HTM
Номер журнала «Новая Литература» за июнь 2024 г.

Виктор Герасин

Для всех быть всем

Обсудить

Повесть

 

Так довелось, что святому старцу Амвросию Оптинскому я ныне прихожусь земляком по месту его рождения. Как писателя, меня давно занимает личность и жизненный путь святого земли русской. Его афоризм – «Где просто – там ангелов со сто, а где мудрено – там ни одного» – ставлю девизом ко всему своему сочинительству.

6 декабря 2012 года в с. Большая Липовица Тамбовской области в честь 200-летия со дня рождения Амвросия Оптинского освятили новый храм Троицы Живоначальной. Храм построен на пожертвования земляков великого Святого.

Я посчитал обязанным себя откликнуться на юбилей земляка, Святого земли русской Амвросия Оптинского, в миру Александра Михайловича Гренкова, повестью, что и предлагаю вниманию читателей.

 

На чтение потребуется 3 часа 40 минут | Скачать: doc, fb2, pdf, rtf, txt | Хранить свои файлы: Dropbox.com и Яндекс.Диск
Опубликовано редактором: Вероника Вебер, 19.01.2013
Оглавление

6. Глава 2. 3
7. Глава 3. 1
8. Глава 3. 2

Глава 3. 1


 

 

 

Встав с постели, Лекса совершил утреннюю молитву. Посмотрел за окно на установившийся уже день. После завтрака решил сходить на пасеку. Ждал, когда мамушка позовёт к столу.

На этажерке, искусно сплетённой из ивовых прутьев, стояли книги. Просматривая их по корешкам, остановился на одной: «О пчеловодстве», автор П. И. Прокопович. Книга мало заинтересовала, но то, что дед явно руководствуется в своем пасечном деле трудами опытного пчеловода – это пришлось ему по душе.

Позавтракав, поговорив с мамушкой, засобирался на пасеку.

– Вольника этого, Братку, с собой возьми, – сказала мамушка. – Это чего вытворяет? На привязи вечер был, от дома всё голос подавал во все стороны. А как тебя зачуял, так ошейник долой с себя и утёк. Какой! Как задумает, куда ему надо, так вытянется весь в струнку, ровный сделается, прямой, ну, ошейник-то с него и сходит. И он пошёл по своим делам. Бери с собой, его не остановишь, следом за тобой уйдёт. А Белку пусть дед домой ведёт. Она не такая вольница, как этот.

Лексе приятно было слушать увещевания мамушки, а Братка будто понимал, что говорят о нём, жался головой к ноге его, подставлял то одно ухо, то другое под ласковое почёсывание.

 

Дорога была с детства известна. Пчеловодов в Липовице один или два, а угодий для медосбора много. Главное – липовый лес вдоль речки. Широкой полосой тянется он в сторону Падов, до самого впадения Большой Липовицы в Цну. Деревья зрелые, необхватные, от обильного цвета жёлтые стоят, высокие, сажен по пятнадцати и больше. Каждая такая липа при доброй погоде чуть ли не пуд мёда дает. Гренковская пасека из года в год стоит при повороте речки, а от пасеки вправо и влево липовые угодья. Отец Фёдор привык мёд брать липовый, особо ценный. Соты отожмут, отстоится мед, сделается светло-зелёным, с желтизной, и дух липового цвета держит долго, годами хранят мед в холодном погребе, а дух этот не покидает его. Гренковский мёд славится в округе. Ему и при продаже скупщики цену хорошую дают. Все монастыри в округе – Трегуляйский, Сухотинский, даже Козловский и Мамонтовой Пустыни, не говоря о Тамбовских, – заказывали много мёда у отца Фёдора. И отжатым мёдом, и сотовым снабжали Гренковы монастыри. Лекса знал и горд был за дедов промысел. Одно упоминание, что мёд гренковский несравним с другими медами далеко за пределами Липовицы, заставляло его уважать дело, отца Фёдора и отца Михаила.

