HTM
Как издать бумажную книгу со скидкой 50% на дизайн обложки

Ольга Тиасто

Доллары, водка, матрёшки

Обсудить

Повесть

(Приключения ростовских челночниц в Азии, Африке и Европе)

 

На чтение краткой версии потребуется 5 часов 45 минут, полной – 6 часов 15 минут | Цитата | Скачать в полном объёме: doc, fb2, rtf, txt, pdf

 

Купить в журнале за сентябрь 2015 (doc, pdf):
Номер журнала «Новая Литература» за сентябрь 2015 года

 

Опубликовано редактором: Вероника Вебер, 5.09.2015
Оглавление

10. Глава 8. Ноу проблем, мадам!
11. Глава 9. Дублёнка и шуба Мазепы
12. Глава 10. Тостик в Греции

Глава 9. Дублёнка и шуба Мазепы


 

 

 

Мы оставили Валю в машине с промышленным шпионом Бориской, везущим туркам алмазные резцы неизвестного назначения, и его невестой Галей, поведение которой слегка омрачало радость Мазиной от первого знакомства с капстраной и погружения в восточный колорит.

Невеста контрабандиста продолжала вести себя капризно и высокомерно, показывая Мазиной своё пренебрежение и нежелание иметь с ней дело. И, будучи особой совершенно незначительной, думала о себе кто знает, что!

Чем, собственно, они отличались?.. Галя была на десять-пятнадцать лет моложе и весила соответственно на пятнадцать килограммов меньше, что позволяло ей носить чертовски модную куртку красной кожи детского размера, была за границей не в первый раз и явно не везла с собой никакого товара (неужели деньги везла? и сколько?.. или ехала только так – для развлечения?).

В любом случае, никаких оснований для снобизма у неё не было.

Борис говорил с водителем как со старым знакомым – частично по-турецки, а отдельные фразы вставлял по-английски; был доволен, смеялся и чувствовал себя как дома. Галя смотрела в окно и тем давала понять, что Мазина в их компании – человек временный и случайный, как попутчик в автобусе, и неудобный, как родственница из провинции.

Мазя попробовала навести мосты, спросив:

– Ты в «Доме мод» работаешь? Ларису Ткачёву знаешь?

– Да, а что? – сухо и настороженно отвечала та.

– Да так, ничего: смотрю – лицо знакомое, – не сдавалась Мазепа, и пыталась умаслить её другим, верным способом – лестью.

– Курточку эту ты себе в Турции купила? Славная куртейка; я тоже себе такую хочу...

Но и комплимент не сработал.

Курточку эту мне из Франции привезли, – отвечала Галя с ледяной улыбкой. – Здесь ты такую не купишь.

Будто хотела сказать: куда тебе такую куртку? Тебе такой никогда не носить.

И Мазина, вздохнув, оставила её в покое, не спрашивала больше ни о чём – связываться не хотела. Теперь уж, когда они её вовлекли, завезли бог знает куда – не бросят на полпути. Теперь уже – довести дело до конца; будьте любезны!

– Сейчас приедем в магазин, – вполголоса и очень фамильярно заговорил с ней Боря, обернувшись назад, – познакомлю тебя с одним... Сдашь ему товар; что там у тебя – всякая ерунда?

– Угу, ерунда, – неохотно кивала Валя, хотя такое определение её товара ей никак не понравилось. Конечно, не резцы для станков, но собрать всю эту «ерунду» ей стоило денег и сил.

– ...а он поможет тебе купить – что ты там хочешь – кожу? трикотаж? А там, – и Боря двусмысленно ей подмигнул, – уж как договоритесь...

– Угу, – сказала опять понимающе Валя, и опять же двусмысленность эта ей не понравилась. И что это значит: «Уж как договоритесь»? На что это он намекает? Неужели на то самое?.. И за кого это он её принимает?!

От возмущения Мазина хотела бы подбочениться, но решила не делать поспешных выводов и лишних, как мы знаем, движений подмышками.

 

Тем временем, приехали в квартал жилых домов, где не было видно ни вывесок, ни магазинов – ничего похожего на то, что Мазина ожидала увидеть. Остановились на безымянной улице у какого-то дома.

– Сюда.

Поднялись на второй этаж в квартиру, и водитель помог Мазе поднести по лестнице вверх только одну, самую лёгкую, сумку. Другие две она занесла сама...

