HTM
Номер журнала «Новая Литература» за август 2022 г.

Джон Маверик

Я, Шахерезада...

Обсудить

Повесть

Опубликовано редактором: Карина Романова, 15.07.2009
Оглавление

5. Часть 1. Глава 5.
6. Часть 2. Глава 1.
7. Часть 2. Глава 2.

Часть 2. Глава 1.


 

 

 

Вот и лето прошло. Дразняще-яркие краски сменились теплой прозрачностью осени; а в серых водах Блиса размножились микроскопические водоросли, заставлявшие реку окутываться по ночам призрачным, мягко-изумрудным свечением. Странное это было зрелище и завораживающее. Настолько, что Джонни, медленно прогуливаясь по узкой бетонной набережной, глаз не мог отвести от светящейся воды, по которой стайками солнечных мотыльков скользили облетевшие с деревьев листья. И небо, как огромная, до краев наполненная жидким серебром чаша, простиралось над его головой. Ночи в сентябре холодные, но от Блиса, блестящей зеленой змеей вьющегося меж темных берегов, исходило мягкое, живое тепло. Река как будто дышала, ровно и глубоко, точно во сне.

И Маверик, сам чувствуя себя частью ее сна, старался ступать бесшумно и легко, чтобы, не дай Бог, не потревожить грубым звуком шагов чуткой, волшебной тишины. В подобные мгновения даже его никчемное существование наполнялось таинственным смыслом, и он ощущал себя уже не незванным гостем на пиру жизни, а созданием загадочным и мудрым, вплетенным всеми своими мыслями и мельчайшими движениями души в гармоничную и тонкую ткань Мироздания. Жаль, что никто больше не видел его таким.

Нет, по крайней мере один человек видел. Кристина, переписка с которой переросла за лето в настоящую дружбу, и с которой Джонни, уже не стесняясь делился всем, что только приходило ему в голову. Благо, больше поделиться было не с кем. И это оказалось ошеломляюще-новое чувство: видеть, что твои слова находят отклик в другом человеческом существе. Что твое «я», хотя и слегка искаженное, отражается в ком-то… так же, как твое лицо отражается сейчас в спокойном, темно-изумрудном зеркале воды.

Как необычно просыпаться по утрам, зная, что, кроме опостылевших унижений, ссор и бесконечного самоедства, тебя ожидает еще и что-то совсем иное. Письмо от твоего далекого друга, в котором он рассказывает о своих бедах, и отзывается на твои мысли, и грустит, и радуется вместе с тобой.

Кристина поделилась с Джонни грустной историей крушения своего счастья. Какая большая и светлая была в ее жизни любовь. Как она и ее муж… вместе шутили, и со смехом преодолевали все трудности… вначале.

Как постепенно, капля за каплей, из их отношений уходила радость, вытесненная этими самыми трудностями, финансовыми проблемами, бытовой неустроенностью. Постепенно муж Кристины впал в глубокую депрессию. И бедная женщина чего только не делала, чтобы его расшевелить, все в пустую. Кристине казалось, что она бьется со всей силы о прозрачную, но необыкновенно прочную стену, как глупая бабочка об оконное стекло. Бьется и бьется, калеча себя, ломая крылья, захлебываясь в своей и чужой боли. И еще дети. Маленькие, но атмосфера отчаяния давит на них, не дает нормально развиваться. Старшему уже три года, а он ни слова не говорит.

Думая о спутнике жизни своей подруги, Джонни представлял себе Алекса: такой же избалованный, всем не довольный, привыкший вымещать собственные обиды и неудачи на тех, кто слабее. Его даже звали «Саша», что, разумеется, являлось производным от того же самого имени – «Александр».

Дело кончилось тем, что Саша просто бросил жену и детей и уехал в другой город. К другой ли женщине или просто отправился искать счастья из писем было неясно – да и не важно это.

Вот и отец Джонни когда-то так же поступил: не вынес тягот эмигрантского быта и вернулся обратно, в Россию. Один, без семьи. И его место занял отчим.

