HTM
Номер журнала «Новая Литература» за сентябрь 2022 г.

Наташа Северная

Фараон. Краткая повесть жизни

Обсудить

Повесть

Опубликовано редактором: Карина Романова, 11.08.2009
Оглавление

2. Часть 2
3. Часть 3
4. Часть 4

Часть 3


 

 

 

На особом возвышении, которое как бы превозносило их над смертными, царская чета восседала в креслах с высокими резными спинками, инкрустированными золотом, серебром, бирюзой, сердоликом и лазуритом. Возвышаясь над всеми, гордые и высокомерные, они внушали своим подданным трепет, и беспрекословное послушание. Супруги были одеты в роскошные праздничные одежды, кожаные сандалии, подошва которых, также как и ремешки, были из золота. Праздничное одеяние дополнялось искусно заплетенным париком, а также всевозможными драгоценными украшениями, ожерельями, нагрудными подвесками, браслетами. Все должно было подчеркивать божественную суть, величие и превосходство царской четы над смертными. Этот праздник предназначался исключительно для придворных, неоднократно доказавших свою верность и преданность фараону.

Рамзес праздновал военную победу над морскими народами. Еще будучи принцем, он мечтал о войне и военных победах, так все и произошло. Любой военный поход завершался стремительной и кровавой победой. Фараон лично участвовал в сражениях, лично набирал солдат в свою армию, питался и спал вместе с ними. Придворные воспринимали это как чудачество, что не мешало им сколачивать целые состояния на завоеванных землях.

Само празднество длилось двадцать дней. А так как фараон желал, чтобы его радость была разделена и простым народом, на городских площадях были организованы представления и угощения.

Фараон-победитель. Фараон-завоеватель. Так воспевали его в новых гимнах сочиненных жрецами из Гелиополиса. Долгожданная победа над морскими народами, после неудачной военной компании предпринятой его отцом много лет назад, была поистине народным праздником.

Наверное, единственным человеком, кто испытывал разочарование, и раздражение от столь радостного события была Кала, божественная супруга фараона. Неприятной неожиданностью стало для нее возвращение мужа во дворец, да еще победителем!

Весть о его ранении поселила в ее сердце огромную радость и возродило угасшую было надежду. В своих мечтах она рассчитывала на смертельный исход ранения, но вот уже в третий раз смерть лишь слегка прикоснулась к фараону. Будто кто-то берег его, оберегал от несчастий и бед. Это была еще одна потерянная надежда, горькие слезы, тоска и печаль. Но ничто из того, что испытывала Кала, не отражалось на ее прекрасном и божественном лице. Прямая спина, гордая посадка головы, холодный и надменный взгляд. Веселье и радость гостей, ликование мужа, все проходило сквозь нее. Она словно окаменела изнутри, как много лет назад, после их первой ночи любви, когда Рамзес всю ночь насильно ею наслаждался, не обращая внимания на ее крики, слезы и мольбы о пощаде. Словно чужая сама себе, вышла Кала из тех ненавистных покоев, закутываясь в простыни окропленные ее девственной кровью. Первый год супружеской жизни прошел в полном молчании, только после рождения первенца, Кала вновь обрела способность говорить.

Случайно рука фараона коснулась ее руки. Кала внутренне вздрогнула, и напряглась, она уже и сама не знала, чего ей ожидать, находясь рядом с этим животным. Так про себя называла она своего мужа. Любое его прикосновение, даже случайное, вызывало у нее отвращение и протест. Но долгие годы супружеской жизни научили ее скрывать свои чувства и мысли. Это ценное умение было необходимо ей для задуманного опасного дела. Неудачный исход этого дела, для Калы означал только одно – смерть. Но ненависть и жажда мести, плохие советчики в любом преступлении, затмевали ей разум. Кала была одержима ненавистью, и все остальное для нее не имело значения. Даже власть, и один из ее символов – корона, она желала не для себя, а для своего любимца , первенца Рамзеса. Это ненавистное имя дал ему фараон, и Кала смирилась, как и со многим остальным в своей жизни. Втайне от мужа, она дала своему первенцу, зачатому в боли и страхе, имя Сесотрис. Для нее самой была загадка ее страстная привязанность к первому сыну, и холодное безразличие к остальным детям. Но на самом деле ничего загадочного в этом не было. Все, что не любил и ненавидел фараон, у царицы вызывало привязанность и умиление. Но выступать открыто против воли фараона и его желаний, Кала боялась. Она предпочитала действовать скрытно и мстить тайно.

