HTM
Номер журнала «Новая Литература» за январь 2024 г.

Рая Чичильницкая

Женские портреты

Обсудить

Сборник рассказов

На чтение потребуется четыре с половиной часа | Скачать: doc, fb2, pdf, rtf, txt | Хранить свои файлы: Dropbox.com и Яндекс.Диск
Опубликовано редактором: Андрей Ларин, 20.07.2014
Оглавление

4. Женская красота
5. Вторая молодость
6. Эгоистка

Вторая молодость


 

 

 

Рая Чичильницкая. Иллюстрация к сборнику рассказов «Женские портреты»

 

 

 

Эльвира считала себя разносторонней. С одной стороны – тянуло ее в Тибет медитировать в тиши буддистского монастыря, с другой стороны – в Нью-Йорк, вращаться в эпицентре материализма. А всё потому, что характер выдался Эльвире непоседливый и ненасытный. Напоминал он лоскутное покрывало, пёстрое, без чёткого рисунка и замысла, сделанное из хаотично соединённых ниткой кусочков разных цветов, рисунков и материалов. И как только могла она с таким характером заниматься йогой, непонятно. Да, гибкость тела великолепная – она с легкостью складывала себя в разные фигуры, – а вот сосредоточенность на внутреннем совершенно не свойственна… впрочем, как и безмолвие. А какая же йога без этого? Темпераментом Эльвира походила на кобылицу: дикую, неукрощённую, беспокойную, рвущуюся вдаль и бьющую о твердь копытами... точнее, высокими каблуками – естественным продолжением её сильных, красивой лепки, ног.

С ранней юности ношение каблуков было одним из самых её ярких талантов, и в нём проявились дарованные ей природой животность, самоутверждение и жизнестойкость призовой самки. В её походке не было места сомнению, слабости и грации. Всё в ней открыто и без оттенков, мощно излучало зов, призыв и вызов. Вот так, умело балансируя на своих каблуках, проскакала-протанцевала она по жизни через два брака, многочисленные романы, эмиграцию, изнуряюще длительный уход родителей и доставившую много хлопот, но, в конце концов, удачно пристроенную дочь. Вот так же, выставляя себя напоказ, дефилировала она сегодня по центру Манхэттена.

Цок! Цок! Цок! Шестидюймовые игольчатые шпильки впивались в раскалённый асфальт. Звонко чеканя Пятую авеню, Эльвира метила территорию. Каждый шаг – личное клеймо: свидетельство того, что она действительно здесь была, и теперь кусочек асфальта, на котором отпечатался её острый каблучок, по праву принадлежит ей. Без усилия рассекая волны встречной толпы и минуя стеклокаменные айсберги небоскрёбов, она, как гордый океанский лайнер, решительно двигалась вперёд.

Цок! Цок! Цок! Смотрите! Завидуйте! Шестой десяток, а как я резво гарцую! Какое у меня здоровое тело! Какие у меня упругие мышцы! Какая у меня пружинистая походка!

Вы только полюбуйтесь! Ноги отбивают. Бока качаются. Грудь вперёд. Попа назад. Зубы сверкают. Глаза искрятся. А вы так умеете?!

 

Всё-таки Нью-Йорк есть Нью-Йорк! Ритм, люди, жизнь – все здесь другое! Возбуждающее! Приподнимающее! Стимулирующее! Многообещающее! Где ещё можно себя так чувствовать?! Хочется жить, танцевать и наслаждаться. Хочется забыть обо всём на свете, не думать ни о чём неприятном, например, о вчерашнем разговоре с Галой и обиде, которую та ей нанесла.

Но забыть и не думать у Эльвиры никак не получалось.

