HTM
Как издать бумажную книгу со скидкой 50% на дизайн обложки

Умит Салиев

Программа Высшего Разума (книга первая)

Обсудить

Философское историческое произведение

 

Издание второе, переработанное.

 

Опубликовано редактором: Игорь Якушко, 21.12.2007
Оглавление

18. Книга первая. Избранники Высшего Разума. Глава 6.
19. Книга первая. Избранники Высшего Разума. Глава 7.
20. Книга первая. Избранники Высшего Разума. Глава 7. Примечание.

Книга первая. Избранники Высшего Разума. Глава 7.


 

 

 

В день отправки лазутчиков Иехония допоздна засиделся за вечерней трапезой. Был светел лицом, шутил с приближёнными, и те не узнавали своего царя, обычно замкнутого и угрюмого.

 

Но после трапезы, вернувшись в свои покои, Иехония помрачнел, им овладели сомнения в скором избавлении от плена. Он не верил хитрому и коварному царю Вавилонскому. Что ему отступные от иудеев, если он может обобрать их до нитки, стоит лишь ему захотеть. И на Кира, царя Персидского, рано надеяться, он и без того сметает на своём пути любые препятствия…

 

Мечты о возвращении на родину потускнели. Будто наяву Иехонии привиделся поруганный Иерусалим – разграбленный, опустошенный, с разрушенными городскими стенами и сожжёнными домами…

 

Сна не было. Иехония долго ворочался на постели. Потом сел и, раздражённо отдёрнув в сторону украшенный пурпуром и драгоценными камнями полог, спустил босые ноги на пол. От духоты ломило в висках. Стояли душные, лунные ночи. Из открытых настежь в сад окон несло жаром неостывшего дня. Ссутулясь, положив морщинистые руки на острые колени, Иехония отрешённо глядел на лунные пятна на мозаичном полу. Тишина спящего огромного дворца давила тяжестью. С улицы донеслось заунывное, монотонное пение ночного сторожа, обходившего территорию дворца. Голос был дребезжащий, старческий, и Иехония вдруг остро ощутил свою старость и одолевающие болезни. Его охватил панический страх при мысли, что ему уже никогда не доведётся вернуться в Иудею, и позорная смерть пленника настигнет его, царя Иудейского, в плену на чужбине. Отчаяние и бессилие изменить что-либо в своей судьбе привели царя в ярость. Он стремительно вскочил на ноги… и мешком осел на постель – больное сердце будто прокололо раскалённой иглой.

 

– Господи! – задыхаясь и превозмогая нестерпимую боль в груди, зашептал он в отчаянье. – Душа моя изныла от плача, и на веждах моих – тень смерти. Доколе будет терзать меня плен Вавилонский?... Изнывает сердце моё, что опустела гора Сион и лисицы ходят по ней. Обрати нас к Себе, Господи – и мы обратимся! Обнови дни наши, как древле! Вспомни, Господи, что над нами свершилось, призри и посмотри на поругание наше. Мы сделались сироты без отца, и наши матери – как вдовы. Враги смеются над нашими святыми субботами. Господи, поступи с ними так же, как Ты поступил с моим народом за все грехи наши!...

 

 

 

В двенадцатый день месяца Нисан лазутчики царя Иудейского вернулись и были тотчас призваны к царю. Бледный, осунувшийся, ещё не оправившись от тяжёлого сердечного приступа, Иехония с нетерпеливым волнением вглядывался в запылённые лица своих посланцев. И вот, что услышал он от старшего над лазутчиками:

 

– Кир, царь Персидский, с благосклонностью выслушал нас обо всём: о количестве боевых колесниц в Вавилонском войске, о числе воинов, конницы, запасах фуража и продовольствия в городе, а также о слабых местах в обороне Вавилона. В знак исполнения обещания своего отпустить иудеев в Иерусалим после взятия Вавилона, царь Персидский передаёт с руки своей перстень царю Иудейскому.

