HTM
Номер журнала «Новая Литература» за июнь 2018 г.

Записки о языке

Ольга Кулиш. О бедном художнике замолвите слово

Обсудить

Статья

 

Купить в журнале за январь 2018 (doc, pdf):
Номер журнала «Новая Литература» за январь 2018 года

 

На чтение потребуется 33 минуты | Цитата | Скачать в полном объёме: doc, fb2, rtf, txt, pdf

 

Опубликовано редактором: Вероника Вебер, 23.01.2018
Иллюстрация. Название: «За станком». Автор: Марианна Стоукс (1855–1927). Источник: http://retro.cc/sobytiya-i-lichnosti/141-zhizn-i-tvorchestvo-marianne-stokes-1855-1927.html

 

 

 

Десятилетней я впервые приехала к маминым родителям, своим бабушке и дедушке, в село Запорожской области. Почему-то мне не хотелось оставаться здесь на три летних месяца каникул, и, скрывая слёзы, я ушла осматривать двор. Небольшой сарайчик, скорее навес, а в глубине стоит нечто непонятное, какие-то деревянные рамки с натянутыми нитками.

«Нравится? – подошла сзади бабушка. – Это ткацкий станок, он от моей бабушки, твоей прапрабабушки, и я потом научу тебя ткать».

«И на этих рамках можно сделать настоящую ткань, как на моём сарафанчике?» – поинтересовалась я.

«Нет, но можно сделать одеяла и коврики».

Три месяца пролетели совсем незаметно, и к концу лета я умела не только хорошо делать пряжу, освоив веретено и прялку, но и научилась неплохо ткать. Давным-давно нет моей бабушки Оксаны, куда-то пропал старый ткацкий станок, но навсегда осталась преданная любовь к рукоделию и к ткачеству особенно. А ещё остались смешившие меня поначалу бабушкины слова-названия: кудель (бабушка также называла её ласково: куделечка, або кужiль), прялка (она же прялица, пряслица, пряха), прясло (пряслень, пряслешек), пряслить, прядь (прядиво, прядка, прядево)...

Для тех, кто никогда не сталкивался с этими понятиями в жизни, поясню:

Кудель – обработанная специальным образом, вычесанная, сложенная в пучок и перевязанная заготовка для прядения. Из зафиксированной кудели двумя пальцами вытягивается тонкая щепотка волокон и скручивается в нить при помощи веретена или прялки.

Веретено или прялка – орудие плетения, прядения; то, чем прядут.

Прясло – часть прялки в виде кольца; извод плетения, витая вещь.

Пряслить – располагать на прясле.

Прядь – продукт (извод) прядения, плетения, прядь волос, прядка шерсти, то, что свито, свитая, скрученная нить, моток, вьюшка, клок, сбитый, свалянный в одно, кудер, кудло.

В действительности, проще не придумаешь: на прялке колышек, на нём намотано льняное прядиво или шерсть – и всё! Можно ещё проще: прикрепить шесток с куделью к ножке стола или табуретки. Одной рукой вытягивается щепотка волокон, другой крутится веретено! Только холодок и мурашки от мысли – этим «технологиям» тысячелетия, а они существуют и поныне (пусть и в усовершенствованном виде)!

Однако всё по порядку.

Первым материалом одежды человека была не ткань, а кожа животных: «И сделал Господь Бог Адаму и жене его одежды кожаные и одел их» (Бытие, гл. 3. ст. 21).

Отнюдь неслучайно созвучие русск., ц.-сл., ст.-слав. одежда, укр. одяг, сербск. одеħа, белорусск. адзення, лит. audinys, лтш. audumsодежда, с одной стороны, и лтш. āda, лит. oda, устар. эст. odaкожа, шкура, с другой стороны. Также, учитывая, что в том же эстонском есть падежные окончания -st и -ga, то должны были иметься и: odast – «из шкуры» и odaga – «со шкурой» (ср. со ставшими частью корня -жд– и в одежда и одяг).

Вероятно родственными являются также, с начальной к-(г-х-): собственно кожа, тур. kişir – кора, кожица, скорлупа; вепсск. kezi –выделанная кожа животных; фин. kesi, эст. kesi, р.п. kee, kett – тонкая кожа, кожура, лузга, шелуха, плёнка; чудск. kettu – кожица (напр., змеи); саамск. kat – оленья кожа; эрз., мокш. ked – кожа; англ. coat – гл. покрывать; сущ. слой, покров; мех, шерсть; совр. пальто; нем. haut, исл., дат., шв., норв. hud, ст.-англ. hyd – кожа, шкура; совр. англ. hide – кожа, шкура; также гл. скрывать, прятать, равно как и славянск. кутаться, укутать; тюркск. кат – слой, пласт.[1]

Всё это слова, явно дошедшие до нас со времён культур Маглемозе и Кунда, при которых на севере Европы господствовали племена кочующих охотников-рыболовов, передвигавшихся в своих лодках-однодеревках и челнах из кожи на огромные расстояния по бескрайним водным бассейнам у тающего ледника, и соприкасавшихся в местах сборов и торгово-культурных обменов с оленеводческими племенами.[2]

В конце эпохи неолита периоды оседлого быта в Европе становятся продолжительнее. Возможно, что именно в это время свалявшаяся от долгой носки шерсть на звериной шкуре могла натолкнуть человека на мысль разделить волосяной покров и кожу, а потом использовать их по отдельности. И происходит шаг к цивилизации огромного значения – появляются (или заимствуются с более южных территорий? или, возможно, просто возрождаются после Потопа?) первые ткацкие приспособления, а в одежде появляется ткань.

«Первым ткацким устройством была плетельная рама, на которую натягивали нити основы (продольные) и закрепляли их вверху и внизу; уточную нить (поперечную, горизонтальную) проводили между нитями основы и прибивали (прижимали) к опушке ткани. В результате этого процесса переплетения, втыкания или всовывания нитей получалось единое тканевое полотно».[3]

И всё же начало в ткачестве – это получить сырье, из которого можно соткать что-либо. Первым сырьём у человека стал войлок, вовна, волна (шерсть)[4] животных: овечья, козья, на юге верблюжья и т. п. Ремесло распространялось среди соседствующих племён и народов, продуктами ткачества торговали и обменивались, и название приспосабливалось к местным выговорам.

