HTM
Номер журнала «Новая Литература» за август 2022 г.

Виктор Герасин

Убит в побеге

Обсудить

Повесть

Опубликовано редактором: Карина Романова, 29.11.2011
Оглавление

5. Часть 5
6. Часть 6
7. Часть 7

Часть 6


 

 

 

Зою возмущало то, что водитель оказался вооружённым. Она чисто по-женски никак не хотела понять и принять того, что против Виталия применили оружие. Виталий не применил же! А ведь мог первым стрельнуть. Нет, не стрельнул. Виталий слушал её, улыбался легко. Заговорил:

– Всё правильно, Зоенька, всё по закону. А что ему оставалось делать? Вот он и пульнул. Его счастье, что опередил. А что с оружием, так что ж, наверное, время такое вновь накатило на страну – без оружия ни шагу. Знаешь, сколько его ныне у людей? Полно. Не счесть. Это беда. Беда надвигается, Зоенька. Мы же с тобой помним, как там у Чехова о ружье сказано. Если оно есть, то оно должно выстрелить. Вот и постреливает оно, потому что оно есть. То я стрельнул, то в меня стрельнули. И вдруг мы вместе, толпой начнём стрелять друг в друга! Понимаешь, к чему мы пришли, к чему нас привели? К войне! А кто привёл? Вот и беда-то в том, что не знаем и, наверное, никогда не узнаем, кто же нас ввёл в такое состояние. Страна мы что ли такая, народ такой? Сколько побили-погубили людей, а всё мало, всё ешё хочется бить-губить. Не хочу этого, не люблю, противно мне всё это, а вот взял же в руки оружие, взял и применил. И он тоже, может, вовсе не хочет, не желает этого делать, а берёт и применяет, потому что и ему иначе нельзя. Иначе обидят, оскорбят как только захотят. А это очень обидно, когда унижают, когда оскорбляют. Видишь, какие мы есть мужики. Одно горе вам, женщинам, от нас.

– Радость, – упрямо добавила Зоя, – и радость от вас большая. Я теперь это знаю.

– Молодец, коли знаешь. А как хочется, чтобы было тихо, мирно, уважительно, чтобы любить радостно и радоваться оттого, что тебя также любят. Чтобы родились и росли ребятишки. Хорошие такие, тёплые. Чтобы сынок был у нас похожим на меня. А дочка была бы на тебя похожа. И вот… Не судьба, не судьбинушка. Как же гадко всё у меня сложилось. Сам себя ненавижу за всё. Сам себя. У нас там водичка есть? Дай глоточек. И береги воду, много мне не давай. Где её теперь возьмём. Ух и вкусна же! Как ты сама. Люблю же я тебя! Как я тебя люблю! Вроде бы об этом говорить не надо, а я вот говорю. Чтобы ты знала. Ты сейчас для меня весь мир. Да что мир! Ты больше всех вместе взятых вселенных, Вот ты какая. Ты не тужи особо-то. Я вот немного отлежусь и встану, и пойду. Мы вместе пойдём. И дойдём. На мне всё, как на собаке заживёт. Я с детства знаю об этом.

– Не надо, не говори так, не сглазь, – Зоя прижала сухие губы Виталия своими влажными губами.

–Ты это о собаке? – усмехнулся Виталий. – Напрасно плохо думаешь о собаках. Это разумнейшее и способнейшее к жизни дитя природы. Сколько же в них мудрости закладывает природа! Бывало, ногу или руку поранишь, так сразу же на помощь дружка своего лохматого зовёшь. Полижет рану и как рукой снимет. У них всякое лекарство на языке, потому и живучие они. Я тебе ещё порасскажу о них. Долго и много буду рассказывать. А пока… Я, наверное, посплю немножко. И ты отдохни.

Виталий закрыл глаза. Он наговорился, устал. Ему хотелось спать.

Зоя глядела в его бледное, пожелтевшее в глазных впадинах лицо, и беззвучно плакала, как это умеют все женщины.