Вытащив мобильник и усевшись на гранитный кубик под деревом, она набрала номер их общей приятельницы:

– Ты представляешь, Ленуля?! После стольких лет дружбы! Все знают, КАК я к ней относилась! – изливалась она. – Взять и упрекнуть меня в том, что я повторяюсь, и никого не слушаю, кроме себя! Какая неблагодарность! Я просто по-дружески поделилась своими делами. Разве я виновата, что у меня такая наполненная жизнь?! Рассказывала, чтобы хоть немного её развлечь... Ведь я из мира йоги, а йога учит состраданию... Она, бедная, целыми днями сидит перед компьютером, чего-то пишет-читает-рисует... утверждает, что ей это нравится, но ты ж понимаешь... кому такое может нравиться? Что это за жизнь? А у меня, ты же знаешь, календарь забит. Столько всего происходит интересного... Какие выставки! А концерты! Билеты распроданы на полгода вперёд, но у меня ж абонемент... я, моя дорогая, ничего не пропускаю.

Мне её жалко. И потом, это она сама меня спросила: «Что слышно?»…

Эльвира перевела дыхание. Щеки её пылали, ноздри раздувались справедливым гневом, глаза метали молнии сквозь дымчатые стёкла дизайнерских очков.

– Такая неадекватная реакция! Понятно, от зависти, – кипела Эльвира, – разве можно сравнить нас: мой и её образ жизни?! И знаешь, такая реакция не только у неё. Против меня сейчас многие ополчились, особенно женщины. Я ведь очень чувствительна к негативной энергии. Женщины меня никогда не любили, потому что я всегда слишком выделялась.

А теперь и подавно: у большинства моих ровесниц климакс, а у меня – всё как было... нет, даже лучше! У меня сейчас вторая молодость! Вот и завидуют!

– Эля, да не надо так расстраиваться, успокойся, забудь, – наконец смогла вставить её собеседница.

– Успокоиться?! – взвилась Эльвира. – А я очень спокойна! И мне не нужны советы, моя дорогая! Я ведь не девчонка и сама знаю, как мне надо себя чувствовать! Знаешь, легко видеть недостатки на ком-то! Те, кто ставят другим на вид, сами...

– Эля, ну что ты несёшь, – не выдержала Лена, – при чём тут это?!

– А при том, что я чувствую, что я тебя в последнее время тоже раздражаю. Скажи, что нет! – Ответа не последовало. – Знаешь что, мне это надоело! – Эльвира прервала паузу. – Я тебе больше звонить не буду. Захочешь, сама позвонишь!

– О'кей, – с облегчением согласилась Лена.

В трубке послышались гудки.

 

Эльвира, как ужаленная, подскочила с гранитного кубика.

«Ещё одна хамка! – где-то внутри кольнула обида. – Ну и не надо! Подумаешь! – решила она, возвращаясь в окружающую её реальность. – Обойдусь!».

Прямая как стрела улица, бурля, жужжа и сверкая, упиралась в горизонт и указывала путь в будущее. Солнце взрывалось в небоскребных поверхностях и рикошетило фонтаном ослепляющих осколков на толпы туристов, торговцев и автомобилей. Расталкивая зазевавшихся пешеходов, сновали энергичные, целеустремлённые люди. Истошно визжали тормоза, бибикали сигналы и выли сирены проезжающих машин. В нос били запахи жжённой резины и уличной еды. Мелькали заманчивые витрины и зазывающие вывески. Ветерок нахально трепал волосы и лез под юбку.

Вот она, жизнь! Вот что ей надо! Эльвира вздрогнула, как от электрического разряда. Уличный ритм растёкся по венам, наполняя каждую клеточку адреналином движения.

«А вообще, если честно, это никогда не был мой круг, – сказала она себе. – Я не создана для того, чтобы сидеть целый день перед экраном или стоять на кухне, как они. Я люблю жить! Мне нужны впечатления! И я вовсе не должна сдерживать себя из-за того, что они за мной не поспевают! Так что, всё к лучшему: каждому – своё...»

Нет, совершенно ясно, что ей, с её данными, надо быть здесь, в центре событий, а не в той провинциальной дыре, куда поселила её судьба. Но кто же это может себе позволить?! Разве что найти какого-то мужика с большими деньгами. Даже если и пожилого: всегда можно иметь кого-то на стороне помоложе. А на это у неё был хороший шанс. Главное, не сдаваться, а, перескакивая через препятствия, нестись вперёд, к цели... что она и делала всю жизнь.

