HTM
Номер журнала «Новая Литература» за январь 2024 г.

Олеся Брютова

Гаудеамус!

Обсудить

Повесть

Опубликовано редактором: Игорь Якушко, 3.03.2008
Оглавление

5. * I * - 5. Ребус Лотария
6. * II * - 1. О чем говорят духи
7. * II * - 2. Этап первый: магия общения

* II * - 1. О чем говорят духи


 

 

 

«Кажется, уже достаточно поведано о происхождении металлов, а также и о том, что они отличаются друг от друга только своими внешними проявлениями, будучи сущностно тождественными. Остается теперь лишь проверить доказательства философов и авторитетов и убедиться, подтверждаются ли они; сие будет доказательством того, что алхимическое искусство — истинное искусство. Тогда-то у нас будет право оспорить тех, кто утверждает обратное»

Альберт Магнус Великий,

там же

 

 

 

 

«А сейчас в этом малом своде я поведаю тебе коротко и просто о том,

как тебе следовало бы поступить, зачиная столь великое искусство»

 

Старый шаман Мбонга был скряга, пройдоха и милейший человек, каких поискать.

Он всегда норовил взять плату вперед, а потом, ссылаясь на очень трудный случай, до последнего не отдавал заказанные амулеты, клянча дополнительное вознаграждение.

Кроме того, Мбонга не брезговал нарушать профессиональную колдовскую этику. Если к нему обращались с просьбой отправить в Страну предков неудачного родственника, который слишком много ел, Мбонга поступал так.

Он с ужимками и прыжками заговаривал любимую еду обжоры, насыпая в нее, на всякий случай, щепотку хорошего яда; еду отдавал заказчикам, брал с них плату (всегда наперед), а потом приходил в дом к жертве, опередив клиентов. И намекал, что жизни неудачного родственника угрожает серьезная опасность. Суть опасности он выкрикивал под собственную шаманскую пляску, в виде информации, полученной от духов. За вполне умеренную плату – две козы.

Родственник отказывался от отравленной пищи, равно как и от всякой пищи вообще; клиенты в отчаянии бежали к шаману и просили наслать порчу на след, или там еще как-нибудь, ну – что полагается.

Мбонга долго думал, качая седой кудрявой головой; спрашивал совета у духов Огня, Воздуха, Воды и Земли, потом чертил на песке непонятные знаки, от которых селяне в испуге закрывались ладонями, подглядывая сквозь расставленные пальцы, – и выносил вердикт: «О… Сильный шаман стоит за вашим родичем. Он посылает ему видения; учит, как спастись от духов-помощников старого Мбонги. Не та уже сила у старого Мбонги… Мало ест Мбонга белого мяса. Нужно четыре курицы».

Объевшись курятины, шаман колдовал над куриными костями, втыкал их в след родственника и пел над сооружением тоскливые песни.

Родственнику становилось дурно; во сне ему снились куры небывалых размеров, норовящие его заклевать и гоняющие из края в край по всему кошмару.

У жертвы пропадал аппетит, на охоте дрожали руки, и неудачник сильно терял в весе.

Через неделю мытарств жертва колдовства приходила к паршивцу; валялась в ногах, прося отогнать злобных куриных духов и вернуть радость жизни.

Мбонга задумывался, теребя красивое золотое кольцо в носу. И говорил, не меняясь в лице:

«О… Кто-то придумал поселить тебя раньше времени в Страну предков. Это сильный шаман. Но Мбонга сильнее… А, может быть, и нет. Тсс! Чшшш!.. Духи говорят»

Шаман слушал тишину с закрытыми глазами; потом открывал их и шептал на ухо наивному страдальцу:

«Духи говорят, Мбонга наверняка победит злого шамана, если съест левую ляжку молодой газели».

К вечеру ляжка лежала перед колдуном.

Обсосав косточку, благодушный Мбонга щурился на умирающее солнце, что растворялось в душном мареве, и тянул нараспев:

«Иди далеко-далеко, по охотничьей тропе, где ступали твои ноги семь закатов назад. Направо, налево, потом э-э… прямо – и сразу за большим деревом со сломанной веткой. Там увидишь свой след, над которым злое дело сотворил чужой шаман. Тогда отвернись, и брось на него вон тот камень».