Но Маверик, разумеется, не стал писать Кристине ни про своего отца, ни, тем более, про отчима, а просто постарался утешить, как мог. Хотя какое уж тут утешение. А еще старался отвлечь, рассказывая ей о своей, точнее Поля, нелегкой, но увлекательной жизни. И сам любовался этими историями, даже где-то в глубине души верил в них. Хотел верить, что и в его судьбе такое возможно.

Иногда, во сне он видел себя красавцем-Полем. Но Полем, у которого было прошлое Джона Маверика. И знал, что это прошлое нужно от всех скрывать, иначе он будет опозорен до конца своих дней. И прекрасная сказка рассыплется, как битое стекло по асфальту; развеется, точно мираж. Но скрыть не удавалось, и Джонни просыпался с мокрыми от слез глазами и с чувством такой тоскливой безнадежности в сердце, что хотелось вскочить с кровати и выброситься из окна, с пятого этажа, только бы положить всему конец.

А в письмах к Кристине Маверик восхищался красотой родного городка, аккуратными садиками, в которых и зимой, и летом цвели живые цветы; и уютными парками, с дорожками, устланными сухо шуршащей, мертвой листвой. «Я скажу тебе сейчас самую банальную вещь на свете: я люблю страну, в которой родился…» – писал Джонни, и это было правдой.

Только о заколдованной речке Блис никогда не рассказывал Маверик. Она была для него чем-то заветным, таким, что очень трудно доверить даже самому близкому другу.

Зато он часто любил представлять себе, как они вдвоем – Кристина и Поль – гуляют по берегам другой реки, быстрой и прозрачной, яркой, как солнце. У которой само имя необычно звучащее, чистое и прозрачное – Ока. А по пятам за ними тихо крадется очарованная осень, осыпает деревья густой позолотой, припудривает мягко светящейся желтизной прибрежную траву.

Джонни сочинял об этом стихи, и своенравная Муза гостила у него все чаще, засиживаясь порой допоздна. Ведь теперь у него появился читатель. Один – единственный, но все-таки настоящий читатель, отзывчивый и чуткий, а главное – неравнодушный.

И Маверик буквально забрасывал Кристину рифмованными строчками. А она, дивясь его графоманскому рвению, пыталась расшифровать расплывчатые, но красивые и грустные образы, и преподнести их ему, как разгадку некой замысловатой шарады.

В такую вот невинную игру играли они. Единственная проблема заключалась в том, что Джонни не был честен. А ложь, как известно, слишком зыбкий фундамент, чтобы можно было построить на нем что-нибудь стоящее.

Он никогда не позволял себе жаловаться. А иногда – так хотелось. Но тогда пришлось бы выйти за рамки им же самим придуманного образа. Ведь Поль – человек сильный, и нытье ему не к лицу. Не пристало мужчине плакаться, да и какая женщина станет его за это уважать?

К сожалению, сам Джонни отнюдь не был сильным… ни духовно, ни физически, увы! Поиздеваться над ним мог практически кто угодно, тем более, что обращаться к помощи закона он боялся. Проституция в Германии не легализована, даже обычная, а уж про гомосексуальную и говорить нечего. В такой ситуации просить стражей порядка о защите – только искать неприятности на свою голову. Сам же и окажешься во всем виноват. Да и не верил Маверик больше в справедливость законов.

Около месяца назад, в начале августа, его жестоко избила компания подростков, прямо здесь, на набережной. За что? Да просто так, благо их было много, а он один. Нормальные, в общем-то, немного дурашливые пацаны, лет от 13 до 15, которые любят, подобно воробьям сбиваться в стайки и тусоваться в городских парках или под пролетами мостов. Катаются на скейт-бордах или, вооружившись баллончиками с разноцветной краской, покрывают каждую попавшуюся на глаза стену веселенькими граффити.

Обычно эти мальчишки вполне безобидны и ни на кого не нападают. Что на них нашло тогда, Бог их знает, но Джонни они отделали так, что он целую неделю отлеживался дома, а к зеркалу даже подходить боялся. Но ничего, все обошлось, и шрамов на лице не осталось. Обращаться в полицию Маверик отказался категорически. Несмотря на возмущение Алекса, который так и кипел праведным гневом:

– Какого черта! У нас правовое государство или нет? Что с того, что ты штрихер? Думаешь, местные власти не знают, что у них под носом, в городском парке, происходит? Кого ты опасаешься удивить? Ты – такой же гражданин Германии, как все, и имеешь право на физическую неприкосновенность!