Окончательно ткачество как жизненно важное ремесло сформировалось в период освоения земледелия и получения растительных волокон: в северных регионах прежде всего льна и конопли.[5]

Шерстяные или растительные волокна следовало превратить в нитки[6], пряжу[7], то есть спрясть. Для прядения волокна обрабатывали специальным образом, вычёсывали, складывали в пучок и перевязывали. Как уже сказано выше, эта заготовка для прядения называется куделью.

Сплетать, плести (= лат. plecto, plexi, plectere)[8], крутить нить из волокон, тянуть и сучить нитку (при этом сучить более говорится о сдвоении готовой нитки). Вить, свивать волокна, скручивать, скреплять что-либо чем-либо, перевоем, перекрутом, мотать, сматывать. Есть и ещё десятки и десятки старинных определений и терминов:

«Пряжа, коли идёт на нитки, сучится или тростится с двух початков на один, сдваивается, а на точу сматывается прямо на мотовило (рогуля, вилка, с костылем на пятке): это мото или мотушка, которая белится или красится, распетливается на воробах (крест на стойке), с них мотается на вьюшку, насаженную на прут в станке; со вьюшки пряжа (для утока) переходит на цевку, надетую на кончик веретена, вставленного с кружалкой подле другого конца своего, в скальницу; цевка после вставляется в челнок, проткнутая спицей».[9]

Эти древние термины породили и невообразимое количество пословиц, поговорок и сравнений, ниже лишь крохотная их часть:

Тонко прясть – долго ждать.

Кикимора прядёт по ночам.

Мужик не прядёт, да без рубашки не ходит; а баба и прядёт, да не по две носит.

В городе ни ткут, ни прядут, да тоньше нашего ходят.

Немилое прялье, где милого нет.

Эка, прядева-то страсть, что некуда и класть!

Весь дом опряла, на всех.

Веретено – простейший инструмент, с которого началось развитие прядения. Это приспособление для вращения, которым создаётся нить. Веретено у разных народов выглядит по-разному, однако суть одинакова. Прялка появилась уже в процессе усовершенствования прядения как результат стремления к более удобному размещению для пряхи и более эффективному действию инструмента. Промежуточным этапом между веретеном и прялкой с колесом стала чарка. По сути, чарка представляет собой механическое веретено, приводящееся в движение не ловкостью пальцев пряхи, а крутящейся ручкой с приводом.

Следующий этап – создана деревянная самопрялка. Другими словами, механическая прялка с колесом. Намотка и кручение нити уже автоматизированы, а обе руки могут заняться сучением пряжи, что сразу же сказалось на качестве пряжи. Прялка приводится в действие тяжёлым колесом, которое раскручивается в нужную сторону. Скорость самопрялки можно плавно регулировать частотой нажатия на ножную педаль, связанную с колесом.

Прялки активно применяются и теперь, от самых простых, типа чарок, до самопрялок с электроприводом. И это не дань экзотике. У мастера, делающего пряжу самостоятельно, всегда значительно больше возможностей воплотить свой замысел, чем используя магазинную пряжу.

Веретено, а также прялка и все действия, связанные с прядением, считались символами жизни и непрерывности времени. Веретено выступает в качестве атрибута женских божеств, связанных с судьбой и смертью (греческие мойры, римские парки), которые сматывают на него нити человеческих жизней. Связь веретена с символикой судьбы отражена и в языке: напр., слова, обозначающие судьбу в нем.: werde, wurde, wird – «буду, будет» (ср. славянск. вертеть; лат. vertere – вращать; эст. vereta(ma) – катать, скатывать; крутить, вертеть).

Очень вероятна и связь веретена и времени: уст. русск. веремя, укр. вéремє, белорусск. вéреме. Ср. шв. fram, frami, framme – вперёд, впереди; позднее, позже; движение или направление вперёд, вверх; шв. framila – мчаться, примчаться; шв. framtid – будущее (время).

Веретено отождествлялось и с осью мира (как в греческой мифологии, где веретено – атрибут богини судьбы Ананке). М. Шнайдер пишет, что веретено является атрибутом Великой матери, которая прядёт внутри каменной горы или у подножия Мирового дерева (скандинавские норны, прядущие нить судьбы у подножия ясеня Иггдрасиля).[10]

Есть что-то волшебно-завораживающее в движении веретена, в его простых и совершенных формах и пропорциях. Иногда кажется, что всю атрибутику и технологию ручного ткачества человечеству просто подарили, обучив этим пользоваться! Прошли тысячелетия, но ведь технология ткачества никак принципиально не изменилась. Несравнимо качество нынешнего сырья для ткачества. Да, стали совершенными ткацкие станки и управляет ими компьютер, многие процессы вообще не требуют присутствия человека, но это всё равно основа и утóк!

Не менее объёмна и кудель (и как предмет, и как семантическое поле вокруг названия данного предмета). Осмелюсь предположить, что она напрямую связана с (если не лежит в основе) ц-сл. хѫдогий, худогий (мастерский, искусный) и широко используемых сегодня слов художество (мастерство, искусство) и художник.

