HTM
Номер журнала «Новая Литература» за февраль 2021 г.

Екатерина Зверева

Мой горький Лондон

Обсудить

Повесть

Опубликовано редактором: Игорь Якушко, 12.10.2007
Оглавление

3. Глава 3
4. Глава 4
5. Глава 5

Глава 4


 

Im here without you, baby

 

 

Я в тысячный раз смотрю клип группы 3 doors down, сидя в глубоком кресле у себя в комнате. Задернутые темно-красные шторы и полная, глобальная темнота. Родителей нет дома – привычно-обычная командировка в Москву или куда-то туда, в «европейскую часть» – встречаются с инвесторами или с кем-то в этом роде, этот их бизнес – серьезная штука, ага. Они довольно состоятельные люди в нашем городе. Почему я говорю «они состоятельные»? Ну так не я же, согласитесь. Сколько уже времени? Час? Два? Ночью в доме очень тихо, слышно любой шум: кто-то из соседей сверху скрипнет на кровати или пойдет на кухню выпить стакан воды – все слышно. Клип… Это обаяние людей Нового Света (они же американцы, кажется?), и речь, и взгляды, и сердце через музыку – я схожу от этого с ума. Когда я смогу увидеть все это своими глазами, ощутить, вдохнуть полной грудью воздух свободы? Я закрываю глаза и вижу эти любимые символы другой жизни: Мэрилебон-роуд, улица, которую описала в своей книге «Исчезнувший принц» Френсис Бернетт и которая теперь превратилась в один из деловых центров Лондона… зеленые холмы в юго-восточных графствах Англии, вонзившиеся в небо крыши кенсингтонских высоток, предрассветные часы на берегах Темзы… А что, если все предрешено, и я никогда не увижу всего этого? Что, если не дано мне постичь этой красоты?

 

A hundred days had made me older since the last time that I saw your pretty face
A thousand lights had made me colder and I don’t think I can look

at this the same
But all the miles had separate
They disappeared now when I’m dreaming of your face

I’m here without you, baby…
 
Эти сто дней с нашей последней встречи сделали меня старше.
Тысячи огней не согреют меня, и я не думаю, что смогу смириться с этим.
Между нами сотни миль,

но они перестают существовать, когда я думаю о тебе.
Я здесь без тебя, малышка…

 

Так ведь, да? Пытаюсь понимать английские слова. Только бы скорее закончить эту дрянную школу и уехать учиться, чтобы бежать – быстрее – к своей мечте…

Я уснула в кресле, укрывшись клетчатым пледом, купленным родителями по моей настойчивой и неоднократной просьбе – как у английских лордов…

 

Видимо, ночью я перебралась на кровать, потому что утро я встретила именно там. Приняла душ. Сделала себе крепкий кофе (кофеварка для меня – настоящее чудо техники и верх прогрессивной человеческой мысли) и пару бутербродов с колбасой и сыром и еще обнаружила в холодильнике несколько упаковок клубничного йогурта. Позавтракала, высушила волосы феном. Было около двенадцати. Собираюсь на улицу: несколько капель туалетной воды, надеваю безупречно-выглаженную полосатую рубашку, делаю мейк-ап почти как у Билла Каулитца из Tokio Hotel… Это, наверное, с возрастом приходит – тупое желание краситься и выглядеть «как следует». А впрочем, никакое это ни желание выглядеть как следует, а просто маскировка – за макияжем ты незаметнее, вот и все. «Аристократичная туалетная вода», черт вас всех дери! Безупречность в одежде и вкусах мама воспитывала во мне с детства, это уж точно! Белый носовой платок, сложенный так, что его края напоминают лезвие самого острого японского клинка, модные потертые джинсы, наичистейшие носки и кроссовки из московского спортивного магазина со стучащей от новизны подошвой. Это я, понимаете? Я! Это мои ногти – блестящие от чистоты и частоты посещения маникюрного мастера. Мои волосы, пахнущие самым приятным средством из самой лучшей серии средств для волос. Это я. Глупо, но мне всегда казалось, что все сразу думают: «Вот, идет напыщенная разукрашенная девица. А туп-а-а-ая, наверное!» Нет, теперь я понимаю, что никто не думает так: всем плевать на всех, кроме себя, и такие, как я, везде. Слишком гордые пофигисты, которые в магазине, выбирая одежду, вовсе не смотрят на этих молоденьких продавцов-консультантов, будто бы не замечая их, как примелькавшийся предмет интерьера. Подъем самой необразованной буржуазии. Буржуазии, которая раньше была самым гнусным пролетариатом. Но я не такая! Да, наша семья имеет достаточно средств, и машину, и отдых… Но мы – не такие! Честь и принципы – вот что у нас есть! У меня есть. То, чего нет у них, у этих «новых бизнесменов» и их отпрысков. И на продавцов я не смотрю только потому, что мне жутко неловко – я тут одежду себе выбираю, а они сами едва ли смогут позволить себе купить ее на свою зарплату.

