты в перчатках работала?

 

АЩЕЕВА: Ну ты особо-то не кипешись, со мной не фраернёшся.

 

САМОРОДОВ: Да я ничего... А только всё ж таки, я думаю, стрёмно должно быть жену родную ни за что в тюрьму-то засадить...

 

АЩЕЕВА: Да ладно ты, в натуре, не гони... Я вон при Сталине двадцатник от звонка до звонка отмотала ни за что, а и то зла не держу (истово крестится на портрет Берии). Сперва-то десять лет за шпионаж, потом ещё пятёру добавили за терроризм, а какая я, в натуре, шпиёнка? Я и в школе не училась. Да... Ну а потом ещё годишник мотала, это уж за дело, за воровство... А ты не понтуй, Зинке за колечко больше трёшника не катит, падла буду... Кто ж ей виноват, что она на квартирный обмен несогласная?.. Раз она нам такую подлянку кидает и палки в колёса вставляет, то придётся её временно изолировать от общества, чтоб не мешала. Да всё ништяк, когда она с зоны откинется, у вас и у меня уж по своей отдельной хате будет. Ещё и спасибо скажет. И где ты её такую нашёл профуру?

 

САМОРОДОВ: Действительно, зачем я только на ней женился?.. Чего воспылал, спрашивается? Ведь это же толстая жаба... (воодушевлённо потирая руки) А расскажи-ка мне, Петровна, ещё раз про всю цепочку, а то я немного не врубился...

 

АЩЕЕВА: Ну так. Значит, сперва-то меняем эту нашу холупу на трёхкомнатную в Одинцово, это которая у Магомет Ибрагимовича, ну, этот армяшка с Центрального рынка, я тебе говорила. С доплатой пятьсот восемьдесят рублей денег. Потом её сразу отдаём за четырёхкомнатную в Балашихе и однокомнатную в Биробиджане. И эти две уже меняем на трёхкомнатную обратно тут в Москве, большую на Садовом у кукольного театра, и тогда уж её, значит, сразу на две однокомнатные, мне с балконом, а вам с совмещённым санузлом, с доплатой четыре полсотни червонцев, вот и вся химия.

 

САМОРОДОВ: Ох и голова у тебя, соседка... Тебе бы в ООН работать.

 

АЩЕЕВА: Ворам нельзя работать. Знаешь, какая у меня кликуха была в лагере? Шмондя.

 

САМОРОДОВ: Ишь ты... Обидное прозвище.

 

АЩЕЕВА: Ничего... (напевает с чувством):

Ты ментяра продёрни в нату-уре,

На бану карася протусуй,

И не в кипишь канай как профура...

 

САМОРОДОВ: Хорошая песня, задушевная. А про что это? Переведи, Петровна!

 

АЩЕЕВА: Да как же тебе перевести... Ну, ментяра это значит мусор, это ты знаешь. А профура это... ну как сказать... (прислушивается) Тихо! Кажись, Зинка твоя пришла. Ну всё, канай отсюда.

 

Самородов быстро уходит. Ащеева делает ему вслед непристойный жест и затем надолго остаётся в задумчивом состоянии, пока её не скрывает занавес.

 

 

Явление 2

 

Комната Самородовых. На окнах гардины, слева от двери болгарский сервант с посудой и безделушками, на стенах большие календари с полуголыми женщинами и много макраме. В правом углу на ножках цветной телевизор «Рубин-106» и рядом полированный журнальный столик.

Супруги лежат в постели. Зинаида, очень толстая женщина, под включённым ночником читает журнал «Крокодил», на обложке которого карикатура на нечестного работника торговли. Самородов лежит рядом и, подперев голову, пристально смотрит на жену.

 

ЗИНАИДА: Чего вылупился?

(Самородов нежно приближает к жене лицо, складывает губы трубочкой и медленно дышит ей в нос).

 

САМОРОДОВ: Воняет?

 

ЗИНАИДА (отворачиваясь и делая нарочито-хохляцкое ударение на букве «г»): Говняет!