Над сравнениями М. Фасмера для слова художник[11] явно довлел образ художника-живописца: вот он держит в своей мастерской руке кисть – герм. hand – рука (кисть руки). Довлеет этот образ художника с кистью в руке над последователями немецкой компаративистики второй половины 19 века и поныне (см. выступление доктора филологических наук Светланы Бурлак на форуме, состоявшемся в январе 2017 года, где она пересказала укоренившиеся гипотезы о «заимствованиях» слов по строго определённым схемам, прописанным немецкими компаративистами 19 века, в том числе при образовании слова «художник».)[12]

 

 

Связь слова хѫдогий с рукой и рукоделием – весьма вероятна. При этом на поверку герм. Hand – рука (кисть руки) – является не таким уж и исключительно «германским», но имеющим не менее древних финно-угорских родственников.[13]

Для слова хѫдогий и художник есть и альтернативные любительские версии.[14]

При этом нужно понимать, что хѫдогий – мастерский, искусный – связывалось не только с живописью и фресками. Изначальными художествами и рукоделиями были, прежде всего, вышивки и ткачество в целом – что явно (также) могло быть заложено в хѫдогий – и что до сих пор можно отследить в остатках народных, разговорных языков бескрайней Русской равнины, равно как и в «индоевропейских» языках Европы. Те же корни встречаются и в до-эллинских языках (в частности, в шумерском, дравидском):

[Keš] (шумерск.) – ремень; связывать, соединять (ср. с рассм. ранее общесл. кожа; тур. kişir – кора, кожица, скорлупа; вепсск. kezi –выделанная кожа животных; фин. kesi, эст. kesi – тонкая кожа, кожура, лузга, шелуха, плёнка).

[Kud] (шумерск.[15]) – делать одежду; [kode, kad] (шумерск.) – связывать, вязать, ткать; [kattu] (дравидск.) – связывать (ср. с рассмотренными выше саамск. kat – оленья кожа; эрз., мокш. ked – кожа; англ. coat – гл. покрывать; сущ. слой, покров; мех, шерсть; совр. пальто; нем. haut, исл., дат., шв., норв. hud, ст.-англ. hyd – кожа, шкура; совр. англ. hide – кожа, шкура; также гл. скрывать, прятать; тюркск. кат – слой, пласт).

Ср. с эст. koota(ma) – вязать; эст. kootu(ma) – стягиваться, стянуться; эст. kude, р.п. koe – плетение, вязь, ткань (напр., koe kiri, koe muter – узорчатая плетёнка, рисунок узорчатого переплетения); ср с эст. kütke – привязь, узы, путы; эст. kütkesta(da) – привязывать, опутать; очаровать, прельщать, обворожить.

Не отсюда ли также кудь – «чары», куд – «злой дух» и кудесник, кудесница – «колдун, колдунья»?

Ср. эст. kudu(ma), фин., водск. kutoa, ливск. kuddõ, ижорск. kuttooa, карельск. kuduo, вепсск., чудск. kudo(da), саамск. gođđit эрз., мокш., муромск. koda(ms), марийск. kuaš – вязать, ткать, соткать, плести, сплести –> эст. kuduja (и равнозначное – kudunik), фин. kutoja, вепсск. kudoi (и равнозначное kudonik) – вязальщик, вязальщица, ткач, ткачиха (-ja(-j) и -nik – равнозначные cуффиксные окончания, прибавляемые к основной части глагола для образования субъекта действия в настоящем, как, напр., в эст. kiskja и русск. хищник.[16])

Ср. ит. cucire, исп. coser – шить;

Ср. ит. coda – коса, плетёная верёвка; нем. kette – вязь, цепь; нем. ketten – привязывать, связывать; фр. couture – шитьё, швейное ремесло; фр. couturier [кутюрье] – портной, портниха;

Ср. тат. катлау, казахск. қаттау – слоить, наслоить, наложить слоями (пластами), складывать рядами; напластовать; свивать, свить; сучить, ссучить, скручивать; наслаивание, сложение слоями, сложение пластами.

Ср. русск. кудлó – клок, свалявшийся пучок волос, шерсти; фин. kotelo – куколка; фин. koteloitua – окукливаться; русск. КУДЕЛЬ, чешск. koudel, ц.-сл. кѫдѣль – лён, приготовленный к пряже, пучок льна, конопли для прядения, наматываемый на прялку; также сама прялка, веретено; ср. русск. кудерь, кудря, кудри, укр. кудир [кудыр] – локон, завиток волос.

Кудель считалась символом женского начала, и оберегом от нечистой силы. Кроме того, в некоторых регионах она выполняла роль медиатора между земным и потусторонним миром. У словаков в поминальные дни Всех Верных Душечек хозяйки жертвовали в костёл столько куделей чесаного льна, сколько душ умерших поминали, веря, что за каждую кудель уцепится одна душа и сможет выйти из чистилища. Белорусы считали, что если опоясаться тремя нитями, изготовленными из отходов шерсти при тканье, выпряденными левой рукой, и сесть на печи, то можно будет увидеть души умерших, входящих в избу. Кудель могла символизировать и изменение статуса девушки: на Валдае и в Новгородских землях жених сжигал кудель прямо на прялке невесты в знак того, что вопрос о свадьбе решен, откуда пошло выражение «уже куделина сожжена».[17]

Ручное ткачество как одно из древнейших человеческих ремёсел можно рассматривать с разных сторон. Оно изучается археологами, этнографами, искусствоведами, технологами. Многие учёные обращались к этой теме в связи с исследованием быта народов мира, рассматривали особенности ткацких технологий и орудий труда, занимались изучением тканого орнамента, его значения и роли в системе культур.

Пора бы вдумчивее обратить внимание на терминологии этого древнего ремесла и лингвистам, особенно тем, чья профессиональная деятельность связана со сравнительно-историческим языкознанием (СИЯ) – не брезгуя рассматривать историю Европы (и мира) как единый живой организм, где веками и тысячелетиями происходили постоянные культурные и торговые обмены и взаимообогащения, в результате которых, в том числе, одни и те же слова и термины многократно переходили из языка в язык, расходились и сходились обратно.

Держаться, вцепившись всеми частями тела, за наивные «индо-европейские» (а точнее, «индо-германские» – и вовсе не безобидные) гипотезы СИЯ второй половины 19 века, теории т. н. «филиации» (ветвления) языков, заложенные Вильгельмом фон Гумбольдтом, Францем Боппом, Расмусом Раском и Якобом Гримме, которые перечеркнули наработки всех своих предшественников (оправдывая, прежде всего, расовое превосходство германских народов), равно как получать после выступлений на форумах по борьбе с «лженаукой» бюсты Дарвина (чьей теорией эволюции человека от обезьяны тогда же, в конце 19 века (с 1870 года – и вплоть до 1958-го!), оправдывалось создание в Париже, Лондоне, Брюсселе, Антверпене, Барселоне, Милане, Нью-Йорке, Варшаве, Гамбурге и других городах «просвещённого мира» зоопарков, где вместо животных выставляли представителей колониальных племён из Индокитая и Африки (а в Германии умудрились выставить и саами (лопарей), рассматривая всех их лишь как промежуточное звено между обезьяной и homo sapiens)[18] – мягко говоря, и архаично, и антинаучно.

