HTM
Номер журнала «Новая Литература» за март 2024 г.

Наталья Новикова

Вдох, или Абсолютно вымышленная история, не имеющая конкретного названия

Обсудить

Философская новелла

  Поделиться:     
 

 

 

 

Купить в журнале за август 2022 (doc, pdf):
Номер журнала «Новая Литература» за август 2022 года

 

На чтение потребуется 18 минут | Цитата | Подписаться на журнал

 

Опубликовано редактором: Андрей Ларин, 11.08.2022
Иллюстрация. Автор: Элеонор Фортескью-Брикдейл. Название: «Роза». Источник: https://svistanet.com/hudozhniki-i-art-proekty/kartini-i-zhivopis/xudozhnik-eleanor-fortescue-brickdale-1872-1945.html

 

 

 

Совсем небольшое предисловие, способное, тем не менее, озадачить читателей…

 

Я почти уверена, уважаемые читатели, что многие из вас знают о существовании некоего эфемерного «правильного дыхания», а кто-то даже слышал о том, что именно благодаря ему можно похудеть на пару килограммов, уподобиться по качеству речи древнегреческому оратору или познать дзен. Всё выше названное действительно возможно благодаря определённому дыхательному механизму, который позволяет синхронизировать процессы организма, расширить диапазон голоса, снять нагрузку со связок, накачать мышцы пресса и обрести гармонию. Хотя, откровенно говоря, это «правильное дыхание» напоминает по своей природе НЛО, о котором все слышали, но ни один человек не может быть уверен в том, что когда-либо лично имел дело именно с этим феноменом. Впрочем, целью моей повести вовсе не является пропаганда различных дыхательных методик, речь пойдёт совсем в другом русле. Но прежде мне бы хотелось, чтобы вы задумались над тем, что каждый ваш вдох – неповторим. Это как огромное поле с миллионом одуванчиков, где поначалу все они кажутся идентичными, но уже при малейшей активности серого вещества выясняется, что едва ли на целом гектаре есть шанс обнаружить два одинаковых цветка. Каждый человек делает вдох по-своему, даже если стремится к абстрактному образцу, и, подобно мастерам ушедших эпох, не производит на свет ни единого «конвейерного» вдоха, слегка изменяя силу, длительность и частоту этого процесса, а возможно, и некоторые другие параметры.

Кстати, о процессе, – мы вообще не задумываемся над ним, просто – дышим, в то время как вдох – это миг, но не между прошлым и будущим, а между жизнью и смертью. Смотрите сами – вот заканчивается в лёгких воздух, и если чуть-чуть помедлить, человека ждёт кислородное голодание, которое примерно через пять минут выйдет на прямую трассу к летальному исходу. И наоборот, как только кислород достигает лёгких, все органы, клетки и функции человека возвращаются в работоспособное состояние. Значит, вдох фактически приравнивается к сути бытия homo sapiens, как бы оторвано от реальности ни звучал сей постулат. Наша жизнь – не совокупность учебных и рабочих часов, материальных и духовных ценностей, событий и мыслей. Жизнь – ожерелье вдохов, происходящих в различных условиях, точнее – их бесконечная лента Мёбиуса. При этом данное определение не является приземлённым и обыденным, потому что вдох очень поэтичен, он всегда есть подъём, путь к вершине, движущая сила индивида.

«…Есть неведомая страна, полная диковинных цветов и тонких ароматов; страна, мечтать о которой – высшая из радостей; страна, где всё сущее прекрасно или отвратительно…»

(Оскар Уайльд)

 

 

Собственно философская новелла, до которой доберутся лишь те, кто неимоверными трудами осилил безобидное предисловие…

 