 

САМОРОДОВ: У, толстая... Терпеть ненавижу... (Переворачивается на спину, выпрастывает из одеяла левую ногу и обиженно её некоторое время рассматривает, и наконец решительно говорит). Вот что. Кхм... Последний раз как человека прошу, Зина, – соглашайся на обмен. Петровна ведь дело предлагает. У ней такая верная обменная цепочка, даже Биробиджан там предусмотрен, представляешь? Это ж надо так всё продумать до последней мелочи... В отдельной квартире жить будем, и санузел хороший, совмещённый.

 

ЗИНАИДА: И даже не подумаю. Аферистка она, твоя Петровна. Вся эта её цепочка лопнет, и останемся мы без квартиры и без комнаты, и деньги пропадут. С жуликами не желаю никакого дела иметь. Мы с тобой на очереди в райисполкоме стоим? Стоим. И через восемнадцать лет, а может, и раньше получим своё законное жильё.

 

САМОРОДОВ: Восемнадцать лет... Эх и дура ты, Зинаида, жирная дура. Ни себе ни людям. От счастья от своего отказываешься и меня терзаешь. Ну что ж... Я хотел как лучше и чтоб без жертв. А теперь... Может, тебе даже придётся на определённом этапе горько пожалеть и даже пострадать, и очень скоро...

 

ЗИНАИДА: Ничего не понимаю, чего ты там бормочешь. Спи давай. Завтра мне вставать рано на вокзал, надо во Фрязино ехать матушку проведать, дедушкину могилку поправить...

 

САМОРОДОВ: Да чтоб ты, зараза, оттуда не вернулась!

 

ЗИНАИДА: Ишь ты, «не вернулась»! Помечтай, помечтай. Вернусь, и ещё раньше, чем ты думаешь, застукаю тебя тут с твоими бабами.

 

САМОРОДОВ: Чтоб тебя там арестовали...

 

ЗИНАИДА: Чего-о? Это за что же?

 

САМОРОДОВ: Ну, мало ли за что можно арестовать человека. Всё в жизни бывает.

 

ЗИНАИДА: Вот ещё дурак, глупости какие выдумал. Витька, ты тут смотри без меня, не балуй! А то ведь я в партком пойду!

 

САМОРОДОВ: Ну иди в партком. Что ж ты не идёшь в партком?

 

ЗИНАИДА (примирительно): Ладно. Дай поцелую... голубь ты мой... Там икра в холодильнике осталась от продуктового набора, завтра доешь её всю, а то испортится.

 

САМОРОДОВ: Это будь спокойна.

 

 

Действие третье

 

Явление 1

 

Самородов один в коридоре возле входной двери в ожидании гостей прибирает какой-то ненужный хлам и одновременно тщательно уже сорок минут полощет рот зубным эликсиром, и почувствовав, что вспотел, вынимает из кармана и обильно прыскает себе на грудь и подмышками дезодорантом «Лесной аромат». Немного подумав, прыскает ещё и в штаны. Раздаётся звонок в дверь. Входит Перегубин с двумя подружками.

 

ПЕРЕГУБИН: Вот, знакомьтесь, девчонки: это Витёк. А это Инна и Нелли. Я тебе о них рассказывал.

 

САМОРОДОВ (мычит): Мнаумм. Ыунеммм... Ыыыэммм...

 

ПЕРЕГУБОВ: Ты что как в рот воды набрал?

 

САМОРОДОВ (выплёвывает эликсир на лестничную клетку): Проходите пожалуйста, я очень рад. Вот это тут налево у нас кухня, общая. А это, если кому надо, вот тут туалет. Девчонки, если кто стесняется там каких-нибудь запахов, то вот можно взять с собой в туалет вот это (вынимает из кармана дезодорант «Лесной аромат» и подаёт 1-ой девушке).

 

1-АЯ ДЕВУШКА: Хорошо, я обязательно возьму, но я пока не хочу.

 

САМОРОДОВ: А вот тут за этой дверью живёт соседка, у нас коммуналка двухкомнатная и всего одна соседка, Настасья Петровна, очень добрая. (Ащеева, которая подслушивала и подглядывала, высовывается из своей комнаты и здоровается со всеми за руку.)