«На шамана – или на след, мудрый Мбонга?» – робко бормотал родственник с запавшими от бессонницы глазами, поднимая указанный предмет.

«Глупец, или как?» – злился шаман, тревожно косясь на увесистый голыш.

Жертва извинялась и кланялась.

«Да… И еще! – останавливал он на пороге беднягу, которому не терпелось покончить с курами до захода солнца, – Духи сказали: не ешь тайком запасы родственников. Не садись к очагу, когда ничего не принес с охоты! Тогда чужой шаман и гнев духов оставят тебя».

Жертва кланялась еще ниже – и спешила удалиться.

«Эх!.. Глупый Мбонга. Добрый Мбонга. Мбонга всегда будет спать голодным. Надо было с него трех кур спросить за совет!»

Шаман досадовал, пока очаг не переставал дымить, и яркие искры не затягивало серым пеплом. Тогда он предусмотрительно заливал черные угли водой из котла и, кряхтя, укладывался на тростниковую циновку.

«Совсем старый стал Мбонга… Совсем глупый, – прохаживались в его добродушной голове сонные мысли. –Но ничего. Скоро родичи кланяться придут; благодарить. Скажут: «совсем подменили духи нашего обжору; а пусть тогда и обождет переселяться к Предкам. Предки обойдутся. А нам лишний воин не помешает. Пусть живет – если ест, как положено»… Подарки принесут. Хорошо бы принесли саго. Мбонга давно не ел саго…»

С тем милейший вуду Мбонга засыпал сном праведного шамана.

 

 

* * *

 

День не заладился с самого утра.

Разбежались козы, потому что какой-то озорник ночью открыл дверцу загона. Пока Мбонга, сокрушаясь на непочтительную молодежь, собирал животных, пришел скандалить сосед Або. У Або вчера разболелся зуб, и шаман, ленясь заговаривать духов болезни, просто потихоньку выдернул корявый зуб мудрости – предварительно усыпив соседа хорошей порцией настойки из сушеных ящериц.

Теперь Або проспался и обнаружил пропажу. Он стоял возле забора, крича на полдеревни, что старый Мбонга шарлатан.

Крики плохо действовали на нервы шамана. Он не любил, когда люди кричат, да еще и в жару, да еще – если день без того начался паршиво.

Поэтому он раздраженно ответил:

– Что кричишь, как укушенный коброй? Как помешавшийся, а? Зуб болит сейчас, нет?.. Зубом больше, зубом меньше…

Но Або не унимался. Он насылал на шамана львов, шакалов и прочие неприятности; говорил, что всем расскажет, какой Мбонга обманщик и коварный человек.

– Сейчас вытащу свой колдовской порошок и дуну тебе в левый глаз. Сразу умрешь! А как проснешься – уже зомби. Тогда мигом узнаешь, какой Мбонга обманщик. Мбонге давно нужен глупый слуга.

Шаман потянулся для вида к сумке на поясе. Або смолк, присел и ползком утёк к своей хижине, крепко зажмурив глаза для верности.

– Боятся еще. Это хорошо. Пусть боятся. Если боятся – не будет спать голодным Мбонга, хитрый-хитрый шаман, – приговаривал старик себе под нос.

Дело в том, что старый вуду давно уже забыл, как превращать людей в зомби; и память не та, и туг стал на ухо. Перестал слышать, что там шепчут духи. Иной раз получалось их вызвать; иной раз – нет. А кушать-то хотелось каждый день.

– Старый стал, слабый, – рассказывал Мбонга своей белоснежной холеной козе, доя ее в деревянную миску. – Отец был у Мбонги – да! Великий вуду. У него пятнадцать зомби хозяйство держали. Страшные были, правда… и глупые. Мертвые ведь уже. Что с них взять? То голова отвалится, то нога. Но люди в деревне сильно боялись. И уважали. Просто так куриц приносили. А тут… зубы, родственники. Сосед, опять же. Покусай его павиан!..

Шаман горестно завздыхал и пошел в хижину – пить молоко.