Квартира из нескольких комнат была полупустой и скорей служила офисом, чем магазином. Через дверь она видела молодого турка, который, сидя к ним спиной, занимался какими-то вычислениями; Бориса приветствовал сдержанно, не смеялся и не радовался особо.

– Изет, – представил его, похлопав по плечу, Борис, и турок на стуле слегка обернулся, смерив Мазепу внимательным взглядом.

Был он курнос, круглолиц, довольно странен и на турка совсем не похож.

– Валентина, – представил её Изету Борис, и та заулыбалась, топчась в коридоре; но турок уже отвернулся и больше не оборачивался. Видимо, беглого взгляда ему было уже достаточно... И только исподлобья посмотрел на Бориса и сказал потом что-то себе под нос, продолжая считать на калькуляторе.

Галя противно засмеялась. И сам Изет засмеялся, невесело и неохотно.

О Валентине как бы забыли; она так и осталась стоять со своими сумками в прихожей. Борис показал ей жестами подождать, а затем и вообще прикрыл дверь. Видно, занялись там своими делами – Борис сдавал контрабанду.

Ей не оставалось ничего иного, как ждать и осматриваться по сторонам.

В этом офисе или, точнее, пустой квартире, товар кое-какой всё же имелся...

Пара дверей в коридор была закрыта, но в одной из открытых комнат было нечто вроде склада или, попросту, свалки готовой продукции.

Посреди комнаты, на полу, высились две большие кучи одежды – трикотажных юбок и маек. Приблизившись, чтобы рассмотреть, Мазя заметила, что как юбки, так и майки сделаны были небрежно: подшиты и прострочены вкривь и вкось – любой у себя дома на машинке сделает лучше... Зато все майки были вышиты цветными узорами, а юбки украшены затейливой фурнитурой – цепями, монетами и брелками у пояса; и это вот, догадалась Мазя, и будет гвоздём сезона. Если их отдать в Ростове портнихе, подправить чуть-чуть...

Поблизости никого нет; соблазн был велик... Но стоило ли начинать полезное деловое знакомство с вульгарной кражи?

Её подруга Ланецкая, медсестра, повела бы себя однозначно, не раздумывая.

Работая на «скорой помощи», она давно ждала счастливого случая остаться в «богатой квартире» наедине с умирающим больным или хотя бы с кем-то без сознания... Вечная нехватка денег довела её до ручки. До низкого, прямо-таки, морального падения.

Мазя уже представляла себе, как рассказывает Ланецкой:

– Представляешь, там была такая куча тряпья на полу... и – никого!

И Ланецкая ахает, стонет, заламывает руки и говорит:

– А почему ж ты, такая трындà, ничего не взяла?! Взяла бы хоть пару юбок... для меня. Когда ещё случай такой представится?!

 

Она отвлеклась на минуту от криминальных сомнений и решила послушать, о чём они там, за дверью, говорят? В конце концов, сложилась довольно неловкая ситуация: водитель, Изет и Боря с невестой были там, внутри, и только её выставили в коридор – почему? До чего же, всё-таки, унизительно!

Она подбоченилась, не заботясь больше о запахе из-под мышек. Усталость и злость брали своё. Стресс от всей этой поездки.

Надо было идти с Ксенией и Гавриловной на базар!

На цыпочках приблизилась к двери...

«Говорила тебе – ему не понравится... Кого ты ему привёз? такую каракатицу», – услышала вдруг на фоне неясного бормотания турок голос Галины у самой двери.

«Разборчивым стал, козёл», – сквозь зубы ответил Борис...

Мазя остолбенела. Может, она ослышалась? Неужели это – о ней?.. Может, о чём-то другом? о резцах? Или она неправильно разобрала, и сказали «прокатится»?.. Да нет; кто это «не прокатится»? – не имело бы смысла. А если о ней – то кому это её «привезли» и кому она «не понравилась» – Изету? Ах, Изету? Этому, с физиономией дегенерата?!

Глаза Мазиной налились кровью. Теперь ей всё стало ясно. Борис не только резцы им привозит, а, понимаешь ты, ещё и сводник, сутенёр! На ней, Мазе, хотел ещё заработать; и хорошо, что это ему не удалось! Хоть женские достоинства Мази, конечно, были уязвлены.

 

Дверь распахнулась. Довольный Боря засовывал пачку купюр в нагрудный карман. Валю позвали внутрь. Третий турок, сидевший в углу, подал ей знак раскрыть сумки, и без особого интереса, даже отчасти брезгливо, в них покопался. Будто сделал ей одолжение. Потом назвал такую смешную сумму, что Мазина растерялась: за всё – меньше трёхсот долларов.

