HTM
Мстить или не мстить?
Читайте в романе Ирины Ногиной
«Май, месть, мистерия, мажоры и миноры»

Инна Заславская

Домашнее кино

Обсудить

Сборник стихотворений

Опубликовано редактором: Игорь Якушко, 25.11.2007
Иллюстрация. Автор: джу. Название: "in dark ". Источник: http://imageserver.ru/archives/29

Оглавление

  1. Нескучный сад
  2. «Надо мной наклонилась осень…»
  3. «Торопится лес октябрем приодеться…»
  4. «Из чемоданов платья доставали…»
  5. У больничного окна
  6. «Качался пароход прогулочный…»
  7. «Разгадываем сны и жаждем изменений…»
  8. «Свищет, свищет канарейка…»
  9. «На южный склон голубоватый…»
  10. «Метель, мастерица вечерняя…»
  11. «Нет, не могу себе представить…»
  12. «К ночи пуржит. А говорят – весна…»
  13. Бессонница
  14. Харон
  15. Семейный обед
  16. Дочки-матери
  17. «Твой дом, безликий как сугроб…»
  18. Цыганка
  19. «Когда вскипает неприязнь…»
  20. Метро
  1. Весна
  2. «Листок закрученный прилип…»
  3. «От нафталинового духа…»
  4. «Ну вот ты и уходишь, и дома…»
  5. «Подъезд в пятиэтажном доме…»
  6. «Что наша жизнь? Течет беседа…»
  7. «Безумья позднего герой…»
  8. Домашнее кино
  9. «Придет всему когда-то свой черед…»
  10. «Замкнулся круг, и я пришла к истоку…»
  11. «У края леса две сосны…»
  12. «Смотри, как сеть паук плетет…»
  13. «Всей правды быть не может. Просто нет…»
  14. «Зачем она приходит – вновь и вновь…»
  15. «Яблочный, ореховый, медовый…»
  16. «О, как мучительны поминки…»
  17. «Любви забытой не бывает…»
  18. «Какая странная зима…»
  19. «Жасмином сладко веет со двора…»
  20. Дом Девы Марии в Эфесе
  1. Разговор с музой
  2. Коломенское
  3. «Без надежды на спасение…»
  4. Донна Инна
  5. «Усталость ватным одеялом…»


Нескучный сад

Нескучный сад,
Вхожу в твое названье,
Как под навесы сумрачного дня.
Нескучная страна Воспоминанья
Заманивает омутом меня.

Неслышный сад.
По травам бессловесным,
Сквозь голоса, умолкшие давно,
Спускаюсь к пруду, где в овале тесном
Немое отражается кино.

Неспешный сад.
Медлительно стекают
По листьям дорогие имена.
И дождь прощальный жест их повторяет,
И облики стирает пелена.

Утешный сад –
Все раны затянулись.
Аллеи милосердно к телу льнут.
Со мной опять моя подруга юность
И впереди – два мальчика бегут.

                            1986 г.

* * *

Надо мной наклонилась осень,
Руки бронзовые скрестив,
Все улыбки с лица отбросив,
Все обиды зажав в горсти.
Вот идет она садом длинным –
Сарафаном багряный лист.
Журавлиным прощальным клином
Брови темные поднялись.
Дышат ветры ее губами,
Златом убрана голова!
Вечевыми колоколами
С ней аукается Москва.
Сколько власти в ее движеньях!
Взгляд придирчив и голос строг…
И лежит перед ней Блаженный
Разноцветным листом у ног.

                            1966 г.

* * *

Торопится лес октябрем приодеться,
Багрянец скользит по древесной стене.
Глубинного озера темное сердце
Расколото стрелами пестрых теней.
Летит в глухомани чуть слышная песня,
И самая дерзкая птица молчит:
Высоко под сводом застывшего леса
Хорал опадающих листьев звучит.
Чего они ждут и о чем они просят,
Надежды какой их манят бубенцы?
Холодные дачи-скворечники бросив,
Уехали на зиму в город жильцы.
А осень насмешливый город не любит –
Зайдет ненадолго, на пару часов.
Уходят из судеб привычные люди,
Как осень уходит из тихих лесов.

                            1968 г.

