HTM
Номер журнала «Новая Литература» за январь 2024 г.

Павел Шкарин

Куб

Обсудить

Роман

                                                     18+
                                                                                                                                  Всё будет так, 
                                                                                                                                  Как быть должно. 
                                                                                                                                  Всё будет так – 
                                                                                                                                  Здесь каждому своё, 
                                                                                                                                  Ведь так сказал джа. 
                                                                                                                                  Твой новый день 
                                                                                                                                  Начнётся с того, что 
                                                                                                                                  Заперта дверь, и ты живёшь высоко –
                                                                                                                                  Не грусти: 
                                                                                                                                  Ведь открыто окно. 
                                                                                                                                  Пусть это ложь,
                                                                                                                                  Пусть это зло, 
                                                                                                                                  Но так было всегда – 
                                                                                                                                  Здесь каждому своё. 
                                                                                                                                  Так сказал джа. 


                                                                                      OLDY (Комитет Охраны Тепла), "Jedem das seine".


Книга посвящается всем моим друзьям и подругам, вне зависимости от степени их причастности к событиям, нашедшим отражение в этом романе.

Опубликовано редактором: , 18.09.2007
Оглавление

6. Глава 6. Триптих
7. Эпилог
8. Приложение: «Словарь наркослэнга»

Эпилог



Всё мне позволительно, но не всё полезно;
всё мне позволительно, но ничто не должно обладать мною. 

          (Апостол Павел, 1 Коринф. 6,12).


Время летит вперёд ополоумевшей птицей – летит по бесконечной линии, параллельной поверхности земли, летит теперь уже без малейших падений и взлётов, но от этого ничуть не менее быстро.

Сейчас, когда я пишу эти строки, между мною теперешним и мной тогдашним – образца 98-99-ого годов – пролегла девственно чистая контрольно-следовая полоса двух с лишним лет стойкой ремиссии. Но память моя, часто вопреки моему желанию, на редкость бережно хранит образы людей и событий, оставшихся там – за этой всё расширяющейся полосой душевного карантина. Оставшихся, смею полагать, навсегда.

О нет, братья и сестры, я ни о чём не жалею. Я сам, вполне осознанно выбирал свой путь, и далеко не всё оказалось отвратительным на этом пути, и далеко не все встреченные мною оказались подонками. Может быть, именно поэтому я и нашёл силы и время дописать эту книгу, переселив на её страницы мир разрушительной, но весьма яркой и увлекательной болезни, в котором я прожил два года – именно потому, что уверенность в невозвратимости для меня этого мира растёт и крепнет с каждым прожитым мною трезвым днём.

Два года. Это много. Чуть меньше 1/11 прожитой мною жизни. А так как год жизни нарка приравнивается к нескольким годам жизни трезвого здравого гражданина, то этот срок для меня велик, очень велик. Разительно поменялся за это время описываемый мною в этой книге мирок "великих мечтателей". Полупьяного тролля Ельцина сменил более строгий и зоркий выходец из "конторы", и государственная система успела подзакрутить гайки, заставив банки неслабо подорожать, что не замедлило сказаться на житие-бытие "системы" шировой. Винт из дешёвого и всем доступного ширева, из демократичного дворового наркотика превратился в достаточно дорогостоящее удовольствие. Таким образом, теперь те, кто винтился в плотном графике, более не могут себе этого позволить по деньгам, а те, кто с финансовой точки зрения могут себе позволить винтиться часто, ещё пока не дошли до той стадии зависимости, когда столь частое винтилово желанно и даже необходимо. Поэтому сейчас многие из тех, кто в принципе винтится, делают это нерегулярно, от случая к случаю. Правда, старые провинченные хиппи-хроники хитры на выдумки, и помимо привычной уже тефы в ходу теперь и некая "колда" – более разрушительная для организма, чем винт, эфедринсодержащая бодяга на основе то ли "Колдакта", то ли "Колдрекса".

Вообще же, по моим наблюдениям, наркоманов в Москве стало поменьше в новом тысячелетии. На голову больные девяностые прошли. Быть слюнявым бледненьким торчком уже больше не модно. Модно быть здоровой загорелой особью, социально адаптированным, позитивно взирающим на мир человеком, катающимся на сноуборде зимой, а на роликах летом.

Но это всё обзор общей ситуации. Главное же наше богатство – люди. Вот тут-то и выясняется, что на месте нашей былой огромной торч-бригады конца 90-ых годов прошлого тысячелетия, да и вообще на месте толпы моих друзей и знакомых наркоманов простёрлась пустыня. Ау, где вы, ярко-окрашенные искатели химического бога?