В воздухе разливался дивный аромат ландышей, и не оттого, что стайка иногда робких, а иногда бойких старушек торговала у метро редкими цветами, чтобы, воссоединив эту выручку с пенсией, беспрепятственно купить себе буханку хлеба и пакет молока. Нет, запах доносился из открытых окон, за которыми начинался самый настоящий лес. Настоящий – потому что в нём были, как звёзды по небу, рассыпаны тысячи смолистых шишек; потому что своды деревьев никогда не перекрывали свет солнца, и ветки не мешали свободно передвигаться по тропинкам; потому что там не было места мусору или кострам, и атмосфера всегда оставалась уютной. И этот ландышевый парфюм, шедший из леса, заполнял большую старинную библиотеку, населённую мировой мудростью и вневременным удовольствием, где вовсе не хранились, а жили своей жизнью рукописи прекрасных, неординарных личностей. На самых почётных местах можно было обнаружить величайших гениев слова, особенно тех, кто многие годы своей жизни, часто весьма непродолжительной, провёл в изгнании или был вынужден ежедневно попадать под град насмешек, используя вместо зонта один лишь талант. Этих людей всегда немного жаль, но именно благодаря нелёгкой судьбе и стойкости своих характеров, общество прима-балерин литературы смогло поднять своё творчество до заоблачных высот, межгалактических цензоров и вселенских масштабов. Но, не будем отвлекаться, ведь вам наверняка интересно, что за дом описывается мной в новелле, кто будет её главным героем и где происходит действие. Я не буду уподобляться течению мысли великого Дени Дидро, игнорируя ваши вопросы, опровергая ожидания и ежеминутно ставя впросак, но, тем не менее, тоже ничего конкретного вам не смогу сообщить, как бы печально это ни звучало.

Дело в том, что каждый предмет, с которым вы встретитесь в этой философской миниатюре, не может быть отнесён ни к одному конкретному типу, он вбирает в себя лишь те качества, которые необходимы в данный момент, и, аккумулируя их в течение некоторого времени, становится абсолютно уникальной конфигурацией, существующей вне пространства. К примеру, страна, в которой находится дом, совмещает в себе черты Англии XVIII века, современной Ирландии и Новой Зеландии, Австралии до её открытия и средневековой Германии, Норвегии эпохи викингов и Мексики времён ацтеков. Этот перечень можно было бы неоднократно дополнять примерно так же, как масштабный и почти неуловимый Гомер составлял список кораблей, приставших к заветным троянским берегам. Но я не собираюсь утомлять вас бесконечным перечислением, поэтому вновь условимся с вами о том, что данная местность вообще не является страной, а лишь представляет собой набор нужных нам характеристик – черт культуры, эстетических образов и идейных воплощений. И, откровенно говоря, дома тоже как такового не существует по определению, – есть только библиотека, запах ландышей, окна и кое-какие другие детали, искусно вплетённые в вышеописанный контекст. По-моему, я наконец-то окончательно запутала тех, кто ещё ощущал присутствие здравого смысла в предисловии и первом абзаце повести.

Перейдём теперь к главной героине, чтобы немного отвлечься от пространственно-временных ориентиров. Начнём с резкого хука правой рукой – у нашей героини не будет имени, ведь она никогда не существовала в реальности, а условия бытия этой девушки (а пожалуй, почти единственное, что мы знаем о ней наверняка, это то, что она – девушка) – слишком расплывчаты, чтобы подобрать ей имя. Если поступить обычным образом и взять любое понравившееся имя, то это непременно вызовет аллюзии на определённые черты оригинального носителя. Так, Эсмеральда часто представляется темпераментной красавицей, Белла – обескровленной поборницей прав вампиров, Норма – блондинкой с белоснежной улыбкой, а Сара – тем соловьём, перед пением которого преклонялся даже Оскар Уайльд. Сдаётся мне, что и с русскими именами ситуация будет обстоять не лучшим образом. Можно, конечно, придумать сотню живописных производных от приятного на слух английского прилагательного «nameless» или обозвать героиню мисс N, как часто делают наиболее находчивые авторы, но это опять же будет неточной вехой нашего произведения. Поступим иначе. Она – самая главная и самая первая героиня повествования, не принадлежащая ни к одной нации и не имеющая гражданства, что даёт нам право окрестить её по имени первой женщины мира – Евой. Тем более что, не буду скрывать от вас, – мне действительно нравится это имя и, хотя я пообещала не давать его главной героине, мне кажется, обойтись с ней подобным образом было бы слишком жестоко. Для тех же, кому трудно удержать в памяти это условное обозначение нашей девушки, можно видоизменить его во что-то более подходящее для запоминания или, если вы настолько уж категоричны, – вообще не придавать этому шалашу из трёх букв никакого значения. Ведь история, как уже говорилось, полностью вымышленная, а значит, названия, имена, события и даты не являются её несущими конструкциями.