* * *

Из чемоданов платья доставали –
Разноплеменный ворох лоскутов.
Пестрели на пикейном одеяле
Букеты удивительных цветов,
Невянущие, пахнущие крепко
Духами, нафталином – всем подряд.
Из этого гранатового крепа
Был сделан мамин свадебный наряд.
Любуясь тканью, мама говорила,
Какой у платья дивный был фасон,
Какую тетка вазу подарила,
Как танцевать умели вальс-бостон,
И многое о той поре неблизкой…
А платья надвигались, как валы:
Мадаполамы, фаи и батисты
На нашу память шли атакой, шли!
И среди них – на самом дне картонки
То, что принес мне в день рожденья дед:
Как одуванчик, все в оборках тонких.
Жаль нету дочки – некому надеть.

                            1985 г.

У больничного окна

Две белизны, две чистоты – два снега.
Там, за окном не удержать разбега
Простынных, накрахмаленных снегов.
А в комнате, зовущейся палатой,
Постельные сугробы грубо смяты
И кафель замерзающее суров.

Там, за окном – морозное свеченье,
Оно дороже всякого леченья,
Целительней мудреных процедур!
Но пахнет дезинфекцией нещадно.
Прошел обход – на лестничной площадке
Больные затевают перекур.

Две белизны, две чистоты – два мира.
Там, за окном бежит автобус – мимо.
За ним слежу, прощаюсь как навек.
В казенной и линялой бумазее
Не чувствую, что на меня глазеет
Под окнами стоящий человек.

                            1985 г.

* * *

Качался пароход прогулочный
В закатной черноморской неге.
Как вывеска над дверью булочной,
Качался ситный месяц в небе.
Взлетали, ветерком надутые,
Подолы платьев, шали, волосы,
Когда взлетел из репродуктора
Знакомый голос, а за голосом –
Прозрачная, как лед, мелодия
Над палубою закружила,
Простудной дрожью половодья
Охватывая пассажиров.
Слова холодные, мятежные
Знобили под загаром кожу.
И вот уже холмы прибрежные
Плывут, на айсберги похожие!
Отринув оболочку имени,
Душа за ними вслед летела,
И мучилась, и петь хотела,
И на волне звездой блестела!

                            1986 г.

* * *

Разгадываем сны и жаждем изменений,
Перебираем в сотый раз никчемный разговор
О том, что наш начальник глуп, и в этом нет сомнений,
Но дуракам у нас почет и бездарям простор.

Заговорив мигрень таблеткой анальгина,
Ведем усталые умы на поиск миража.
А жизнь идет себе вперед и, как ни странно, – мимо.
А мы все смотрим на нее с восьмого этажа.

                            1987 г.

* * *

Свищет, свищет канарейка,
Воробьиная сестра,
Жарко вспыхивает шейка
В пыльной зелени двора,
Заполняет клетку трелью,
Задыхаясь от любви.
И взирают на соседку
С любопытством воробьи:
«Чем желтушная гордится?
Горло драть – недолго жить!»
Ничего не слышит птица,
Только горлышко дрожит,
Только снова вспоминает:
Мальчик в комнате зимой
Ложечкой водил по краю
Блюдца с золотой каймой.
Тонкий звук тревожил душу,
Разворачивал нутро
И выталкивал наружу
Голос, спрятанный хитро!
Отчего одним поется,
А другие – не поют?
Отчего один смеется,
А другие – слезы льют?
Объясни мне, в чем причина,
Способ верный назови,
Ведь тебя же научили
Излучению любви!
А меня-то кто научит
Переплавить в песню крик?
Голос горло сушит, мучит,
А выходит «чик-чирик».

                            1986 г.

* * *

На южный склон голубоватый
Скатился с облака янтарь.
Какой большой, какой богатый
У нас январь!

Скрипят парчовые настилы,
следы – как веер старых карт.
Все прогуляют два кутилы –
февраль да март.

                            1986 г.

* * *

Метель, мастерица вечерняя.
Скрипит ее ткацкий станок.
Полна послушанья дочернего,
Слежу, как шныряет челнок
По мерзлой садовой основе,
Выводит кайму из теней.
Холсты все плотней и суровей,
А сердце – колодца темней.
Чему научилась, не спрашивай
Меня, моя снежная мать:
Из нитки, чернилами крашенной,
Такой белизны не соткать.

                            1986 г.

* * *

Нет, не могу себе представить,
Что Пушкин мог бы постареть,
Хозяйством стал умело править
Да у камина ноги греть,
Что потолстел бы не на шутку,
В свой срок похоронил жену
И даже – вопреки рассудку –
С цензурой прекратил войну,
Простил обидчиков (Бог с ними!),
Украсил титулами имя,
С царем гулял бы на лугу
Вдали забытого Лицея,
Не вспоминал бы Апулея…
Нет, что хотите, не могу!
А мы живем себе не тужим,
Без поединков и проказ,
Едим изрядно, мирно служим,
Отвагу держим про запас,
Мол, полежит – не запылится.
Жизнь велика – авось, сгодится
Нам, рассудительным, седым,
Вприкуску, к чаю, понемногу…
А он был молод! Слава Богу,
Что и остался молодым!