 

 

Ольга Кулиш

https://www.facebook.com/kulish.olg

 

Благодарю постоянного автора рубрики «Записки о языке» Николая Славянинова за знакомство с ресурсом и за поддержку рядом материалов.

 

 

 



 

[1] Для одежда, одяг ср. с: лтш. āda, лит. oda – кожа, шкура; эст. oda – устар. кожа; odast – из кожи; odaga – с кожей (-st; -ga - падежные окончания); вероятно, сюда же: эст. õdus – уютный, приятный.

Также вероятно родственными являются слова c начальной к-(г-,х-):

В славянских языках: кожа (которую Фасмер сравнивает исключительно с козой* – которая, безусловно, тоже участвует в процессе изготовления кожаной одежды, но только ли она!)

В тюркских языках: тур. kişir – кора, кожица, скорлупа;

В финно-угорских языках: эст. kesi, р.п. kee, kett, фин. kesi – тонкая кожа, кожура, лузга, шелуха, плёнка; чудск. kettu – кожица (напр., змеи); карельск. kettu – плёнка на молоке (сливки); вепсск. keźi – коровья кожа; выделанная кожа животных; саамск. kat – оленья кожа; эрз., мокш. keď – кожа.

В германских языках: англ. cozy – уютный; англ. coat – гл. покрывать; сущ. слой, покров; мех, шерсть; совр. пальто; нем. Haut, исл. húð, дат., шв., норв. hud, ст.-англ. hyd – кожа, шкура; совр. англ. hide – кожа, шкура; также гл. скрывать, прятать.

Не отсюда ли и худой? (семантика: тощий – тонкий как кожа, истощавший, одна кожа да кости).

В славянских языках: кутать, укутаться, закутать и т.д.

Ср. также с: нем. Hut – шляпа; защита; англ. hat – шляпа; англ. hood – закрывать, скрывать; англ. hut, нем. Hütteхата, хатка; шв. hus, нем. Haus, англ. houseкут, хата, дом (т.е. защищенное, закрытое место).

Ср. также с: англ. heat, нем. Hitze – жар, тепло (сохраняемые кожей, одеждой, укрытием, юртой, домом); англ. hot, нем. heiss – жаркий; и т.д.

В соседних тюркских языках: тур. ket – препятствие, ketim – скрывание, хранение в тайне; тат. кат, каз. қат, азерб. qat – слой, пласт; тат. катлау, каз. қаттау – слоить, наслоить, наложить слоями (пластами); свивать, свить; сучить, ссучить, скручивать; наслаивание, сложение слоями, сложение пластами;

Возвращаясь к финно-угорским языкам, ср. с: фин. kattaa – покрыть, проложить, вымостить, выложить, устлать, настилать крышу; эст. katma, katta – покрыть, накрывать, прикрыть, укрыть, застлать; эст. katus – крыша, кровля, покрытие, кров;

Ср. с: славянск. гать (настил из брёвен или хвороста для проезда через топкое место; дорога через болото или затопленный участок суши, настил через трясину); фин. katu, шв. gata – улица.

Ср. c начальной л-:

Нем. Leder, шв. läder, англ. leather, лат. aluta – кожа;

Англ. lay – класть, покрывать; русск. ложить; c-лой; эст. ladu, р.п. lao – склад; ladustama – складывать, складировать; англ. lade, load, эст. laadima, фин. ladata – грузить, нагружать (откуда и эст. lodja, русск. лодья, ладья – гружёная товарами баржа).

Ср. c начальными кл-:

Англ. cloth – ткань, материя; платье, одежда; нем. Kleidung, шв. kläder – платье, одежда;

Русск. класть (покрывать), кладу, выкладывать, склад.

Ср. c начальными пл-:

Русск. плоть, платье; и т.д.

 

Одновременно, с семантикой «кожного покрова», «защиты, укрытия», а также заставляющего искать укрытия «страха», между (зачастую теми же) языками «путешествовали» слова с основой –пе(л)-:

Кит. [pí, пи] – кожа, шкура, мех;

Устар. эст. pelt; англ. pelt, ит. pelle, лат. pellis – кожа, шкура;

Норв., дат. pels, шв. päls, нем. Pelz – шкура, меховая шкурка, мех;

Эст. peit(ma), фин., водск., ижорск. peittää, карельск. peittiä, чудск. peiťťä(dä), вепсск. pii̯tta – прятать, скрывать, укрыть, заслоить, скрыть; эст. peitu(ma) – скрываться, эст. peit, р.п. peidu – тайное убежище, укрытие; фин. peitellä – покрывать, укрывать, накрывать, прикрывать; фин. peite, peitto – покров, то, чем покрывают, укрывают, ткань для покрывал, одеяло;

Ивр. [pela'ot] – прятять(ся), скрывать(ся);

Дравидск. [pelagu] – страх;

Др.-тюркск. beliŋ – страх, паника, ужас; др.-тюркск. beliŋlä, каз. белинне – бояться, пугаться, ужасаться; устар. тур. pelin – заяц (трусливое, вечно спасающееся бегством животное);

Устар. норв. belg – шкура, меховая шкурка, мех;

Русск. бела, белка – старинная денежная единица, а досл., шкура, шкурка;**

Эст. pelg, р.п. pelgu, фин. pelko, pelkää, эрз. пелема, коми полӧм – страх, боязнь, трусость; страх, устрашение; эст. pelglik – боязливый, робкий; эст. pelga(ma), pelgu(ma), фин. pelätä, эрз. пеле(мс) – бояться, пугаться, страшиться, трусить; остерегаться; эст. pelglik – боязливый, робкий, трусливый, пугливый, опасливый; эст. pelgur, фин. pelkuri – трус, робкий, боязливый человек; необщительный человек, дикарь;

