HTM
Номер журнала «Новая Литература» за декабрь 2021 г.

Яна Ка'ндова

Словарь неологизмов из романа А. Белого "Москва"

Обсудить

Статья

На чтение потребуется один час | Скачать: doc, fb2, pdf, rtf, txt | Хранить свои файлы: Dropbox.com и Яндекс.Диск
Опубликовано редактором: Вероника Вебер, 15.09.2014
Оглавление


1. Лачин. О составителе Словаря неологизмов Андрея Белого Яне Ка'ндовой
2. Яна Кандова. Словарь неологизмов из романа А. Белого "Москва": А, Б, В

Лачин. О составителе Словаря неологизмов Андрея Белого Яне Ка'ндовой


 

 

 

Писателей можно оценивать по разным критериям. Говоря о словотворчестве, трудно найти равновеликого Андрею Белому[1] – не в русской литературе, а мировой. Только Велимир Хлебников[2] сопоставим ему, несколько приближён к нему Джойс[3], называть остальных нет особого смысла.

Сокровищница его неологизмов неведома почти никому. Глуп читатель, глуп и писатель. Встречая неологизм, слово недавно придуманное, любят спрашивать: «а есть такое слово?». Вопрос глупый, изобличающий человека недалёкого. Словарный запас постоянно пополняется, хотя многим кажется, что существует некий неизменный запас слов, упавший с неба или изобретённый зараз при царе Горохе. Каждое слово – бывший неологизм, переставший быть таковым от частого употребления. «Чертёж», «рудник» и «созвездие» придуманы Ломоносовым, «влюблённость» и «девушка» – Карамзиным (раньше были «девицы»), «стушеваться» – Достоевским, в «Двойнике». «Я могу показаться необычным; необычность – не оторванность; необычное сегодня может завтра войти в обиход, как не только понятное, но и как удобное для использования» (Белый, из предисловия к «Маскам»).

Почему неологизмы Белого остаются неологизмами, не став не только «удобными для использования», но и «понятными»? Потому что в тридцатых годах победили «простые» (выражение Яны Кандовой, к которой ниже мы и перейдём). Любители Сервантеса, Чехова, Бунина, Шолохова, Ильфа и Петрова, Фадеева, Твардовского, Симонова, Солженицына, «Мастера и Маргариты», «Доктора Живаго» и прочих следующих путём Абая[4], пишущих для «простых», не «заумных», чтоб голова не болела, чтоб прозрачно было, простенько. Мол, пишите искренне и Пушкина с Низами[5] уважайте, а остальное приложится («простые» – всегда пушкинисты). Такие авторы и критики заняли командные посты в Союзе писателей с момента его основания в тридцать четвёртом году, в коем – символично – скончался Белый. Пожалуй, советская литература кончилась не в тридцать первом, как думал Олеша[6], а в тридцать четвёртом. Открытия автора «Петербурга» и «Москвы» остались на обочине, победила серая масса пишущих «не мудрствуя лукаво».

(Точно так же на вооружение взяли Репина с Шишкиным и Айвазовским, даже тупого Брюллова, а не Врубеля, «Мир искусства»[7] и «Бубновый валет»[8]).

Сталинско-ждановская команда сменила ленинско-луначарскую (ленинский режим Белый принял восторженно). Ждановы корнают литературу и поныне (при этом большинство из них – антикоммунисты). Как-то я участвовал в литконкурсе. Цитирую по памяти, почти дословно, отзыв члена жюри: «язык рассказа слишком сложный и витиеватый для художественной (!! – Л.) литературы». То есть писать нужно простенько. Чтоб у него, ждановца, голова не болела.

Повторим, к марксизму-ленинизму это не относится. Та же Кандова, как и Белый, из ленинской команды. Наступление на культуру армады «простых» началось с воцарением семинариста, православного. А у православия, как и всего христианства, всего средиземноморского монотеизма (иудаизма, христианства, ислама), один лозунг – «блаженны нищие духом». Не смей проявлять «гордыню» (страшное обвинение в устах монотеиста, «нищего духом»!). Помню дамочку-литератора, сказавшую, прочтя фрагмент моего романа: «Нет, знаешь, у тебя там всякая игра слов… Автор выезжает с шашкой на белом коне…». «А как, – спрашиваю, – должен выезжать автор? На ослике с понурой головой? Потому что у тебя нет белого коня с шашкой?». Молчит, насупилась.

«Я свинья, и ты свинья, все мы братья-свиньи» – девиз монотеиста, девиз стада, «простых», в частности, девяноста процентов православно-исламской интеллигенции. Армады асеевых и демьянов бедных, прошедших мимо ослепительного гения – прозы, поэпрозы и поэзии. «Необычность – не оторванность…». Простые сделали её оторванной, «оторвали» от культурной жизни. 

