HTM
Номер журнала «Новая Литература» за июль 2022 г.

Алексей Курилко

Сука, или Враг по крови

Обсудить

Повесть

На чтение краткой версии потребуется 1 час 10 минут, полной – 1 час 40 минут | Цитаты: 1, 2 | Скачать в полном объёме: doc, fb2, rtf, txt, pdf

 

Купить в журнале за октябрь 2015 (doc, pdf):
Номер журнала «Новая Литература» за октябрь 2015 года

 

Опубликовано редактором: Игорь Якушко, 19.10.2015
Оглавление

4. Часть 4
5. Часть 5
6. Часть 6

Часть 5


 

 

 

Прохоров не обманул. Работа та и вправду была не пыльной, но весьма опасной и нервной.

О щекотливости наших заданий и говорить не стану. Правых и виноватых не было. Были мы и они. Всё!

Нас привозили в лагерь. Выделяли отдельный барак. Ночью в назначенное время команда из полтораста рыл разделялась на группы, и каждая группа отправлялась на заранее выбранный объект.

Особенно мне запомнилась первая наша операция. Я был в группе Алексеева. Мы взяли на себя БУР, куда накануне поместили самых авторитетных воров.

По условному сигналу нас пустили внутрь.

– Подымайтесь, воры, – сказал Алексеев. – Остальные для своего же блага сохраняйте спокойствие и горизонтальное положение.

– А вы кто такие будете, твари? – грубо спросил, чуть приподнявшись, какой-то бугай.

Алексеев резко махнул рукой. Бугай захрипел и, дёрнувшись всем телом, завалился на бок: финка вошла ему в горло по самую рукоятку.

– Запомните, – цедил сквозь зубы Алексеев. – Блатовать никто больше не будет. Повторяю: всем ворам подняться и выйти на середину.

Воры сгрудились в том месте, на которое указал Алексеев.

– Их только семеро, – шепнул я.

– Где ещё один?

Я громко повторил вопрос Алексеева:

– Где ещё один?

– Вон лежит с твоим пером в глотке, – ответили нам.

– Ясно. А где Кремень?

Алексеев прищурил глаза.

От воров отделился низкорослый, крепко сбитый старик.

– Тута я.

– Здравствуй, Кремень. В Бога всё ещё веришь?

– А ты всё ещё нет?

– Послушай, старик, – мягко сказал Алексеев, – я всегда тебя уважал… Ты учил меня жизни…

– Плохо, вижу, учил.

– Я не в обиде, Кремень. – Он выжидающе помолчал, затем тихо спросил. – Мойка есть?

– Есть, – старик обернулся. – Дикарь, дай.

Взяв протянутую бритву, он вновь обернулся к нам.

– Ты можешь уйти сам, – просто сказал ему Алексеев. – Токо давай без эксцессов. Ладно? И без лишних слов.

Кремень кивнул. Постоял с минуту, закрыв глаза, потом, набрав в лёгкие побольше воздуха, поднял руку и полоснул себя бритвой по шее. Брызнула кровь. Мы чуть отступили.

Ноги старика подкосились. Он грохнулся на колени, но голову продолжал держать прямо. Казалось, он упёрся взглядом обезумевших глаз в лицо Алексеева, но потом взгляд надломился, и Кремень упал. По телу прошла последняя судорога. И он затих.

Очень подходящая была у старика кликуха. Действительно, Кремень.

Алексеев обратился к оставшимся:

– Вам таких поблажек больше никому не будет. Кто хочет жить и кто осознал, что жить так дальше нельзя, может отречься от своего прошлого и пойти с нами. Остальные умрут мучительной смертью. В том, что она будет мучительной, даже не думайте сомневаться. Вопросы?

– Только один. Как тебя, пса, без намордника держат?

Я глянул на Алексеева. Почудилось, будто он усмехнулся. Вряд ли, конечно… Показалось, наверно…

В этот момент вбежал Щука:

– Бугор, в четвёртом бараке блатные забаррикадировались – не прорваться, гадом буду!

– Сколько их там?

– Да Бог его знает. Десятка три, не меньше.

– И что теперь?

– Не знаем, чё делать…

– Что делать? – переспросил Алексеев. – А поджечь его к чёртовой бабушке, чтоб не думали, что…

Договорить ему не дали. Воры бросились на нас. Дрались они отчаянно… Ей-богу. Но силы были не равны. Абсолютно.

И четвёртый барак пришлось поджечь – блатные не шли на переговоры, а время уже поджимало.

Я тихо, чтобы никто из наших не слышал, сказал Алексееву:

– Дружище, это будет перебор.

– Прикажешь приступом брать? Нам надо показать, что мы сила, иначе с нами не станут считаться.