Праздник закончился глубокой ночью. Сытые и довольные гости покидали царский дворец, на прощание, склонившись в глубоком поклоне, и желая еще множество побед.

Взяв Калу за руку, фараон повел ее в свои покои, кожей ощущая ее покорность и бесчувственность.

Утром следующего дня, Кала с нетерпением ожидала возвращения своей верной служанки Сары.

Выйдя в сад, царица села возле фонтана, вслушиваясь в ритмичное журчание воды. Ее сердце снедала черная безысходная тоска. Почему ее жизнь наполнена страхом и ненавистью вместо божественной благодати и счастья? За что боги наказывают ее? Кала тяжело вздохнула. Быть может, завтра все изменится…

В сад вошла Сара, подойдя к царице, она опустилась на колени.

Дав знак подняться, Кала напряженно ждала. Быстрым движением Сара вытащила из потайного кармана своей легкой накидки маленький мешочек и также быстро спрятала его обратно. Оглянувшись по сторонам, Кала поднялась и, подойдя к Саре, обняла ее.

– Из всех блюд, что сегодня вечером ему будут подавать, он больше всего любит перепела под соусом.

Отпустив Сару, Кала внимательно на нее смотрела. Понимала ли это простая женщина, что сейчас, в своих руках она держит судьбу царицы Кемета?

Сара слегка кивнула, давая понять, что ей все ясно, и удалилась.

Еще долго Кала гуляла по саду, думая о том, как же медленно длится этот день. Выйдя к пруду, царица увидела о чем-то весело беседующих придворных дам. Ее появление не осталось незамеченным, придворные дамы тут же склонились в почтительном поклоне. Придав своему лицу самый благодушный вид, Кала подошла к ним.

– О чем это вы беседуете милые дамы?

Жена номарха Менесхет, кокетливо опустила глаза.

– О, ваше величество, все о том же, о любви и мужчинах.

Кале не понравился ее ответ, ей вообще не нравилось, когда речь заходила о любви. Но виду она не подала.

– Надеюсь о счастливой любви и достойном мужчине.

Менесхет бросив быстрый взгляд на царицу, успела уловить в ее необыкновенно прекрасных черных глазах затаенную муку.

– Конечно, ваше величество. Дочь визиря Шепсескаф наконец-то влюбилась . И, не в кого-нибудь, а в военачальника Хоремхеба. И он ответил ей взаимностью. Об этом мы и беседовали.

Кала слушала и не слышала Менесхет. В голове вертелась назойливая мысль: «Только бы все получилось. Только бы получилось…» Сердце сжалось от какого-то дурного предчувствия. Быстро попрощавшись с придворными дамами, Кала вернулась в свои покои. К детям идти ей не хотелось. У нее вообще редко когда возникало желание их видеть. Она бесцельно бродила по дворцовым галереям томимая тоской и одиночеством. Лишь когда солнечная ладья Ра покинула небосклон, и во дворец проникли сумерки, Кала с облегчением вздохнула. Наконец-то…

Переодевшись в вечерний наряд, царица направилась в покои фараона, разделить с ним ужин. Опустившись на подушки рядом с царем, Кала улыбнулась, отметив про себя, что перепела под соусом стоят справа от фараона. Слуги поставили тарелки, положили ложки, в бокалы разлили вино. Трапеза начиналась с легкого супа. В зале повисла тревога, по крайне мере так показалось Кале. Царица молчала, не смея нарушать тишину. Ее сердце бешено колотилось в груди, пальцы слегка дрожали, только необыкновенная выдержка спасала ее.

– Как ты провела сегодня день?

Кала вздрогнула, отчего-то смутилась, но быстро взяла себя в руки.

– Прекрасно, ваше величество. Гуляла по саду, беседовала с придворными дамами… В-общем, как всегда… А вы как провели сегодняшний день?

– С Рамзесом и Тутмосом занимался стрельбой из лука, а Сети пока только наблюдал за нами. Тутмос очень способен, все схватывает на лету. А вот Рамзес…мало от него толку.

Кала вспыхнула. Волна жгучей ненависти поднялась в груди. Мерзкое животное, он находит любой повод, чтобы сделать ей больно.

Но вслух произнесла.

– Быть может, ваше величество, делает поспешные выводы. Они еще совсем дети.

– Дети?! В их возрасте я уже обдумывал военный поход на Нубию и устройство своих владений.

Не зная, что сказать, Кала опустила глаза в тарелку, заметив про себя: «А еще ты думал о том, как убить своего отца».