Белый – из мастеров элитарных, чья слава двойственна, не знаемых или знаемых понаслышке каждым вторым интеллигентом, а для обывателя это и вовсе китайская грамота. Таковы и Пруст, Тракль[9], Хлебников, драмы Анненского и Цветаевой, Гуннар Экелёф[10], Клод Симон[11], Славко Яневский[12], Эль Греко[13] (очень интересно сравнить его именно с Белым), Врубель, Х. К. Ороско[14], Гуго Вольф[15], Шёнберг[16], Хиндемит[17]. Даже попадая в классики, они остаются элитарными, не тиражируются вроде Рафаэля, Рубенса, Моцарта и Пушкина. Много званых, говорите? Мало избранных.  

Набоков лучшими произведениями XX века называл «Петербург» Белого, «Улисса» Джойса, «В поисках утраченного времени» Пруста и «Превращение» Кафки. Между тем «Москва» Белого масштабнее «Петербурга» по объёму и теме и значительно сложнее по стилю. Называть «Петербург», умалчивая «Москву», откровенно нелепо – но Набоков принципиально замалчивал всё написанное в Союзе, кроме самых одиозных антисоветчиков. Во-вторых, «Превращение» – небольшое сочинение, называя его, нужно упомянуть многие малые шедевры. А речь идёт о произведениях наиболее масштабных. Будь Набоков немного честнее, вместо «Превращения» назвал бы «Москву». Белый как романист – это Джойс и Пруст, взятые вместе.

«Его смотрели как спектакль, – писала о Белом Марина Цветаева в «Пленном духе», – сразу после занавеса бросая его одного…» (курсив Цветаевой). Сразу после смерти его бросили одного, дали занавес, предали забвению в закоулках библиотек, что говорит о скудоумии, нашем с вами, общем.

«…бушующие костры на бледном, измождённом лице…», – описывал внешность Белого Илья Эренбург. Бушующими кострами и поныне остаются «Петербург» и «Москва» (хотя «Москва» – это уже пожар) на бледном, измождённом фоне последующей словесности – что сталинистов, что шестидесятников.  

То обстоятельство, что автор лучших – сложнейших и наиболее новаторских – русских романов XX века остаётся малоизвестным, для Яны Кандовой было личной болью, учитывая степень её любви к Белому. И она успела внести лепту в исправление этой несправедливости. Многое делала и устно. До сих пор почти никто не знает, что «лесенка» Маяковского – открытие Белого, не только поэта и прозаика, но и крупного стиховеда. Белый так не писал, но теоретически вычислил возможность этого, и точно вычислил, кому это предложить. Многие (из авторов «Новой Литературы» – А.  Хакимов) узнали об этом от Кандовой.

С Белым Кандову роднили две черты: аристократизм и демократизм. Аристократизм эстетики, вкуса, и демократизм политический. Любовь к простому народу в социальном смысле слова, уважение к трудящимся, и – ненависть к «простым» в сфере культуры. Обдумывая это, вспоминая наши беседы, думаю – ведь это и есть ленинизм. Ставить во главу угла интересы трудящихся и обездоленных, но не подгонять культуру под вкусы большинства, а развивать это большинство. Ибо, как повторял Ленин, хороший писатель не следует за читателем, а ведёт его за собой.

Луначарский, Блок, Хлебников, Белый, Волошин, Брюсов, Бабель[18], Маяковский, Олеша, В. Чекрыгин[19], Петров-Водкин, Юон[20], Филонов, Татлин, Лентулов, Шостакович, Мейерхольд были ленинской когортой интеллигенции, почти вчистую сметённой православно-исламской массой тридцатых. Сейчас её новые ростки давят уже вдвоём: ждановцы и неолибералы (либерасты), уже не репрессиями, а организованным отуплением. В Белого Кандова влюбилась сразу и бесповоротно, как наследница этой когорты.

Кандова первой замыслила словарь неологизмов Белого. Только через несколько лет в российской печати появились сведения о группе филологов, занявшихся неологизмами «Петербурга». Кандова занялась «Москвой», что намного сложнее – из-за вдвое большего объёма сочинения и намного чаще встречающихся неологизмов. Судьба помешала ей завершить начатый труд, труд огромный, ибо способность Белого к обогащению русского языка была потрясающей. Со сделанным можно теперь ознакомиться на страницах «Новой Литературы». Ознакомиться для знания русского языка, ибо целый пласт его, созданный одним (!) человеком, мало кому известен. А чтобы хорошо писать, надобно хорошо знать язык, на котором сочиняешь.

«Москва» (1923–1932) – трёхчастный роман-эпос, каждая часть – «Московский чудак», «Москва под ударом» и «Маски» – полноценный роман. Сочинение с полудетективным сюжетом, но крайне сложное по лексике, синтаксису и пунктуации. В словаре Кандовой – неологизмы «Московского чудака» и самого начала «Москвы под ударом», составляющих около тридцати процентов романа. Да, это лишь менее трети «Москвы» (к тому же в последующем тексте неологизмы учащаются), ибо неология[21] Белого – океан, в который осмелится погрузиться не каждый пловец. Хорошим пловцам в волнах литературы – рекомендуется.

 

 

 



 

[1] Андрей Белый (1880–1934) – русский писатель, поэт, критик, видный символист и модернист (прим. ред.).

 

[2] Велимир Хлебников (1885–1922) – русский поэт, писатель,  и прозаик, известный авангардист, футурист,  поэтический экспериментатор (прим. ред.).