 

В том же месяце Нисан Господь через пророка Своего, Иеремию, изрёк:

 

«Слушайте слово Господне, народы, и возвестите островам отдалённым, и скажите: Кто рассеял Израиль, Тот и соберёт его, и будет охранять его, как пастырь стадо своё. Ибо напитаю душу священников туком, и народ Мой насытится благами Моими, ибо Я с тобою, чтобы спасти тебя, Израиль. Я совершенно истреблю все народы, среди которых рассеял тебя, а тебя верну на землю твою. И сыновья твои будут, как прежде, и сонм Моего народа будет предстоять предо Мною, и Я умножу их, и прославлю, и не будут они унижены, и накажу всех притеснителей его. И город будет опять построен на холме, и Храм устроится по-прежнему».

 

Ликующий, преисполненный благоговения и благодарности к Господу, услышавшему его молитву, Иехония принёс великую жертву всесожжения, а для народа своего, бывшего в Вавилоне, сделал пир, на который созваны были все иудеи, от мала до велика.

 

Пир затеян был в огромном дворцовом саду. Золотые и серебряные пиршественные ложи для царя Иудейского и его ближайших сподвижников устроили в середине сада на широком помосте, устланном камнями зелёного цвета, мрамором и перламутром, а остальной люд разместился вокруг помоста.

 

Напитки подавались в драгоценных, редкостных сосудах и в сосудах менее ценных. Вина и блюд всевозможных подавалось в изобилии, ибо всем управляющим во дворце приказано было исполнять всё по воле и желанию каждого приглашённого.

 

Гостей собралось великое множество. Все они были в праздничных одеждах. Пирующие восторженно ликовали по поводу пророчества Иеремии; одни плакали от радости, другие пели песни и славословили Господа в громких молитвах.

 

С наступлением ночи, когда гости разошлись, Иехония с первосвященником Иеффаем и двумя жрецами-левитами продолжили пиршество во дворце.

 

Возлежа на пиршественных ложах, жрецы-левиты * и первосвященник оживлённо обсуждали скорое возвращение в Иудею. По лицу Иехонии бродила довольная улыбка: только что царедворцы-иудеи сообщили ему о паническом смятении царя Вавилонского, перепуганного близостью несметных войск царя Кира.

 

Священники горячо заговорили о необходимости строжайшим образом обособить иудейские массы от чужих народов и, в первую очередь, запретить браки с чужеземцами. Тревогу и озабоченность вызвало вчерашнее сообщение из Иудеи о том, что многие из оставшегося там народа не отделились от Хананеев, Хетттеев, Моавитян и снова берут дочерей их за себя.

 

– Неужто опять будем вступать в родство с чужаками! – гневно воскликнул первосвященник Иеффай, степенный, дородный муж. – Господь наш простил народ Израиля. И отныне Закон, который Он дал на горе Синайской, должен исполняться неукоснительно!

 

К концу трапезы слуги, по обычаю, привели странника. Но сердце Иехонии было переполнено другим, и он равнодушно взглянул на согбенного старца в пропылённой верблюжьей тоге. Странник же, опершись на посох, обвёл цепким взглядом пирующих и остановил взгляд на одном из них – в белом хитоне, с желчным болезненным лицом. Угадав в нём царя, странник склонился перед ним и, присев на корточки, стал чертить кусочком угля небесные созвездия на мраморном полу. Потом выпрямился и сказал.

 

– Положение Солнца и 28-ми изидов лунного месяца сулят тебе, царь, благоденствие в делах и славу до конца дней твоих.

 

Иехония иронично усмехнулся.

 

– Не провидец ли ты?

 

Странник равнодушно воспринял иронию.

 

– Искусством, которое ты по неразумению своему назвал провидением, управляет Вселенский закон, Солнце, Луна и звёзды, и все они – суть проявления и символы внутренних сил Вечной Жизни. Об этом говорит учение Зендавеста у парсов. Ведомо ли тебе это учение, царь?

