HTM
Номер журнала «Новая Литература» за июль 2018 г.

Никита Янев

Гражданство

Обсудить

Роман

Опубликовано редактором: Игорь Якушко, 21.03.2007
Оглавление

1. Приключение
2. Как я чуть не стал сильным, простым и спокойным, но кровь не взяли
3. Удивительное чудо

Как я чуть не стал сильным, простым и спокойным, но кровь не взяли


Вчера я стоял в очереди

На станции переливания крови,

Когда мне сказали,

Что у меня не возьмут кровь,

Потому что я не местный.

Я обрадовался, обрадовался животно,

А ещё понял, что тело наш бог,

А ещё я убедился воочию

Сколько людей лучше меня.

Тело боится высокого порога смерти и всё.

И всего, что с этим связано,

Без рассуждения, это рефлекс.

Рассуждение, созерцание, улучшение

Наступают потом, когда не страшно.

Я буквально вспомнил себя,

Детство, юность,

Главное ощущение, впечатление себя в мире.

И понял, что главное сейчас ломать себя.

Это совсем не философский вывод,

Это, скорее, позднее мужество.

Тогда увидишь, что всё спокойно,

И зона, и община, и малодушие, и мужество,

И подставляться, и подставлять.

Просто немного побледнел, как сказал сын женщины,

Для которой я хотел сдать кровь,

Соседки мамы по палате,

У которой опухоль на матке

И её сегодня будут оперировать,

А полгода назад была опухоль в толстой кишке.

Надо было, чтобы сдали десять человек по четыреста грамм,

Ей нужно было перелить четыре литра крови.

Просто я холодный,

Ах, как я узнал себя за это лето.

Только ради этого стоило ехать на Соловки и в Мелитополь.

Я слабый, кокетливый и припадочный,

Не тёплый и не горячий,

Скорей, играющий горячего.

Будь моя воля, я бы так и остался звездой,

А не прыгал сюда в этот сплошной животный страх смерти.

А ещё я понял, насколько я дальше

После папы и мамы.

Что мама моя

Капризный, брезгливый и нетерпимый человек.

Я так говорю не потому, что устал за ней ухаживать,

А потому, что внутри себя

Она другая, она как в тумане, как в дыме или в воде,

Опустошённая.

За этим стоит тысяча лет терпения

И сто лет строительства

Царства божия на земле

Народа, который последний был призван,

Пока ещё шла речь о народе.

Кто бы потащил на себе всё это нагромождение истории,

Которое можно назвать очень сложно:

Цивилизация, культура, империя.

А можно очень просто: подстава.

И здесь я опять вернулся на свой круг.

Те парни, которые стояли в очереди,

Они лучше меня, как ни глупо это звучит.

Потому что всё спокойно,

Не слабо, не кокетливо и не припадочно.

Я так говорю не потому, что презираю себя.

Конечно, я не люблю себя, но от себя нельзя отказаться.

Я это не художественный экзерсис. Я это страх смерти.

Потому что, чем неистовее прыжки от неё в стороны,

Тем отчаяннее погоня.

Марина или Двухжильновна, как я литературно скокетничал,

Лучше меня, потому что спокойнее.

Это значит, что страх смерти,

Вернее, его преодоление

Ей достались в наследство от папы с мамой,

А не как у меня, в моём колене его

Ломать или затусовывать.

Но этого я уже не могу, раз я понял, в чём моя болезнь.

Горлов или Демидролыч, Миша или Индрыч,

Оля Сербова, вечно влюблённая в нового мужчину,

Который оказался человеком,

То есть целым миром, целой бездной,

Какое открытие.

Которого, разумеется, надо вытаскивать

Из собственного дерьма, не хуже сдачи крови удовольствие.

Эти ребята в очереди, которые какие угодно,

Тусовочные, нигилистичные, не думающие,

Но главное, что они спокойные.

Мама всегда теряла сознание,

Когда у неё берут кровь

Или что-нибудь в этом роде.

Папа всю жизнь сдавал кровь,

Будучи медицинским работником.

Мама со злости разорвала

Все его дипломы после смерти.

У них вообще свои отношения

С болью и даже со смертью,

Они гораздо больше клан,

Чем другие люди от этого.

Я про врачей, медсестёр, санитарок и нянечек.

Ну, может быть, только меньше военных,

Которые, вообще, профи по части подставиться.

Я имею в виду настоящих военных,

А не те толпы полууголовных, полуподъездных животных,

Которых подставили без их на то воли,

Которые назывались советской армией.

Папу я совсем не помню,

Какая-то тёмная история,

Что папа был наркоман,

Рассказанная мамой,

Когда я первый раз заболел падучей

В тридцать пять лет.

И мои смутные воспоминания каких-то припадков,

А ещё чего-то спокойного, как у тех парней,

Чего я был абсолютно лишён с самого начала.

С каких-то пор мне это стало дороже,

Чем всё остальное.

С самого начала я был какой-то запуганный

И обе бабушки, что русская, что болгарская,

Водили меня к местным знахаркам,

Благо, что болгарская была ею сама.

Дело совсем не в перемешанной крови.