Итак, разобравшись с именами, мы постараемся вернуться в библиотеку, откуда началось наше повествование, и где сейчас находится наша героиня, чьё имя в переводе с древнееврейского означает не что иное как «жизнь». Впрочем, сама девушка ни о каком древнееврейском языке никогда не слышала, да и, откровенно говоря, вообще не понимала, и даже не задумывалась, где она находится и на каком языке говорит. Как Ева очутилась в этом райском уголке, она не помнила и ни одного человека тут не знала, но часто описания членов семьи и домашних интерьеров в романах самых разных эпох вызывали в её душе эффект дежавю. Девушке очень хотелось добраться до самой сути окружающей реальности, но стоило ей только раскрыть рот при встрече с редким прохожим, как из уст незнакомца возникал целый фейерверк забавных анекдотов, захватывающих историй и щедрых комплиментов, которые уже не оставляли места ни для каких вопросов. А иногда внезапно возникший человек так же стремительно исчезал, не давая Еве ни малейшего шанса на диалог. Поэтому ей ничего не оставалось, как делиться своими мыслями и догадками не с людьми, которые в окрестностях дома казались скорее пришельцами, чем поселянами, а с лучшими образцами растительного и архитектурного мира. За противоположной лесу стороной дома простиралось безбрежное море ярких, отливающих золотом подсолнухов, среди которых Ван Гог, наверное, нашёл бы, где размахнуться его широкой кисти. Центральной композицией этой, видимой со спутника, клумбы был величественный готический собор, компилирующий в себе лучшие черты Реймского, Кёльнского и Шартрского образцов. При этом средняя часть этой величественной и необъятной постройки занимала, как не трудно догадаться, Аахенская капелла Карла Великого – ни с чем не сравнимое по своей декоративности, уникальности и атмосферности сооружение. Впрочем, мы слишком углубились в искусствоведческую тему, а ведь необходимо продолжать нашу новеллу, потому что вы, дорогие читатели, пока ещё даже не представляете, что ожидает вас впереди.

Как уже было сказано, много времени Ева проводила на лоне природы, и порой, когда она сидела на лугу, покрытом ковром полевых цветов, всё это время не заходило солнце, в то время как бархатный берег озера почти всегда был украшен орнаментом лунного света. Чудесный дом с библиотекой XVIII века было бы правильнее назвать замком – так, по крайней мере, он выглядел снаружи, обрамлённый изящными башнями, витиеватыми лестницами, аркадами и окнами разных форм. Внутреннее убранство некоторых комнат напоминало дворцовые покои, будучи богато декорировано росписями, лепниной, гобеленами, мощными хрустальными люстрами, позолоченными канделябрами и резной мебелью из редких пород деревьев. Хотя, как уже вскользь упоминалось, этот дом, который являлся лишь временным пристанищем девушки, не имел чётких контуров, воплощая в себе скромный уют укромного уголка и помпезность королевской резиденции. Стилей в этом мире не было, часов – тоже. Поэтому я вынуждена прибегать к помощи всей небогатой палитры выразительных средств, применяемых современным человечеством, чтобы хотя бы на три процента передать вам осязаемость той дальней местности. Возможно, вам будет интересно узнать, что не было там и ни одного зеркала, поэтому Ева даже не представляла, сколько ей лет и как она выглядит. Вода обычно дробила отражение на мелкую мозаику, предлагая, в лучшем случае, обобщённый литературный образ классической героини любовного романа. На ощупь и с определённых зримых ракурсов у Евы сложилось впечатление, что её фигура была довольно приятной и не вызывала отторжения. Ощущения души и тела были лёгкими и свободными, что давало основание предположить юный возраст героини, но так как в этом мире не было врачей, да и они не были тут нужны, вполне могло оказаться, что Еве на пару сотен больше лет, чем кажется с первого взгляда.

Про врачей девушка много читала в литературе, постоянно натыкаясь на занимательные истории, вроде тех, где врач и медицинская сестра через голову пациента играли в бадминтон, и основной сутью такой лечебной игры было – не попасть в больного. Такой расклад всех устраивал, потому что при попадании воланчика в голову свободного гражданина врач был обязан его лечить, а свободный гражданин – платить за это деньги. Выполнять свои обязательства по такому случаю не желала ни одна из сторон. Впрочем, среди книжных пластов встречались и более забавные случаи – например, в мемуарах одной известной в своё время писательницы Ева вычитала о неимоверном стрессе, который испытывала новоиспечённая публицистка во время написания очередной книги. По её словам, каждое слово буквально вытягивало из автора его энергию, вызывало множество разноплановых эмоций и заставляло плакать или смеяться не хуже блестящего драматического актёра. В целях борьбы с этой утечкой физических и душевных сил деятельная писательница использовала особенно питательное и плотное питание, которое благополучно пребывало с ней и служило единственной опорой на трудном публицистическом пути.