В полусне, в полуяви Виталию вновь и вновь виделся тот водитель: молод, красив, спортивен, ловок и… вооружён. Кто же он? Что от него можно ожидать ещё? Если он на службе у органов, то милиционеры и солдаты не замедлят явиться сюда, вот-вот нагрянут, повяжут и всё кончится на долгие-долгие годы. Но, видимо, он всё же не из тех, кто на службе у органов, нет, интуиция подсказывала Виталию то, что он сам – этот вооружённый красавец – не всякий раз рад встрече с правосудием. Нет, это птица иного полёта, ночная птица. А если это так, то ему, естественно, нет никакого расчёта впутываться в дело беглого зэка, которого он ранил на дороге. Заяви он, Виталия тут же возьмут. Как уж там будет он, Виталий, отдавать себя и Зою, через какие жертвы, но возьмут. Начнётся следствие. Выйдут на рану Кто, где, как? И пошло, и поехало. И красавчику этому по всем статьям идёт от пяти до семи лет. Значит, он сам теперь следы заметает как может…

На дороге начиналось интенсивное движение. Легковые автомобили, грузовики с воем и скрежетом на изгибе дороги неслись в обе стороны. Ехали, спешили по своим делам, но ни одна живая душа не подозревала того, что в десятке шагов от дороги скрываются двое влюблённых молодых людей, но вооружённых автоматом. Виталий глядел на лежащий рядом автомат и не знал, что с ним делать. Продолжать тащить с собой? Зачем? Рано или поздно, но его будут брать, в этом сомневаться не приходится. Значит, он будет защищаться и тем самым прольёт новую кровь, принесёт новое несчастье, новую боль человеку. Так же вот, как сделали больно ему самому. И даже хуже. А ведь это же несправедливо с его стороны. Очень несправедливо. Зачем стрелять в преследователей, даже вооружённых. Они же не по доброй воле хотят обезвредить его, они на службе. А не могло разве случиться так, что он сам мог оказаться не в беглых, а в преследователях. Вполне могло быть. Значит, и он шёл бы на захват беглого зэка по приказу и подставлял бы свой лоб, свою грудь под пулю того зэка.

– Ну, что, прощай оружие? – спросил Виталий.

– Что? – не поняла Зоя.

– Говорю, прощай оружие. Не нужен он мне больше. Хватит. Да мы больше и не пойдём, наверное, никуда. Не уйдём. Останемся где-либо здесь, поблизости, у воды. Куда идти? Уже не смогу.

– Тебе нужен врач, – сказала Зоя уверенно.

– Нужен, – согласился Виталий, – только какой, городской или сельский?

Зоя обхватила голову Виталия, прижала к груди, тихо сказала:

–Не раскисай.

– Это я? – привстал Виталий. – Ну дела! Меня, мужика, беглого зэка, уговаривает молодушка, чтобы я не раскисал. Ну, умора! Да я вот сейчас встану и пойду, пойду так ходко, что ты за мной бегом будешь не успевать. Подай-ка мне вон тот берёзовый сук. Да-да, вон тот. Так вот. Обломаем сучья и соорудим себе такой костыль, на который позавидовали бы все хромые на свете. А автомат возьми и отнеси от меня подальше, спрячь где-нибудь. Знаешь, когда нас возьмут, то всё равно придётся указывать то место, где оставили его. А поэтому прихорони-ка ты его вон под той развесистой берёзой, она очень уж заметная, её не забудем. Прихорони, пусть он спокойненько отдыхает.

Пока Зоя прятала автомат, Виталий изготовил себе костыль. С помощью Зои он поднялся, постарался не показать ей, как ему больно, приладил костыль под подмышку и сделал первый прыжок левой ногой.

Они медленно продвигались вдоль дороги. Шли под уклон, который делался всё круче и круче. Вскоре увидели торчащие из-под дороги два больших, в полчеловеческого роста, бетонных кольца.

– Вода там, за дорогой, – кивнул в сторону Виталий. – Видишь, уклон туда уходит.

Виталий глядел на трубы, соображая, можно ли по ним миновать дорогу. Между трубами имелась глубокая промоина. Её почему-то Виталий особо отметил.

Вдруг наверху, на дороге остановился крытый брезентом автомобиль. Из кабины выпрыгнул молодой офицер, что-то скомандовал солдатам, находящимся в кузове, задний борт откинулся, и солдаты стали спрыгивать на землю.

– Вот и первая встреча, – сквозь зубы процедил Виталий, заузившимся взглядом метнул вправо, влево, подыскивая местечко, где можно было бы спрятаться.

– Давай к трубе, – скомандовал он. – Вперёд, пока они не развернулись. Вон туда держи, между трубами. Поместимся.

Они кое-как дотянули до труб. Зоя первой влезла в промоину. Виталий втиснулся за ней, успев потянуть ивовый куст и прикрыть им слегка промоину.

Тесно прижавшись друг к другу, они сидели почти не дыша. Наверху невнятно о чём-то говорили. Затем Виталий отметил, что солдаты спустились с насыпи по ту сторону дороги, прочёсывают лес. Где-то неподалёку от труб остановился офицер, спросил:

– Что там, Хохлов?

– Трубы, товарищ капитан.

– Обследуй.

– Есть.

