Форум журнала "Новая Литература"

03 Июль 2022, 15:18:47
Номер журнала «Новая Литература» за май 2022 г.

Добро пожаловать, Гость. Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.

Войти
Номер журнала «Новая Литература» за май 2022 г.
Страниц: [1]   Вниз
  Печать  
Автор Тема: Обсуждение: Рассказ «Прогулка в метро»  (Прочитано 3519 раз)
0 Пользователей и 1 Гость смотрят эту тему.
Юрий Гундарев
Модератор
Новичок
*****

Рейтинг: 0
Offline Offline

Сообщений: 2


Просмотр профиля Email
« : 26 Ноябрь 2019, 22:49:10 »

Гундарев Юрий. Рассказ «Прогулка в метро».

Ночью Сидорчуку, главному администратору театра оперетты, приснился, на первый взгляд, ничего не значащий, даже, можно сказать, какой-то дурацкий сон.

Вот едет он, Сидорчук, в пустом вагоне метро. Почти пустом. Напротив него – лишь одна душа, ведущий тенор их театра Петров-Зубенко, почему-то сильно небритый и в одной лишь, несмотря на пронизывающий до костей холод, белой рубашке, без галстука. С трудом раскрываются заиндевевшие от подземной мерзлоты двери, и далёкий потусторонний голос объявляет: «Петров-Зубенко. Следующий – Сидорчук». Петров-Зубенко бросает на него печальный, будто прощается, взгляд и нехотя выходит на пустынную платформу…

Сидорчук, человек жизнерадостный, плотный, с нимбом огненно-рыжих кудрявых протуберанцев на голове, любитель хорошо выпить и закусить в компании завлита Бахметьева, стареющего красавца с постоянно слезящимися то ли от чрезмерного употребления коньяка, то ли от пристального разглядывания женских ножек когда-то бывшими голубыми глазами, и двух время от времени сменяемых артисток кордебалета, лишь недавно отметивший пятидесятилетие и искренне верящий, что всё только-только начинается, – и вообще бы не придал значения какому-нибудь сну, скорее, на утро просто и не вспомнил бы, как обычно, ничего, если бы… Если бы не зазвонил телефон...

Сообщить модератору   Записан
Борода
Ветеран
*****

Рейтинг: 0
Offline Offline

Сообщений: 674


Просмотр профиля
« Ответ #1 : 27 Ноябрь 2019, 15:50:35 »

«Творческая злость художника – это досада на отражение в зеркале, где фоном является мир, созданный человеком из несовершенства. Эта злость вненациональна, она стоит выше культуры, воспитания, искусства, так как фактом наличия все эти понятия из себя создаёт...» NN

Худо, когда «человека пишущего» называют писателем, ещё хуже, когда он себя сам таковым считает. Слишком ко многому это звание обязывает. И не всегда по делу. Я бы постеснялся писать такие рассказы в духе повзрослевшего Чехонте. Хотя острое перо у автора есть и право на высказывание налицо. Чтобы не раскидываться претензиями по сторонам, буду считать, что я не дорос то такого рода текстов. Или, не заметив бега времён, их перерос. Автору - респект и пожелание копать глубже, а закапывать мельче.
Сообщить модератору   Записан
Андрей Усков
авторы
Старожил
******

Рейтинг: 1
Offline Offline

Сообщений: 260


Просмотр профиля Email
« Ответ #2 : 30 Ноябрь 2019, 06:38:03 »

Начать с того, что мозг подобно болоту постоянно угрожает трясиной слов. А тут еще сеть – заразу, кто-то прежде придумал, поставил, выставил как мышеловку. В каком-то веке, о нас скажут: они были до ужаса сентиментальны, хоть и не писали навзрыд. Вот прежде, до них, да. Писали, ваяли навзрыд. А тут, да, постоял, прогулялся, как в метро. И ничего, абсолютно ничего не выхватил. Никакой тебе капли, лобзающей лазоревый рассвет, никакого тебе красноармейца, который поратовал бы за читателя: Як бы вы не занедужили на витру, громадяне. Какой-то Сидорчук, ну ладно, Сидорчук. Допустим. Просыпается он, этот самый Сидорчук, от того, что ему Нобеля присобачили. А жена ему и говорит: ну хочешь, с тобой пойду? Он смотрит на неё и видит, вот ему отрубают голову, голова скатывается к изножью народа, кто-то семечки лузгает, кто-то обсуждает, сколько Собчачка заработала нынче на рекламе в лице блогера, и среди всего этого, рыжая, светоносная головка его любимой, она падает на колени в снег, в толчею, блажит, берёт эту отрубленную голову, и начинает целовать её, приговаривая: Коленька, свет очей моих, вот мы и снова вместе, подумай только, что-то крупное, неотменимое, загадка жизни, загадка смерти, прелесть гения, прелесть обнажения, это мы, пожалуй, понимали, а мелкие мировые дрязги по перекройке мира, это извините, это не по нашей части. Смотрит он, Сидорчук, на это всё зрелище и не может свою голову оттуда вытащить, потому что голова его на миг стала воронкой, устьем торнадо, великой затрещиной человечеству. Смотрит он, и говорит: да не надо. А может, и не говорит. А просто товарняк где-то рядом едет, и своими колёсами за героя рассказа великоречит: мы никто и ничто, мы только колёса истории, но в наших силах всегда остаётся что-то такое, что может изменить этот мир, сделать его на йоту добрее, ласковей, человечней…
Я не знаю. Таково моё мнение по поводу этого сказа.
Администратору: Простите великодушно, цитаты не заковычил. Это Живаго. Просто Живаго. Мне показалось, что с той дамой, с которой пытается посудачить автор рассказа «Прогулка в метро» надо говорить только на доступном языке, на языке, который отчасти знаком.         
Сообщить модератору   Записан
Страниц: [1]   Вверх
  Печать  
 
Перейти в:  


Powered by SMF 1.1.4 | SMF © 2006, Simple Machines LLC
Manuscript design by Bloc
Поддержите «Новую Литературу»!