Чья бы корова, как говорится, мычала… уж кто бы рассуждал о «физической неприкосновенности»!

– Все так, – соглашался Джонни. – Но пойми, нет в Германии такой профессии, как «штрихер». Пусть все обо всем знают, но если я попытаюсь дать делу официальный ход, то меня же первого и накажут. А ребята отделаются предупреждением. Скажи, оно мне надо?

– Прекрасно, Джон! – не унимался Алекс. – Значит, любые подонки, неонаци, будут бить тебе морду, а ты должен молчать? Так, по-твоему – правильно?

– Это не были неонаци, – возражал Маверик, – а просто детишки. Уж не знаю, что им в головы стукнуло, или обкурились чего? Обыкновенная случайность, попался на глаза неподходящим людям в неподходящий момент, вот и получил. Бывает, что ж. Я их не боюсь, Алекс.

Но Маверик опять кривил душой. Насилие всегда порождает страх, особенно, если жертва не может себя защитить. И теперь, как только набережная пустела, Джонни торопился поскорее убраться восвояси, пусть и рискуя навлечь на себя гнев друга. Уж если все равно быть битым, то пускай лучше бьет Алекс. От него Джонни по крайней мере знал чего ожидать. Как правило, экзекуция ограничивалась парой оплеух или пощечин; неприятно, унизительно, но – не страшно.

Другое дело – группа людей, одурманенных алкоголем или наркотиками. Такие могут – и сами того не желая – забить до смерти или покалечить так, что будешь всю оставшуюся жизнь сожалеть, что сразу не убили. Уж лучше не искушать судьбу.

Но сегодняшняя ночь была так ошеломляюще красива, как бывают лишь ясные ночи начала сентября. И Джонни забыл про свои страхи… Он бродил по пустынному променаду вдоль светящегося Блиса, с тоскливым наслаждением вдыхая прохладный, пахнущий травой и свежестью воздух, и вслушивался в живую, настороженную тишину.

Пуст был мир; только яркие серебряные капли звезд на густо-фиолетовом небе дрожали, как тонкие свечи на легком ночном ветру. Опрокинутые в зеленую глубину реки, они мерцали таинственно и мягко, оттеняя странную, болезненную желтизну размытого по краям лунного диска.

Джонни спустился вниз и встал так близко к отмели, что крошечные речные волны лизали носки его ботинок. Ему казалось, что луна лежит на дне Блиса, и светит ярко, точно прожектор, сквозь зеленую толщу воды, слепит глаза, так, что хочется зажмуриться и не смотреть.

Но он не мог отвести от нее взгляда, она гипнотизировала его, звала, тянула, словно магнитом. Лишала мыслей и желаний, кроме одного: идти за ней. Не раздумывая, не обращая внимания на резкий холод в ногах, туда, где призывно сверкали золотые огни ставшего вдруг пугающе близким другого берега.

Маверик вздрогнул и очнулся. И увидел, что стоит уже почти по колено в воде. У него вдруг закружилась голова, и он чуть не упал в глубокое отраженное небо, спокойное и полное света.

Наверное, это очень страшно, утонуть в небе? Страшно и прекрасно. Захлебнуться блеском звезд и переливами зелени; бесконечно падать в пустоту, пока не достигнешь дна и не сгоришь в лучах жестокой пронзительно яркой луны.

Да что он такое делает? Зачем идет в реку, с ума он что ли сошел? Парализованный внезапным ужасом, Джонни осознал, что несколько мгновений назад его жизнь висела даже не на волоске, а на тончайшей паутинке, хрупкой и грозящей оборваться от малейшего движения воздуха.

Пройди Маверик чуть дальше, и попал бы на глубокое место, и течение сбило бы его с ног. А так как плавать он не умел, то нахлебался бы холодной воды – тут бы ему и конец пришел.

А через пару дней речная полиция выловила бы из Блиса чудовищно обезображенный труп, облепленный ракушками и личинками. Тьфу, мерзость какая.