                            1987 г.

* * *

К ночи пуржит. А говорят – весна,
И с каждым днем все раньше рассветает.
Мне снег в лицо иголочки втыкает
И под ногой тропинка не видна.
Куда бегу от суматохи дня?
К вечерней смуте. Поражает сходство
Во всех приметах. С чувством превосходства
Дворовый кот взирает на меня.
Он тянется, неспешно деловит,
Мол, ждать да догонять – пустое дело!
Но так отрегулировано тело,
Что все сорваться с места норовит.
И все ж дела совсем не хороши:
Быстрее бег – сильнее отставанье
Моих молекул от моей души,
Моей души – от тайны мирозданья!
Вон воробьи купаются в снегу!
А мне себя понять не удается:
Вперед иду или бегу, бегу
По кругу, точно ослик у колодца?

                            1987 г.

Бессонница

Глухо каплет июньская ночь.
В каждой капле – звезда и отрада.
Расползаются шорохи прочь
Из дождем усыпленного сада.
Как дитя, он бормочет сквозь сон,
И влажны под щекою ладони.
Хлорофильному бреду раздольно
В материнском свеченье окон!
Накатила пора отпусков:
Отпустить, отступить, оступиться,
В сонный омут бездумно скатиться
И не рваться из мягких оков.
Растворить, раствориться во мгле,
Сотворить единение с садом
И последним, всё помнящим взглядом
Взгляд рассвета поймать на стекле.

                            1987 г.

Харон

Вода ли, небо… Нет границы.
Окончен ход земных времен.
Опять на весла он садится,
Бессменный лодочник Харон.
И возит, возит в лодке тесной
По мраку мертвенной воды
Он пассажиров бестелесных
Неисчислимые ряды.
Неизменяем, бесконечен
До Царства мертвых скорбный путь.
Болят натруженные плечи –
Нет времени передохнуть.
Кому б сказать, что службу эту
Смертельно он устал нести,
Что сам готов уйти за Лету!
Да некому перевезти…

                                1987 г.

Семейный обед

Вот и опять к столу сошлись –
обед семейный. Этикета
Нельзя не соблюсти. Зажглись
как стоп-сигналы винегреты.
Успокоительный мотив
беседы не обманет слуха:
сквозь флейту бас рокочет глухо
и ссора зреет, как нарыв.
Небрежно брошенный глагол,
нахальный хруст куриной кости –
и вот просыпались на стол
соленые крупицы злости!
О как мы будем изводить
друг друга, обличая нравы!
Как будем сметь за все судить
в святой уверенности – правы!
Упала первая слеза
в бокал шипучего напитка.
Но кофе прерывает пытку,
и снова в небе бирюза.
Прощаясь нежно, как один
обиду на детей и старших
за пазуху поглубже прячем
до следующих именин.

                                1987 г.

Дочки-матери

Мыши по полу ходят, почти не таясь,
По шкафам разбредаются сыто.
Из углов не изведена давняя грязь,
И бельем захлебнулось корыто.
А хозяйке приняться за них недосуг –
Деревенских гоняет пьянчуг.

Тридцать лет – агрономом в седле провела,
Депутатка, общественный лидер.
Только дочка росла на руках у села:
Тут погладят и там не обидят.
Тети-Катина каша, Матренины щи
Так вкусны – за ушами трещит!

Что с того, что несла неусыпный дозор,
Урожаями добрыми бредя!
Забивает травой агрономовский двор,
И следят из-за шторок соседи,
Как хлопочет по дому, пытаясь помочь,
Неумелая взрослая дочь.

                            1987 г.

* * *

Твой дом, безликий как сугроб,
Безликие обжили люди.
Замысловатый гороскоп
Поведает, что с нами будет.
Да стоит ли о том просить,
Когда давно пора забыть
Все бывшее, надежд не чая?
Зачем же профиль твой опять
В толпе пытаюсь отыскать,
Сама того не замечая?

                            1987 г.

Цыганка

В толчее вечернего метро
Девочка цыганка, босоножка
Заглянула мне в глаза хитро,
Протянула узкую ладошку.