 

Иехония никогда не слышал о таком учении и, уходя от ответа, сказал.

 

– Мы лучше послушаем, что ты о нём знаешь.

 

Странник согласно кивнул.

 

– Это великое учение. Множество лет истекло с той поры, когда в стране парсов Маргуш, что находится подле Индийских гор, обитали жрецы. Их власть и могущество уподоблялись власти царей, а мудрость превосходила все народы земли. Главенствовал среди них некто Зороастр, которому однажды открылось Сияющее Существо, Воху-Мана, и привело его к Владыке Мудрости и Единому Творцу всего сущего – Ахуре-Мазде. Тот дал Зороастру великое разумение, которое потом было записано золотыми буквами на тридцати тысячах бычьих кож и называлось Зендавест.

 

Ахура-Мазда – это Вечная Жизнь, или же Время без Границ, ибо Ему невозможно определить начало; оно наделено свойствами и принадлежностями, непостижимыми для человеческого разумения, и ему подобает лишь безмолвное поклонение.

 

В учении Зороастра Свет был первым истечением из Вечной Жизни, потому парсы поклоняются огню. Ибо огонь – очиститель и претворитель природы, оживляющий её и превращающий мглу в свет. Отсюда истекает чрезвычайное благоговение и всеобщее поклонение парсов огню. Жрецы Зороастра, постоянно поддерживающие пылающий огонь, носят покрывало на рту, чтобы не осквернить огонь своим дыханием.

 

Учение Зороастра основывается на началах происхождения всех вещей, общем состоянии, возникновении, переработки и ходе природы вместе с единством, преобладающим на небесах и земле.

 

Парсы не составили себе бога, которого называли бы единым Вселенским Богом. Огонь для них уподоблялся Божеству, Пламенеющей Сущности, в которой созидается мир, и которому суждено вновь в ней расплавиться.

 

Учение Зендавеста изучает и вникает во все подробности Природы. Шесть добрых духов в этом учении означают шесть летних месяцев, тогда как злые духи олицетворяют месяцы зимние. Двадцать восемь изидов – суть дни лунного месяца. Солнце, Луна и звёзды представляются видимыми проявлениями внутренних сил Вечной Жизни. Солнце и Луна изливают свой свет и распределяют своё влияние между другими планетами. Можно определить это влияние и его значение для людей. Но Солнце всегда остаётся благодетелем, оно – светило царей, повелителей и важных деятелей…

 

Иехония уже не слушал странника. Слова старца о Вселенском боге, заронили в его голову мысль возвести бога Израиля в статус единого Вселенского Бога всего человечества. Подобное в те времена было ещё непостижимо для древнего языческого мира, ибо все народы и племена поклонялись тогда своим личным богам и идолам. Религия в те времена имела дело с божеством в образе духа, животного, растения, камня. Это божество обладало психикой и волей, его можно было просить (молитвой), умилостивлять (жертвой), можно было ему грозить, требовать, можно было даже наказывать его (дикари секли своих идолов): во всём этом было одно общее – отношение к живому личному индивидууму, который может дать или не дать, воля которого вне воли человека. Эти личные боги и идолы развивались в смысле конкретности, создавались мифы об их жизни, об их взаимоотношениях, их генеалогии, вырабатывались их пластические образы. Между тем, единое происхождение людей от Адама и Евы указывало на единство человеческого рода и подтверждало, что Бог является единым Богом всего человечества. Пришедшая в голову Иехонии мысль намного опережала своё время, констатируя факт Единобожия для всего человечества.* *

 

Идея преобразить в Священном Писании бога Авраама, Исаака и Иакова в единого Бога всего человечества так пришлась по душе царю Иудейскому, что ему не терпелось поделиться ею с первосвященником. Но Иеффай и жрецы-левиты с детским любопытством, жадно внимали страннику, который рассказывал о своём посвящении в огнепоклонники:

 

– Следующим моим испытанием, был пост длительностью в пятьдесят дней. Мне следовало вынести его, обитая в совершенном уединении и постоянном безмолвии. Подобное испытание порой заканчивалось гибельными последствиями и посвящаемый, случалось, лишался рассудка. Но я претерпел всё из упрямства, потому как не желал быть пристыженным.