 

Пару лет назад произошёл у неё, правда, срыв.

С ужасом заметив первые признаки увядания, Эльвира серьёзно захандрила и решила внести соответствующие изменения в свой гардероб: усмирить цвета, удлинить юбки, устранить разрезы и декольте. Потянуло к женскому окружению, с которым она начала себя отождествлять, и захотелось войти в их сестричество.

– Мы постарели в глазах мужчин, – стало её лейтмотивом того периода.

Каждый раз, когда она произносила эту фразу, казалось, что мир пришёл к концу, душа играла траурные марши и оплакивала ушедшую молодость.

Однако всё это прошло довольно быстро. Хандра растаяла в тот момент, когда Эльвира натолкнулась на адвоката по разводам и, поспешно бросив мужа, перебралась в его большой, хорошо обставленный дом. И хотя их кратковременный союз завершился скандальным разочарованием, она поняла, что мужчины на неё ещё реагируют, а значит, не всё потеряно.

В гардероб вернулись яркие краски, короткие юбки и откровенные вырезы. Из лексикона исчезли словесные обороты, связанные со старением, включая её любимую фразу. Идея сестричества перестала её привлекать, а женское окружение казалось всё более чуждым. Эльвира вернулась к диетам, спортзалам и развлечениям, плотно заполнив этим свой календарь. Общение с бывшими подружками сократилось до минимума, вроде бы за недостатком времени. Жизнь заполнялась другим и другими. Нью-Йорк, в отличие от Тибета, воплотился в действительность, превратившись в непременную, ежемесячную часть её существования, и она уже бравировала своей неоспоримой принадлежностью к этом городу. Всё логично выстраивалось в нужном ей направлении. Наконец-то она заживёт! Несмотря на возраст, жизнь только начинается!

Впрочем, а при чём тут возраст, кто ей считает годы? Она сейчас в прекрасной форме. Тугое, подвижное, натренированное тело. Крепкие, неутомимые, с высоко изогнутым подъёмом ноги. Энергия захлёстывает. Сексуальность брызжет фонтаном. Каблучки, коленки, коротенькие юбочки – всё, как когда-то. И что самое главное, молодые мальчики по-прежнему смотрят. Недаром её приняли в балетный кружок наравне с тридцатилетними. Пусть любительский, но всё равно. Кто из её сверстниц-подружек может таким похвастаться?! Все они, даже те, кто ещё выглядит более-менее прилично, стары душой, и интересы у них, в основном, только в их семьях, мужьях, детях, внуках. Все они какие-то потухшие, увядающие, потерявшие себя. Она же собирается ещё станцевать «Умирающего лебедя»! А это ведь о чём-то говорит!

 

«Нет, я другая, я так не могу, – непонятно зачем продолжала уговаривать себя Эльвира. – Я должна быть свободной, мобильной и независимой. Я люблю быть в движении... стоять на собственных ногах. У меня есть работа, своя крыша, и я за рулём... Никому отчитываться не должна. Еду, куда хочу, сплю, с кем заблагорассудится, ни от кого не завишу и, слава богу, что далеко от детей. Поиграть с малышкой часок в месяц для меня вполне достаточно. И сюсюкать пока никакой потребности. У них своя жизнь, у меня – своя».

Это кредо-мантру повторяла она всем, брызжа энтузиазмом, и до бесконечности.

Новые, ещё недостаточно её знавшие люди, слушали с определённым восхищением.

В их глазах Эльвира выглядела сильной, эмансипированной, состоявшейся. На давнишних же знакомых Эльвирина болтовня действовала с обратным результатом: стоило ей только открыть рот, как они уже мысленно закатывали глаза. Некоторые из них, не в состоянии сдерживаться, деликатно высказывались. Но и деликатность их Эльвире казалась оскорбительной. Быть отвергнутой даже уже ненужными ей людьми было крайне неприятно.