– Там же люди…

– Там те, кто порежет нас на ремни при первом же удобном случае… Мы для них как раз уже не люди! Так что – не дави мне жалость, Угрюмый.

– Можно в другой раз вернуться.

– Я уже отдал приказ.

– Мы же не фашисты…

Алексеев схватил меня цепко за горло и зашипел мне в лицо:

– Не строй из себя… – слова тонули в злобном шипении. – Сш-ш-шай, мне-надо-сохранить-моих людей… ш-с-ш-сшшш… а эти ш-с-шш… гниды меня не… ш-ш… мои люди…

Он был прав. Мы должны были думать о себе и своих… В конце концов, не мы эту войну затеяли… Мы выжили в той войне, глупо было погибнуть в этой, подлой, ничтожной, жалкой, совсем уж бессмысленной…

Мы в ту ночь потеряли немного – человек десять.

Однако так было далеко не всегда…

 

 

*   *   *

 

Судьба-злодейка хотела поменять роли! В Анийском лагпункте после очередной резни мы отдыхали в бараке, зализывали раны, набирались сил. Ничто не предвещало беды. И вдруг раздался взрыв. Барак мгновенно наполнился дымом, матом и криками уцелевших, стонами раненых. Спасаясь от огня, мы бросились к выходу. Дверь оказалась закрытой. Её подпёрли толстенной балкой с той стороны. Многих охватила паника. Но в конце концов мы разнесли двери в щепки. Кто-то споткнулся, по нему затопали остальные.

Как потом выяснилось, оставшиеся в живых после нашей чистки воры раздобыли где-то динамит и подложили под стену нашего барака, решив подорвать нас всех скопом. У них другого выхода не было! В ближайшие дни их ждала незавидная участь погибших товарищей. Изменять закону воры не хотели. Чтобы выжить и не запятнать своей воровской чести, им нужно было покончить с нами разом.

Хозяин объявил общий сбор. Тут же обнаружился побег. Естественно, воровской. Шесть человек ушли в тайгу. К вечеру следующего дня, уже покойных, их вернули назад.

Этот взрыв навсегда вывел из нашего строя двадцать восемь человек. А нам просто крупно повезло.

 

 

*   *   *

 

На Южном убили Щуку.

– Кто бы мог подумать… – сказал он перед тем, как его голубые глаза остекленели.

Он уже умер, а из кровавой раны на животе ещё шёл пар.

Валет присел перед телом на корточки, провёл ладонью по лицу, закрывая Щуке глаза. Старый медвежатник Беляев Михал Андреич, обнажив клочки седых волос, медленно стянул с головы своей шапку:

– Душевно пел хлопец…

– Душевно – не то слово, – грустно подтвердил Привоз.

Подошёл Алексеев с Малышом, взявшим на себя с недавних пор роль телохранителя.

– Ох и урожай соберут по утряне! – забасил Малыш. – Ты токо глянь, скока жмуриков понараскидано… Красота!

Малыш был двухметрового роста. Большой и волосатый, как медведь. Руки при ходьбе держал так, словно нёс арбузы. Человек-гора. Рядом с ним даже Дыба выглядел подростком.

– Что вы тут столпились? Валите к остальным, скоро разабутреет. Наше время только до четырёх! – Алексеев указал на вышку. – А то вон попка устанет делать вид, что нас не видит, да как шмальнёт длинной очередью – мало не покажется.

Он развернулся и зашагал прочь. За ним Малыш. Мы двинулись следом.

Утром придут солдаты, с помощью доходяг соберут трупы и оттарабанят всех скопом – и сук, и воров, и остальных, кто имел неосторожность погибнуть, – на лагерное кладбище. И вполне возможно, Щуке лежать рядом со своими убийцами или с теми, кого сам отправил на тот свет с Божьей помощью.

Хороший был парень. Сильный, но больше духом, чем телом. Всегда независимый в своих поступках и суждениях. Рисковый, смелый… Всё это, правда, немного рисованно. На показуху! Как бы для зрителей. Впрочем, смелость обычно выглядит рисованной. Со стороны особенно.

Что означали его предсмертные слова? «Кто бы мог подумать...» Подумать – что? Что сегодня будет его последний день? То есть ночь… Или что это вообще когда-нибудь будет?

Я заметил: о смерти меньше всего задумываются или те, кто никогда всерьёз с ней не сталкивался, или же те, кто, как мы, давно привык к её постоянному присутствию.

Смерть для нас стала тем, чем она, должно быть, и была всегда на самом деле – неотъемлемой частью жизни.