Она захлопала глазами: да что вы, друзья – опупели?.. Конечно, это было чуть больше, чем стоила вся «мурцефаль», но она рассчитывала хотя бы на семьсот! Пять фотоаппаратов «Зенит» сами по себе должны были потянуть на триста!

У Вали вытянулось лицо.

Турки и Борис смотрели на неё выжидающе; видно, куда-то спешили. Галя – с плохо скрываемым раздражением.

– Нет-нет; это очень мало – перeведи!.. Смеётесь, что ли? Нет-нет!

– А что, ты хочешь нести это всё на базар?! Машина нам нужна, мы по делу ехать должны, – возмутилась Галя.

– Да теперь-то уж, ясно, не понесу! Одна и без машины, – злобно сказала Мазепа. – Завезли меня чёрт знает куда!.. Но – пять фотоаппаратов! Он что, в самом деле?

– А кроме этого, тут ничего и нет. Что тут есть?.. Игрушки, вазы, салфетки какие-то, – отвечал турок через Бориса, пожимая плечами.

...Мазина всё поняла. Её надули. Глупая, глупая! Надо было с Гавриловной идти.

– Четыреста, четыреста! – стала она ему настойчиво показывать на пальцах.

Турок чесал длинный нос. Галя закатила глаза («С кем мы связались!») и отвернулась к стене. Наконец, ей вручили, как милостыню, триста тридцать долларов, пустые сумки, и попросили ещё чуть-чуть подождать за дверью.

«А как ты хотела – сдавать оптом? – подсказал ей ехидный внутренний голос. – Вот он и опт

В душе Мази смешались различные чувства, одно гаже другого – злость, обида, разочарование... Опростоволосилась. Надеялась на помощь и совет, и вот – была поставлена в глупое и унизительное положение и брошена на произвол судьбы... Впредь не доверяй никому! Что же это получается? У неё не набирается и четырёхсот долларов – хорошенькая поездка! И что теперь, интересно, сможет она купить?

...Повторный взгляд на кучу одежды на полу подсказал ей единственное правильное решение. Вот как заглаживаются обиды и восстанавливается справедливость! Мазя нагнулась и быстро наполнила майками одну из сумок... Потом нагнулась ещё раз – и добавила юбок из другой кучи; главное, чтобы нe казалась слишком набитой... Затем положила сверху две пустых сумки (нести надо легко – пусть думают, что в одну сумку положила две других, пустых).

Потом вернулась и подправила обе кучи ногами. Незаметно?.. Незаметно.

Теперь Мазя отчасти утешилась и была довольна собой. Настроение резко улучшилось: вы меня – того-этого, а я – вас!

Вот, будут знать «каракатицу»!

 

Когда вышли на улицу, было ясно как божий день, что ни Боря, ни, тем более, Галя-парикмахер в ней больше не нуждаются, и возить её с собой по Стамбулу не намерены. Борис в ней явно разочаровался...

– Здесь, в центре, всё слишком дорогое, – объяснили они, выводя её на широкий проспект, полный движения и магазинов. – Тебе имеет смысл покупать на базаре; так что...

– Куда ж я теперь пойду? – растерялась Мазепа. – Как я дорогу найду?

– Иди вниз и вниз, по этой улице – и выйдешь к порту, – убедили они её. – А если хочешь кожу посмотреть – вон тот магазин; и кажется, там недорого.

Мазя пошла в указанном направлении и увидела лавку с двумя витринами. Внутри пахло кожей и ещё чем-то специфическим – обувным кремом, что ли?.. За стойкой, в длину всего магазина и в высоту двух этажей, до антресолей, висели рядами куртки, плащи и дублёнки, шубы и меховые жакеты. Лестница вела наверх, на антресоли, и там было полно той же продукции.

Это изобилие буквально придавило Мазю и заставило сразу забыть о коварных Бориске и Гале, которым при первой же возможности полагалось подстроить хорошую пакость. (Впрочем, они уже поспешно ретировались, не остались на улице ждать).

– Мадам! – улыбкой приветствовал её продавец лет пятидесяти пяти, с усами и глазами, как два грецких ореха. И – чмокнул три пальца губами, показывая, как ему нравится Мазя. Пришёл и другой продавец, а может, хозяин – кто их разберёт? – и тоже заулыбался.