 

АЩЕЕВА: Эх, гуляй девчонки, пока не на шконке. Мне бы сейчас с вами за компанию, да стара стала, и спина болит, а уж я такие позы знаю, – вам, шалашовкам, и не снилось...

 

2-АЯ ДЕВУШКА: А при чём тут позы? Мы ж не в Америке.

 

 

Явление 2

 

Комната Самородова с накрытым посредине столом, в основном консервы и водка. Впрочем, есть ещё четыре яблока. По телевизору выступает Кобзон. Одновременно магнитофон громко играет «Come on, lets twist again!». Очень шумно и накурено. Девушки сидят за столом и делают вид, что стесняются.

 

САМОРОДОВ: Вот, угощайтесь: водка и свежая икра. А вот это в банке я развёл клюквенный сироп, чтобы запивать. Давайте выпьем. А вы где учились?

 

1-АЯ ДЕВУШКА: В Институте марксизма-ленинизма. (жадно ест икру и пьёт водку) Вы знаете, мне кажется, что Маркс дал неправильное определение экономическим отношениям. Вы не находите?

 

ПЕРЕГУБОВ: Что характерно, теперь ничего нельзя сделать. Теперь главное, чтобы войны не было. Э, э!.. Алё! (отбирает у неё икру, жадно её ест и пьёт водку.)

 

САМОРОДОВ: Вот фрукты, вот килечка и салат из морской капусты!

 

ПЕРЕГУБОВ: А я буду рождественским гусем! (взмахивает руками, как крыльями, словно собираясь взлететь. Все смеются и тыкают в него вилками.)

 

САМОРОДОВ: Я, пожалуй, выключу Магомаева, или как там его, мешает слушать твист.

 

2-АЯ ДЕВУШКА: Это Кобзон. Оставьте, пусть поёт, он такой душка! Говорят, у него... (шепчет что-то на ухо 1-ой девушке, и обе прыскают от смеха.)

 

ПЕРЕГУБИН: Да что там у него... Вот у него (кивает головой на Самородова и подмигивает, оба хохочут) – у него да.

 

1-АЯ ДЕВУШКА: Ой, да мы совсем о другом, ну как вам не совестно, Николя!

 

2-АЯ ДЕВУШКА: Вы знаете, я так люблю балет! а давайте танцевать!

 

ВСЕ: Давайте! Давайте! Танцевать! Танцевать!!

 

Мужчины сдвигают стол и все становятся в кружок, энергично танцуя «Come on, Let’s Twist again».

 

САМОРОДОВ (подпевает): Пабу-дабу-даб твист тугей! Пара-папс-тапс-таба!

 

ПЕРЕГУБОВ: Оу, твист тугей! Пап-парару-ра!

 

1-АЯ ДЕВУШКА (танцуя и вся извиваясь): Как вы хорошо знаете английский!

 

2-АЯ ДЕВУШКА: Ах, жарко! Я раздеваюсь! (снимает с себя всё и продолжает танцевать голая)

 

ПЕРЕГУБОВ: Уф, я тоже обильно вспотел. О, твист тугей!.. (снимает штаны)

 

Все быстро раздеваются и танцуют в голом виде. Самородов и Перегубов выходят на первый план и начинают танцевать друг против друга. Перегубов выкрикивает: «оу ес!» и делает полный оборот на одной ноге, вторая при этом поднята горизонтально, а Самородов в этот момент резко приседает в танце, и таким образом нога Перегубова проносится у него над головой. Девушки визжат от восторга.

 

САМОРОДОВ: О, твист тугей, тару тару-там!

 

ПЕРЕГУБОВ: Оу ес! (теперь уже он резко приседает, а Самородов в свою очередь делает полный оборот на одной ноге с горизонтально поднятой второй, которая проносится над головой Перегубова.)

 

1-АЯ ДЕВУШКА: Класс! Я такого ещё никогда не видела!! Ой, извините, я в туалет... (наскоро натягивает трусы, помогая себе бедрами, выбегает и по дороге захватывает с собой баллончик с дезодорантом «Лесной аромат». Оставшиеся танцуют до тех пор, пока не опустится занавес.)