 

[3] Джеймс Джойс (англ. James Joyce, 1882–1941) – ирландский писатель и поэт, один из самых значительных представителей западного модернизма (прим. ред.).

 

[4] «Путь Абая» – роман-эпопея Мухтара Ауэзова, жизнеописание знаменитого казахского поэта Абая Кунанбаева (прим. ред.).

 

[5] Низами Гянджеви (ок. 1141 – ок. 1209) – крупнейший поэт Востока, для персидской литературы примерно такого же значения, как Пушкин для русской и Шекспир – для английской (прим. ред.).

 

[6] Юрий Карлович Олеша (1899–1960) – русский писатель-сатирик, поэт, драматург (прим. ред.).

 

[7] «Мир искусства» (1890–1924) – художественное объединение и издававшийся его участниками одноимённый журнал (прим. ред.).

 

[8] «Бубновый валет» – сначала выставка (1910–1911), а потом творческое объединение художников, просуществовавшее до декабря 1917 г. (прим. ред.).

 

[9] Георг Тракль (нем. Georg Trakl, 1887–1914) – выдающийся австрийский поэт (прим. ред.).

 

[10] Гуннар Экелёф (швед. Gunnar Ekelöf, 1907–1968) – выдающийся шведский поэт, эссеист, переводчик, крупнейшая фигура скандинавского модернизма (прим. ред.).

 

[11] Клод Симон (фр. Claude Simon, 1913–2005) – французский писатель, лауреат Нобелевской премии по литературе (1985) (прим. ред.).

 

[12] Славко Яневски (1920–2000) – македонский писатель и поэт, основоположник македонской детской литературы (прим. ред.).

 

[13] Эль Греко (исп. El Greco, 1541–1614) – испанский художник, отличавшийся оригинальной для своего времени манерой письма (прим. ред.).

 

[14] Хосе Клементе Ороско (исп. José Clemente Orozco, 1883–1949) – мексиканский художник, новатор и монументалист (прим. ред.).

 

[15] Гуго Вольф (нем. Hugo Wolf, 1860–1903) – австрийский композитор и музыкальный критик (прим. ред.).

 

[16] Арнольд Франц Вальтер Шёнберг (нем. Arnold Franz Walter Schoenberg, 1874–1951) – австрийский и американский композитор, педагог, музыковед, дирижёр. Крупнейший представитель музыкального экспрессионизма, основоположник новой венской школы (прим. ред.).

 

[17] Пауль Хиндемит (нем. Paul Hindemith, 1895–1963) – немецкий композитор, музыкант, педагог и музыкальный теоретик (прим. ред.).

 

[18] Исаак Эммануилович Бабель (1894–1940) – русский писатель и драматург (прим. ред.).

 

[19] Василий Чекрыгин (1897–1922) – живописец, график, теоретик искусства.

 

[20] Константин Фёдорович Юо́н (1875–1958) – русский живописец, мастер пейзажа, театральный художник, теоретик искусства (прим. ред.).

 

[21] Неология (в смысле лингвистического термина) – образование неологизмов в языке (прим. ред.).

 

 

 


Оглавление


1. Лачин. О составителе Словаря неологизмов Андрея Белого Яне Ка'ндовой
2. Яна Кандова. Словарь неологизмов из романа А. Белого "Москва": А, Б, В
Канал 'Новая Литература' на telegram.org  Клуб 'Новая Литература' на facebook.com  Клуб 'Новая Литература' на linkedin.com  Клуб 'Новая Литература' на livejournal.com  Клуб 'Новая Литература' на my.mail.ru  Клуб 'Новая Литература' на odnoklassniki.ru  Клуб 'Новая Литература' на twitter.com  Клуб 'Новая Литература' на vk.com

Мы издаём большой литературный журнал из уникальных отредактированных текстов. Людям он нравится, и они говорят нам спасибо. Авторы борются за право издаваться у нас. С нами они совершенствуют мастерство и выпускают книги. Мы благодарим всех, кто помогает нам делать Большую Русскую Литературу.



Поддержите журнал «Новая Литература»!



Купите свежий номер журнала
«Новая Литература»:

Номер журнала «Новая Литература» за декабрь 2021 года

 

Номер журнала «Новая Литература» за ноябрь 2021 года

 

Номер журнала «Новая Литература» за октябрь 2021 года

 

7 причин купить номер журнала
«Новая Литература»

Литературно-художественный журнал "Новая Литература" - www.newlit.ru

 

Аудиокниги для тех, кто ищет ответы на три вопроса: 1. Как добиться жизненных целей? 2. Как достичь успеха? 3. Как стать богатым, здоровым, свободным и счастливым?
Copyright © 2001—2022 журнал «Новая Литература», newlit@newlit.ru
Свидетельство о регистрации СМИ: Эл №ФС77-82520 от 30 декабря 2021 г.
Телефон, whatsapp, telegram: +7 960 732 0000 (с 8.00 до 18.00 мск.)
Вакансии | Отзывы | Опубликовать

Поддержите «Новую Литературу»!