Но это у него не получилось. Как только он перешагнул через порог, возле забора опять послышались крики.

Мбонга ругнулся и поставил чашку на пол. Вышел назад, прихватив с собой длинную палку, думая, что это вернулся Або.

«Да что за день такой?! Когда я успел прогневать духов?.. Жертвы хотят? Обойдутся. Самому мало».

Но это был не сосед. Возле забора столпились жители деревни и возбужденно переговаривались. Стояли воины с копьями, женщины, дети – все как один с круглыми глазами. Увидев шамана, они упали перед ним на колени и принялись голосить.

Ничего не понявший вуду озадаченно поскреб голову.

– Что, у всех зубы?.. А где я вам возьму столько ящериц? Я не могу скакать за ними по саванне, как канчиль. Мбонга голодный и злой.

Но жители продолжали тараторить все разом; колдуну пришлось на них прикрикнуть.

– Вы люди или дикие пчелы? Когда все разом жужжат, непонятно. Пусть один говорит. Пусть Тонга говорит. Он один здесь умный.

Тонга вышел вперед:

– Зачем гневаешься на нас, мудрый шаман? Зачем призвал на наши головы страшное чудовище? Мы еще ни разу не оставили тебя недовольным.

– Ты долго стоял на солнцепеке, Тонга! Ум вытек из головы, как мягкое масло! Какое еще чудовище?

– Страшное чудовище! Это великий небесный дух, которого злой Мбонга призвал на наши головы! Мой сын видел – страшная змея с крыльями пролетела над нашей деревней; а на спине ее сидел белый юноша.

– Да, и я его видел!

– И мы видели, когда собирали саго!

– Белый человек так страшно смотрел, что две моих курицы околели!..

Мбонге стало нехорошо. Он никогда еще не видел летающих змей. Да и духов вообще он видел последний раз в день своего совершеннолетия – когда стянул у отца трубку и надышался шаманского дыма.

А болваны уверены, что это его работа. Да и, в самом деле, – чья она еще может быть?..

Но не завелся ли здесь, чего доброго, какой-нибудь новый вуду, посильнее старого больного Мбонги?

Тогда Мбонге хана. Мбонга не сможет бороться с подобным конкурентом.

– Покусай вас павиан! – вскричал колдун от такой перспективы. – Где последний раз пролетало чудовище?

«Дух должен вернуться к своему господину! – думал шаман. – Вот сейчас и узнаем, кто хочет, чтоб бедный Мбонга умер с голоду! Накидаю ему под порог скорпионов».

– Так куда полетело?

– Туда! – сказали люди. И указали в разные стороны.

– Покусай вас павиан…

Мбонга понял, что день, так отвратительно начавшийся, имеет не менее гнусное продолжение. А молоко точно скиснет, пока он будет искать коллегу.

Махнув рукой с досады, Мбонга вышел к селянам и начал проводить подробное дознание.

 

В хижину старик вернулся уже к вечеру. Ни духа, ни белого человека, ни новоявленного вуду Мбонга и жители деревни так нигде и не нашли.

«– Вы не люди, а муравьи! – ругался голодный колдун. – У вас глаза смотрят только в землю! Вы нарочно хотели надуть старого шамана! Доброго, хорошего шамана! Это нехорошо! Дух моего предка покарает вас! Сами рвите себе зубы и травите своих родичей!..»

Деревенские старосты извинялись и обещали привести колдуну четыре козы за беспокойство.

– Четыре козы!.. – бурчал под нос Мбонга. – Четыре козы за испорченный день!.. Будут вам теперь шаманские пляски. Сами играйте на барабане по праздникам».

Мбонге было тоскливо. Новый шаман, если он действительно существовал, оказался хитрее старого вуду.

Колдун отпер калитку, затворил ее и тщательно завязал. Побрел к двери своей хижины.

«– Почтенный мой отец просто спустил бы на этот сброд всех своих зомби… А чужого колдуна заморил бы ночными кошмарами».

Вздыхая и жалуясь, Мбонга занес ногу над порогом.

Но на порог он ее так и не поставил.

Потому что в его уютной хижине, на его любимой циновке растянулся во весь рост незнакомый белый оборванец; рядом валялись куриные кости.