Пришлось рвать отношения. Точнее, всячески провоцировать других на инициативу разрыва. Так получалось намного легче. Всегда можно было обвинить их, а себя чувствовать правой и незаслуженно обиженной. Некоторые, однако, упорно отказывались поддаваться на провокации: таких приходилось провоцировать снова и снова, пока и их терпению не приходил конец. Дольше всех продержались Гала и Лена, но и они не выдержали, поддались...

В итоге с сегодняшнего дня все старые дружеские связи остались в прошлом, но, несмотря на то, что все мосты Эльвира сожгла сама, вместо ожидаемого облегчения она вдруг ощутила себя брошенной, осиротевшей и жертвой предательства. Это, казалось бы, беспричинное ощущение моментально ухудшило её настроение.

Эльвира ещё раз вспомнила, как она раздражала бывших подруг своей независимостью, и ее нутро снова пронзил болезненный укол обиды. «Что со мной происходит? Почему я об этом вспоминаю? Оно ведь уже никакого значения в моей жизни не имеет. Это был не мой круг. А сейчас у меня куча новых друзей – и помоложе, и поинтересней. Одна дверь закрылась, другая – открылась, – раздражённо бормотала она. – Что мне до них... пусть остаются себе в своём провинциальном болоте. Нас давно уже ничего не связывает. Я всё равно не собираюсь там задерживаться: переезд в Нью-Йорк – всего лишь вопрос времени... вопрос, который, скорее всего, решится через несколько часов».

При мысли об этом её губы расползлись в широкую улыбку и настроение тут же значительно улучшилось.

 

Вечером Эльвира шла в «Метрополитен» с одним из своих ухажёров, Ари Лихтером, набитым деньгами одиноким старичком-меломаном. Ари еле дышал и с трудом передвигался, но делал подарки и водил её в оперу, тонко намекая на возможную физическую близость. Усматривая в этом серьёзные намерения, Эльвира авансом принимала дары и, чмокая в знак благодарности лысую, покрытую старческими пятнами макушку, игриво поддерживала его намёки. После чего переводила разговор на заботливое обсуждение его здоровья. В этой области, впрочем, как и во всех остальных, она почитала себя экспертом.

Сегодня Ари вёл Эльвиру на «Фауста», которого она уже слушала неоднократно, и хотела что-то придумать, чтобы не пойти, если бы не его упоминание какого-то важного сюрприза. Наверняка, он хочет сделать ей предложение, которое она, конечно же, примет. Неясно, как среагирует его сын, но, если правильно разыграть ситуацию, можно и завещание переписать... тем более что сын ведь тоже мужчина... а какой мужчина на неё не клюнет! В конце концов, как долго ещё старик протянет с таким здоровьем? Ну, лет пять, десять максимум. А ей ещё... Вот тогда и Манхэттен получится, и вообще... Ах, сколько таких бывает историй... Главное, нанять хорошего адвоката.

Послышалась знакомая мелодия.

Звонил Ник – её верный паж, с которым она встречалась уже больше года. Ник был хорошим, добрым малым, без выкрутасов, а в постели именно то, что ей надо... и по части сил, и по части воображения. И к ней хорошо относился, может быть, даже любил по-своему. Но, будучи типичным американцем, подарки дарил только по праздникам, да и те довольно скудные, хотя как врач явно имел средства и мог бы потратиться. Впрочем, причиной тому была не скупость, а его мировоззрение стареющего хиппи: романтика, гитара, рай в шалаше с любимым... Гитара – это приятно, но недостаточно. А что это за такой рай? Слова одни, ничего не стоящие, и только: ничего на них не купишь. Шалаш Эльвиру не соблазнял. «На фига мне эта романтика, – с раздражением думала она. – Повёз бы лучше в какой-нибудь круиз в Европу или предложил выплатить мне кондоминиум». Но отрезать Ника ещё не хотела... в чём-то он её устраивал: ничего не спрашивал и вообще не давил своим присутствием.