Иными словами, здесь турки встретили Мазю с большим энтузиазмом и оценили её по достоинству, обрадовались её приходу – не то, что Изет с его странными вкусами. И начали ей предлагать всё, что есть: чёрные и рыжие куртки, кожаные пальто...

Вначале она только щупала всё, качая головой и отказываясь мерить; что мерить-то, когда у неё всего 392 бакса? И так уже поездка не окупается, а если и куртку себе позволить?.. Потом она вошла будто в транс, или оказалась в другом измерении... оторвалась полностью от реальности.

 

Надо сказать, что в те годы первых челночных поездок кожаная куртка стала в Ростове неким статус-символом; факт обладания говорил о денежном достатке. A поскольку в Ростове никто не хочет казаться бедным, и многие любят «выпендриваться», то вскоре их можно было видеть повсюду – на женщинах и мужчинах, длинные и короткие, с эксцессами в виде нашитых меховых хвостов и аппликаций; надетые вместе с длинными юбками – на солидныx дамах, или с блестящими леггинсами, или «лосинами», из лайкры – если дама была помоложе. Продавцы кожи с гордостью говорили:

– Это вам не Польша, это – Турция!

И никто в ту пору над этим заявлением не смеялся; было ясно: Турция отличается от Польши так же, как всё «кап» отличается от «соц».

И никого не волновало, что куртки эти, широкие в плечах, прямоугольной формы, делали невысоких гражданок похожими на квадраты и кубы.

Мода меняется, рынок – тоже; и уже через пару лет эти изделия носили только колхозники или цыгане; ну, и те, кто продолжал ездить в Турцию... И то – не гуляли в них гордо по Энгельса, как в первое время, а стояли в своих ларьках на базаре; а солидные дамы уже носили приталенные пальто и костюмы-букле из Италии, и многие не понимали, как «простой шерстяной пиджачок» может стоить дороже добротной турецкой куртки; видели в этом подвох и происки спекулянтов.

А когда челночный бизнес вступил в новый этап, и открылись в Ростове кое-какие бутики типа «Alta moda», и их хозяева ездили уже в Париж и Милан, чтобы заказывать коллекции в шоу-румах стилистов, они, не по-русски худые и чопорные, эти новые челноки, носили уже костюмы от Жана-Поля Готье, и не были уже челноками в старом значении этого слова.

Тогда уж больше и не говорилось о «спекуляции», а появились уважительные термины: «частное» или «индивидуальное предпринимательство».

Но мы забежали слишком вперёд. Вернёмся к дикому очарованию конца восьмидесятых и к турецкой коже...

(Если поискать, у Тостик в шкафу тоже где-то валяется такая рыжая куртка).

 

...Одни были жёсткими и хрустящими, как картон, другие – мягкими и маслянистыми на ощупь; пальцы приятно скользили по коже...

В углу магазина была маленькая примерочная, и Валя, что ж, начала примерять по очереди куртки длинные и короткие, красные и чёрные, всё больше входя во вкус... Турки говорили ей комплименты и смеялись; Валя смотрелась в зеркало и тоже смеялась.

– А эта сколько стоит? А та? – спрашивала она.

– О! – восклицал продавец и прикладывал руку к груди, давая понять, что цена – пустяк; о цене не стоит и беспокоиться. И опять посылал ей воздушные поцелуи.

– Мадам! Кра-асивый мадам! – говорили турки игриво, демонстрируя галантность и знание русского языка, подкручивали усы и весело ей подмигивали.

Хозяин, желая ей угодить, снимал с вешалки всё новые экспонаты, плащи и дублёнки – одну лучше другой – и кидал перед ней на прилавок; при этом страстно стенал, не спуская с Мазиной глаз. Потом вышел из-за стойки и церемонно набросил ей на плечи дублёнку. Мазина просунулась в рукава и повернулась на каблуках.

Внезапно – то ли от тяжести овчины на плечах, то ли от чего другого – ей стало трудно дышать. Голова немного кружилась...

В зеркале видела она теперь не прежнюю Мазю, а княгиню Волконскую. Нет, не княгиню, а королевну. Анжелику – маркизу ангелов. (Читала Мазина немного – некогда было читать; но подписку на «Анжелику» она себе достала и прочла её всю). Несмотря на короткую стрижку, и шею, и даже квадратность фигуры, в этой дублёнке Валя была хороша. Эта дублёнка была, без сомнения, той дублёнкой, которую должна носить солидная дама.

