HTM
Номер журнала «Новая Литература» за август 2022 г.

Олеся Брютова

Дорога в Сумерках

Обсудить

Роман

Опубликовано редактором: Андрей Ларин, 14.04.2012
Оглавление

17. Часть 4. Под откос! Идущий: «Сомнения»
18. Часть 4. Под откос! Идущая: «Маленький шажок»
19. Часть 4. Под откос! Идущий: «Я – решил»

Часть 4. Под откос! Идущая: «Маленький шажок»


 

 

 

Я постучалась в двери уверенно. Потому что приняла некоторое решение.

Спасибо слепому старцу, он прояснил в моей голове кое-что.

 

Да. Все верно.

Тьма не может содержать ответов на все вопросы. Потому что тьма есть лишь отсутствие света.

Тьма колодца ничем не отличается от тьмы запертого подвала. Тьма самой глубокой в мире шахты не чернее беспросветной слепой ночи.

Нет ничего больнее, чем боль.

Тьма статична, конечна и всюду одинакова.

А свет…

Как ярок огонь свечи!.. Но костер светит еще ярче.

Тысячи таких костров превратят ночь в день.

Солнце затопит своим светом все рукотворные огни. Солнце ярче всего.

Хотя, быть может, существует свет, еще более светлый, чем наше земное светило?..

Да. Он может.

Он может существовать.

Похоже, в поисках истины я шла совсем не в ту сторону.

 

Даже крошечного огонька достаточно, чтоб тьма перестала быть тьмой.

 

Вначале в квартире было тихо. Но я постучалась вновь, потому что знала – он дома. Он просто обязан быть дома!

По коридору послышались тихие шаги.

Дверь открылась.

Он стоял на пороге и пристально смотрел на меня.

Я вошла. Стала разуваться.

Обычно он радовался моему приходу, но сейчас просто стоял и смотрел, как я расшнуровываю кроссовки.

– Зачем ты пришла?

– Я… в гости.

– А. Ну, проходи.

Что это с ним? Какая муха…

В квартире – разруха и запустение. Ядерный могильник. Странно. Я почему-то раньше не обращала на это внимания.

Да и сам он какой-то помятый, щуплый, несимпатичный… Какой-то потухший. И черная прядь волос падает на лоб совершенно как у Гитлера.

Что с ним?

Прошли в комнату. Сели.

Я помолчала, но молчание было неловким, острым. Его потребовалось сгладить. И я стала сглаживать какой-то ерундовой болтовней.

Он слушал рассеяно, кивал невпопад. Тоже что-то говорил.

Я отвечала, и тихий шок танцевал передо мною на полу. Господи, что у меня было с глазами? Он же обычный человек. И нет в нем ничего. Никакого проклятия. Просто – пустота. Разочарование.

Я представила его на диване, в засаленном, вытянутом на коленях трико, тыкающего каналы телевизора… И ужас зашевелил волосы.

Он изредка ронял едкие, ядовитые слова. Пустые слова. Глупые слова.

Он же мыслит шаблонами! Что-то такое – да нет, это же самое! – он говорил мне неделю назад.

– Какой-то ты сегодня… не такой.

– Я всегда такой.

«Послушай, Светочка: а был ли мальчик-то?..»

– Ты хочешь чаю?

– Не хочу.

– Ну, ладно.

Помолчали еще. Нет, черт тебя дери, я не уйду.

– Я встретила вчера очень странного человека. Он был слепой, от рождения. И говорил такие удивительные вещи…

– Например?

– Что солнце похоже на музыку Моцарта.

– Солнце похоже на солнце. Конечно, слепому это понять трудно.

Не сдамся!

– А еще он говорил, что… любовь может победить смерть.

– Каким образом?

– Ну… тот, кто любит, он помнит...

– Какая чушь. Он, наверное, перегрелся от Моцарта. Когда сдохнет последний из тех, кто помнит – тогда что?

Не сдамся!!