Начнём с тех, кому не повезло. А может быть, наоборот, повезло невероятно.

В конце 2000-ого года погиб Гарик (см. гл.6 ч.3). Последние месяцы своей жизни он плотнячком сидел на героине. Официальная версия гибели – автокатастрофа. Истинная причина покрыта мраком.

Недавно шагнул из окна Саша "Рыба" Рыбалко (см. гл.3). Сосед и приятель Серёги Г., маленький тихий аутичный меланхолик, решил остановить землю и сойти.

Умер и одиозный варщик-псих Гриша (см. гл.3). Один из его инструментов самоуничтожения сработал. Это оказался не винт. Гриша просто спился. У него отказали почки. Последний раз его видел Олег. Гриша, опухший до неузнаваемости, шлялся по нашему близлежащему продуктовому рынку, задавая всем мало-мальски знакомым людям вопрос: "Кто меня угостит пивом?" Вскоре он умер.

Смерть наркомана – явление заранее ожидаемое и зачастую ни у кого не вызывающее слёз. Кроме самых близких людей – да и то не всегда.

Наш школьный знакомец Миша "Заяц", любитель черняги (см. гл.4), теперь ВИЧ-инфицирован. Этот человек застрял где-то на полпути между двумя мирами – неизвестно, к какому ближе.

Драматично сложилась и судьба героинщика Саши из Солнцево (см. гл.6 ч.3). Он попал в автокатастрофу, мчась вмазанным ночью по МКАД. Долгое время он был полностью парализован. Только эти непростые обстоятельства заставили парня завязать. По слухам, сейчас он даже опять ходит, правда с палочкой. Его приятель Денис Р. рассказывал Олегу, как Саша был рад (!), что так всё обернулось: он завязал! Воистину, никогда не знаешь, где найдёшь, где потеряешь.

Сергей Г... Наш с Олегом и А. первый варщик, давний активист винтового движения. Скрыв от военкомата свой немалый наркостаж и факт постановки на учёт в диспансере соответствующего профиля, Сергей пошёл служить в армию. Участвовал в боевых действиях в Чечне. По неизвестной и тщательно скрываемой причине был комиссован, после чего с прежним энтузиазмом принялся за старое. И в конце концов Серёже пришлось порядком заплатить за своё увлечение. В данное время он отбывает срок за разбойные нападения. На пару с таким же нарком, как и он сам, выцепляли по подъездам тёток, отбирая кошельки и снимая серёжки, колечки и т.п. хуету. Не думаю, чтобы эти мелкие разбои их сильно обогатили – на дозняк только и хватало. Однако суд оценил такого рода шалости (учитывая предыдущий условный срок Сергея "за хранение") в 3,5 года зоны (удивительно скромно!) – причём лишние пол-года накинули за глупую розочку от бутылки, которой они пугали одну из кошёлок. Года полтора он уже отсидел. В письмах обещает завязать, но, как показывают многочисленные примеры, камеры и казармы не лечат от торчбы. Впрочем, помогай ему Бог.

Не лечат от неё и большие деньги, и мощные связи. Денис Р. (Дэн), пройдя немыслимое количество клиник, гемосорбций, плазмафарезов, "методов 12 шагов", "Кундал" Якова Маршака (курс лечения – 5 000 $) и проч., будучи встречен мною на днях, предстал передо мною в привычно героиновом состоянии. Сам он утверждает, что прекратил и "может, конечно, раз в полгода ширнуться, а вообще – в завязке, так... трамал беру". Но рассказы его друзей, подруг, мои глаза и мозги заставляют меня усомниться в реальности его завязки.

Но есть и примеры реальнейших, полноценных ремиссий. Скажем, Аня И. – дачная подруга Сергея Г., Дениса Р. и самого Олега. Когда-то она изрядно подсела на белый за компанию с Серым. Теперь Сергей далеко. Она навещала его в СИЗО под Рязанью, ездила на суд. Она ждёт его возвращения из далёкой суровой ИТК и собирается выйти за него замуж. Так или иначе, Аня не торчит уже давно. "Аня – личность," – коротко комментирует этот факт Олег. Говорят, во многом её подвигло на решительный отказ от drugs заражение гепатитом С – классическим недугом всех любителей втрескаться. Помимо Ани, этим вирусом не обделены Денис, Сергей, Олег, Лена Л. "Козявка" (см. гл.6 ч.3). Кстати, последняя из упомянутых до сих пор торчит как заводная, возможно, оттого, что позже других подсела. Не видав её более двух лет, я её повстречал недавно у Олега на дне рождения и не узнал. Олегу потом долго пришлось убеждать меня, что это именно та самая Лена, а я до сих пор с трудом согласен в это верить.