Каковой Мазина и являлась.

– Сколько?… – неживыми губами проговорила Мазепа.

– Триста пятьдесят, – живо откликнулся турок. Потом поцеловал ей руку и добавил, не отпуская её: – Но для вас – триста.

Мазе казалось – сейчас она потеряет сознание, от голода или духоты...

Глаза у неё помутнели, у турка – тоже (хоть и по разным причинам); она застыла, заворожённая таким преображением... Потом поспешила снять дублёнку, понимая прекрасно, что если купить её – вся поездка окажется предпринятой даром; триста долларов плюс стоимость поездки – дублёнка обойдётся ей вдвойне. Глупо!

А если не купит – образ этот, однажды увиденный в зеркале, останется в душе неизлечимой язвой, неизгладимым шрамом; изведёт её сожалением.

– Сто пятьдесят! – отчаянно выкрикнула она.

Турок обиженно отшатнулся, будто не ожидал такого. Другой присел за стойкой, в ужасе прикрыв глаза.

– Нет, нет! («Это немыслимо!») – мотал он головой.

Мазина жестами стала объяснять, что деньги она истратила, что денег у неё мало, но ей очень хочется эту дублёнку и потому... потому...

В общем, надеялась как-то разжалобить, уговорить – сама не знала, на что надеялась, Мазя.

Сто пятьдесят! Сто пятьдесят! – выкрикивал хозяин, показывая, что она может позволить себе за эту цену – различные куртки и даже какой-то длинный, но безобразный кожаный плащ – швырял их в отчаянье перед ней...

Но Мазя крепко вцепилась в дублёнку.

Двести пятьдесят!.. Финиш, – сказал он, будто выдохся... устал. И прорезал в воздухе жестом черту.

Мазя была в смятении. Она выглянула из магазина на улицу, вспомнив внезапно о Гале и Боре, будто они могли быть ещё там; возможно, ища какой-то поддержки, но тех давно уж и след простыл.

– Ушли, – сказала она зачем-то турку. – Ушли. – И махнула рукой.

Оставили её в этом омуте соблазнов пропадать одну.

Продавец, однако, шептал хозяину что-то на ухо – видимо, уговаривал – что-то явно в Мазину пользу... Поэтому Мазя улыбнулась самой своей обольстительной, нежной улыбкой, и протянула к ним руки:

– Сто пятьдесят!

Оба молча смотрели на Мазю. Под тяжестью взглядов она суетливо порылась в кошельке и выложила деньги на прилавок:

– Сто пятьдесят...

Турок вздохнул и отодвинул в сторону купюры.

– Окeй, красивый мадам, красивый мадам, – повторил он, и, выйдя из-за прилавка, стал медленно подвигать Мазю куда-то в угол.

– Что такое, что такое?! – всполошилась Валя.

– Секс, мадам! – сказал торжественно турок. – Секс, мадам, секс!..

Мазина зарделась и глупо заулыбалась, нерешительно отбиваясь от турка.

– Презент! – похлопал рукой по дублёнке второй. – No money! Презент!.. Хороший мадам – хороший презент.

Отступая в угол, Мазепа пыталась что-то понять и решить в этой чрезвычайной ситуации: стоит ли оно того? Дома кто ей подарит дублёнку за секс? Да и вообще – когда это в последний раз кто-нибудь так её домогался?

 

Турок был не старый ещё, носатый, курчавый, совсем не седой... Это здесь он – турок; а появись он в Ростове, прилично одетый, сказали бы: «Ты что, Валя! Та-акой интересный мужчина... иностранец!»

И сразу в голову почему-то пришли стихи из школьной хрестоматии:

 

«Турок был силён и ловок,
Ладно скроен, крепко сшит;

Он стоял, как на подковах,

Не пугай – не побежит…»

 

Мазя не помнила, кто написал; помнила только, что – про войну...

Она сделала шаг назад и оказалась в примерочной. В суете торопливой возни в раздевалке, оказывая минимальное сопротивление, она уткнулась лбом и носом в стену и подумала: «Взял её сзади»... Откуда эта фраза – из «Анжелики»? И что она, собственно, означает? Только подошёл сзади и взял её, как обычно? Или же...

Ой! Ой-ой-ой!.. – её опасения полностью подтвердились.

 

Когда она, пятясь и отдуваясь, выбралась из раздевалки, её ждал сюрприз.