Солдат, наверное, поглядел в одну трубу, в другую. Ничего подозрительного не обнаружив в них, доложил:

– Пусто, товарищ капитан.

– Ясно. Пошли вперёд.

Вновь сделалось тихо. Виталию, прижимающемуся ухом к груди Зои, слышно было, как отрывисто бьётся её сердце.

Солдаты прочесали заросли в долине и вернулись к машине.

– По левой стороне будем искать? – кто-то спросил у капитана. И тот ответил:

– Нет, левая сторона не наша. Едем.

– Машина натужно взревела, и медленно удалилась. Значит, левая сторона не ихняя. Зато чья-то… Может, кого-то очень дотошного. Так что, Зоенька, уходим на ту, на правую, проверенную сторону.

Зоя впереди, полусогнувшись, Виталий следом за ней, на четвереньках, таща правую ногу, миновали трубу и вошли в густой кустарник.

– Какой день мы идём? – спросил Виталий. – Подумаешь, кажется, давно уже. Это, с одной стороны. А с другой – это с той, где ты и я и наша любовь, кажется, всего лишь миг. Один короткий миг. Двое суток – это же нет ничего. И в то же время сколько же много. Мы вместе. Ты и я. Оба.

На частых привалах Виталий вновь и вновь привлекал к себе Зою, целовал её в губы, в щёки, в нос, в глаза. Она блаженно улыбалась и шептала, почти в забытьи:

–Сумашедший. Ну, зацелуешь же. Зацелуешь…

Но лишь он отвлекался от неё, как её чуть дрожащие губы раскрывались, распускались цветком, призывали к новым долгим и сладким поцелуям, тянулись к губам Виталия.

Они оба теряли всякий разум, всякий рассудок и, забыв обо всём на свете, сплетались в молодом любовном задоре.

Зоя пыталась предостерегать Виталия:

– Тише же ты, нога ведь у тебя, больно же тебе.

– Что нога, – прерывисто шептал Виталий, – у меня её будто вовсе нет, вся боль утихает, как только дотронусь до тебя. Тебе хорошо со мной?

– Хорошо, – выдыхала Зоя.

Устав, обессилев друг от друга, они вольно откидывались на спины и молча глядели в глубину августовского неба. И думали опять же друг о друге. И ни о чём ином.

– А как я люблю сочинять стихи про небо. Про него сколько ни говори, сколько ни пиши и всё будет мало. Как о женщине.

– Прочитай про небо, – попросила Зоя.

– Про небо, значит. Какое же. Ага, вот это попробую.

Виталию всегда трудно было начинать читать свои стихи.

У него вдруг они как-то рассыпались, и на ум никак не приходила первая строчка.

– Так, значит, про небо. Это… Как же я начинал. Ага, кажется, так:


Заклубилась туча,
Безобразя небо,
В самой середине,
В синей глубине,
И развеять тучу
Не хватало сини,
И под тучей ветер
Смертный сатанел.
Эх, судьба-судьбина!
Головой на плаху
Легче лечь и разом
Кончить непутём!..
И рвануло небо
На себе рубаху,
И на лес упало
Проливным дождём.


– М-да, характерец, однако, – качнула головой Зоя и погладила Виталия по коротким волосам. – Я думала, он и правда про небо почитает, а он «головой на плаху» и «кончить непутём».

– Не буду больше читать, – помрачнел Виталий. – Не могу. Прочитаю, такое же наваливается. Я ведь для себя это пишу, то есть для песен своих. Играю и пою.

– Ну и не читай. Пока хватит одного. Есть над чем подумать. Ты свои стихи никуда не посылал?

– Пробовал. Всё попусту. Говорят, плохо.

Виталий чуточку сомневался: не надоел ли он Зое со своей любовью.

– Что это со мной? – как бы сам себя спросил вслух.

– А что? – не поняла Зоя, приподняла голову.

– Ну, это… Хочу и хочу тебя.

– А, это. А кого бы ты ешё хотел?

– Да нет, ты не так поняла! Я вот что слышал об этом самом. Вроде бы в природе так устроено, что организм, которому угрожает скорая гибель, предчувствует её и становится очень активным в половом отношении. Я читал даже об этом. Он как бы помимо воли человека во всю стремится продлевать и продлевать свой вид. И таким образом хоть частично остаться на этом свете, перенеся себя на себе подобного, который рождается от его активности.

Зоя откровенно рассмеялась, упала лицом в траву.

– Ну, мужики! Ну, наивный народец! – сквозь смех говорила она. – Ты что же, умирать собрался? Прямо скажу, не похоже на это.