Отставив, пустую тарелку, Рамзес вытер губы. Кала с тревогой взглянула на него. Неужели он сейчас уйдет?

– Мясо.

Слуга потянулся за перепелами под соусом.

– Нет, их потом. Просто кусок мяса подай.

Кала почувствовала, как у нее внутри все оборвалось. К горлу подкатил ком. Она не могла поверить тому, что происходит. По непонятным причинам Рамзес отказывался от своего любимого блюда. Страшная мысль мелькнула в сознании Калы: «Неужели Сара выдала меня?» Набравшись мужества, Кала взглянула на Пафнутия. Верный пес царя, он сидел в двух шагах от Рамзеса, наблюдая за ним и оберегая его от всех несчастий и бед. Кала знала о том, что Рамзес собственноручно отрезал ему язык после той жуткой ночи убийств. Когда утром было объявлено о скоропостижной кончине отца-фараона, его супруги, и всех их детей, за исключением Рамзеса. В одно мгновение опальный принц превратился в грозного повелителя Кемета. Все считали, что после того, как Рамзес покалечил Пафнутия, тот предаст его, переметнувшись на сторону врагов фараона. Но вышло все наоборот. Преданность Пафнутия была безгранична, она пугала и завораживала своей искренностью и силой. К тому же у Пафнутия была развита интуиция, он всегда чувствовал опасность, которая могла погубить его хозяина. Поэтому, внимательно вглядываясь в лицо слуги, Кала пыталась понять, сколько ей еще осталось жить. Но Пафнутий даже не смотрел в ее сторону. Ему единственному было позволено свободно выражать свое отношение к любому придворному. Ни для кого не было тайной, что Калу, божественную супругу фараона, обыкновенный слуга Пафнутий просто презирал.

Царица приказала подать ей фрукты.

Внешне она была спокойна, но внутри ее лихорадило от страха и дурных предчувствий.

Бросив недоеденный кусок мяса на блюдо, Рамзес заметил:

– В какой странной тишине мы сегодня едим. Будто что-то должно произойти. Нефебка, а где музыканты?

Царедворец испуганно склонился.

– Сейчас будут, ваше величество. Просто, когда началась трапеза, вы не сказали мне, что желаете музыку…

– Зови их.

Нефебка выскользнул из зала, и тут же вернулся, но уже в сопровождении музыкантов.

– Что желаете послушать, ваше величество, что-то грустное, веселое, или просто спокойное?

– Грустное. Даже сам не знаю от чего…

– Хорошо.

Нефебка подал знак музыкантам, и те затянули грустную мелодию.

Шло время. Фараон не притрагивался к еде, он весь отдался грустной и пленительной музыке. Ему мерещились далекие страны, желтые пески Кемета, и отец, мчащийся на боевой колеснице. Отец… Рамзес задумался о его непростой и жестокой судьбе. О его смерти… Про себя он верил в то, что доживет до глубокой старости, и умрет в своей постели окруженный детьми. Только так и должно быть!

– Тебе нравится?

Вдруг спросил он, повернувшись к Кале.

– Вы же знаете, ваше величество, очень нравится.

Не удержавшись, царица заметила.

– Неужели даже любимое блюдо не сумеет сегодня развеять грусть вашего величества?

Рамзес взглянул на эти многострадальные перепела под соусом, и согласно кивнул головой.

– Ты права. Подай перепела, – сказал он слуге.

И тут произошло что-то невероятное. Блюдо, которое само по себе было не тяжелым, по какой-то непонятной причине неожиданно выскользнуло из рук слуги. Раздался звук разбитой посуды. Музыканты, ни на что не обращая внимания, продолжали играть. Густо покраснев, слуга подбирал с мозаичного пола соус и перепела. Нефебка упав на колени, запричитал.

– О, ваше величество, простите его! Он еще так молод и неопытен!

– Полно, Нефебка! Ничего страшного не случилось. Мне и самому сегодня почему-то не хотелось их есть.

Уже ни о чем не заботясь, Кала резко поднялась с подушек.

– Ваше величество, позвольте мне вас покинуть, я сегодня себя что-то очень плохо чувствую.

Кала возвращалась в свои покои, ничего перед собой не видя и не слыша. Она плохо помнила, как ее раздели, искупали, умастили тело благовониями. Лишь наконец оставшись одна, она горько зарыдала. Какая-то нелепая случайность разбила все ее мечты. Нелепая случайность…а у нее уже нет больше сил, чтобы жить с этим животным. Вцепившись зубами в костяшки пальцев, она выла от боли и отчаяния. И не было человека способного утешить ее.