Дублёнка исчезла с прилавка, а возле кабинки выстроилась небольшая очередь – второй продавец и ещё пара турков, друзей или подсобных рабочих. Они вытягивали худые небритые шеи с острыми кадыками, все в радостном ожидании, и стали обходить её с разных сторон, как дети водят хоровод вокруг ёлки с подарками... обмениваясь гортанными восклицаниями.

Тут Мазиной стало казаться, что её опять хотят одурачить.

Опять надурить, и по-крупному.

– Что это значит?! – поправляя хохол на затылке и подтягивая рейтузы, вскричала она. – Кто эти люди и где моя дублёнка?!

– Мадам, – успокоил её турок номер один, занявший своё место за стойкой. – Секс, секс! Дублёнка – 350 доллар, мадам! Много секс!

– Э, нет! Был уже секс! – топая ногой, негодовала Мазина.

Турки нетерпеливо ждали у раздевалки, не ломая строя. Она шагнула за стойку, и выхватила дублёнку, которой коварные басурманы хотели, видно, её лишить. Уж теперь она будет биться до последнего...

– Но! Но, мадам; секс, секс, секс...

Мазя тянула дублёнку к себе, хозяин – к себе; затем посуровел и, поднося к уху трубку воображаемого телефона, пригрозил:

– Полиция, мадам!

То есть, как поняла Мазя, если она будет так плохо себя вести, он вызовет полицию, и возможно, скажет, что Валя дублёнку хотела украсть...

Каким-то образом Мазя уже почти всё понимала по-турецки.

Очередь согласно кивала головой: да, мол, вот они все – свидетели.

Она ослабила хватку. Хозяин положил дублёнку в пакет и поставил его на прилавок.

– Триста пятьдесят доллар. Много, много секс!

Мазя вздохнула:

– Ох, будь ты неладен, подлец!.. Никогда я не выйду из этого магазина!

И снова пошла в примерочную.

 

С пакетом, содержимое которого досталось ей – так дорого? бесплатно?.. ценой «много-много секс» – и, честно говоря, не так уж его, этого секса, было и много, учитывая число участников – Мазина шла вниз по улице к порту.

Видела жизнь вокруг и, наконец, вдыхала полной грудью запах Востока.

Ловила взгляды прохожих, слышала крик муллы (в микрофон он кричит, что ли?), и съела, наконец, по пути сдобную булку; а то голод зверский проснулся – шутка ли! И думала про себя: денег ещё совсем не истратила, а уж дублёнку приобрела и полную сумку товара. И это – плюс.

...А моральная сторона? – скажете вы.

Тю. Мазина была не тот человек, чтобы долго терзаться и анализировать. Если хотите знать: тот, кто терзается – никогда не разбогатеет. А Мазиной на роду было написано разбогатеть... И если один турецкий джентльмен не в силах был ей подарить дублёнку, то четыре турецких джентльмена, сложившись вместе, смогли. Что здесь плохого?

И вообще, есть люди, которым всё даётся легко. А ей, Мазиной, за всё надо платить, стараться, пыхтеть. И так – всю жизнь!

Какой адский труд!

 

Гавриловна и Петровна выбрались из лабиринта уже в сумерках, и встретили Мазепу, ковыляющую с сумкой через плечо. Вид у неё был страшно усталый, под мышками – большие чёрные круги, капли пота скопились над верхней губой.

– Ну, что, Валя? Где ты была, что видела?.. Мы тут с Гавриловной весь базар исходили.

– А! – отмахнулась Валя. – Была в центре.

– Ну! И там что – магазины?

– В магазинах была, – согласилась Мазина. – Но дорого там – лучше и не ходить.

– Купила хоть что?.. Покажи! – не отставала Петровна.

Видя, что в покое её не оставят; а впрочем – почему и не похвастать? – она поставила сумку.

– Дублёнку себе купила. И так... кое-что по мелочи.

– Ой, покажи!

Гавриловна и Ксения круглили глаза. Такого они не ожидали. Они-то себе не позволили даже по куртке кожаной купить, по сто долларов-то, а уж дублёнки самые что ни на есть простые стоили по триста пятьдесят, не меньше. С куцым воротником и манжетиками. А тут Валя достаёт из кулька – ну, не бог весть что, но вещь солидную и добротную.

– Ух ты, Валька!.. Сколько же заплатила?