Что же до прочих наших соратниц по винтоварне – Инны, Ани З., всяких там Олесь, Надь и т.п. – они просто канули в лету, и ни мне, ни Олегу долго ничего не было известно об их дальнейшей судьбе. Олег, пару лет назад забросив свои сношения с Инной как бесперспективные, начисто оборвал связи с этим девичником, а мне-то они и вовсе давно уже в хуй не упёрлись по причине наличия у меня постоянной девушки совершенно другого круга. Но недавно Олегона пробило вдруг позвонить давно им позабытой Инне с целью возобновить старинный роман. Как оказалось, Инна послала подальше ширево ещё пораньше меня – года уже три тому назад, живёт совсем неплохой размеренной трезвой житухой, доучивается, где-то там работает и собирается замуж за некого испанца, с которым они в Испании же и будут проживать. Аня З. и вовсе уже давно замужем, по слухам за каким-то бандидосом, и имеет ребёнка.

Как способны меняться люди за каких-то три года! И как было бы погано жить на свете, если бы это не было так. Наркотики, в конце концов, это всего лишь одно из самых стрёмных молодёжных увлечений – типа тяжёлой музыки, футбольного фанатизма, быстрой езды на мотоцикле и прочих методов найти приключения на свою юную жопку. Поэтому вполне логично, что лишь очень немногие из бойцов системы, перейдя рубеж взросления (20-22), остаются в лоне безумия, чтобы уже посвятить ему жизнь целиком. Недостаток наркотиков относительно прочих методик молодёжного отрыва состоит в том, что многие, повзрослев, уже проебали способность выбирать. Многие, но не все.

Игорь Хома/Хомяк. Ко второй половине 2000-го года винт стал брать всю полноту власти над психикой Игоря, заставив его для начала проторчать принтер, а затем и процессор из своего компа. Завязал же он после того, как его капитально пропалили родители, застав в пустой квартире на пару с Олегом в состоянии полной невменяемости. По слухам, парень лишился понтовой работы, был брошен девушкой и отправлен на излечение в дурку. В некоторых случаях сильный психологический шок способен заставить впечатлительного человека завязать с ширевом. С Игорем произошло именно это. Игорь порвал все связи с Олегом, А., с наркотиком "первитин", а заодно и со мной. Но... Первитин умеет ждать. Впрочем, разовое участие Игоря в винтовке с Олегом в конце 2002 г. ещё не говорит о полноценном возобновлении им стабильной наркопрактики. Тем более, что жизненная позиция Олега – единственного доступного Игорю варщика – в последнее время притерпела изменения (см. далее).

Поразительно то, что завязала Яна. Она годам к 35 крепко взялась за ум, давно уже не винтится, работает на солидной работе в сфере недвижимости – на той работе, которую она была вынуждена много лет назад бросить именно из-за быстрого. Вот уж это действительно похоже на сказку – я небезосновательно полагал, что старые не завязывают, ан нет. Впрочем, Яна изрядно выпивает, а время... Время оно покажет.

А., который ещё с давних пор был, пожалуй, единственным из нас рабочим человеком, что обуславливало сравнительно малую частоту его винтовых сеансов, обладатель весьма нестандартной извращённо-изощрённой манеры мышления, параноик, в недавнем прошлом убеждённый буддист и один из самых близких моих друзей, тоже успел начать свою службу в армии и быть комиссованным. Прослужив примерно полгода где-то в Подмосковье, он располосовал себе лезвием внутреннюю сторону правой руки. Располосовал красиво и хитро, слегка разрезав вену лишь в одном месте. Будучи хорошо знакомым с психиатрией, А. сумел убедить комиссию в наличии у него явных психических отклонений, вследствие чего и был комиссован. После армии А. винтился, но делал это крайне редко. У него есть трезвая девушка, работа и православная вера, что, впрочем, не мешало ему до поры до времени бухать и изрядно кушать трамал. Полгода назад он винтанулся-таки по старой памяти после весьма долгого воздержания. Но с тех пор он находится в полном отрыве от наркотиков и алкоголя, и в целом я не удивлюсь и в дальнейшем видеть его стойким и опытным "ремиссионером" на религиозной почве. На то есть все предпосылки.