Столько лет… мы убивали… нас…

Мы уже слабо реагировали на чью-то очередную смерть. Она не являлась для нас событием. Разве только если она была какой-то неестественной для нашего окружения, чуждой нашему образу жизни – от сердечного приступа, например.

А так смерть не могла нас удивить, или там огорчить, или… Ну если только… собственная.

Но ведь Щука всё-таки не был ни удивлён, ни огорчён… Скорее в словах его, так уж мне показалось, мелькнула тень… досады, что ли… Дескать, кто бы мог подумать…

 

 

*   *   *

 

А вот на Широком блатарей кто-то предупредил…(Без предательства, как всегда, не обошлось. Аж зло берёт, честное слово!) Основательно подготовившись, они собрались и неожиданно напали на нас первыми.

(Для них это было самое лучшее из того, что они могли бы предпринять. Иначе им всем пришлось бы пройти через «перековку». Так мы называли довольно неприятную процедуру, после которой вор гарантированно становился либо сукой, либо мёртвым вором. Причём второе давалось не так уж легко. К смерти вёл долгий и мучительный путь. В любой момент вор, конечно, мог прекратить пытку, для чего вполне достаточно было, встав на колени, громко произнести короткую фразу: «Я больше не вор». И всё. Такова была плата за жизнь. Высокая, низкая – каждый решал для себя сам. Как и то, платить ли ему… или расплачиваться. Мы-то считали их трусами. Были те, кто подтверждал такое наше мнение о них, но были и те, что достойно умирали ворами…)

Резня была страшной…

Горячая чёрная кровь покрывала мёртвых и опьяняла живых…

Поднявшаяся буча скоро охватила почти весь лагерь. Каждый нашёл себе врага. Одни сводили старые счёты, другие обнаруживали затаённые обиды, третьи просто боролись за свою жизнь, иногда за чужую… Страшная резня… Ледовое побоище!.. Наверняка, как обычно бывает в подобных ситуациях, находились и такие, которые наносили смертельные удары, уже не видя в кровавом азарте, кто именно стоит перед ним – враг ли, товарищ ли, свой – чужой… Было уже не важно! Главное было вот что – либо ты его, либо он тебя!.. Бородино! В стороне оставалась только охрана. Солдаты открывали огонь только в тех редких случаях, когда кто-то из заключённых приближался к заборам или к административным зданиям.

Ох, и туго же нам пришлось. Очень туго. Поначалу особенно. К ворам, непонятно почему, примкнули бандеровцы. А последние, как известно, если заведутся – народ боевой. И дрались они тогда так, точно от этого зависело – быть «незалежной» их неньке Украине или не быть.

Я слышал, Беляев орал им:

– Уйдите, хлопцы, это не ваша война!

А хлопцы теснили нас, гады…

– Уйдите, ради Христа, не будите во мне зверя!

Но вольнолюбивые «браткы» с хмурым молчанием продолжали отсылать наших – одного за другим – к чертям за спичками.

– Ах, вы так! – задыхался Михал Андреич. – Ну держитесь, мать вашу за ногу! Фашистские прихвостни! Свиноеды проклятые!..

Тут ему проломили голову, и он умолк.

 

 

*   *   *

 

Мы потеряли три четверти команды, включая Алексеева. Как он погиб, я не видел. Я был занят спасением собственной шкуры. И таки спас её, малость подпорченную…

– Скажи, бугор, – спросил я Алексеева накануне, – тебе не надоело всё это?

– Что – всё это? Не будьте маланцем, Угрюмый! Подбросьте в костёр нашей беседы сухое полено конкретики, иначе меня не греет.

– Я имею в виду, жизнь такая – не надоела?

Алексеев внимательно посмотрел на меня, видимо, проверяя, серьёзно ли я…

– Мне, Стёпа, жизнь давно надоела. Но не такая, а вообще.

Он тряхнул головой как лошадь, отгоняющая мух, и повторил:

– Не такая. Вообще…

Я спросил­:

– Отчего?

Он в ответ, не подумав:

– От всего.

– Кстати, давно хотел тебя спросить. Зачем ты тогда бежал с нами? Ведь тебе пару месяцев сидеть оставалось.

Алексеев, усмехаясь, ответил:

– Через пару месяцев они б меня освободили… Они б отпустили меня, понимаешь? А так я сам ушёл.

– Мы ушли.

– Славно прогулялись, – согласился Алексеев.

– К сожалению, нас скоро вернули.