Но худшее было даже не это.

Возле очага свернулась кольцами здоровенная змея со страусиными крыльями, засунув свою явно не змеиную голову в миску с его, Мбонги, козьим молоком.

– Штссс пштсссс? – спросила змея, обернувшись на шум. Образины страшнее колдуну еще не доводилось видеть; даже когда он баловался папиным табачком.

– А-ла-ла ма-на-на! – ответил белый оборванец, не открывая глаз. – Ту-му-бу.

– Чтоб меня съел красноглазый павиан, – прошептал Мбонга, сползая на землю возле распахнутой двери.

Радостные цветные ящерицы забегали перед носом вуду, и сознание временно покинуло его.

 

 

* * *

 

Огромный портовый город Александрия, куда стекались со всех концов Азии торговцы, аферисты, искатели счастья, колдуны, лгуны, врачеватели и шарлатаны, поглотила двух путешественников не жуя. Город еще носил на своей ухмыляющейся купеческой физиономии отпечаток благородного безумия великого Македонского. Здесь никому не было дела до крылатой змеи и студента, отлученного от храма знания.

Мушхуш, не скрываясь более под плащом, внаглую полз по самой середине улицы, забитой торгующим народом. Его даже не удостаивали вниманием. Один раз, правда, какой-то спешащий молодой человек бросил через плечо: «Извини, приятель» – когда оттоптал хвост дракону всеблагой богини Тиамат. А один факир и заклинатель долго шел за Ламехом и канючил, прося продать «во-от такой большой кобра с крыльями»…

Можно состряпать отдельный рассказ, описывая, как приятели пытались остановиться на ночлег, а хозяин ни в какую не хотел пускать на постоялый двор рептилию; у него, видите ли, первосортная гостиница; дамы могут подать жалобу шейху – а хозяин уважаемый в городе человек, и не хочет терять лицензию из-за какой-то паршивой говорящей гадюки. «Вот был бы он лошадь или ишак, спал бы в конюшне. Был бы собакой – пошел бы на псарню. А так – куда я его дену?!»

Хозяин смилостивился за тройную плату.

Ночью Мушхуша из комнаты умыкнули бродячие комедианты, приметившие занятную зверюшку еще на подходе к Александрии. Чего стоили одни только их вопли, когда проснувшийся змей Набу рассвирепел, и, не разобравшись спросонья, принялся крыть похитителей отборной древневавилонской руганью!..

Словом, наше повествование сильно уклонилось бы от избранного предмета, если б мы приняли на себя труд рассказывать обо всем, что произошло с нашими героями.

Достаточно только сказать, что корабль, хозяину которого Ламех отдал последние фальшивые золотые, уплыл без них – и, таким образом, морской путь оказался закрыт перед искателями Философского камня.

Тогда змею, столь долго и старательно отлынивающему от полетов и перевозок, пришлось смирить гордыню – и принять на свою божественную спину Ламеха, сына почтенного Абрахама-жида.

 

Так в старинных летописях появилось описание странного небесного явления. Не то комета, не то иная атмосферная загадка прочертила небо над дельтой Нила, Египтом и Великой пустыней. Бедуины, видя на земле гигантскую крестообразную тень, падали на землю в великом страхе, моля богов пощадить их племена, и резали почем зря жертвенных животных.

«Значитссс, Урлин говорил – зссападная Африка? А откуда он знаетсссс?..» – пыхтел Мушхуш, мерно размахивая крыльями.

«Представь, как-то неловко было об этом спрашивать, когда меня пинками спускали с лестницы»

«А есссли там нет никаких шаманоффф, ссс?»

«Тогда полетим туда, где они есть, драгоценный мой друг!.. А ты, вообще, уверен сейчас, что мы летим именно на запад?»

«У духоффф врожденное чувсссство направления!.. Не дави на шею, ссс»

«Ты скажи сначала, где у тебя не шея…»

 

Перелет занял несколько дней. Опыт ночевки в пустыне у странников был богатый, и потому ни самум, ни львы, ни скорпионы, ни другие неприятности не доставили им особых затруднений.