Идти пришлось недолго. От леса в их сторону с громким лаем покатилась белая собачонка. Братка рванулся ей навстречу. Встретились они, заходили кругом друг возле друга, обрадовались, повизгивают от переполнивших их чувств. На опушку вышли отец Фёдор, Михаил. А за ними и Аннушка.

– Лекса! Братишечка, – побежала Аннушка навстречу. – Родненький! Пришёл!

Она с разбегу ткнулась в брата. Лекса подхватил её на руки, закружился, целуя сестру в щёки, в нос, в глаза.

– Отпусти-ка его, девонька, дай нам с ним пообняться, – сказал отец Фёдор и обнял внука, троекратно расцеловались.

Следом за дедом и отец потискал сына:

– Ну, молодец. Форменный казак. А, бать, – обратился к отцу Фёдору Михаил, – мужик-то какой разделался. Скажи ты на милость, откуда что взялось…

 

Все вмести вошли под липы, прошли к просторному шалашу, присели на лавку за длинный дощатый стол. Глядели и не могли наглядеться все трое на Лексу, а он – на всех троих. Аннушка вьюном вилась возле брата.

– Гляжу на тебя, Лекса, и всё большим уважением проникаюсь ко всему роду своему, – говорил отец Фёдор, удовлетворённый видом внука. – Казаки мы. Как есть казаки. А примесь чёрная у нас – это от прародительницы нашей. Казаки-то исстари походами ходили на иностранцев, злато, серебро, шелка приносили домой. Пленных женщин молодых приводили. Какой уж пращур наш – того не знаю, привёл домой персиянку. Это после знаменитого похода в Персию. Привёл и женой своей сделал. Вот от неё и пошли все мы, тёмные, станом гибкие, как говорится, семижильные. А на тебя, Лекса, смотрю, а ты из всей родни нынешней нашей статью-то удался. Хорош, одним словом.

Лекса застеснялся от речи деда, перевёл разговор на пасеку:

– Как пчёлка работает?

– А ей чего ж, пчёлке-то? Бог её создал для этого. Работает, когда погода ей позволяет да цвета всякого много. Взяток несёт хорошо. Колода, которая подвешена для взвешивания, фунтов до двадцати в день привешивает. Заранее говорить, загадывать грешно, а так прикидываю, что по пудику с каждой колоды получим. Семьи легко перезимовали, сильные семьи, не успеваем новые колоды под рои ставить. Такие вот они, слава тебе Господи, дела у нас.

 

Отец Фёдор был явно доволен пасекой, рассказывал благостно, с теплотой в голосе.

– Новые правила начинаем заводить. Ныне вон от колод вроде бы уже отказываются. Читаю, учусь, как по-новому вести дело. Слышал, небось, про ульи? Вот норовим и на своей пасеке переводить пчелу из колод в ульи эти самые. Всех в одно лето не переведём, а сколько успеем. Кропотливое это дело – ульи вязать. Липу режем, колем на досочки, стругаем их и из досочек этих дома для пчёл делаем. Удобно. Верх съёмный. Доступно поглядеть внутрь, что да как там у них. А пчёлкам домики по нраву пришлись, в удовольствие своё обживают их. Вон уже две дюжины семей поселили в ульи эти.

– А всего сколько семей на нынешний день? – спросил Лекса.

– Да под триста. Немало. Успевай да успевай. Трое ребят наших сельских приходят. Я их научаю, как дело пасечное вести, ну, а они помогают в работе. Один из них, считай, свой уже.

Отец Фёдор взглянул на Аннушку, а она зарделась, опустила глазки, вскочила и убежала в шалаш.

– Скоро? – спросил Лекса, кивнув в след сестре.

– Да вроде бы на Покров согласились-сладились. Алексеем зовут. Семья справная, работящая. Да ты должен знать их. Деда Степана Миломаева помнишь?

– Ну как же не помнить. Я деду Степану очень уж обязан по сей день. Это ведь он меня тогда из речки-то вызволил, утонуть мне не дал. Как же мне не помнить его.