– Да…

– Троих шлёпнули… Тебя подстрелили… А мне сука чуть горло не перегрызла… Её Герда звали. Я помню, её тот щенок желторотый хвалил потом: «Герда, хорошо, молодец, Герда»… Про тебя говорили, что ты и дня не протянешь. Я думал, из пятерых я один в живых остался. Думал, пофартило. Думал, счастливчик. А в меня не стреляли, потому что сука та за мной бросилась. Задеть боялись. Жалели суку. А то б меня тоже шлёпнули… Её Герда звали. На всю жизнь запомнил. А потом меня всего в крови притащили в лагерь, бросили как кусок мяса, вышел Прохоров в начищенных до блеска «прохорях», он специально уходил переобуваться, и как давай меня пинать, сука такая… Ребра сломал… Я кровью харкал… Хрипел, а он с размашисто так… Тебя не били. Ты валялся в трёх шагах от меня, мы все думали, что он тебя насмерть, а ты выжил… Но лежал ты белый, не дышал, все решили, что мёртвый… Мёртвых не бьют обычно… Но Прохоров напоследок и тебя пнул на радостях, а ты от того удара возьми и оживи…

– Да, славно прогулялись, славно… Теперь не то… Скучно…

 

 

 


Купить доступ ко всем публикациям журнала «Новая Литература» за октябрь 2015 года в полном объёме за 197 руб.:
Банковская карта: Яндекс.деньги: Другие способы:
Наличные, баланс мобильного, Webmoney, QIWI, PayPal, Western Union, Карта Сбербанка РФ, безналичный платёж
После оплаты кнопкой кликните по ссылке:
«Вернуться на сайт продавца»
После оплаты другими способами сообщите нам реквизиты платежа и адрес этой страницы по e-mail: newlit@newlit.ru
Вы получите каждое произведение октября 2015 г. отдельным файлом в пяти вариантах: doc, fb2, pdf, rtf, txt.

 

Автор участвует в Программе получения гонораров
и получит половину от всех перечислений с этой страницы.

 


Оглавление

4. Часть 4
5. Часть 5
6. Часть 6
Акция на подписку
Литературно-художественный журнал "Новая Литература" - www.newlit.ru

Присоединяйтесь к 30 тысячам наших читателей:

Канал 'Новая Литература' на yandex.ru Канал 'Новая Литература' на telegram.org Канал 'Новая Литература 2' на telegram.org Клуб 'Новая Литература' на facebook.com Клуб 'Новая Литература' на linkedin.com Клуб 'Новая Литература' на livejournal.com Клуб 'Новая Литература' на my.mail.ru Клуб 'Новая Литература' на odnoklassniki.ru Клуб 'Новая Литература' на twitter.com Клуб 'Новая Литература' на vk.com Клуб 'Новая Литература 2' на vk.com

Миссия журнала – распространение русского языка через развитие художественной литературы.




Отказывают издательства? Не собираются донаты? Мало читателей? Нет отзывов?..

Причин только две.
Поможем найти решение!

Отказывают издательства? Не собираются донаты? Мало читателей? Нет отзывов?.. Причин может быть только две. Мы поможем вам решить обе эти проблемы!


Купи сейчас:

Номер журнала «Новая Литература» за июль 2022 года

 

Мнение главного редактора
о вашем произведении

 



Научи себя сам:

Аудиокниги для тех, кто ищет ответы на три вопроса: 1. Как добиться жизненных целей? 2. Как достичь успеха? 3. Как стать богатым, здоровым, свободным и счастливым?


👍 Совершенствуйся!



Свежие отзывы:


05.08.2022. Недавно повесть, которую у вас рецензировали, была напечатана в Оренбурге, в журнале «Гостиный двор», 1-й номер 2022. Хочу обратиться к услугам вашей редакции вторично, так как без тех советов, которые я от вас получила, мой текст так бы и остался разрозненными кусками уровня самиздата. Стало намного лучше. Сейчас жду размещения номера в «Журнальном мире».

Елена Счастливцева


30.07.2022. Хочу выразить благодарность за публикацию и отдельную благодарность Игорю Якушко за то, что рекомендовал читателем рассказ к прочтению!

Анатолий Калинин


30.06.2022. Хочу ещё раз выразить вам благодарность за публикацию… каждый день мне пишут люди, что прочли рассказ. Сегодня было обсуждение с мастером, он благословил меня на роман:)

Ана Ефимкина


25.06.2022. Благодарен вам за публикацию моего произведения. Благодаря вам мои работы стали появляться в печати!

Александр Шишкин



Сделай добро:

Поддержите журнал «Новая Литература»!

Copyright © 2001—2022 журнал «Новая Литература», newlit@newlit.ru
Свидетельство о регистрации СМИ: Эл №ФС77-82520 от 30 декабря 2021 г.
Телефон, whatsapp, telegram: +7 960 732 0000 (с 8.00 до 18.00 мск.)
Вакансии | Отзывы | Опубликовать

Поддержите «Новую Литературу»!