Стараясь не смотреть себе под ноги, Джонни медленно побрел к берегу, и, выбравшись на сухое место, сел прямо на холодный бетон. Снял ботинки, чтобы вылить из них воду. Ночь и так была не теплой, а уж в мокрых брюках и обуви замерзнуть и подавно немудрено. Надо идти домой, но одна мысль о возвращении в их с Алексом квартиру внушала сейчас отвращение.

Нет у него, у Джона Маверика, дома, и никогда не было. Его вдруг охватила дурацкая жалость к самому себе. Неужели он заслуживал такой смерти? За какую вину он все время пытается себя наказать? И за что наказывают его другие?

Прямо перед ним высилась на фоне сверкающего неба черная громада моста. Заколдованный мост. Мост – призрак. Он казался прозрачным, словно льющийся широким потоком молочно-белый свет звезд пробивал его насквозь.

Но Маверику не было больше дела до красоты осенней ночи. Он чувствовал себя неуютно, так, как будто внезапно очутился в одном из своих кошмарных ночных видений. Во сне может произойти все, что угодно, и даже самое страшное. Может, и обязательно произойдет. Джонни это знал. Он сидел, съежившись от холода на ночном ветру, дрожа и плача от стыда и бессилия, но проснуться – не мог.

 

 

 


Оглавление

5. Часть 1. Глава 5.
6. Часть 2. Глава 1.
7. Часть 2. Глава 2.
Акция на подписку
Литературно-художественный журнал "Новая Литература" - www.newlit.ru

Присоединяйтесь к 30 тысячам наших читателей:

Канал 'Новая Литература' на yandex.ru Канал 'Новая Литература' на telegram.org Канал 'Новая Литература 2' на telegram.org Клуб 'Новая Литература' на facebook.com Клуб 'Новая Литература' на linkedin.com Клуб 'Новая Литература' на livejournal.com Клуб 'Новая Литература' на my.mail.ru Клуб 'Новая Литература' на odnoklassniki.ru Клуб 'Новая Литература' на twitter.com Клуб 'Новая Литература' на vk.com Клуб 'Новая Литература 2' на vk.com

Миссия журнала – распространение русского языка через развитие художественной литературы.



Отказывают издательства? Не собираются донаты? Мало читателей? Нет отзывов?..

Причин только две.
Поможем найти решение!

Отказывают издательства? Не собираются донаты? Мало читателей? Нет отзывов?.. Причин может быть только две. Мы поможем вам решить обе эти проблемы!


Купи сейчас:

Номер журнала «Новая Литература» за август 2022 года

 

Мнение главного редактора
о вашем произведении

 



Научи себя сам:

Аудиокниги для тех, кто ищет ответы на три вопроса: 1. Как добиться жизненных целей? 2. Как достичь успеха? 3. Как стать богатым, здоровым, свободным и счастливым?


👍 Совершенствуйся!



Свежие отзывы:


24.09.2022. Благодарю Вас за работу в этом журнале. Это очень необходимо всем авторам, как молодым, так и опытным.

Дамир Кодал


17.09.2022. Огромное спасибо за ваши труды!

С уважением, Иван Онюшкин


28.08.2022. Спасибо за правку рассказа: Работа большая, и я очень благодарен людям, которые этим занимаются. Успехов вашему журналу!

С уважением, Лев Немчинов


20.08.2022. Добрый вечер, Игорь! Сердечно благодарю Вас за публикацию рецензии на мою повесть г-на Лозинского. Дорожу добрыми отношениями с Вами и Вашим журналом. Сегодня же сообщу о публикации в "ВКонтакте". Остаюсь Вашим автором и внимательным читателем.

Геннадий Литвинцев



Сделай добро:

Поддержите журнал «Новая Литература»!


Copyright © 2001—2022 журнал «Новая Литература», newlit@newlit.ru
Свидетельство о регистрации СМИ: Эл №ФС77-82520 от 30 декабря 2021 г.
Телефон, whatsapp, telegram: +7 960 732 0000 (с 8.00 до 18.00 мск.)
Вакансии | Отзывы | Опубликовать

Поддержите «Новую Литературу»!