– Да нет же, я в том смысле, что говорят об этом и пишут даже, – начал оправдываться Виталий.

– Говорят. Пишут. Да не про нас, выходит. Глупенький ты, оказывается. Да молодые мы! Молодые! Вот и… Додумался тоже мне.

Заговорила уже серьёзно.

– Мы – что? Вот подруга у меня была. Такая уж тихоня, такая образец стеснения, что другой такой не сыщешь. А замуж выскочила вперёд всех своих подруг. За офицера. Ну, мы, конечно, любопытничаем: как там у тебя, Катенька, с твоим офицериком, расскажи нам. А она хоть бы смутилась. Глаза у неё светятся, восторг так и прёт из неё. Я, говорит, девочки, и не знала, что такая охочая. Мне ведь ночи не хватает. Утром ему на работу надо уходить, а я не могу отцепиться от него, не пускаю. Говорю, звони своему начальнику и отпрашивайся. А он говорит, нельзя у них отпрашиваться, служба такая. А я своё: не могу без тебя, умру, наверное. Сама буду звонить твоему начальнику, пусть отпускает. Служба твоя не уйдёт от тебя, а я, жена, я могу и уйти. Вот какой оказалась наша скромница Катенька. А ты – гибель чует. Эх, да нам с тобой в нормальные бы условия, в домашние, так и я тебя на минутку бы от себя не отпустила. Видишь, я даже вон на что решилась, уйти в побег с тобой. И ты не думай, тут нет твоей вины, тут больше моей вины. Так всем и скажу: я виновата, я увела его, не могла жить без него. Так что мы, бабы, народец ещё тот.

Это только кажется мужчинам, что они главенствуют. Ошибаются. Мы, от нас всё, от баб. Господи, как же мне с тобой хорошо. Ты не стесняйся этого. И не сомневайся. Всё нормально. Всё как у людей.

 

 

 


Оглавление

5. Часть 5
6. Часть 6
7. Часть 7
Акция на подписку
Литературно-художественный журнал "Новая Литература" - www.newlit.ru

Присоединяйтесь к 30 тысячам наших читателей:

Канал 'Новая Литература' на yandex.ru Канал 'Новая Литература' на telegram.org Канал 'Новая Литература 2' на telegram.org Клуб 'Новая Литература' на facebook.com Клуб 'Новая Литература' на linkedin.com Клуб 'Новая Литература' на livejournal.com Клуб 'Новая Литература' на my.mail.ru Клуб 'Новая Литература' на odnoklassniki.ru Клуб 'Новая Литература' на twitter.com Клуб 'Новая Литература' на vk.com Клуб 'Новая Литература 2' на vk.com

Миссия журнала – распространение русского языка через развитие художественной литературы.



Отказывают издательства? Не собираются донаты? Мало читателей? Нет отзывов?..

Причин только две.
Поможем найти решение!

Отказывают издательства? Не собираются донаты? Мало читателей? Нет отзывов?.. Причин может быть только две. Мы поможем вам решить обе эти проблемы!


Купи сейчас:

Номер журнала «Новая Литература» за август 2022 года

 

Мнение главного редактора
о вашем произведении

 



Научи себя сам:

Аудиокниги для тех, кто ищет ответы на три вопроса: 1. Как добиться жизненных целей? 2. Как достичь успеха? 3. Как стать богатым, здоровым, свободным и счастливым?


👍 Совершенствуйся!



Свежие отзывы:


24.09.2022. Благодарю Вас за работу в этом журнале. Это очень необходимо всем авторам, как молодым, так и опытным.

Дамир Кодал


17.09.2022. Огромное спасибо за ваши труды!

С уважением, Иван Онюшкин


28.08.2022. Спасибо за правку рассказа: Работа большая, и я очень благодарен людям, которые этим занимаются. Успехов вашему журналу!

С уважением, Лев Немчинов


20.08.2022. Добрый вечер, Игорь! Сердечно благодарю Вас за публикацию рецензии на мою повесть г-на Лозинского. Дорожу добрыми отношениями с Вами и Вашим журналом. Сегодня же сообщу о публикации в "ВКонтакте". Остаюсь Вашим автором и внимательным читателем.

Геннадий Литвинцев



Сделай добро:

Поддержите журнал «Новая Литература»!


Copyright © 2001—2022 журнал «Новая Литература», newlit@newlit.ru
Свидетельство о регистрации СМИ: Эл №ФС77-82520 от 30 декабря 2021 г.
Телефон, whatsapp, telegram: +7 960 732 0000 (с 8.00 до 18.00 мск.)
Вакансии | Отзывы | Опубликовать

Поддержите «Новую Литературу»!