Мазина уже готова была к расспросам, и ей нравилась зависть на лицах коллег. А как завидовать будут дома подруги, Гераськина и Ланецкая!.. В первый же день прибегут – смотреть, что привезла.

– Двести пятьдесят, – скромно ответила Валя.

(Недоверие во взорах).

– Стоила четыреста, но потом он, хозяин, сказал: «Для вас, красивый мадам – красивый цена».

– Что ж, он по-русски так и сказал – «для вас, красивый мадам – красивый цена»? – засомневалась Гавриловна.

– Да; «для вас, красивый мадам, двести пятьдесят». Там, в центре, они русский знают.

– Вот мы глупые, что пошли по базару! В центр надо было идти, – расстроилась Ксения.

– А ты смотрела – никаких дефектов?.. Может, с каким дефектом подсунули? – подозревала Гавриловна, не веря в силу Валиной красоты.

– А где же этот магазин? Может, и мы пойдём, а?

– Да не помню я уже, – устало ответила Мазя. – Сколько я этих магазинов обошла... ног уже под собой не чую. Завтра пойду на базар.

Tак у тебя ещё и деньги остались? после всего...

– ...

– Вместе, значит, пойдём.

 

По дороге в порт делились впечатлениями, рассказывали о налёте полиции и обо всём остальном («А я ему говорю: «Ты что, сынок?..» А он мне – представляешь? – «Ноу проблем, мадам!»).

Гавриловна и Петровна были собой недовольны: блуждали по базару, набрали маечек, всякой чепухи; тогда как Валя, не теряя времени, сдала всё где-то оптом и купила себе дублёнку в хорошем магазине, и у неё ещё деньги остались! Авторитет её вырос в глазах подруг. Они и не подозревали, что каждая из них выручила в два или три раза больше, чем Мазя, которой всё досталось сомнительным образом, и проявили больше коммерческой смекалки. Мазина Валя была молчалива и недовольна собой; что-то смущало её и портило радость удачных покупок... Что-то не так; с самого начала что-то пошло не так.

На душе у всех трёх было смутно; странная смесь удовлетворения и разочарования, как бывает с людьми, которые только что обогатились новым опытом, но ещё не успели его переварить.

 

В последний вечер в Стамбуле, за пару часов до отплытия, Валя сидела у причала и курила, сощурив глаза. Всё уже было куплено, упаковано, и сумки, полные товара, обмотаны скотчем. И даже доходы, от нетерпения, подсчитаны на бумажке. В целом, была проделана хорошая работа...

Слишком поздно она поняла, что терзало её всё это время и не давало покоя. Нет, не угрызения совести, как, может быть, ещё надеется читатель... Образ, затуманенный прежде разными впечатлениями, загнанный в тёмные глубины сознания, выкристаллизовался вдруг в голове и встал перед ней –

Шуба!

Помимо дублёнки – ну, очень роскошная шуба висела там, в магазине, на стене, и может, недорого стоила... Но Мазина сразу решила, что шубу не сможет себе позволить. И это было ошибкой. Образ шубы был вытеснен в подсознание как недосягаемый; а подсознание Мази оказалось таинственным и капризным, и теперь, когда шуба оттуда вышла во всей своей красе, раньше забытое и тусклое видение раскрылось вмиг перед ней как ядовитый цветок.

Раз уж дела пошли так, как они пошли – почему не взяла шубу?.. «Дурачина ты, простофиля! Выпросила, дурачина, дублёнку! Воротись, поклонися рыбке!» Или как там у Пушкина? Турки ей и шубу бы подарили – ну, не вчетвером, так вшестером! А теперь – когда ещё представится такая возможность?»

Вот в чём была причина неудовлетворённости; и Мазя даже не знала, что и предпринять. Дублёнка была ей уже не мила.

И происшествие с турками, которое раньше казалось происшествием не то чтобы позорным, но таким, о котором лучше не распространяться, виделось ей по-другому, как событие более эротическое и трансгрессивное – как приключения Анжелики (маркизы, естественно, ангелов) в тёмных коридорах Лувра.

У Мазиной забилось сердце. Она решилась. Встала и выбросила сигарету. Нашла в сумке визитную карточку магазина и попросила подруг, как водится, покараулить багаж. Через четверть часа такси с шиком доставило её к знакомой лавке. Та, к счастью, была открыта.

Мазина, одетая во всё свежее, купленное на стамбульском же рынке, вошла внутрь. Хозяин открыл рот, не веря своим глазам...