 

 

Явление 3

 

Сцена представляет уборную: тусклая лампочка, какие-то ржавые трубы, унитаз и высокий сливной бачок с цепочкой. Рядом с унитазом удобно расположен ящичек для бумаги. Сбоку ещё кривая полка, и на ней нагромождены тазы и вёдра. 2-ая девушка заходит и осторожно усаживается.

 

2-АЯ ДЕВУШКА: Бл…ть, я такая пьяная... чего-то у меня в животе хороводит. Хорошо, что тут есть много нарезанной газетной бумаги... Ё-моё, кажись, понос... За что мне понос? Что я такого сделала? Фу... какой-то кошмар... фу... фу.. ну, вроде, всё... теперь надо слить воду... (дёргает за цепочку и пытается слить воду, но ничего не получается) Что такое... этого ещё не хватало! (дёргает энергичнее) Е…твоюмать... вот это да... Как же слить воду? Ни фига себе... Е…твоюмать... что теперь делать? Ой! Е…твоюмать... Ладно, надо тогда хотя бы напрыскать побольше дезодорантом и незаметно выбраться. (прыскает во все стороны дезодорантом и осторожно выглядывает) Удача! Вроде, никого.

 

 

Явление 4

 

Та же уборная. В пиджаке на совершенно голое тело заходит Перегубин.

 

ПЕРЕГУБИН: Хорошо пахнет-то как в туалете... Как в лучших домах. А это что там темнеет в унитазе? Кажись, кто-то не слил за собой воду... Да нет, ни за что не поверю, не может быть, это, должно быть, просто кофе. Да, точно. Старуха, видно, вылила кофе. Ну мне всё равно. (садится) Эх, похезаю теперь всласть. Что характерно... Ой... Кажись, понос... С чего бы? Три дня ничего не ел... Икру ел... Ну точно, и пахнет нехорошо... И что характерно... (пытается слить воду и дёргает за рычаг, но вода не льётся.) Э! Что за дела? Непорядок. Бачок неисправен. Сейчас починим. (снимает крышку бачка и смотрит.) Так... так... ну-кось, что-то тут мешает... Вот это... Э!.. Что за штуковина? Коробочка привязана, красивая... Открою посмотреть. Хм, да тут колечко золотое... и с камешком... Во дела! Видать, в этой квартире до революции купцы жили, ну и припрятали. Ёлки, клад нашёл... А что, вещица знатная. Возьму себе и положу пока в карман пиджака, а завтра отнесу в комиссионный.

 

 

Явление 5

 

Комната Самородова, в ней всё так же танцуют, без конца прокручивая тот же самый твист. Входит пришедший из туалета Перегубин.

 

ПЕРЕГУБИН (в сторону): А, чёрт... с этим колечком на радостях забыл жопу вытереть. Нехорошо... Ну да ладно, не возвращаться же, да и все уже пьяные... Эх, натанцуюсь теперь всласть!

 

Сбрасывает пиджак на пол, но, вспомнив про колечко, аккуратно вешает его на стул и затем уже голый бросается в круг.

 

САМОРОДОВ: Ты где был, Колян? Давай опять, погнали!

 

ПЕРЕГУБОВ: Икорка у тебя, Витюха, однако не того...

 

Перегубов и Самородов опять под восторженные возгласы девушек исполняют свой коронный номер: поочерёдно один крутится с вытянутой ногой, под которой второй в это время приседает.

 

САМОРОДОВ: Оу, ес! (быстро крутится на одной ноге)

 

ПЕРЕГУБИН: Твист тугей! (быстро приседает)

 

САМОРОДОВ: Давай, Колян! Оу, ес!!

 

ПЕРЕГУБОВ: Оу, твист тугей!!

 

САМОРОДОВ: Оу, ес! (крутится и ударяет ногой по голове не успевшего как следует присесть Перегубина.)

 

ПЕРЕГУБИН: Уй! (падает и не подаёт признаков жизни.)