– Рукописи не горят. Так сказал Воланд.

– Потому что он был лжец. Рукописи прекрасно горят. Можно греться… в туалет сходить…

От этой дикой шутки меня вконец переклинило.

– Ты. Ты сейчас говоришь не то, что думаешь. Ты считаешь, что ненавидишь всех живущих, но на самом деле ты добрый, ты любишь людей, тебе просто больно от их недостатков, потому что ты не можешь их изменить или принять!!

– А зачем мне их принимать?

– Чтоб измениться.

– Я не хочу меняться.

– Тебе… у тебя нет никакой причины, чтоб измениться?

– Никакой.

И руки опустились. И потухли глаза.

У него действительно нет никакой причины. Он не любит меня. Он не может любить. И не было никакого огня. Просто солнечный блик.

– Олег. Ты сейчас думаешь о чем-то?

– Нет.

– Думаешь.

– Я не думаю. Просто вижу пустыню. Пустыню, в которую нет дороги. Ветер поднимается с севера, несет колючки и мелкие камешки… Призрачная черная стена – от земли до небес. Как будто ветер поднимает в воздух холодный пепел из самой преисподней.

Темнота, холод, облака мерцают страшно – и остановился орел. Грозно заклекотал и разжал когти, и Кысалга, вскрикнув, вниз полетел.

– Ерунда какая.

– Конечно, ерунда.

– Хорошо. Я уйду. Но я вернусь. Завтра.

– Нет, ты не вернешься. Я завтра уезжаю.

– Куда?

– На практику.

– Надолго?

– Надолго. Очень надолго.

Я молча встала и пошла в коридор. Он тоже поднялся и пошел провожать.

Я медленно, очень медленно обувалась. Распрямилась. Посмотрела ему в глаза.

Пусты.

– Скажи. Не делай, а просто скажи: если бы я попросила тебя остаться, ты бы остался?

– Нет.

– Почему?

– Потому что мне нужно ехать.

 

И все. И это был конец.

 

 

*   *   *

 

Ветер. Он свистит и поет мне о том, что невозвратно.

И его голос вновь отдается болью там, где раньше было сердце.

Ветер швыряет в лицо песок и мысли, которые я шлю против ветра, словно плевок – что вернется пославшему.

Слезы стоят в глазах. Ветер забрался в душу и воет там, как брошенная собака.

Слезы. Разве смоешь слезами то, что обрушивается с каждым порывом ветра вновь и вновь, то ослабляя, то усиливая натиск?

Да, избавиться от памяти не так-то просто. Но, наконец, пришел тот миг, когда я хочу – и могу это сделать.

Потому что ни настоящего, ни будущего у меня нет.

Меня победила Смерть. И собственный эгоизм.

Скажу для всех: убивающий себя чувствует то же, что и любой убийца… просто разрушительный порыв направлен не вовне, а внутрь. И втайне ты надеешься, что он унизит и убьет окружающий мир. И причинит боль всему, что ты ненавидишь. А тебя самого – сделает бессмертным.

 

Впереди – страх.

У страха никогда не было лица. Но имя у него есть.

Старуха с косой? Оскаленный в улыбке череп под черным капюшоном? Грозный ангел с пылающим мечом?

Нет. Это лишь придуманные людьми личины, в которые они обряжают свой самый главный ужас. Истинное лицо смерти совсем другое.

И при мысли о нем мой страх становится тупым безразличием.

Я просто хочу его увидеть.

 

О, Азраил! Ты обаял меня настолько, что я готова по своей собственной воле пойти за тобой. Я хочу покориться твоей жажде. Потому что тогда почувствую, что хоть кому-то нужна. Я знаю, ты не откажешься от такого подарка. Ты примешь меня в свои объятия, и подаришь поцелуй.

Ты будешь доволен. Выиграешь партию.

А мне уже все равно.