– Ах, Никуленька, дорогой, как ты там, мой маленький? – защебетала Эльвира в телефон. – Да, да, конечно, милый, я по тебе тоже очень соскучилась... считаю минутки до встречи, солнышко...

Упомянув минутки, она вдруг вспомнила о времени, которого оставалось не так уж много, если учесть, что ещё надо забежать в спортзал пофизкультуриться, после чего заскочить на часок попозировать к Луиджи, своему итальянскому «мальчику для развлечения», по совместительству пишущему её портрет, а потом – бегом в отель готовиться к вечеру... Хотелось бы ещё забежать в какой-то бутик... жаль, но вряд ли получится. Придётся одеть что-то из уже имеющегося...

 

Изогнутые в ненатуральных позах, вычурно одетые манекены заговорщически ей подмигивали.

«Или, может, всё-таки успею?».

Не удержавшись от соблазна, Эльвира остановилась перед витриной, ища в ней своё отражение. Однако не нашла. Из витринного зеркала на нее смотрела незнакомая, как бы собранная из двух разных комплектов, женщина-кукла, к чьей ещё моложавой фигурке наспех приладили немолодое, изношенное лицо. Контраст разил. Эльвире стало не по себе. Но только на мгновение...

«И чего это я расквашиваюсь? – мысленно поспешила одёрнуть она себя. – Что ж, лицо немного выдаёт... Подумаешь! Это ерунда: лицо можно подправить – сейчас такие чудеса выделывают! И вообще, при чём тут лицо: молодость не в лице! Тело важнее... ну и, конечно, либидо, а с этим у меня проблем нет. Давай-ка лучше зайду и подберу себе что-нибудь секси на вечер».

Каблучки зацокали быстрее...

 

 

 


Оглавление

4. Женская красота
5. Вторая молодость
6. Эгоистка
Статистика тиража: по состоянию на 21.02.2024, 20:23 выпуск Журнала «Новая Литература» за 2024.01 скачали 702 раза.

 

Подписаться на журнал!
Литературно-художественный журнал "Новая Литература" - www.newlit.ru

Нас уже 30 тысяч. Присоединяйтесь!

 

Канал 'Новая Литература' на yandex.ru Канал 'Новая Литература' на telegram.org Канал 'Новая Литература 2' на telegram.org Клуб 'Новая Литература' на facebook.com Клуб 'Новая Литература' на livejournal.com Клуб 'Новая Литература' на my.mail.ru Клуб 'Новая Литература' на odnoklassniki.ru Клуб 'Новая Литература' на twitter.com Клуб 'Новая Литература' на vk.com Клуб 'Новая Литература 2' на vk.com
Миссия журнала – распространение русского языка через развитие художественной литературы.



Литературные конкурсы


15 000 ₽ за Грязный реализм

1000 $ за Лучшее стихотворение



Биографии исторических знаменитостей и наших влиятельных современников:

Алиса Александровна Лобанова: «Мне хочется нести в этот мир только добро»

Только для статусных персон




Отзывы о журнале «Новая Литература»:

16.02.2024
Замечательный номер с поэтом-песенником Александром Шагановым!!!
Сергей Лущан

29.01.2024
Думаю, что на журнал стоит подписаться…
Валерий Скорбилин

18.01.2024
Рада, что журнал продолжает свою миссию. С вами всегда было приятно сотрудничать.
Надежда Егорова



Номер журнала «Новая Литература» за январь 2024 года

 


Поддержите журнал «Новая Литература»!
Copyright © 2001—2024 журнал «Новая Литература», newlit@newlit.ru
18+. Свидетельство о регистрации СМИ: Эл №ФС77-82520 от 30.12.2021
Телефон, whatsapp, telegram: +7 960 732 0000 (с 8.00 до 18.00 мск.)
Вакансии | Отзывы | Опубликовать

Поддержите «Новую Литературу»!