 

1-АЯ ДЕВУШКА: Ой, что с ним? Николя! Николя!

 

2-АЯ ДЕВУШКА: Николай! Коленька!

 

Все осторожно подходят и смотрят.

 

САМОРОДОВ: Кажись, п…дец.

 

2-АЯ ДЕВУШКА (бросается к двери, за ней стоит подглядывавшая Ащеева): Бабка, вызывай скорую, человека убили!

 

АЩЕЕВА: Как так? Я на мокруху не подписывалась.

 

 

Действие четвёртое

 

Явление 1

 

Сцена представляет большой беспорядок в комнате Самородовых, дверь открыта, и слышно, как в коридоре кто-то разговаривает. Наконец в комнату заходит сперва молодой милиционер, второй и ещё кто-то остаются пока в коридоре.

 

1-АЯ ДЕВУШКА: Вот милиция! Очень быстро приехали. А где доктор?

 

МОЛОДОЙ МИЛИЦИОНЕР: А вам для чего доктор? У вас температура? (осматривается) А почему все голые? Педерасты, что ли? Стыда нету. Старшина, заведите арестованную!

 

ПОЖИЛОЙ МИЛИЦИОНЕР: Есть завесть арестованную! Арестованная Самородова, проходьте. (входит жена Самородова, толстая Зинаида, она в наручниках. С ненавистью оглядывает всю голую компанию).

 

МОЛОДОЙ МИЛИЦИОНЕР: Гражданка Самородова, сейчас в вашей квартире в присутствии понятых будет произведён обыск. Не хотите ли вы сами отдать следствию украденное вами из магазина кольцо?

 

САМОРОДОВА: Никаких колец не крала, всё ложь и клевета. Сволочи.

 

САМОРОДОВ: (увидев жену в наручниках, торжествующе поднимает вверх палец) А-а-а-а! Так вот ты, значит, и попалась, расхитительница! Украла кольцо? Охотно верю. Ищите, товарищ лейтенант, хорошо ищите, кольцо не иголка, обязательно найдётся. Вот её тумбочка, а вот там у нас туалет.

 

ПОЖИЛОЙ МИЛИЦИОНЕР: Нам нужны понятые. Вы, бабушка, хотите быть понятой?

 

АЩЕЕВА: Понятой у ментов быть западло, но для такого нужного дела я согласная. (назидательно обращаясь к Самородовой) А потому что честно надо жить!

 

2-АЯ ДЕВУШКА (совершенно голая подходит с любопытством к Зинаиде Самородовой): А вы правда ограбили ювелирный магазин?

 

САМОРОДОВА: Уйди, бл…дь...

 

ПОЖИЛОЙ МИЛИЦИОНЕР: Вы, действительно, гражданка не крутитесь тут, не мешайте следствию. И вообще вам бы одеться, потому что неприлично так.

 

МОЛОДОЙ МИЛИЦИОНЕР: Зачем же одеться, у неё температура, пусть будет как есть.

 

ПОЖИЛОЙ МИЛИЦИОНЕР: Да, пожалуй, пусть и так... я что, я не против...

 

МОЛОДОЙ МИЛИЦИОНЕР: А вот этот голый молодой человек почему такой бездыханный на полу?

 

САМОРОДОВ: Он умер.

 

МОЛОДОЙ МИЛИЦИОНЕР: Почему умер? Вот ещё новое дело! Как это произошло?

 

САМОРОДОВ: По ходу танца я его ударил ногой по голове.

 

САМОРОДОВА (мужу): За что ты, изверг, убил человека?

 

САМОРОДОВ: Мне меньше дадут, я неумышленно. А вот когда некоторые запускают руку в государственный карман, как в свой собственный...

 

САМОРОДОВА (плачет): Витенька, милый, ты не верь им. У нас в магазине украли кольцо, и кто-то меня оклеветал. Пусть ищут, ничего не найдут, и совесть моя чиста!

 

МОЛОДОЙ МИЛИЦИОНЕР: Значит, не выдадите колечка? Ну как знаете. Васильчиков, приступайте к обыску.