Позади – матроны в полный рост,
И торчит из сумки рыбий хвост,
А другая сумка прохудилась –
Из прорехи каплет молоко.
Все так близко, все так далеко…
Эй, Земфира, ты не заблудилась?

Вырастешь, вокзалы обживешь,
Народишь гадалок, попрошаек.
Ситцевая юбка обветшает,
Потускнеет выпрошенный грош.
И пойдет твоя босая дочь
Тротуары липкие толочь,
Напевая, что свобода слаще,
Чем в хоромах каменных постель…

Покачнулся и поплыл в туннель
Старенький вагон – Пандоры ящик.

                            1987 г.

* * *

Когда вскипает неприязнь,
Как гул ордынского набега,
Когда в запале, не скупясь,
Мы словом сотрясаем небо,
Когда вселенская пурга
Безумью нашему подмога,
Когда от друга до врага
Не дольше выкрика дорога, –
Замри, оглохни, онемей!
Заставь гордыню в землю вжаться!
Еще немного продержаться –
И вспыхнет свет среди теней.

                            1987 г.

Метро

Самолет из-под земли взлетает
К облаку, которое не тает,
Мозаичный бороздит простор.
А над ним веселый слог витает
Про стальные крылья и мотор.

Он звезду багряную лелеет,
Он в бою себя не пожалеет
И земли родимой не отдаст!
А она над ним все тяжелее
И пропитан кровью каждый пласт.

Столько лет в искусственной лазури
Он парит, и никакие бури
Не прервут бессмысленный полет!
Что под ним: победы, пораженья,
Перелом судеб и униженья –
Наш воздушный флот не подведет!

Проступает ржавчина по крыльям.
По стране гуляет изобилье.
По туннелям бродят поезда.
Зарастает и быльем, и былью
В небесах рисованных звезда.

                            1988 г.
Пользовательский поиск

Клуб 'Новая Литература' на facebook.com  Клуб 'Новая Литература' на g+  Клуб 'Новая Литература' на linkedin.com  Клуб 'Новая Литература' на livejournal.com  Клуб 'Новая Литература' на my.mail.ru  Клуб 'Новая Литература' на odnoklassniki.ru  Клуб 'Новая Литература' на twitter.com  Клуб 'Новая Литература' на vk.com  Клуб 'Новая Литература' на vkrugudruzei.ru

Мы издаём большой литературный журнал
из уникальных отредактированных текстов
Люди покупают его и говорят нам спасибо
Авторы борются за право издаваться у нас
С нами они совершенствуют мастерство
получают гонорары и выпускают книги
Бизнес доверяет нам свою рекламу
Мы благодарим всех, кто помогает нам
делать Большую Русскую Литературу

Рассылка '"НОВАЯ ЛИТЕРАТУРА" - литературно-художественный журнал'



Собираем деньги на оплату труда выпускающих редакторов: вычитка, корректура, редактирование, вёрстка, подбор иллюстрации и публикация очередного произведения состоится после того, как на это будет собрано 500 рублей.

Сейчас собираем на публикацию:

13.02: Евгений Даниленко. Секретарша (роман)

 

Вы можете пожертвовать любую сумму множеством способов или Яндекс.Деньгами:


В данный момент ни на одно произведение не собрано средств.

Вы можете мгновенно изменить ситуацию кнопкой «Поддержать проект»




Купите свежий номер журнала
«Новая Литература»:

Номер журнала «Новая Литература» за ноябрь 2016 года

Номер журнала «Новая Литература» за октябрь 2016 года  Номер журнала «Новая Литература» за август-сентябрь 2016 года

Номер журнала «Новая Литература» за июнь-июль 2016 года  Номер журнала «Новая Литература» за май 2016 года

Номер журнала «Новая Литература» за апрель 2016 года  Номер журнала «Новая Литература» за март 2016 года

Номер журнала «Новая Литература» за февраль 2016 года  Номер журнала «Новая Литература» за январь 2016 года



 

 



При перепечатке ссылайтесь на newlit.ru. Copyright © 2001—2017 журнал «Новая Литература».
Авторам и заказчикам для написания, редактирования и рецензирования текстов: e-mail newlit@newlit.ru.
Меценатам, спонсорам, рекламодателям: ICQ: 64244880, тел.: +7 960 732 0000.
Купить все номера 2015 г. по акции:
Литературно-художественный журнал "Новая Литература" - www.newlit.ru
Реклама | Отзывы | Подписка
Рейтинг@Mail.ru
Поддержите «Новую Литературу»!