Олег. Центральная фигура в нашей "группе здоровья". Художник, мечтатель, винтовар, пропагандист первитиновой терапии, фанатично верящий в то, что именно винт – единственный пуп земли. Чтобы начать убеждаться в обратном, ему потребовалось проторчать 4 года. В начале 2001 г., когда я уже год как был в полной завязке, Олег перешёл на практически беспрерывный широчный график, потеряв чувство реальности, а, значит, и чувство опасности. Его родители, которые три года регулярно получали веские доказательства наркомании Олега, но всё это время, по сути, почти никак не реагировали на них, при виде стремительного разрушения личности сына поняли, что надо что-то делать. Для начала они взяли сына под домашний арест. Разумеется, это не помогло. Олег, уже совершенно не способный контролировать себя, вырывался под любым предлогом из дома "на пять минут", чтобы в одиночку проторчать банку на чердаке, выпав из реальности на пару суток. Несмотря на все ухищрения родителей, этот умелый боец невидимого фронта проносил домой своё зелье, делал изощрённые тайники, втирался глубокой ночью в сортире.

Иногда и я, грешным делом, помогал ему, видя мучения винтового соратника, хорошо понимая их суть и оказываясь не способным поэтому отказать Олегону в просьбе "купить инсулинку и пронести её в мою комнату незаметно от родителей", "вынуть из кормушки на шестом этаже пакет с кухней и тихонько мне передать" или просто "посидеть со мной в комнате, пока я вмажусь – родители тебе доверяют и не будут входить". Но после того, как родители Олега пару раз ясно дали мне понять, что они недовольны моей "помощью" старому другу, я прекратил эту порочную благотворительность, не желая из-за олеговского кайфа быть обливаемым дерьмом.

А вскоре Олега отправили на излечение в наркологическое отделение дурки где-то под Вологдой. Там он провёл месяц среди вологодских и череповецких торчков, которые по словам Олега оказались очень неплохими людьми, лучше большинства своих московских коллег. "Знаешь, как у них приход называется? Подача!!" Там-то Олегу и диагностировали гепатит С (а заодно и В), который он сумел подцепить, поебавшись и вмазавшись одним баяном с некой Оксаной – подружкой Ани И. Какое-то непродолжительное время после дурки Олег держался. А потом всё вернулось на круги своя.

Разогнав бестолковую пионерию, лишившись общества завязавших меня и Игоря, Олег стал варить в основном вместе с Яной, иногда с А., иногда с Дэном. Иногда даже вообще с абсолютно случайными людьми с Никольской. Кто-то из таких чудесных ребят во время одной из недавних муток увёл у Олега мобильник. Кроме того, Олег сошёлся с тусовкой старых хипанов ещё советской закалки, любой из которых никогда не откажется замутить какого-нибудь кайфа – таких как упоминавшийся мельком в 3-ей главе Лёва, Лариса – баба лет под 30 без определённых занятий, имеющая двух детей от разных отцов, последний из которых сейчас отбывает срок за героин, и их друзья и знакомые, жизненные вехи и диагнозы которых вряд ли заслуживают упоминания. Промаявшись год вечными скандалами и примирениями, Олег недавно прекратил свои бурные отношения с Ларисой.

Олег неслабо пил до последнего времени, регулярно раскуривался шалой, хавал трамал и изредка винтился – в среднем раз или два за месяц. Никаких некайфов от такого образа жизни он не ощущал, умудряясь при этом ненапряжно работать чертёжником в НИИ и, судя по всему, чувствовать себя просто ништяк. Но вот уже больше полугода как Олег не винтится, отклоняя заманчивые вызовы по телефону. Вслед за А., Олег, похоже, всерьёз встал на путь православия, вместе с А. и его глубоко верующей супругой он соблюдает обряды, часто посещает церковь, читает библию и собирается "с Божьей помощью" завязать.

Для того, чтобы порвать с винтом, умея при этом самому варить, нужно быть очень сильным человеком. То что, "на всё воля Божья", это, конечно, верно. Однако моя пока ещё недолгая жизнь уже успела сделать меня скептиком. В десятый раз повторюсь: жизнь покажет. Я буду лишь искренне рад положительному результату.

Ну а как же сам автор этих строк? Как он сумел перестать употреблять? Всё очень просто. В новогоднюю ночь 1999/2000 я повстречал девушку, которая круто повернула мою жизнь. Немного посрывавшись и пострадав традиционным желанием втереться, я постепенно всё же пересел с первитина на другой, более мощный наркотик – я подсел на неё. Чтобы суметь уйти из наркотиков, нужно уйти куда-то. А., к примеру, ушёл в религию, Олег следует по его стопам. Гриша ушёл в могилу транзитом через алкоголь, и, боюсь, что по его стопам идут Яна и Лёва, да и вообще масса старых винтовых ремиссионеров спивается. Я же ушёл в работу и в неё. Она силой, непреклонным упорным психологическим давлением вправила мне мозги, вытащила меня за шиворот на свет божий и заставила в нём жить. Она – мой шаткий подвесной мостик между хаосом и разумом. Она за меня смогла сделать то, чего я за два года так и не смог сделать самостоятельно, и неизвестно, смог бы ли я это сделать когда-нибудь вообще. Два с лишним года не торчу. Работаю. Живу с девушкой, которую очень люблю. Живи и радуйся. Почему мне тогда так грустно?