 

 

*  *  *

 

Был слишком пасмурный летний день. При этом небо не было затянуто мрачными тучами, извергающими потоки дождя, не сверкали молнии, не было слышно грома – только временами моросил мелкий противный дождь и дул ветер. Обычный день в середине июля, когда совсем нет солнца. Но в самом воздухе чувствовалось что-то гнетущее и катастрофически тоскливое – что-то, что вызывало непонятное щемящее чувство безысходности и страха. Во всяком случае, так казалось девушке, которая шла по главному проспекту города, закутавшись в тонкий зеленый плащ, и время от времени хмуро посматривала по сторонам. Ее светлые волосы были собраны в тугой хвост, руки она держала в карманах и иногда поправляла спадывающую с плеча черную сумку. Внезапно оторвавшись от мучавших, казалось, ее мыслей, Ксения огляделась, словно соображая, где находится, и, повернув направо в переулок, отправилась к зданию с лаконичной вывеской «Кофейня».

…Приятная полумгла окутывала, мягко принуждая расслабиться, забыть все дурное и просто наслаждаться – музыкой, едой и интерьером. Здесь все располагало к отдыху – мягкие маленькие диваны, теплый колорит, цветы в массивных глиняных горшках, высокие окна, итальянские мотивы, картина во всю стену с венецианским пейзажем. Уверенными шагами девушка идет в самый конец зала, где темнее всего, и, бросив сумку на диван, а плащ повесив на вешалку, садится за столик и закуривает. Ее тонкие узловатые пальцы держат тонкую сигарету и чуть заметно дрожат, когда она, в очередной раз вдохнув дым, держит их у лица. Подошел официант. Что она будет? Вот этот салат с креветками и кофе, пожалуйста. На десерт? Вон то пирожное в витрине, будьте любезны. Она задумчиво глядит в окно. Ее синие глаза с изумрудным блеском внутри холодны, взгляд жесток и безразличен ко всему. Чего она добивается? В свои двадцать семь она не имеет даже бойфренда. Да и об этом ли были ее грезы в шестнадцать? Тогда о чем? О настоящей любви, о скитаниях по миру. О полной свободе без клерковских бумажек, офисов, факсов. О счастье… Вот она просыпается в маленькой квартире во Флоренции: маленький балкончик, развевается тюль, кофе в постель от любимого человека… Вот она – на набережной Сены, в Соборе Парижской Богоматери с рюкзаком за плечами, в стоптанных кроссовках, в порванных джинсах, и – свободная! А вот она – на высоком холме в Голландии, позади – ферма, где она ночевала, а утром пила теплое молоко и пробовала настоящий, свежий сыр. Ветер чужих стран бьет в лицо свежей струей, забирая все плохое и оставляя сказочное, сильное, доброе… Гитара в ночных сумерках и голос, поющий красивую песню… Ее голос.

По щеке катилась слеза. Она потеряла саму себя. А эти всё тянут с визой. Ей было одиноко, грустно и больно. «Да идите вы все к черту!» – в сердцах крикнула она, кинула на стол деньги и выбежала из ресторана.

 

 

*  *  *

 

Я стою на набережной. Взрываясь, 30 seconds to Mars играют «Attack».