Эст. pelg, pelgupaik – приют, пристанище, убежище; тайник (ср. Pelgulinn – старинный защищённый городской район, примыкающий к Таллинскому верхнему городу); эст. puges pelgu – спрятался, укрылся; эст. ta on pelus – он скрывается, укрывается; фин. pelastua – спасаться;

Эст. peleriin – пелерина (накидка, мантилья); эст. pelt, р.п. peldi – заслон, заслонка; фин. pelti – лист, заслонка; вьюшка; фин. palttina – полотно, холст, холстина;

Ср. ит. pelliccia – меховая шуба. У нас с данным корнем позже прижилось пальто (через лат. palla – одежда, покров, мантия, накидка; фр. раlеtоt – накидка, плащ).

 

* Для козы, при этом, Фасмер называет… «недостоверным» сравнение с тюркскими: тат. кәҗә, тур. keçi, кр.-тат. kätši – коза; а c финно-угорскими, напр., эст. kits, р.п. kitse – коза, козёл – и вовсе не сравнивает (по гипотезе СИЯ конца 19 века, их носителями были «незначительные» народы, «пришлые» с некоего места между Уралом и Камой, «молодые» и «не заслуживающие внимания»): http://www.classes.ru/all-russian/russian-dictionary-Vasmer-term-5508.htm.

** Аналогично, ср. куница – и тат. күн, гр. γούνα – кожа; тат. кюн, кун – старинные монеты из кожи.

 

[2] А.Пяябо, 2016 «Происхождение и природа речных племён, традиционно известных как «финно-угорские» народы. Новые взгляды, включая рассмотрение влияния языков оленеводческих племён N-гаплогруппы».

http://merjamaa.ru/news/ui_ra_la_drevnij_jazyk_rechnykh_plemjon_andresa_pjajabo/2017-12-02-1305

В частности, Пяябо говорит нам, что «…в конце 1800-х годов в распоряжении ученых лингвистов имелась лишь незначительная информация по географии и антропологии. В результате была придумана простая модель, по которой предположительно существовал некий «прото-уральский» язык в Уральских горах и была описана последовательность событий, связанных с серией гипотетических миграций с Уральских гор на запад, в конечном итоге заканчивая финскими языками на Балтике. За прошедшее столетие лингвисты не имели смелости бросить вызов этой модели, даже когда археологические открытия стали свидетельствовать против нее. При этом научное сообщество, далёкое от лингвистики, воспринимает эту «уральскую» теорию как истину, не зная, что она становится всё менее обоснованной».

Опираясь на современные данные археологии, генетики и других смежных наук, Пяябо заявляет, что «устаревшая лингвистическая теория о происхождении «финно-угорских» языков, описывая их происхождение в узком месте недалеко от Уральских гор, оказала миру науки большую медвежью услугу. Более ста лет ученые полностью игнорировали «финно-угорские» языки в исследованиях доисторической Европы просто потому, что им сказали, что этих языков там не было, что они были на востоке».

 

[3] Сергей Колибаба, http://www.proza.ru/2014/07/21/1577

Фасмер приводит сравнение слова ткань c русск. тыкать; Сергей добавляет сравнение с [така] (ивр.) – втыкать, всовывать, вонзать, вбивать, ударять; [такуа] (ивр.) – всунутый, вонзенный, застрявший.

Ср. также с:

Авест. tiɣri – стрела; tiɣra – острый.

Эст. tikk, tääk – острие, штык, штырь, колышек, шпилька, спица, гвоздь; англ. dick – пенис;

Русск. штык; англ. stick – палка; гл. втыкать.

Ср. также с:

Шумерск. [tag-, таг-] – крыть, покрывать;

Эст. tekk, р.п. teki, tekki, фин. täkki, венг. takaró – одеяло; фин. täkänä – домотканный безворсовый ковер (использовался для покрытия днища саней).

Лат. tegere – крыть, накрывать; tegula – черепица.

Гр. στέγη, лит. stogas – крыша; санскр. [sthag] – укрывать, скрывать.

Англ. deck, шв. эст. tekk, teki, tekki, фин. täkki, саамск. dœkka, tœkka – палуба.

Англ. thatch – соломенная крыша; шв. tak, taket, нем. Dach, укр. дах – крыша, кровля, кров (откуда, очень вероятно, и наше любимое слово дача).

Ср. также без начальной т-: эст., фин. kangas, kanga, вепсск. kangazт-кань, полотно, материя; основа, нити основы; фин. kankuri – ткач, ткачиха <- эст. kangutama, фин. kangeta – вывёртывать, ввёртывать, выталкивать, вытаскивать, вытягивать < – эст. kang, р.п. kangi, фин. kanki – палка, кол.

Я не решаюсь утверждать, какое действие более базовое для изготовления ткани – втыкание и всовывание нити (с чем ткань и ткачество связывают Макс Фасмер и Сергей Колибаба), или первоначальное изготовление самой нити и дальнейшая обработка: её трощение и скручивание, при помощи прялки, веретена, или любого другого сподручного инструмента, как то ножка стола или табуретки с прикреплённым к ней шестком с куделью.

 

[4] Интересно слово шерсть (шершавая щетина) – вытеснившее в современном русском более употребительное во всей Европе слово волна, вовна, wool (см. ниже). То же самое произошло в белорусском: используется слово шэрсць.

Болг. вълна, босн., хорв. vuna, лтш., лит. vilna, польск. welna, словенск. volna, макед. волна, укр. вовна, слов., чешск. vlna, исл., норв. ull, дат. uld, шв. ylle, англ. wool, голл. wol, нем. Wolle, ирл. olann, лат. vellus, lana, исп., итал., рум. lana, катал. llana, фр. laine, порт., галис. la - шерсть. То же в фин. – villa, эст. vill – шерсть. Это же слово использовалось и в различных русских диалектах (напр., смоленск. волна). В современном русском имеется явно родственное и синонимичное войлок (Фасмером, однако, выносимое за рамки сравнений с волна, вовна). Явно связанными со всем вышеперечисленным являются существительные волос и волокно, и действие волочить.