Впрочем, что касается еды, то и этим удовольствием наша героиня не особенно баловалась – почувствовав прилив голода, она утоляла его только что сорванной с дерева в саду грушей или растущей в лесу земляникой, запивая манящие плоды хрустальной озёрной водой. Гораздо интереснее званых обедов для Евы были вечеринки, проводимые в её доме под музыку Луи Армстронга или в стиле Джея Гэтсби, когда девушка, примерив на себя образ Дэйзи Бьюкинен или Эллы Фитцджеральд, беспечно кружилась в танце среди блестящей публики тридцатых годов двадцатого века. Ей нравилось устраивать подобные мероприятия в средневековой или античной интерпретации, изображая из себя Клеопатру или царицу Семирамиду, а иногда мысленно переноситься в эпоху романтиков, эстетов и импрессионистов. Кем из этого неполного набора личностей в глубине своей сущности была сама Ева, трудно определить, да и она над такими мелочами не задумывалась. Намного более трепетным было квазиобщение с лондонскими денди, германскими рыцарями, средневековыми алхимиками, греческими мыслителями, древними фараонами и неординарными художниками. Был среди них и один особенно выдающийся молодой человек двадцать первого века – в меру мускулистый, очень весёлый и необычайно обаятельный, одетый в яркую футболку, джинсы и кожаную куртку, с короткой стрижкой и солнцезащитными очками. Но, сколько ни пыталась Ева на этом пёстром веере судеб и темпераментов подобрать себе спутника жизни, все они, крайне быстро увлекая её своей натурой, так же быстро разочаровывали девушку, или вообще не интересовались ею, потому что в пространственно-временном континууме любой эпохи не находилось места для существования нашей героини. Именно поэтому я неоднократно повторяю вам, дорогие читатели, о том, что эта новелла является чистейшим вымыслом.

Неизвестно, сколько прошло времени с момента нашего знакомства с героиней повести, ведь, как уже было сказано, всё в этой местности находилось в состоянии постоянного движения внутри вечного двигателя. Так вот, в одно из мгновений бесконечности подсолнухи под окном стали постепенно вянуть, пока не превратили поле, на котором некогда росли, в пространство, напоминающее поражённый чумой город. Лес по другую сторону дома потемнел, а деревья в нём пригнулись к земле так, что уже нельзя было пройти по тропе, не оцарапавшись или не споткнувшись. Солнце медленно бледнело вместе с васильковым небом, всё больше затягиваясь пепельным туманом, поднимавшимся прямо от земли. Прекрасный готический собор совсем обветшал и почти превратился в руины, окружённые лишь серыми валунами, поросшими мрачным мхом. По самому дому, где безмятежно читала Ева, поползли, словно ядовитые змеи, широкие трещины, пронизывающие пол, стены и потолок.

В испуге девушка выбежала на улицу и едва успела спастись, потому что фундамент дома уже с грохотом проваливался под землю, неся на себе обломки былой роскоши, которые сейчас больше напоминали воронье гнездо или необычайно хаотичную причёску светской дамы. Воздух тем временем становился всё более затхлым, и со всех сторон надвигались чернильные тучи, от которых исходили внезапные металлические отблески, похожие на торопливые движения наконечника пера по листу зеленоватой бумаги. Ни солнца, ни луны уже не было видно – только вспышки электрических разрядов озаряли воцарившийся вокруг мрак и придавали воздуху особую тяжесть, которая давила на грудь, мешая вздохнуть. В поисках убежища Ева побежала в лес, несмотря на страх, темноту и изрезанные острыми ветками руки. Она пробиралась сквозь деревья, пока вдруг не раздался звук, подобный тому, что был слышен, когда в скандинавской мифологии молот Тора падал с размаху на землю. Небывалой высоты дерево согнулось пополам, подминая под себя соседние стволы, а его верхушка уже предательски вспыхнула, словно яркий факел.