Я держусь за поручни, стою высоко, и река так близко, грязно-желтые брызги от уходящего теплохода, вода бьется о каменные плиты. Запах будто бы моря и отвратительных водорослей. Запах неба и свободы – эта река когда-нибудь впадет в океан, на берегах которого живут люди, безупречно галантные и интеллигентные, люди, видевшие расцвет «Манчестер-Юнайтед» и молодого Бэкхема. На берегах, где стелется туман… Ветер стучится в рукава моей рубашки, в воротник, в спину, приносит аромат моей же туалетной воды, лохматит волосы. Эй, безупречный человек! – кричу я себе. – Ты знаешь, как смешно ты выглядишь в своих же глазах? Ты не знаешь, что тебе делать? Ты беспомощна, Машка! Возьми себя в руки! – мне кажется, будто я пытаюсь перекричать этот мокрый ветер, а он затыкает мне глотку. – Ирландский виски, говоришь? А ты сможешь выпить хотя бы одну каплю этого напитка, а? Ты же в раз охмелеешь! Кубинский ром? Да тебя с трех градусов разносит в разные стороны, а тут – сорок! Сорок, понимаешь? Крепчайшая выпивка! Сигары? А как насчет английской женственности и прочих атрибутов-эталонов красоты? Да плевать хотела! Я хочу своей жизни – свободной и мятежной, и даже если я буду жить там, в Лондоне, я буду жить так, как посчитаю нужным, но знай, что и там я не буду подчиняться правилам, которые мне не по душе! Да, я не против пить чай по звону колокольчика, но… Правилам? А законам? А законам – буду, потому что это гарантия свободы всех, и я не анархист. – Ветер – сильный, пьянящий, захватывающий, кружит голову. Рубашка чуть не рвется на спине от этой природной и самой естественной дикости ветра. Я спрыгиваю на землю, и здесь ветер чуть меньше, чуть спокойнее. Иду. Перехожу на бег. Летит автобус, останавливаю его. «Эй, мне как всегда!». Стремительно. Он тормозит на проспекте, я выхожу, снова иду, лечу, бегу. Ветер. Сильный, мой друг, мой ветер. Снова дождь? Крупные, тяжелые капли падают с неба, я останавливаюсь, закрываю глаза, поднимаю голову… Дождь. Дождь… Все сильнее, жестче, безудержнее. Шум дождя, и ничего вокруг. И никого. Рубашка липнет к спине, и волосы – мокрые, и лужи вокруг. Асфальт дышит – быстро-быстро, судорожно движет ноздрями, что-то неразборчиво шепчет. Красный «Chevrolet» рядом больно режет глаза, и полоски травы – ярко-зеленые, на сером асфальте, и цветы на клумбе источают неистовый сладкий аромат. Направо в переулке «Кофейня». Иду – уже спокойно и тихо, дождь успокаивает меня, гладит по голове теплой лапой. Открываю стеклянную дверь, и знакомые официанты говорят привычное «Здравствуйте!». Прохожу в самый конец, сажусь на маленький диван терракотового цвета. Жива.

Здесь полутемно. Играет музыка, кажется, этот трек называется «Jokero», чуть слышен сухой стук бильярдных шаров в соседнем зале. За окном идет дождь, ливень, бежит по стеклам вода. А здесь – уютно и сильно. Правда, сильно. А эта кофейня – она, знаете, так сделана, что стен из кирпича совсем немного, а много окон. Она довольно большая, такое отдельное здание, и несколько залов, но те – непрозрачные, а этот вот такой вот. Открытость, которой так не хватает. Итальянская кухня. Здесь даже поваров выписывали из Флоренции, представляете, это в провинции-то! Ко мне идет официантка Ирина, моя давняя знакомая – я часто прихожу сюда, и знаю многих из обслуживающего персонала. From staff.

Маша, добрый день! Что сегодня будешь? – и наготове уже блокнотик и ручка.

Привет, Ирин! Я показываю пальцем в меню – а вот этот, г…гл… «Глясе» есть?

«Глясе»? – она делает ударение на «е», а я – на «я», как настоящий дилетант, едрить твою через коромысло. – Есть.

А это что такое?

А это холодный кофе, сверху там мороженое плавает.

Ну это вкусно?

Прилично.

Ну давайте ваше «прилично» и пиццу с сыром.

И все?

– Все.

А как же жетон на партию в бильярд? – она улыбается.