Названы так по ассоциации с волнами на воде? Ср. нем. Welle, англ. wave – укр. вовна, русск. волна (на воде). Ср. эст. voo, voog, voogu, vool, voolu, voolus – течение, поток, волнение, волна, порыв, наплыв; эст. voola(ma) – течь, литься, струиться. Древнюю водяную лексику и производные от неё слова очень подробно разобрал Фёдор Избушкин в работе «Вода сама себе царь в 260 языках мира» http://newlit.ru/~zapiski_o_yazyke/5758.html.

Ср. англ. wave – также колебание, волнистость, неровность, гл. развеваться (о флагах), волноваться (о ниве и т.п.), качаться (о ветках), виться (о волосах), завивать; англ. weave (wove, woven) – плести, вплетать, сплетать, ткать; англ. weaver – ткач, ткачиха.

 

[5] Ср. лён с эст. lina – лён; эст. linaneльняной; англ. linen – прил. льняной, сущ. полотно, холст, бельё. Ср. далее с ирл. olann, лат., исп., итал., рум. lana, катал. llana, фр. laine, порт., галис. laволна, волокно, шерсть.

Cам лён в английском: flax (ср. лат. plexi, plectoплести); при этом столь употребительное англ. linen – явный прямой остаток от фенно-славянских lina, linane; лён, льняной.

Интересна широко использовавшаяся наравне со льном для изготовления ткани конопля (пенька): эст. kanep, р.п. kanepi, водск. канива, англ. cannabis – конопля, пенька. Ср. с эст. kanepi riie – пеньковая ткань, посконь. Ср. с эст., фин. kangas, р.п. kanga, вепсск. kangaz – ткань, полотно, материя; основа, нити основы. Ср. и с собственно словом ткань, с начальной т-.

 

[6] Нить, нити – раскручиваются как нити Ариадны:

В прибалтийско-финских языках: эст. niit, р.п. niidi – нить (напр., linane niit – льняная нить; peenike niit – тонкая нить; õmblus niit – швейная нить); фин. nitoa – сшить; фин. nuottaневод, сеть (прежде всего рыболовная); эст. niit, niitjas – нитевидный (напр., niitvetikad - нитчатые водоросли);

Ср. русск. невод;

Ср. англ. net – невод, сеть (прежде всего рыболовная);

Ср. русск. гнездо (г-нездо);

Ср. англ. nest – гнездо (птичье, свитое из нитей, из травинок);

Ср. лат. necto, nexi, nexum – вязать, сплетать, соединять; лат. neo, nere, netum – прясть, ткать; лат. nidus – гнездо; лат. nidulor – вить гнездо;

Ср. гр. νην, νηθω, νησω [нин, нито, нисо] – прясть.

Ср. также с начальной с-: санскр. [snayati, с-наяти] – обматывает, одевает; русск. снасть, снасти (прежде всего рыболовные сети, лески, петли для охоты).

И есть ещё очень вероятно связанные: эст. niit(ma) – косить, скашивать, сжинать; стричь; эст. niitja – жнец, жница (косарь, косец); эст. niit, р.п. niidu, фин. niitty, niitto – луг, сенокос, покос, пожня, сенокосное угодье; скащивание, покос, косьба травы на сено;

Ср. с начальной ж-: русск. жнить, жнец, жница (косить, косарь);

Ср. с начальной ш-: нем. schneiden – жнить, косить, резать; нем. Schneide – лезвие, остриё; нем. Schneider – портной (а изначально жнец, косарь).

 

 

[7] Прясть, пряжа – слова древние, встречаются в том числе в Остромировом евангелии: прѩдѫ, прѩсти νήθω (прясти нить).

И эти слова явно имеют «бездействующую приставку» п-: ср. без начальной п-: рядить, нарядить, ряженый; рядно (грубая ткань, мешковина); ряса, риза.

Ср. с: эст. rüü, устар. шв. ry, ryda – наряд, одежда, одеяние, облачение; эст. rüüs, р.п. rüüsi – рюш, рюшка, оборка; эст. mungarüü – монашеская ряса; эст. raudrüü – латы, кольчуга (досл., железное одеяние); эст. rüütel – рыцарь; эст. rüürikas – богато облачённый, благородный;

Ср. эст. riie, р.п. riide, riiet – ткань, материал, полотно, материя, наряд, платье, одежда (напр., riiet kuduma – полотно соткать; riidetükk – отрез, лоскут ткани, суконка; ema õmbleb mulle ise riideid – мама шьёт мне сама одежду; vabastas end riietest – он освободил себя от одежды); эст. riietus – наряд, убор, убранство, платье, облачение, одежда (любая); эст. riidekangas – платяная, одёжная ткань; эст. rüüta(ma), riieta(ma) – рядить, нарядить, облачить, одеть; riietu(ma) – рядиться, нарядиться, одеваться; эст. rätik – платок, тряпица, полотенце; эст. rätsep – портной, швея.

Ср. тур. rişte – нить, нитка; вязь, связь.

Т.е., видимо, когда-то и русск. слово ряд должно было быть связано не только с семантикой «линия», но и «строка, нить». В эст. rida, р.п. rea – ряд, линия, строка (ср. строчить ткань); ср. англ. read – читать (по строкам).

Ср. также с: ит. rocca – прялка; ит. rocchetto – бобина; эст. rakis – слоевище; эст. rake, rakme, raket, rakend, rakendi – упряжь, упряжка, запряжка, сбруя; эст. rakenda(ma) – впрягать, впрячь, вводить, ввести, приложить; эст. rakendus – прикладной (напр., rakenduskunst – прикладное искусство; rakenduskunstnik – художник-прикладник).

