HTM
Номер журнала «Новая Литература» за январь 2024 г.

Игорь Филатов

Мгновения

Обсудить

Сборник миниатюр

Опубликовано редактором: Вероника Вебер, 9.03.2012
Оглавление

7. Хижина тёти Томы
8. Волга
9. Послесловие

Волга


 

 

 

Самое сильное и яркое впечатление из Конакова – Волга.

Конечно, я знал, что Волга – великая русская река и всё такое. Но только тут, в Конаково, понял, а скорее почувствовал, насколько величественно это явление природы, как властно и непререкаемо определяет оно всё вокруг: ландшафт, погоду, внешний вид растений и животных, существующих на ней, как на отдельной планете; характеры людей, живущих по берегам, их работу и отдых, и даже песни, которые они поют.

 

Городок Конаково – словно бородавка на теле могучей реки. Может быть, его не было бы вовсе, если бы здесь не построили ГРЭС, трубы которой, как ни странно, не только не испортили, а даже подчеркнули красоту волжского пейзажа. Река делает в этом месте неспешный поворот, и у берега, на котором расположился городок, получается огромный залив. На другой стороне синий лес. Позже я разглядел, что это всего лишь остров посередине реки, а другой берег проглядывает далеко за ним, где-то у самого горизонта.

Я вспоминаю, как стоял на берегу, словно на дне огромной прозрачной чаши. Внизу – вода, сверху – безбрежное небо, полное солнца и облаков всех видов и очертаний. Перистые и взлохмаченные, размазанные по синеве и собранные в тугие плотные комки – им было тесно в небе, и всё же они не могли заслонить света, льющегося сверху и отовсюду. Казалось, что я наполнен этим светом, что он собирается во мне, как в фокусе.

Главные ощущения тех минут – свет, простор и свежесть. И ещё какая-то безбрежная чистая радость от ощущения причастности к этому прекрасному миру. Вот так живёшь-живёшь, да в буднях и забываешь, что мир велик и ты всего лишь крохотная, причём, далеко не лучшая его частица. А это небо, эта река – как всё хорошо устроено, как необъяснимо красиво, как изменчиво и в то же время постоянно! А сколько на Земле других рек! А ведь есть ещё горы, степи, леса, пустыни… А море!!!

У людей мания величия, они любят называть дела рук своих «великими», «грандиозными», «фантастическими». Но что сделал человек такого, что может сравниться с небом? Что он придумал, сочинил, сконструировал – могущее заслонить собой впечатление от спокойной могучей реки, которая собирает в своё русло воды с необозримого пространства и несёт их далеко-далеко, не останавливаясь ни на миг? Только на берегу Волги я задумался, откуда берётся такое количество воды, которое ВСЕГДА заполняет это огромное русло и течёт, течёт, не переставая? Сколько миллионов кубометров, тонн воды прошло мимо меня в те несколько минут, пока я любовался пейзажем, их сменили другие – и нет конца и даже секундной передышки у этого потока! Я представил его в разрезе – больше километра в ширину, десятки метров в глубину – зеленоватая толща, двигающаяся неторопливо и неумолимо. Её невозможно остановить, но можно воспользоваться её силой. Это и делает человек, плавая по реке на судах, ставя на её пути плотины, а потом хвастливо заявляет, что покорил стихию.

Я испытал острое ощущение собственного ничтожества, когда стоял в этот солнечный день на влажном песке. Ничего унизительного в этом не было. Наоборот, отрадно было сознавать, что кроме суетного, жадного существования, есть широта, размах и величавое пренебрежение временем.

 

 

*   *   *

 

Забытое удовольствие – идти босиком по песку. Он не слишком чист: водоросли, рыбья чешуя, дохлые рыбки с выеденными глазами, клочки газет и неизбежные пластиковые бутылки. И всё же это наслаждение – ощущать пяткой податливую сыпучую массу, горячую сверху и влажно-прохладную в глубине.

Мы прошли километра два вдоль самой воды, вначале по дикому пляжу, потом по благоустроенному городскому, который отличался, пожалуй, лишь пивной палаткой и чуть более чистым песком, посетили маленькую пристань с двумя старичками-матросами, один из которых был в мягких домашних тапочках на босу ногу. Почитали расписание прогулочных теплоходов, помечтали о прогулке и решили во что бы то ни стало дойти до ослепительно-белого кусочка берега, окаймлённого сосновым лесом, видневшегося не так уж далеко. Но оказалось, что между нами и нашей целью то ли залив, то ли протока, и пришлось делать немалый крюк.

Мы шли по грунтовой дороге, перепрыгивая через огромные корни, пересекавшие дорогу; потом по зарослям иван-чая в рост человека; по тропинке, заросшей ежевикой, цеплявшейся, как водится, за всё, что можно. И неожиданно вышли к понтонному мосту, сделанному из пустых металлических баков, по которому можно было сократить путь. Конечно, мы не отказали себе в этом удовольствии, и я до сих пор помню подрагивание сизо-ржавых ёмкостей, связанных толстым канатом, под нашими неуверенными шагами, звук, с которым они терлись друг о друга, и чёрно-лиловый болотный цвет воды, в которую они были погружены больше, чем наполовину…

Конечно, тут были мальчишки. И я был бы здесь, родись я в Конаково и будь мне лет двенадцать; и меня, как магнитом, притягивал бы необычный мост, словно созданный для игр в приключения. В моём детстве был «висячий» мост – деревянная дорожка, подвешенная на двух тросах через канал. На нём собиралась вся окрестная детвора. Сколько всего там происходило за лето! С него ныряли, его раскачивали, как качели, устраивали заплывы по течению, в которых особым шиком было на полном ходу пролететь под мостом с риском разбить себе голову… А вот у моих детей своего моста не было – родились в мегаполисе и игр, похожих на приключения, не испытали. Жаль! Но это к слову…

 

По этому замечательному понтонному мосту мы и пришли прямо в сосновый бор, обрывавшийся тем самым ослепительно-белым пляжем, поманившим нас к себе. И об этом сосновом бору (или боре?) надо рассказать отдельно.