 

По окончании поста меня вывели в пещеру посвящения. Мой проводник – представитель Симорга, чудовищного грифа – вооружил меня и снабдил талисманами для того, чтобы я устоял в борьбе со страшными чудовищами, которых призовут злые демоны для преграждения моего пути.

 

Введённый во внутренние помещения, я очистился огнём и водою, после чего прошёл семь степеней посвящения.

 

Прежде всего, взору моему открылся из бездны, подле которой я стоял, глубокий, опасный свод, куда малейший неверный шаг мог заставить меня низринуться к «престолу ужасной неизбежности» – первые три свойства природы. Идя ощупью по лабиринту тёмной пещеры, я скоро увидел священный огонь, сверкающий временами в глубине и освещающий мой путь. Я услышал отдалённый рёв лютых зверей: вой волков, рыканье львов и яростный, злобный лай собак. Мой проводник в глубоком молчании вёл меня в ту сторону, откуда слышались эти звуки. Внезапно открылась дверь, и я оказался в логове диких зверей, едва освещаемом слабой лампой. На меня тут же накинулись посвящённые в образе львов, тигров, волков, грифов и других чудовищных зверей, и я едва от них вырвался, не уцелев, впрочем, от ран и кровоточащих глубоких царапин. Оттуда я перешёл в другую пещеру, где царствовала мгла, раздавались грозные раскаты грома и непрестанно сверкали молнии, освещая огненными потоками мелькающие тени раздражённых моим появлением свирепых гениев. Благополучно выбравшись из этой пещеры, я оказался в помещении, где измученный и перепуганный до смерти, нашёл успокоение в сладкозвучной музыке и каком-то упоительном благоухании.

 

Придя в себя, я выразил готовность подвергнуться следующим обрядам посвящения. Мой проводник подал сигнал, и появились три жреца. Один из них бросил мне на грудь живую змею – как знак перерождения. Кто-то из жрецов отворил потаённую дверь, и в неё ворвались такие завывания, стоны и душераздирающие крики отчаяния, что меня вновь объял кошмарный ужас. Обратив глаза в ту сторону, я увидел во всех возможных ужасающих видах муки нечестивых в царстве Гадеса.

 

Затем меня проводили сквозь извилистый лабиринт, состоящий из семи обширных сводов, соединённых излучистыми галереями, каждая с узким каменным преддверием. Каждая галерея оказалась местом действия новых для меня опасных испытаний, пока я не достиг, наконец, Сацеллума, или святилища, ярко освещённого и сиявшего золотом и драгоценными каменьями.

 

Я увидел великолепное солнце и планетную систему, которая двигалась под волшебную музыку. Главный жрец, в тунике ярко-небесного цвета, восседал к востоку лицом на позлащённом троне, голову его венчала богатая диадема, украшенная миртовыми ветвями; вокруг его стояли презулы и распорядители обряда посвящения. Все они встретили меня поздравлениями и, взяв с меня клятву строжайше хранить в тайне веру Зороастра, вверили мне священные слова, из которых главным было: Тетракт, или название бога.

 

Странник умолк. В наступившей тишине было слышно как залетавший в открытые окна ночной ветерок тонко и мелодично позванивал лёгкими подвесками серебряных ламп, спускавшихся с потолка.

 

– Почему же ты нарушил клятву, поведав нам об этом посвящении? – послышался вкрадчивый голос первосвященника Иеффая, – И откуда тебе ведом язык наш?

 

Странник пренебрежительно усмехнулся.