Не-е, Ирин, сегодня не хочется, спасибо. Как дела твои?

Все в поряде, – она подмигивает. – Итальяно мафиози форевер!

Я начинаю дико хохотать, и она вместе со мной. Иринка очень забавный персонаж – красные волосы, ямочки на щеках, какой-то неместный выговор, совершенно, знаете, непосредственная манера общения, как у ребенка. Она учится в университете и увлекается итальянской историей, учит их язык и обожает этих боссов мафии – Аль Капоне и других, читает книги про них, фильмы смотрит. «Крестный отец», разумеется. Ирка считает, что их стиль жизни и ведения бизнеса очень прогрессивен, и я с ней согласна. Тем более что, по ее собственному выражению, учится она на «бизнес-woman», а значит, чего-то соображает в этом, я так думаю.

Начинает играть Panic at the disco. Я сижу – спокойно и уютно. Ну и что такого, что я прихожу сюда одна, ну и плевать хотела на друзей-приятелей. Можно было бы, конечно, прийти сюда с Катькой, но, во-первых, она бы все время удивленно озиралась вокруг, а во-вторых, «так далеко от дома она бы не пошла», это ее извечная отговорка.

Здесь даже сигары можно заказывать и кальян. Кальян, наверное, интересная штука. Хотя когда все курят из одной трубки – это не очень-то приятно, согласитесь?

Скоро мне принесли дымящуюся пиццу и «Глясе». Знаете, это очень вкусно – и «Глясе», и пицца, правда, вкусно. Так, как здесь, в нашем городе больше нигде не готовят. А еще больше мне нравится то, что ты можешь сидеть здесь сколько угодно, и никто тебя не будет напрягать, мол, давай, топай отсюда. Сиди, отдыхай, читай газету – делай что угодно, только расплатиться не забудь. Это как Джоан Роулинг в кафе писала первые части «Гарри Поттера», помните?

Понемногу темнеет. Я все-таки беру жетон в бильярд – только одна партия с каким-нибудь яппи-мажором из семейки с богатеньким папочкой, и все, домой.

 


Оглавление

3. Глава 3
4. Глава 4
5. Глава 5

Канал 'Новая Литература' на telegram.org  Клуб 'Новая Литература' на facebook.com  Клуб 'Новая Литература' на linkedin.com  Клуб 'Новая Литература' на livejournal.com  Клуб 'Новая Литература' на my.mail.ru  Клуб 'Новая Литература' на odnoklassniki.ru  Клуб 'Новая Литература' на twitter.com  Клуб 'Новая Литература' на vk.com  Клуб 'Новая Литература' на vkrugudruzei.ru

Мы издаём большой литературный журнал
из уникальных отредактированных текстов
Люди покупают его и говорят нам спасибо
Авторы борются за право издаваться у нас
С нами они совершенствуют мастерство
получают гонорары и выпускают книги
Бизнес доверяет нам свою рекламу
Мы благодарим всех, кто помогает нам
делать Большую Русскую Литературу



Собираем деньги на оплату труда выпускающих редакторов: вычитка, корректура, редактирование, вёрстка, подбор иллюстрации и публикация очередного произведения состоится после того, как на это будет собрано 500 рублей.

Сейчас собираем на публикацию:

03.04: Лачин. Чудотворица (рассказ)

 

Вы можете пожертвовать любую сумму множеством способов или сразу отправить журналу 500 руб.:

- с вашего ЮМани-кошелька:


- с вашей банковской карты:


- с телефона Билайн, МТС, Tele2:




Купите свежий номер журнала
«Новая Литература» (без рекламы):

Номер журнала «Новая Литература» за февраль 2021 года

Все номера с 2015 года (без рекламы):
Литературно-художественный журнал "Новая Литература" - www.newlit.ru


 

 

При перепечатке ссылайтесь на newlit.ru. Copyright © 2001—2021 журнал «Новая Литература».
Авторам и заказчикам для написания, редактирования и рецензирования текстов: e-mail newlit@newlit.ru.
Меценатам, спонсорам, рекламодателям: ICQ: 64244880, тел.: +7 960 732 0000.
Реклама | Отзывы
Рейтинг@Mail.ru
Поддержите «Новую Литературу»!