Очнувшись от оцепенения, Ева резко развернулась и побежала в обратную сторону, в то время как за её спиной тихий факел медленно превращался в костёр инквизиции, разгорающийся до размеров извергающегося вулкана. Как бы ускоренно ни старалась передвигаться девушка, она уже чувствовала, как пламя обугливает её волосы и обжигает ноги, как пот медленно стекает по её вискам, смешиваясь в едином потоке с ручейками слёз, непроизвольно льющихся из глаз. Наконец впереди показался знакомый берег озера, в котором можно было укрыться от вездесущего огня, но когда Ева уже была готова войти в воду, она увидела множество хищных рыб, поднявшихся на поверхность, казалось бы, бездонного водоёма. Перед глазами девушки, так часто сидевшей у этого озера, песчаный берег резко переходил в обрыв, за краем которого не мог бы угнаться даже самый зоркий глаз. А вокруг всё полыхало – красные, жёлтые и оранжевые языки всемирного костра, переливаясь разными оттенками, взяли на себя роль энергичных и уверенных мазков кисти какого-то гениального художника, имя которого внезапно покинуло недра памяти Евы. Ей ничего не оставалось, как из последних сил попытаться одолеть неприступную скалу, многозначительно возвышающуюся у кромки воды, как поднятый вверх указательный палец. Несмотря на почти обессиленное состояние, девушке всё же удалось взобраться на величественный утёс, используя попадающиеся под руку ветви, корни и кустарники, за которые можно было уцепиться. Но, что самое интересное, только очутившись на вершине скалы у бездонной пропасти, окружённой приближающейся стеной огня, Ева вдруг поняла, что её... [👉 продолжение читайте в номере журнала...]

 

 

 

[Конец ознакомительного фрагмента]

Чтобы прочитать в полном объёме все тексты,
опубликованные в журнале «Новая Литература» в августе 2022 года,
оформите подписку или купите номер:

 

Номер журнала «Новая Литература» за август 2022 года

 

 

 

  Поделиться:     
 
462 читателя получили ссылку для скачивания номера журнала «Новая Литература» за 2024.03 на 23.04.2024, 10:24 мск.

 

Подписаться на журнал!
Литературно-художественный журнал "Новая Литература" - www.newlit.ru

Нас уже 30 тысяч. Присоединяйтесь!

 

Канал 'Новая Литература' на yandex.ru Канал 'Новая Литература' на telegram.org Канал 'Новая Литература 2' на telegram.org Клуб 'Новая Литература' на facebook.com Клуб 'Новая Литература' на livejournal.com Клуб 'Новая Литература' на my.mail.ru Клуб 'Новая Литература' на odnoklassniki.ru Клуб 'Новая Литература' на twitter.com Клуб 'Новая Литература' на vk.com Клуб 'Новая Литература 2' на vk.com
Миссия журнала – распространение русского языка через развитие художественной литературы.



Литературные конкурсы


15 000 ₽ за Грязный реализм



Биографии исторических знаменитостей и наших влиятельных современников:

Алиса Александровна Лобанова: «Мне хочется нести в этот мир только добро»

Только для статусных персон




Отзывы о журнале «Новая Литература»:

22.04.2024
Вы единственный мне известный ресурс сети, что публикует сборники стихов целиком.
Михаил Князев

24.03.2024
Журналу «Новая Литература» я признателен за то, что много лет назад ваше издание опубликовало мою повесть «Мужской процесс». С этого и началось её прочтение в широкой литературной аудитории .Очень хотелось бы, чтобы журнал «Новая Литература» помог и другим начинающим авторам поверить в себя и уверенно пойти дальше по пути профессионального литературного творчества.
Виктор Егоров

24.03.2024
Мне очень понравился журнал. Я его рекомендую всем своим друзьям. Спасибо!
Анна Лиске



Номер журнала «Новая Литература» за март 2024 года

 


Поддержите журнал «Новая Литература»!
Copyright © 2001—2024 журнал «Новая Литература», newlit@newlit.ru
18+. Свидетельство о регистрации СМИ: Эл №ФС77-82520 от 30.12.2021
Телефон, whatsapp, telegram: +7 960 732 0000 (с 8.00 до 18.00 мск.)
Вакансии | Отзывы | Опубликовать

двадцать тысяч лье под водой аудиокниги . Актуальные букмекерские конторы для профессионалов для ставок на спорт . Смартфон купить лнр лучшие смартфоны.
Поддержите «Новую Литературу»!