 

Оба милиционера тщательно ищут сперва в комнате, а затем и в местах общего пользования.

 

 

Явление 2

 

Те же и то же

 

ПОЖИЛОЙ МИЛИЦИОНЕР: Ничего нету, товарищ лейтенант. Перерыли вверх дном, и пол поднимали, и плитку.

 

АЩЕЕВА: (озабоченно) А в уборной-то, в уборной хорошо шмонали? Шмонать не умеют...

 

МОЛОДОЙ МИЛИЦИОНЕР: Да вам-то что, бабушка? Мы сами знаем.

 

САМОРОДОВ (робко): Да, в уборной-то очень просто можно спрятать драгоценность, если кто нечестную жизнь ведёт.

 

МОЛОДОЙ МИЛИЦИОНЕР: А вы, между прочим, помолчите, потому что вы сами обвиняетесь в убийстве человека в пьяной драке. Старшина, вызывай судмедэксперта. Где вещи убитого?

 

1-АЯ ДЕВУШКА: Вот ботинок, а это его пиджак.

 

ПОЖИЛОЙ МИЛИЦИОНЕР: В пиджаке должны быть документы. (Ищет в карманах и вынимает коробочку, из которой выпадает кольцо).

 

САМОРОДОВА: Ой, да вот же оно, колечко-то! Оно самое! Вот кто вор! Держите его!

 

ПОЖИЛОЙ МИЛИЦИОНЕР: Не убежит. У него и пульса нету.

 

МОЛОДОЙ МИЛИЦИОНЕР: Что ж, Самородову придётся отпускать. Да и наручники у нас одни. (снимает наручники с Зинаиды Самородовой и одевает на Виктора Самородова). Вы, товарищ Самородова, примите наши извинения, мы теперь видим, что вас оговорили. Что делать, есть ещё у нас кое-где нечестные люди, которые позволяют себе анонимные жалобы и звонки на советских трудящихся. А вас, гражданин Самородов, я вынужден взять под стражу за убийство.

 

САМОРОДОВА (бросается на колени и обнимает мужа за живот): Не пущу! Господи, Витенька, голубь мой, не пущу, не отдам! Куда же они тебя?

 

САМОРОДОВ (плачет): Зиночка, Зинуля, святая ты у меня, прости меня подлеца, повиниться хочу перед тобой. Это всё она, ведьма проклятая Петровна, меня подбила, чтоб тебя в тюрьму посадить, за то, что ты на обмен не соглашалась.

 

САМОРОДОВА: Ах ты козёл!

 

САМОРОДОВ: Да. И колечко украла она, у тебя в магазине, а я его в туалете спрятал нарочно, чтобы нашли при обыске. Да, видно, Колька-то, царство ему небесное, вперёд их нашёл. Прости, Зина! (Становится на колени и плачет).

 

АЩЕЕВА: Курва...

 

САМОРОДОВА: (тоже на коленях, оба плачут в обнимку) Витенька, родной, голубь ты мой, я тебе всё прощаю, я за тобой на каторгу пойду, любимый...

 

 

Явление 3

 

Те же и судмедэксперт, старичок в пенсне

 

СУДМЕДЭКСПЕРТ: Где убитый?

 

МОЛОДОЙ МИЛИЦИОНЕР: Вот тут, распростёртый на полу, товарищ врач.

 

СУДМЕДЭКСПЕРТ: Всё ясно. Вы будете писать протокол осмотра. Пишите: убитый – молодой человек лет двадцати трёх, совершенно голый...

 

МОЛОДОЙ МИЛИЦИОНЕР (пишет): ...совершенно голый...

 

СУДМЕДЭКСПЕРТ: На левом запястье татуировка:«С. Л. О. Н.»

 

АЩЕЕВА: Это значит: «Смерть легавому от ножа».

 

МОЛОДОЙ МИЛИЦИОНЕР (пишет): ...легавому... от ножа... тьфу, чёрт, не лезь ты, старая!

 

СУДМЕДЭКСПЕРТ: Грудь волосатая, мошонка крупная грушевидной формы. Половой член тоже больше среднего размера, наблюдается эрекция...