На следующий день, едва Кала приняла утреннюю ванну, в покои вбежала Сара и, упав на колени, испуганно прошептала:

– Ночью отравились две собаки.

Расчесывая волосы, Кала безучастно смотрела на себя в зеркало.

– Они съели те самые перепела, которые вчера были выброшены.

– И что с того?

– Фараон в ярости. Он думает, что его хотели отравить, но боги уберегли его.

– Он правильно думает.

Кала тяжело поднялась с табуретки. Она как будто бы постарела за ночь. Странно было видеть эту надменную женщину с опущенными плечами и блуждающим потерянным взглядом. Обняв служанку, Кала произнесла:

– Сара мне все безразлично. Возьми на столике деньги. Они твои, ты заслужила их. И беги, спасай себя.

– А вы, ваше величество?

– Я… А я очень сильно устала, Сара. Будь, что будет.

Оставшись одна, Кала горько заплакала.

А через несколько дней был действительно выявлен заговор, во главе которого стоял военачальник Хоремхеб. Оказывается, он тоже предполагал отравить царя перепелами, а затем провозгласить себя фараоном. Хоремхеб и его сторонники были публично казнены. Кала безучастно наблюдала за их муками, сожалея только о том, что своими действиями невольно помогла раскрыть заговор. Быть может Хоремхебу, в этом деле повезло бы больше, чем ей. В толпе придворных Кала увидела заплаканное лицо Шепсескаф. Вспомнив о своем недавнем разговоре с Менесхет, Кала испытала чувство злого удовольствия. В самом деле, не ей же одной только страдать?

 

 

 


Оглавление

2. Часть 2
3. Часть 3
4. Часть 4
Акция на подписку
Литературно-художественный журнал "Новая Литература" - www.newlit.ru

Присоединяйтесь к 30 тысячам наших читателей:

Канал 'Новая Литература' на yandex.ru Канал 'Новая Литература' на telegram.org Канал 'Новая Литература 2' на telegram.org Клуб 'Новая Литература' на facebook.com Клуб 'Новая Литература' на linkedin.com Клуб 'Новая Литература' на livejournal.com Клуб 'Новая Литература' на my.mail.ru Клуб 'Новая Литература' на odnoklassniki.ru Клуб 'Новая Литература' на twitter.com Клуб 'Новая Литература' на vk.com Клуб 'Новая Литература 2' на vk.com

Миссия журнала – распространение русского языка через развитие художественной литературы.



Отказывают издательства? Не собираются донаты? Мало читателей? Нет отзывов?..

Причин только две.
Поможем найти решение!

Отказывают издательства? Не собираются донаты? Мало читателей? Нет отзывов?.. Причин может быть только две. Мы поможем вам решить обе эти проблемы!


Купи сейчас:

Номер журнала «Новая Литература» за сентябрь 2022 года

 

Мнение главного редактора
о вашем произведении

 



Научи себя сам:

Аудиокниги для тех, кто ищет ответы на три вопроса: 1. Как добиться жизненных целей? 2. Как достичь успеха? 3. Как стать богатым, здоровым, свободным и счастливым?


👍 Совершенствуйся!



Свежие отзывы:


24.09.2022. Благодарю Вас за работу в этом журнале. Это очень необходимо всем авторам, как молодым, так и опытным.

Дамир Кодал


17.09.2022. Огромное спасибо за ваши труды!

С уважением, Иван Онюшкин


28.08.2022. Спасибо за правку рассказа: Работа большая, и я очень благодарен людям, которые этим занимаются. Успехов вашему журналу!

С уважением, Лев Немчинов


20.08.2022. Добрый вечер, Игорь! Сердечно благодарю Вас за публикацию рецензии на мою повесть г-на Лозинского. Дорожу добрыми отношениями с Вами и Вашим журналом. Сегодня же сообщу о публикации в "ВКонтакте". Остаюсь Вашим автором и внимательным читателем.

Геннадий Литвинцев



Сделай добро:

Поддержите журнал «Новая Литература»!


Copyright © 2001—2022 журнал «Новая Литература», newlit@newlit.ru
Свидетельство о регистрации СМИ: Эл №ФС77-82520 от 30 декабря 2021 г.
Телефон, whatsapp, telegram: +7 960 732 0000 (с 8.00 до 18.00 мск.)
Вакансии | Отзывы | Опубликовать

Поддержите «Новую Литературу»!