Ты, конечно, жестокая сволочь, садист и циник. Ты – Тьма; тупик, из которого нет возврата. Ты играл нечестно и лгал на каждом шагу.

Но это гораздо понятней, чем человек, предающий себя.

Прости, я так и не смогла тебя полюбить. Но я – хочу быть с тобой. Хочу быть с тобой вечно. Хочу стать частью тебя, Азраил. Частью разрушительной, всемогущей, рациональной силы, которая властвует миром.

Из глины душ-самоубийц ты лепишь свою личность… именно потому столь озабочен качеством материала.

Так сделай своей и мою душу. Сожри ее. Насладись агонией. Это – право сильного.

Я знаю, что именно так случится после самоубийства. Об этом ты не хотел говорить.

Но я – я все поняла.

И ничего иного не может произойти с душой, по своей собственной воле отдающейся смерти…

Да, слепец перегрелся на солнце. Смерть нельзя победить.

А смерть побеждает всё.

 

Ну, где же ты, Азраил! Появись! Я хочу говорить с тобой!

 

И он возник из вечернего сумрака, встал на другой стороне дороги. Он был полон каких-то вещей, не различимых глазом, но таинственных и страшных. Сумерки наплывали на него, все время что-то меняя в облике. А сам он, темный и неизменный, кутался в игру светотени, как в призрачный плащ.

Фигура казалась монументом тьмы. Мощь читалась в развороте плеч.

Мой взгляд увяз, запутался в нем. Через глаза в душу влился ужас, но отвести их – выше сил.

Я пока не видела его лица.

Но знала, что через несколько мгновений его увижу.

Он улыбнулся мне, и поманил.

– Ну, иди же ко мне! Я – жду.

Голос, уводящий в колодец столетий, оказал целительное воздействие. Стало немного легче, и собственный шепот зашелестел по ветру:

– Но… можно задать… последний вопрос?

– Задавай.

– Ведь я все-таки не ошиблась в нем? Он ведь – не пуст?

– Не пуст.

– Значит, был огонь в глазах?

– Был.

– Значит, он…

– Но почему тогда он этого не сказал? А?.. Подумай сама! Причина может быть одна – и только одна! Он ТРУС. Разве это возможно – сражаться с бушующим внутри яростным пламенем? Разве можно быть таким лицемерным, чтоб суметь скрыть от всех этот огонь? Разве можно быть таким бесчувственным, чтоб не ощутить, как страдает рядом с тобою любящая душа?

– Нет. Этого нельзя сделать. Невозможно.

– Все верно. И это означает, что его любви либо нет – либо он до нее еще не дорос. Здесь ты не нужна никому. Только мне. Дай… Дай выпить себя. Я и так ждал слишком долго.

Жадная тьма стала выливаться из пустых глазниц. Она стекала по бледному лицу… струилась по одежде… и тонкими ручейками устремилась ко мне.

Через дорогу полилась река живого мрака. Она добежала до моих ног – но замерла, остановилась, не дотянувшись.

– Сделай шаг. Сделай шаг навстречу! Один маленький, короткий шаг!!

 

Я закрыла глаза и шагнула вперед.

 

Улица ожила, задвигалась, загремела сигналами. Что-то черное летело на меня с бешеной скоростью. Оно сверкнуло огнями, и мне показалось, что вот они – невидимые глаза Азраила. Вот его летящее лицо, и руки держат нежно, но ледяны могильным холодом, и сжимают, сжимают все сильнее.

Как много времени в этих секундах!

Я еще жива, я еще мыслю, а между тем это черное – оно уже прямо передо мной. Я даже вижу водителя. Разорванный криком рот…

И мысль.

Мысль, сказанная голосом приятного слепого старика:

«Юная леди, вы дура. Если уж вы все окончательно решили, если это ничего не изменяло, если это было совершенно все равно – то почему вы не сказали Олегу то, зачем к нему приходили?»