На четвертый день змей забеспокоился:

«Ссстранное чувссство… крылья чешшшутся, и тоссскливо как-то на душшше… Внизу».

«Внизу – шаман?» – спросил студент.

Но змей не ответил.

Спутники, покружив над периметром, довольно быстро обнаружили маленькую деревню.

«Какой колдун будет прозябать в этом захолустье?» – спрашивал Ламех.

«Зссдесь, зсдесссь!» – уверенно давил свое Мушхуш.

«Должно быть, сильное колдовство, раз ты его издалека учуял?»

«Вряд лисссс. Просссто меня давно не кормилиссс»

Потыкавшись в трех различных направлениях, Мушхуш наконец уверенно кивнул на большую хижину.

«Прямо зсссдесь»

«Шаман?»

«Едассс!»

В желудке Ламеха тоже было пусто и одиноко; однако он взбеленился:

«А кроме еды мы ничего сейчас не ищем?»

«Едассс, едассс!..» – заклинило змея.

Ламех понял, что возражать бесполезно – змей уже снизился и принял свои обычные размеры. Так что сыну почтенного Абрахама оставалось только спешиться и идти следом.

Хозяина в хижине не оказалось. Развешенные по стенам сушеные животные, мумия обезьяны и пучки каких-то трав успокоили Ламеха – чем бы змей не руководствовался, заглянули они куда надо.

– Слушай, Мушхуш! А ты еще не думал, как мы добудем у шамана кровь? Он же, наверно, будет немножко против?..

Но дух, чавкая, пил молоко.

Ламех пожал плечами: в сущности, змей поступает разумно. Все проблемы надо решать по мере их поступления.

Тогда он хозяйским взглядом окинул помещение еще раз. Теперь студент заметил некоторые существенные подробности, которые прежде незаслуженно оставил без внимания.

Над очагом висел котел. В котле плавала вареная курица.

Это выглядело как наилучшее решение текущей проблемы.

 

 

 

Реклама:
Корпоративные праздники и организация других мероприятий

 


Оглавление

5. * I * - 5. Ребус Лотария
6. * II * - 1. О чем говорят духи
7. * II * - 2. Этап первый: магия общения
1011 читателей получили ссылку для скачивания номера журнала «Новая Литература» за 2024.01 на 02.03.2024, 12:01 мск.

 

Подписаться на журнал!
Литературно-художественный журнал "Новая Литература" - www.newlit.ru

Нас уже 30 тысяч. Присоединяйтесь!

 

Канал 'Новая Литература' на yandex.ru Канал 'Новая Литература' на telegram.org Канал 'Новая Литература 2' на telegram.org Клуб 'Новая Литература' на facebook.com Клуб 'Новая Литература' на livejournal.com Клуб 'Новая Литература' на my.mail.ru Клуб 'Новая Литература' на odnoklassniki.ru Клуб 'Новая Литература' на twitter.com Клуб 'Новая Литература' на vk.com Клуб 'Новая Литература 2' на vk.com
Миссия журнала – распространение русского языка через развитие художественной литературы.



Литературные конкурсы


15 000 ₽ за Грязный реализм



Биографии исторических знаменитостей и наших влиятельных современников:

Алиса Александровна Лобанова: «Мне хочется нести в этот мир только добро»

Только для статусных персон




Отзывы о журнале «Новая Литература»:

22.02.2024
С удовольствием просмотрел январский журнал. Очень понравились графические работы.
Александр Краснопольский

16.02.2024
Замечательный номер с поэтом-песенником Александром Шагановым!!!
Сергей Лущан

29.01.2024
Думаю, что на журнал стоит подписаться…
Валерий Скорбилин



Номер журнала «Новая Литература» за январь 2024 года

 


Поддержите журнал «Новая Литература»!
Copyright © 2001—2024 журнал «Новая Литература», newlit@newlit.ru
18+. Свидетельство о регистрации СМИ: Эл №ФС77-82520 от 30.12.2021
Телефон, whatsapp, telegram: +7 960 732 0000 (с 8.00 до 18.00 мск.)
Вакансии | Отзывы | Опубликовать

Поддержите «Новую Литературу»!