 

МОЛОДОЙ МИЛИЦИОНЕР: ...наблюдается... эрекция... Постойте, как же это может быть, чтоб у него наблюдалась эрекция?

 

СУДМЕДЭКСПЕРТ: Да, я тоже не понимаю. Как же вы говорите, что он умер, когда у него наблюдается эрекция?

 

1-АЯ ДЕВУШКА: Ой, где эрекция, покажите?

 

2-АЯ ДЕВУШКА: Ну да, эрекция!

 

ВСЕ: Эрекция, эрекция!

 

ЗИНАИДА: Эрекция, конечно, эрекция!

 

АЩЕЕВА: Бля буду эрекция!..

 

Все обнимаются и умилённо смотрят на эрекцию. Перегубин приходит в себя и бредит: «эхма... а жопу-то не вытер...»

 

СУДМЕДЭКСПЕРТ: Занятный случай... Где моя записная книжка?

 

МОЛОДОЙ МИЛИЦИОНЕР: Что ж, тогда надо освобождать... (снимает наручники с Самородова). А ведьму старую вязать. (подходит с наручниками к Ащеевой).

 

АЩЕЕВА: Вяжи, вяжи пожилого человека, мент позорный. Твои ещё папа с мамой не познакомились, а я уже за шпионаж срок мотала... а потом пятёру добавили за терроризм. Ну а потом ещё годишник, это за дело, за воровство (напевает): Ты ментяра продёрни в нату-уре...

 

ПОЖИЛОЙ МИЛИЦИОНЕР: (Самородову и Зинаиде) Ну вот, дело и выяснилось, и вы полностью оправданы. Гражданку Ащееву мы по совокупности выселяем на 101-й километр, а у вас теперь отдельная квартира. С новосельем!

 

Милиция уводит Ащееву, а все присутствующие радостно обнимаются и садятся за стол праздновать новоселье.

 

 

ЗАНАВЕС

 

 

 


Канал 'Новая Литература' на telegram.org  Клуб 'Новая Литература' на facebook.com  Клуб 'Новая Литература' на linkedin.com  Клуб 'Новая Литература' на livejournal.com  Клуб 'Новая Литература' на my.mail.ru  Клуб 'Новая Литература' на odnoklassniki.ru  Клуб 'Новая Литература' на twitter.com  Клуб 'Новая Литература' на vk.com  Клуб 'Новая Литература' на vkrugudruzei.ru

Мы издаём большой литературный журнал
из уникальных отредактированных текстов
Люди покупают его и говорят нам спасибо
Авторы борются за право издаваться у нас
С нами они совершенствуют мастерство
получают гонорары и выпускают книги
Бизнес доверяет нам свою рекламу
Мы благодарим всех, кто помогает нам
делать Большую Русскую Литературу



Собираем деньги на оплату труда выпускающих редакторов: вычитка, корректура, редактирование, вёрстка, подбор иллюстрации и публикация очередного произведения состоится после того, как на это будет собрано 500 рублей.

Сейчас собираем на публикацию:

09.10: Ибрагим Ибрагимли. Интервью (одноактная моно-пьеса)

 

Вы можете пожертвовать любую сумму множеством способов или сразу отправить журналу 500 руб.:

- с вашего яндекс-кошелька:


- с вашей банковской карты:


- с телефона Билайн, МТС, Tele2:




Купите свежий номер журнала
«Новая Литература»:

Номер журнала «Новая Литература» за январь 2019 года

Купить все номера с 2015 года:
Литературно-художественный журнал "Новая Литература" - www.newlit.ru


 

 

При перепечатке ссылайтесь на newlit.ru. Copyright © 2001—2019 журнал «Новая Литература».
Авторам и заказчикам для написания, редактирования и рецензирования текстов: e-mail newlit@newlit.ru.
Меценатам, спонсорам, рекламодателям: ICQ: 64244880, тел.: +7 960 732 0000.
Реклама | Отзывы
Рейтинг@Mail.ru
Поддержите «Новую Литературу»!