 

– Давайте так ныне поступим, – предложил дед Фёдор, – до полудня поработаем, а после полудня мы уедем домой. А ты, Лекса, на пасеке похозяйничаешь. Заодно отдохнёшь тут. Для отдыха место очень уж благодатное. А вечером тебе Аннушка поснедать принесёт. Да тут и заночует с тобой. А нам дома ещё дела есть. До Троицы со всем надо поуправиться. Хорошо бы дождичка Бог послал. Суховато делается.

– Дождичка? – переспросил Лекса. – А на самую Троицу и дождик пожалует.

– Откуда ты знаешь? – подала из шалаша голос Аннушка.

– Мелким знать не положено, – отшутился Лекса.

– Ой-ёй-ёй, крупный-то какой, – передразнила брата Аннушка и прыснула смеяться.

– На Троицу и дождю как не быть, – сказал отец Михаил. – Редкая Троица без дождя обходится. Я замечаю, что и пчёлка вялая делается. Летки запечатывает. Не иначе как к ненастью.

– Оно уж так, оно уж так, – согласился отец Фёдор. – Запрягай-ка, Михайло, лошадушку. А ты, коза-дереза, вылазь из укрытия, домой поедем.

 

 

 


Оглавление

6. Глава 2. 3
7. Глава 3. 1
8. Глава 3. 2
206 читателей получили ссылку для скачивания номера журнала «Новая Литература» за 2024.06 на 12.07.2024, 21:12 мск.

 

Подписаться на журнал!
Литературно-художественный журнал "Новая Литература" - www.newlit.ru

Нас уже 30 тысяч. Присоединяйтесь!

 

Канал 'Новая Литература' на yandex.ru Канал 'Новая Литература' на telegram.org Канал 'Новая Литература 2' на telegram.org Клуб 'Новая Литература' на facebook.com (соцсеть Facebook запрещена в России, принадлежит корпорации Meta, признанной в РФ экстремистской организацией) Клуб 'Новая Литература' на livejournal.com Клуб 'Новая Литература' на my.mail.ru Клуб 'Новая Литература' на odnoklassniki.ru Клуб 'Новая Литература' на twitter.com (в РФ доступ к ресурсу twitter.com ограничен на основании требования Генпрокуратуры от 24.02.2022) Клуб 'Новая Литература' на vk.com Клуб 'Новая Литература 2' на vk.com
Миссия журнала – распространение русского языка через развитие художественной литературы.



Литературные конкурсы


15 000 ₽ за Грязный реализм



Биографии исторических знаменитостей и наших влиятельных современников:

Герман Греф — биография председателя правления Сбербанка

Только для статусных персон




Отзывы о журнале «Новая Литература»:

17.06.2024
Главное – замечательно в целом то, что Вы делаете. Это для очень многих людей – большая отдушина. И Ваш демократизм в плане работы с авторами – это очень важно.
Виталий Гавриков (@prof_garikov), автор блога о современной литературе «Профессор скажет»

10.06.2024
Знакома с «Новой Литературой» больше десяти лет. Уверена, это лучшая площадка для авторов, лучшее издательство в России. Что касается и корректуры, и редактуры, всегда грамотно, выверенно, иногда наотмашь, но всегда честно.
Ольга Майорова

08.06.2024
Мне понравился выпуск. Отметил для себя рассказ Виктора Парнева «Корабль храбрецов».
Особенно понравилась повесть «Узники надежды», там отличный взгляд на проблемы.
Евгений Клейменов



Номер журнала «Новая Литература» за июнь 2024 года

 


Поддержите журнал «Новая Литература»!
Copyright © 2001—2024 журнал «Новая Литература», newlit@newlit.ru
18+. Свидетельство о регистрации СМИ: Эл №ФС77-82520 от 30.12.2021
Телефон, whatsapp, telegram: +7 960 732 0000 (с 8.00 до 18.00 мск.)
Вакансии | Отзывы | Опубликовать

Поддержите «Новую Литературу»!