У половины народонаселения тогдашней империи

Была ещё круче замешана кровь

На противоположных верах и обычаях,

Которые ведь в крови.

В её физическом строении и химическом состоянии

Белка и протеина в плазме.

Мой гипотетический читатель,

Про белок и протеин я блефую,

Для меня это почти то же самое,

Что дымок и кофеин.

«Мы все учились понемногу чему-нибудь и как-нибудь»,

вовремя поняв, что дело вообще не в этом,

а в том, что как ни намешана кровь

и как ни нашпигованы мозги

всякой хренью вроде гипертрофии и амнезии,

от которых по большому счёту польза понт.

Потому что главное решение вообще в стороне

От так называемого знания.

Что его спокойная усвояемость

Наступает потом, когда принято решение.

Вот именно для этого отцу и нужен был наркотик,

Если он был, а не просто, инфаркт миокарда,

Как у Марининого отца.

Только у него не дойдя несколько шагов до подъезда,

После службы заехал на новоселье к другу,

А у моего во сне.

Чтобы всё время подставляться, по крайней мере,

Как я это понимаю через себя.

Что мне, слабому, кокетливому и припадочному,

Чтобы не возненавидеть себя,

А следовательно, не презирать

Весь мир, всю жизнь, всех людей, включая Бога,

Нужно всё время быть в припадке.

Так я выберусь,

Потому что ни слабость, ни кокетливость не подходят,

Когда ты прячешься от себя, Бога и своего страха смерти

За собственную тень или играешь сильного.

Для этого я придумал вместо иглы писание, литературу.

Такое разбирание обстоятельств и событий жизни,

Когда ты всё время видишь Бога,

А следовательно, знаешь как надо.

А дальше скорей надо сделать как надо,

Припадочной энергии на это хватит даже у слабого меня.

Приблизительно такие мысли или около того

Колотились в моей голове, когда я стоял в очереди

Среди спокойных юношей на сдачу донорской крови.

Всё как всегда было страшно обыденно.

И качок непосредственно за мной тихо матерился,

Что сестра слишком много болтает

И слишком медленно отпускает.

Разговоры про льготы, горячий чай, вино в кафе «Смак»

И семнадцать гривен в этой местности

Просто смешны в наше время.

Просто, кажется, никогда я не был так близко.

Не от истины, нет.

К чёрту эти рыбьи плаванья в водах истины,

После которых рождаются только научные данные,

Как аборты после подростковой любви.

Никогда я не был так близко от правдивого рассказа,

Как я переставал быть слабым, кокетливым и припадочным,

Который я пишу полжизни.

Но кровь не взяли, у неместных кровь не берут.

И сразу стал слабым, кокетливым и припадочным,

Каким не был с тех пор, как дрался с подростками

На Монастырском причале на Соловках,

Что они сказали, «не ссыте», на моих жену и дочь.

На себя бы я снёс, просто бы втянул голову в плечи

И сделал вид, что задумался или не слышал.



 


Оглавление

1. Приключение
2. Как я чуть не стал сильным, простым и спокойным, но кровь не взяли
3. Удивительное чудо
Пользовательский поиск

Клуб 'Новая Литература' на facebook.com  Клуб 'Новая Литература' на g+  Клуб 'Новая Литература' на linkedin.com  Клуб 'Новая Литература' на livejournal.com  Клуб 'Новая Литература' на my.mail.ru  Клуб 'Новая Литература' на odnoklassniki.ru  Клуб 'Новая Литература' на twitter.com  Клуб 'Новая Литература' на vk.com  Клуб 'Новая Литература' на vkrugudruzei.ru

Мы издаём большой литературный журнал
из уникальных отредактированных текстов
Люди покупают его и говорят нам спасибо
Авторы борются за право издаваться у нас
С нами они совершенствуют мастерство
получают гонорары и выпускают книги
Бизнес доверяет нам свою рекламу
Мы благодарим всех, кто помогает нам
делать Большую Русскую Литературу



Собираем деньги на оплату труда выпускающих редакторов: вычитка, корректура, редактирование, вёрстка, подбор иллюстрации и публикация очередного произведения состоится после того, как на это будет собрано 500 рублей.

Сейчас собираем на публикацию:

13.09: Гости «Новой Литературы». Игорь Тукало: дорога без конца (интервью)

 

Вы можете пожертвовать любую сумму множеством способов или Яндекс.Деньгами:


Уже собрано на:

15.09: Леонид Кауфман. Синклер и мораль социализма (статья)

Вы можете мгновенно изменить ситуацию кнопкой «Поддержать проект»




Купите свежий номер журнала
«Новая Литература»:

Номер журнала «Новая Литература» за июль 2018 года

Купить все номера с 2015 года:
Литературно-художественный журнал "Новая Литература" - www.newlit.ru


 

 



При перепечатке ссылайтесь на newlit.ru. Copyright © 2001—2018 журнал «Новая Литература».
Авторам и заказчикам для написания, редактирования и рецензирования текстов: e-mail newlit@newlit.ru.
Меценатам, спонсорам, рекламодателям: ICQ: 64244880, тел.: +7 960 732 0000.
Реклама | Отзывы
Рейтинг@Mail.ru
Поддержите «Новую Литературу»!