Ср. с начальной т-(д-): фр. tricot – вязь; фр. tricoter – вязать; фр. tresse – плетёная тесьма, коса (из волос); русск. трепать, тростить, трощение; фр. tresser – плести, заплетать; фр. trousseau – узел (вещей); приданое, носильные вещи; англ. dress – платье; гл. одевать, носить; фр. trousse – связка, узел; короткие шаровары; англ. trousers – брюки, панталоны; исп. trusaтрусы (как женские, так и мужские); уст. шв. trosor [трусур] – жен. нижн. бельё.

(*) Остромирово евангелие – одна из древних богослужебных книг, из привезённых из Болгарии и переписанной дьяконом Григорием в 1056—1057 гг. для новгородского посадника Остромира.

 

[8] Плести, лат. plecto, plexi, plectere.

Ср. без начальной п-:

Русск. латы, латать;

Греч. λωτός [лотόс] – вплетенный; ἁλωτίς [алотис] – платье, одежда;

Эст. latt, р.п. lati – планка, рейка, жердь, шест;

Англ. lath, нем. Latte – планка, рейка, дранка, плетень, сетка; штукатурная дрань; англ. lattice – решетка, решетчатый;

А ведь и платье, и греч. ἁλωτίς – платье, одежда; и англ. cloth – ткань, материя; платье, одежда; и нем. Kleidung, шв. kläd(er) – платье, одежда – всё изготавливалось так же, как решетчатая дранка, плетень – путём наложения, соединения, вплетения слоёв, отрезков древесины, планок, пластинок, шпона или материи, нитей.

 

 

[9] Не умаляя значения других процитированных терминов из старинных технологий ткацкого станка на сайте http://www.liveinternet.ru/users/oprichnik46/post234166854/ , разберём ниже спицу, за которой тянется ещё один бескрайний и чрезвычайно интересный семантический куст.

Фасмер приводит значения спицы как вязальная игла, заноза (олонецк. диал.), копье для охоты за морским зверем (арханг. диал.), колышек, деревянная спица, спичка. При этом, по Фасмеру, якобы «нет оснований для сравнения с нов.-в.-н. Spitze – остриё» http://www.classes.ru/all-russian/russian-dictionary-Vasmer-term-12595.htm. Однако всё же сравним. Чем, как не острыми спицами или спицей с закругленной головкой (крючком) вязали кружева, вытягивая, переплетая и пришпиливая?

В германских языках, c начальной s-: нем. Spitze, шв. spets – кончик, остриё; шв. speta – деревяшка, заноза; шв. spetsa – заострять, проколоть, пришпилить; нем. Spitzen, шв. spets – кружево, кружева (то, что и изготовляется с помощью спиц);

В прибалтийско-финских и романских языках, без начальной s-: ит. pizzo – остриё; кружево, кружева; также мафиозный оброк; эст., фин. pits, pitsi – узелок, завязка; кружево; ит. pizzа – ныне всемирно известное блюдо в форме круглых кружев; ит. pizzicare – щипать; ит. pezza, pezzo, исп. pedazo – кусок, часть.

В шумерском и финно-угорских языках, без начальной s- (вероятно, базовые для всего выше и нижеперечисленного): шумерск. [pi, пи] – зуб, клык; фин., эст. pii, эрзянск., мокшанск., муромск. пей, удмуртск., коми пинь, мордовск. pej, peŋ, хантыйск. pöŋk, peŋk, манскийск. päŋ, päŋk, саамск. piŋi – зуб, зубец, остриё.

В германских, прибалтийско-финских и романских языках, без начальной s-: англ. pin, punch – приколоть, прикалывать, прижимать; эст. pind, р.п. pinna – горбыль, сучок, заноза; эст. punn, р.п. punni – втулка, пробка, затычка, шпунт; ит. pinzare – проколоть, прикрепить; ит. pinzo – укол; исп. pincho – шип, остриё; ит., исп. pinza – щипцы, клещи; зажим, клешня (ср. пинцет - небольшой ручной захват для манипулирования мелкими предметами).

В славянских языках, без начальной s-: пень; знаки препинания (знаки остановки в предложении); говорить без запинки (без остановки); укр. зупинка [зупынка], белорусск. прыпынак – остановка.

В финно-угорских и романских языках, без начальной s-: фин. pingottaa, pinnistää, эст. pinguta(ma), pingulda(ma) – натягивать, натянуть (напр., струны, верёвки), напрягать, напрячь, напружинить, натужить, напрячь; марийск. peŋgə̑δe – напряженный, натянутый; эст. pingeline – напряженный, упорный, интенсивный; эст. pinge, ливск. põnktõ – напряженность, напряжение, упорство; эст. ping, р.п. pingu – нятяг; вульг. исп. pinga – пенис.

В немецком, с начальной s-: spannen– натянуть, напрячь, зажать.

В славянских языках, без начальной s-: пинать, распинать (в т.ч. растягивать на кресте); словацк. napnúť, сербск. напети, п᾽я́сти, устар. польск. piąć, pnę, ц.-слав. пѩти, пьнѫ – напрячь, натянуть, натягивать, растянуть; болг. пъ́на – натягиваю; болг. изпънат, чешск. napjatý, сербск. напет, запет – растянутый, напряженный.

В прибалтийско-финских, без начальной s-: эст. piin, фин. piina – мука, мучение, страдание, терзание, мытарство, маета, пытка, казнь; эст. piinaja – мучитель, истязатель, палач; эст. piina(mа), фин. piñata – мучить, замучить, истязать, томить, пытать, казнить; эст. piina – пыточный (напр., piina riist – пытки орудие; piina ping – дыба, пыточная камера, скамья пыток).

В германских, романских и греческом, без начальной s-: англ. pain – мука, страдание; англ. penalty – наказание; ит. pena – наказание, страдание; лат. poena – наказание, возмездие, штраф, компенсация; гр. ποινή [пойни] – наказание, возмездие, выкуп за пролитую кровь; англ. punish – наказывать; punishment – наказание.

В прибалтийско-финских и романских языках, без начальной s-: эст. punni(ma) – напрягаться, тужиться; противиться, сопротивляться, упрямиться; эст. punnu – животик; ит. pancia – живот.