 

– Что мне клятвы чужакам! Я – Ахаз, сын Захарии из Самарии. Отроком был пленён царём Ассирийским, Сеннахиримом, и продан в рабство. Бежав от хозяина, я повидал много стран. И вот возвращаюсь, чтобы почить в Иудее, в родной земле.

 

Иехония благосклонно посмотрел на странника.

 

– Останься во дворце, Ахаз. Ты нужен мне, – сказал он, вставая с ложа и давая знать о завершении пиршества.

 

На следующий день слуги привели странника в рабочий кабинет царя. В праздничной одежде, с сияющим лицом, Иехония сидел за резным, овальным столом и что-то быстро писал на пергаменте. Первосвященник Иеффай, наблюдая из-за спины царя за его пишущей рукой, что-то нашептывал ему на ухо. На Иеффае поверх хитона была надета риза, с возложенным на неё ефодом, на голове сверкал диадемой святыни кидар. Поодаль от стола на широком парчёвом диване сидели два молчаливых книжника-левита, которым странник должен был рассказать всё об Ахуре-Мазде, чтобы они смогли в Священном Писании * * * воплотить замысел царя Иудейского.

 

 

 


Оглавление

18. Книга первая. Избранники Высшего Разума. Глава 6.
19. Книга первая. Избранники Высшего Разума. Глава 7.
20. Книга первая. Избранники Высшего Разума. Глава 7. Примечание.
Акция на подписку
Литературно-художественный журнал "Новая Литература" - www.newlit.ru

Присоединяйтесь к 30 тысячам наших читателей:

Канал 'Новая Литература' на yandex.ru Канал 'Новая Литература' на telegram.org Канал 'Новая Литература 2' на telegram.org Клуб 'Новая Литература' на facebook.com Клуб 'Новая Литература' на linkedin.com Клуб 'Новая Литература' на livejournal.com Клуб 'Новая Литература' на my.mail.ru Клуб 'Новая Литература' на odnoklassniki.ru Клуб 'Новая Литература' на twitter.com Клуб 'Новая Литература' на vk.com Клуб 'Новая Литература 2' на vk.com

Миссия журнала – распространение русского языка через развитие художественной литературы.



Пробиться в издательства! Собирать донаты! Привлекать больше читателей! Получать отзывы!..

Мы знаем, что вам мешает
и как это исправить!

Пробиться в издательства! Собирать донаты! Привлекать больше читателей! Получать отзывы!.. Мы знаем, что вам мешает и как это исправить!


Купи сейчас:

Номер журнала «Новая Литература» за январь 2023 года

 

Мнение главного редактора
о вашем произведении

 



Издайте бумажную книгу со скидкой 50% на дизайн обложки:
Издайте бумажную книгу со скидкой 50% на дизайн обложки!


👍 Совершенствуйся!



Отзывы о журнале «Новая Литература»:


06.02.2023

...с удовольствием назову талантливых – по моему мнению – авторов журнала. Да Вы и сами наверняка это знаете: Олег Золотарь, Владимир Захаров, Дина Измайлова, Соломон Сапир (публикация Андрея Струга и рассказов – большая удача для журнала!). С интересом прочитал повесть Ольги Демидовой (хотя и не совсем понятно, кем она написана – Записки Ивана Наумова); роман Кирилла Комарова, Яибэ.

Лев Немчинов



01.02.2023

Журнал «Новая Литература» – прекрасная возможность для авторов донести свои произведения до читателей.

Галина Абрамсон Ткачева



24.01.2023

Благодарю вас за вашу полезную жизнедеятельность.

Татьяна Фомичева



Сделай добро:

Поддержите журнал «Новая Литература»!


Copyright © 2001—2023 журнал «Новая Литература», newlit@newlit.ru
18+. Свидетельство о регистрации СМИ: Эл №ФС77-82520 от 30.12.2021
Телефон, whatsapp, telegram: +7 960 732 0000 (с 8.00 до 18.00 мск.)
Вакансии | Отзывы | Опубликовать

Поддержите «Новую Литературу»!