Во взгляде Мазиной были решимость и нетерпение. Она уставила палец на стенку над его головой, где распушила мех песцовая шуба.

– Зови, хозяин, друзей, – низким голосом сказала Мазя. – Шубу покупать будем.

 

Она едва успела к отплытию. Летела, как на крыльях, казалось, сбросив (а может, и сбросив) пять килограммов. Лицо её было счастливым, пакет в руке – большим и лёгким.

– Ну, можно уходить за час до отплытия?! – кричала Гавриловна с катамарана. – Мы уже изнервничались все! Что ты там опять купила?!

 

Потом, когда они ознакомились с содержимым пакета, у них надолго пропало желание говорить... только задумчиво смотрели на блики на воде и держались слегка отчуждённо.

Нельзя так расстраивать друзей.

– Сколько ж ты денег везла? – упрекнула Гавриловна. – А говорила – «совсем не везу»...

Ну, ничего. Пускай подуются.

Катамаран качался на волнах, но Мазину морская болезнь больше не страшила. Зажмурив глаза и зажав под правой мышкой пакет с шубой, а под левой – с дублёнкой, она мысленно вновь и вновь переживала приключения Анжелики...

 

 

 


Купить доступ ко всем публикациям журнала «Новая Литература» за сентябрь 2015 года в полном объёме за 197 руб.:
Банковская карта: Яндекс.деньги: Другие способы:
Наличные, баланс мобильного, Webmoney, QIWI, PayPal, Western Union, Карта Сбербанка РФ, безналичный платёж
После оплаты кнопкой кликните по ссылке:
«Вернуться на сайт продавца»
После оплаты другими способами сообщите нам реквизиты платежа и адрес этой страницы по e-mail: newlit@newlit.ru
Вы получите каждое произведение сентября 2015 г. отдельным файлом в пяти вариантах: doc, fb2, pdf, rtf, txt.

 


Оглавление

10. Глава 8. Ноу проблем, мадам!
11. Глава 9. Дублёнка и шуба Мазепы
12. Глава 10. Тостик в Греции
Акция на подписку
Литературно-художественный журнал "Новая Литература" - www.newlit.ru

Присоединяйтесь к 30 тысячам наших читателей:

Канал 'Новая Литература' на yandex.ru Канал 'Новая Литература' на telegram.org Канал 'Новая Литература 2' на telegram.org Клуб 'Новая Литература' на facebook.com Клуб 'Новая Литература' на linkedin.com Клуб 'Новая Литература' на livejournal.com Клуб 'Новая Литература' на my.mail.ru Клуб 'Новая Литература' на odnoklassniki.ru Клуб 'Новая Литература' на twitter.com Клуб 'Новая Литература' на vk.com Клуб 'Новая Литература 2' на vk.com

Миссия журнала – распространение русского языка через развитие художественной литературы.



Пробиться в издательства! Собирать донаты! Привлекать больше читателей! Получать отзывы!..

Мы знаем, что вам мешает
и как это исправить!

Пробиться в издательства! Собирать донаты! Привлекать больше читателей! Получать отзывы!.. Мы знаем, что вам мешает и как это исправить!


Купи сейчас:

Номер журнала «Новая Литература» за декабрь 2022 года

 

Мнение главного редактора
о вашем произведении

 



Издайте бумажную книгу со скидкой 50% на дизайн обложки:
Издайте бумажную книгу со скидкой 50% на дизайн обложки!


👍 Совершенствуйся!



Отзывы о журнале «Новая Литература»:


24.01.2023

Благодарю вас за вашу полезную жизнедеятельность.

Татьяна Фомичева



13.01.2023

Очень приятно. Спасибо!



04.01.2023

У вас в журнале очень много интересных материалов. Не думала, что зависну на сайте надолго.

Любовь Шагалова



29.12.2022

Приятно иметь с Вами дело!

Евгений Духанин



Сделай добро:

Поддержите журнал «Новая Литература»!


Copyright © 2001—2023 журнал «Новая Литература», newlit@newlit.ru
18+. Свидетельство о регистрации СМИ: Эл №ФС77-82520 от 30.12.2021
Телефон, whatsapp, telegram: +7 960 732 0000 (с 8.00 до 18.00 мск.)
Вакансии | Отзывы | Опубликовать

Майкоп diplomx купить диплом в майкопе nationaly-diploms.com/geography/majkop.html.
Поддержите «Новую Литературу»!