 

 

*   *   *

 

Недавно я был на выставке Шишкина. Удовольствие получил огромное, ни одна выставка до этого не давала мне такой радости, такого почти физического наслаждения красотой. Из всех известных мне художников Шишкин ближе всех, вплотную подошёл к созданию произведений искусства, почти равных произведениям природы. По сравнению с его деревьями рыцари и мадонны Рафаэля, герцоги Ван Дейка, одалиски Энгра кажутся надуманными и искусственными, я уж не говорю об ассиметричных и кубических персонажах Пикассо и ему подобных,

И всё же, самый гениальный художник может всего лишь нарисовать сосновый бор. Он будет почти как настоящий, но в этом «почти» – бездна.

Никто не может изобразить природу такой, какая она есть, можно лишь оживить память, и то, если есть, что вспоминать. Глядя на картины Шишкина, я как раз и вспоминал тот самый конаковский бор и был благодарен художнику за то, что он вызвал во мне эти воспоминания. Я понял, что он испытывал те же чувства, что и я, когда смотрел на розовые, озарённые солнцем могучие стволы, на светло-зелёный мох, по которому теснится брусничная поросль, на синее небо, сквозящее в зелёных вершинах.

На самом деле этот бор – что-то вроде лесопарка, есть дорожки, полуразрушенная арка при входе, заброшенный и заросший травой стадион, и всё это среди огромных сосен. Наверное, соснам здесь хорошо, потому что когда входишь под их сень, становится хорошо и тебе, они словно накрывают тебя своим благополучием, здоровьем и спокойствием. А запах! В общем, словами этого тоже не опишешь…

Мы прошли бор насквозь и очутились снова на берегу Волги. Последние сосны остались на обрыве, а мы сбежали вниз на тот самый песчаный берег, который полчаса назад видели издалека. Мелкий белый песок, лёгкий ветерок и снова – она, Волга!

Народу тут было немного. Запомнилось: пучеглазый карликовый бульдог, привязанный к коряге, который с несчастным и глупым видом стоял, запутавшись в собственном поводке; жук-плавунец – красавец с вёслообразными лапками и жёлтым ободком вокруг панциря. Я первый раз в жизни держал такого в руках, до этого видел только на картинках. Жуку повезло: лет десять назад я точно сделал бы его украшением своей коллекции. А теперь только посмотрел и отпустил. Ещё запомнилось усердие, с которым Володя копал яму в песке, а когда докопался до воды, залез в неё обеими ногами и, судя по виду, был совершенно счастлив. Я отчётливо представил, каким он был лет в семь-восемь, потому что на столько он и смотрелся в этот миг. Да и мне в эти минуты было лет семнадцать, не больше.

Этот белый берег с соснами наверху я никогда не забуду, мне было там очень хорошо. И это тоже – Волга.

 

 

 


Оглавление

7. Хижина тёти Томы
8. Волга
9. Послесловие
1001 читатель получил ссылку для скачивания номера журнала «Новая Литература» за 2024.01 на 01.03.2024, 11:03 мск.

 

Подписаться на журнал!
Литературно-художественный журнал "Новая Литература" - www.newlit.ru

Нас уже 30 тысяч. Присоединяйтесь!

 

Канал 'Новая Литература' на yandex.ru Канал 'Новая Литература' на telegram.org Канал 'Новая Литература 2' на telegram.org Клуб 'Новая Литература' на facebook.com Клуб 'Новая Литература' на livejournal.com Клуб 'Новая Литература' на my.mail.ru Клуб 'Новая Литература' на odnoklassniki.ru Клуб 'Новая Литература' на twitter.com Клуб 'Новая Литература' на vk.com Клуб 'Новая Литература 2' на vk.com
Миссия журнала – распространение русского языка через развитие художественной литературы.



Литературные конкурсы


15 000 ₽ за Грязный реализм



Биографии исторических знаменитостей и наших влиятельных современников:

Алиса Александровна Лобанова: «Мне хочется нести в этот мир только добро»

Только для статусных персон




Отзывы о журнале «Новая Литература»:

22.02.2024
С удовольствием просмотрел январский журнал. Очень понравились графические работы.
Александр Краснопольский

16.02.2024
Замечательный номер с поэтом-песенником Александром Шагановым!!!
Сергей Лущан

29.01.2024
Думаю, что на журнал стоит подписаться…
Валерий Скорбилин



Номер журнала «Новая Литература» за январь 2024 года

 


Поддержите журнал «Новая Литература»!
Copyright © 2001—2024 журнал «Новая Литература», newlit@newlit.ru
18+. Свидетельство о регистрации СМИ: Эл №ФС77-82520 от 30.12.2021
Телефон, whatsapp, telegram: +7 960 732 0000 (с 8.00 до 18.00 мск.)
Вакансии | Отзывы | Опубликовать

Поддержите «Новую Литературу»!