Может быть, потому, что я ненавижу свою вполне неплохо оплачиваемую работу, а бросить её не могу по причине острой нужды в деньгах. А может быть потому, что у меня абсолютно нет времени на творчество. А может быть потому, что кончилась безответственная чумовая юность. А может быть, из-за хронического чувства одиночества – вселенского вечного одиночества в толпе, с друзьями, с любимой девушкой, с родителями.

Впрочем, мне не привыкать к одиночеству – оно мой единственный верный спутник, сколько себя помню. Одиночество часто порождает на свет неплохие строки. Я снова сижу на старенькой привычной лавочке в тихом дворе, застывшим отсутствующим взором смотрю на играющих детей, на зелень тополей и каштанов, на вальяжных сизяков, поклёвывающих шнягу возле моего ботинка. Лучи солнца плещутся бликами в стёклах домов, прохладный колючий ветерок шевелит волосы редких прохожих в этот солнечный, но совсем не тёплый майский день. Всё будет так, как быть должно. Всё будет так, здесь каждому своё, ведь так сказал джа...

 


И всё так же гремят поезда
Сквозь бессонницы, окна и стены.
И течёт шебутная Москва
Вдаль куда-то, как кровь по венам.
И лишь тощая зелень дворов
Шелестит так светло и грустно,
Да в подъездах наших домов
Вьётся пыль над прошлым безумством.

 

 

 

Как помочь страдающим от недуга пьянства и наркомании. Издательство: Ковчег, 2010 г.   Е. А. Кошкина, Ш. И. Спектор, В. Г. Сенцов, С. И. Богданов. Медицинские, социальные и экономические последствия наркомании и алкоголизма. Издательство: ПЕР СЭ, 2008 г.   Право на жизнь (профилактика наркомании). Научно-популярный фильм. В ролях: Тутта Ларсен. Кинокомпания: Видеостудия Кварт, 2003 г.

 

 

 


Оглавление

6. Глава 6. Триптих
7. Эпилог
8. Приложение: «Словарь наркослэнга»
1001 читатель получил ссылку для скачивания номера журнала «Новая Литература» за 2024.01 на 01.03.2024, 11:03 мск.

 

Подписаться на журнал!
Литературно-художественный журнал "Новая Литература" - www.newlit.ru

Нас уже 30 тысяч. Присоединяйтесь!

 

Канал 'Новая Литература' на yandex.ru Канал 'Новая Литература' на telegram.org Канал 'Новая Литература 2' на telegram.org Клуб 'Новая Литература' на facebook.com Клуб 'Новая Литература' на livejournal.com Клуб 'Новая Литература' на my.mail.ru Клуб 'Новая Литература' на odnoklassniki.ru Клуб 'Новая Литература' на twitter.com Клуб 'Новая Литература' на vk.com Клуб 'Новая Литература 2' на vk.com
Миссия журнала – распространение русского языка через развитие художественной литературы.



Литературные конкурсы


15 000 ₽ за Грязный реализм



Биографии исторических знаменитостей и наших влиятельных современников:

Алиса Александровна Лобанова: «Мне хочется нести в этот мир только добро»

Только для статусных персон




Отзывы о журнале «Новая Литература»:

22.02.2024
С удовольствием просмотрел январский журнал. Очень понравились графические работы.
Александр Краснопольский

16.02.2024
Замечательный номер с поэтом-песенником Александром Шагановым!!!
Сергей Лущан

29.01.2024
Думаю, что на журнал стоит подписаться…
Валерий Скорбилин



Номер журнала «Новая Литература» за январь 2024 года

 


Поддержите журнал «Новая Литература»!
Copyright © 2001—2024 журнал «Новая Литература», newlit@newlit.ru
18+. Свидетельство о регистрации СМИ: Эл №ФС77-82520 от 30.12.2021
Телефон, whatsapp, telegram: +7 960 732 0000 (с 8.00 до 18.00 мск.)
Вакансии | Отзывы | Опубликовать

realdatesnow
Поддержите «Новую Литературу»!