Да. Старикан прав. Чтоб остаться до конца честной, и не иметь перед этим миром никаких долгов, чтоб не быть такой же, как он – надо было сказать ему всего лишь три слова. А я их не сказала. Дура.

Испугалась.

За себя.

 

– Олег! Я – виновата. Услышь меня – сейчас! Я кричу тебе с порога смерти!! Я… люблю... те…

 

Удар.

 

 

*   *   *

 

Свет.

Свет и боль.

Свет, боль и тишина.

Он наврал! Боль жуткая. И звон в голове.

Но… земля не погружается в воду, вода не погружается в огонь… или чего там дальше.

Я дышу. Я слышу. Я… я – вижу!

Вижу лицо, склонившееся надо мной. Лицо это бледно, но не серенькой могильной бледностью Азраила. И глаза у него есть. Обычные испуганные глаза.

– Девушка, девушка, вы живы?

– Да… кажется.

Я жива. В этом нет никакого сомнения.

Господи. Азраил проиграл?!

Как такое возможно?..

 

Азраил проиграл.

 

 

 


Оглавление

17. Часть 4. Под откос! Идущий: «Сомнения»
18. Часть 4. Под откос! Идущая: «Маленький шажок»
19. Часть 4. Под откос! Идущий: «Я – решил»
Акция на подписку
Литературно-художественный журнал "Новая Литература" - www.newlit.ru

Присоединяйтесь к 30 тысячам наших читателей:

Канал 'Новая Литература' на yandex.ru Канал 'Новая Литература' на telegram.org Канал 'Новая Литература 2' на telegram.org Клуб 'Новая Литература' на facebook.com Клуб 'Новая Литература' на linkedin.com Клуб 'Новая Литература' на livejournal.com Клуб 'Новая Литература' на my.mail.ru Клуб 'Новая Литература' на odnoklassniki.ru Клуб 'Новая Литература' на twitter.com Клуб 'Новая Литература' на vk.com Клуб 'Новая Литература 2' на vk.com

Миссия журнала – распространение русского языка через развитие художественной литературы.



Отказывают издательства? Не собираются донаты? Мало читателей? Нет отзывов?..

Причин только две.
Поможем найти решение!

Отказывают издательства? Не собираются донаты? Мало читателей? Нет отзывов?.. Причин может быть только две. Мы поможем вам решить обе эти проблемы!


Купи сейчас:

Номер журнала «Новая Литература» за август 2022 года

 

Мнение главного редактора
о вашем произведении

 



Научи себя сам:

Аудиокниги для тех, кто ищет ответы на три вопроса: 1. Как добиться жизненных целей? 2. Как достичь успеха? 3. Как стать богатым, здоровым, свободным и счастливым?


👍 Совершенствуйся!



Свежие отзывы:


24.09.2022. Благодарю Вас за работу в этом журнале. Это очень необходимо всем авторам, как молодым, так и опытным.

Дамир Кодал


17.09.2022. Огромное спасибо за ваши труды!

С уважением, Иван Онюшкин


28.08.2022. Спасибо за правку рассказа: Работа большая, и я очень благодарен людям, которые этим занимаются. Успехов вашему журналу!

С уважением, Лев Немчинов


20.08.2022. Добрый вечер, Игорь! Сердечно благодарю Вас за публикацию рецензии на мою повесть г-на Лозинского. Дорожу добрыми отношениями с Вами и Вашим журналом. Сегодня же сообщу о публикации в "ВКонтакте". Остаюсь Вашим автором и внимательным читателем.

Геннадий Литвинцев



Сделай добро:

Поддержите журнал «Новая Литература»!


Copyright © 2001—2022 журнал «Новая Литература», newlit@newlit.ru
Свидетельство о регистрации СМИ: Эл №ФС77-82520 от 30 декабря 2021 г.
Телефон, whatsapp, telegram: +7 960 732 0000 (с 8.00 до 18.00 мск.)
Вакансии | Отзывы | Опубликовать

Поддержите «Новую Литературу»!