В прибалтийско-финских и германских языках, без начальной s-: эст. punt, pundi – пучок, пук, вязанка; эст. punu(ma) – плести, сплести, сплетать, заплести, свить; эст. punutis – плетение, оплётка; англ. bunch – связка, пучок, кисть, гроздь;

В германских языках, с начальной s-: англ. spin, нем. spinnen, шв. spinna – прясть, сучить, плести паутину (о пауке), вытягивать и скручивать волокна в нить (откуда и спиннинг); нем. Spindel – веретено; англ. spider, шв. spinder, нем. Spinne – паук.

 

[12] Выступление Светланы Бурлак в январе 2017 года https://youtu.be/ehRpfWMx8Io?t=1450 (на 24 минуте).

 

[13] Герм. Hand – рука (кисть руки) – является не таким уж и исключительно «германским», но имеющим таких угро-финских родственников как:

Эст. käsi, р.п. käe, kätt, фин. käsi, ливск. ke’ž, водск. tšäsi, карельск., чудск., вепсск. käzi, венг. kéz, саамск. giehta, эрз. keď, мокшанск. käď, хантийск. köt, манскийск. kāt, марийск. kit, удмуртск., коми ki – кисть руки.

Эст. kand, р.п. kanna, kanda, ливск. kūonda, финск., водск. kanta, карельск., ижорск. kanda, чудск., вепсск. kand, хантыйск. χɔnt, мансийск. χānta – кость, конечность, задняя часть пяточной кости, нога.

Аналогичным образом, ставшие международными англ. art, ит. arte – искусство; ит. artigianale – ручной работы; англ. artist, ит. artista – художник; русск. артист – театральный актёр – имеют родственников, в частности, в вымершем реконструируемом муромском и выжившем эрзянском языках угорской группы: art – вышивка; artõ(ms) – красить, рисовать; artõz' – крашеный, окрашенный, нарисованный, цветной; art'n'e(ms) – вышивать. В.Чернявский (2014). Язык Муромы. Москва: Merja Press.

 

 

[14] В своей работе Григоренко А.М. «Великий и могучий. Происхождение Русского языка» выдвигает следующую альтернативную версию для художник (исходя из выведенного собственного набора прото-корней):

«Художник: хоудога: ХО-У-ДО-ГА – вершина у до идти. Достигнуть вершины (мастерства)».

Оставляю на суд читателя, самой мне построение этимологий из гипотетических прото-корней не нравится (получается некая пародия на то же, что было сделано немецкими компаративистами в конце 19 века, и до сих пор довлеет над лингвистами 21 века).

 

[15] Simo Parpola (2016). Etymological Dictionary of the Sumerian Language. Издательство Eisenbrauns.

Симо Парпола (Simo Parpola) – профессор ассириологии Университета Хельсинки, в частности, говорит: «…По результатам системного изучения около 75 процентов известной шумерской лексики, нами идентифицировано около 1700 слов и морфем, которые можно этимологически обоснованно связать с «уральскими» и/либо «алтайскими» языками, принимая во внимание регулярные чередования звуков и семантические изменения». http://s155239215.onlinehome.us/turkic/42TurkicAndSumer/SimoParpola_Altaic-UralicAndSumerEn.htm

 

 

 

 

(в начало)

 

 

 


Купить доступ ко всем публикациям журнала «Новая Литература» за январь 2018 года в полном объёме за 197 руб.:
Банковская карта: Яндекс.деньги: Другие способы:
Наличные, баланс мобильного, Webmoney, QIWI, PayPal, Western Union, Карта Сбербанка РФ, безналичный платёж
После оплаты кнопкой кликните по ссылке:
«Вернуться на сайт магазина»
После оплаты другими способами сообщите нам реквизиты платежа и адрес этой страницы по e-mail: newlit@newlit.ru
Вы получите доступ к каждому произведению января 2018 г. в отдельном файле в пяти вариантах: doc, fb2, pdf, rtf, txt.

 

Пользовательский поиск

Клуб 'Новая Литература' на facebook.com  Клуб 'Новая Литература' на g+  Клуб 'Новая Литература' на linkedin.com  Клуб 'Новая Литература' на livejournal.com  Клуб 'Новая Литература' на my.mail.ru  Клуб 'Новая Литература' на odnoklassniki.ru  Клуб 'Новая Литература' на twitter.com  Клуб 'Новая Литература' на vk.com  Клуб 'Новая Литература' на vkrugudruzei.ru

Мы издаём большой литературный журнал
из уникальных отредактированных текстов
Люди покупают его и говорят нам спасибо
Авторы борются за право издаваться у нас
С нами они совершенствуют мастерство
получают гонорары и выпускают книги
Бизнес доверяет нам свою рекламу
Мы благодарим всех, кто помогает нам
делать Большую Русскую Литературу



Собираем деньги на оплату труда выпускающих редакторов: вычитка, корректура, редактирование, вёрстка, подбор иллюстрации и публикация очередного произведения состоится после того, как на это будет собрано 500 рублей.

Сейчас собираем на публикацию:

13.08: Михаил Кобец. Сумасшествие морали (эссе)

 

Вы можете пожертвовать любую сумму множеством способов или Яндекс.Деньгами:


В данный момент ни на одно произведение не собрано средств.

Вы можете мгновенно изменить ситуацию кнопкой «Поддержать проект»




Купите свежий номер журнала
«Новая Литература»:

Номер журнала «Новая Литература» за июнь 2018 года

Купить все номера с 2015 года:
Литературно-художественный журнал "Новая Литература" - www.newlit.ru


 

 



При перепечатке ссылайтесь на newlit.ru. Copyright © 2001—2018 журнал «Новая Литература».
Авторам и заказчикам для написания, редактирования и рецензирования текстов: e-mail newlit@newlit.ru.
Меценатам, спонсорам, рекламодателям: ICQ: 64244880, тел.: +7 960 732 0000.
Реклама | Отзывы
Рейтинг@Mail.ru
Поддержите «Новую Литературу»!