HTM
Номер журнала «Новая Литература» за август 2022 г.

Андрей Уваров

Горький мёд лихолетий, или Поколение void

Обсудить

Мини-повесть

(на чтение потребуется 1 час 15 минут)
Опубликовано редактором: , 25.04.2013
Оглавление

1. Часть 1
2. Часть 2
3. Часть 3

Часть 2


 

 

 

Прохладный сентябрьский ветерок растрепал модную причёску за рубль тридцать, выстраданную накануне – пришлось час просидеть в очереди. С плакатов над входом в школу смотрели привычным строгим взглядом члены Политбюро во главе с Константином Устиновичем Черненко.

Девятиклассник Николай Кондрашов стоял на троллейбусной остановке после первого учебного дня. Настроение было отличное, погода тоже налаживалась – дождик, слегка испортивший торжественную линейку перед уроками, закончился и выглянуло солнце. Рядом топтался одноклассник Иосиф Росман – маленький черноволосый паренёк; он что-то тараторил про неудобства нового расписания занятий, но Коля его не слышал. Несколько дней назад Кондрашову исполнилось шестнадцать, и родители, специально приехавшие на день рождения сына из Алма-Аты, подарили ему спортивный велосипед. Он мечтал о мопеде, однако мама, напуганная разговорами об авариях, настояла на более безопасном варианте. Но и этот подарок необычайно обрадовал именинника: старенький «Орлёнок» уже дышал на ладан и новый велосипед был как нельзя кстати. Об этом и думал Николай в ожидании своего троллейбуса, а ещё о том, что в предстоящие выходные поедет на дачу, где и опробует двухколёсного друга на всю катушку.

От радужных мыслей его отвлекла только что подошедшая к остановке девушка в чёрном костюме и белой блузке. Строгий наряд плохо сочетался с милым юным личиком, но девушка всем своим видом старалась казаться как можно взрослее.

– Училка младших классов, – прокомментировал Йося, заметив живой интерес друга. – Новенькая. Только что после педучилища. – И со знанием дела заключил: – Совсем ещё зелёная.

– А ты откуда знаешь? – удивился Николай. – Когда успел разнюхать?

– Да я вчера её в учительской встретил, когда заходил глянуть на расписание. Директриса её долго мурыжила.

В троллейбусе Йосик продолжил заунывное бурчание, а Коля всё чаще поглядывал на молоденькую учительницу, а она, явно чувствуя эти дерзкие взгляды, обильно краснела и отворачивалась к окну. Кондрашов был симпатичным парнем и пользовался успехом у одноклассниц, вот только они его не слишком привлекали. Не то чтобы девушки вообще не интересовали Николая; как и все ребята в его возрасте, он обращал внимание на красивых женщин, любовался фотографиями известных актрис, живо обсуждая пикантные подробности, а вот в сверстницах упорно не замечал стремительно созревающей женственности, быть может, оттого, что слишком привык к однообразным коричневым платьицам и пока ещё не мог разглядеть за безвкусной школьной формой уже вполне аппетитное содержание.

До седьмого класса Коля жил в военном городке недалеко от Алма-Аты, где служил его отец, но родители мечтали, что в скором времени сын станет студентом ленинградского вуза и, чтобы приблизить мечту к реальности, отправили его к бабушке – в город над вольной Невой.

 

Дни полетели, словно листья с деревьев, и накануне осенних каникул классный руководитель – физик Анатолий Петрович, лысоватый мужчина средних лет, – сделал после уроков объявление:

– На каникулах планируется пятидневная поездка в Таллин. Желающие могут подойти записаться. И сдать до отъезда по три с полтиной. Так что сначала с этим вопросом, будьте добры, к родителям.

– Ты поедешь? – неуверенно спросил Йося, обращаясь к сидящему рядом Кондрашову.

– Пока не знаю. Наверное. А что?

– Если ты поедешь, тогда я тоже.

Росмана в классе недолюбливали, причём без явных на то оснований: то ли из-за высокой успеваемости и заискиваний перед учителями, то ли из-за присущего ему чрезмерного занудства. Следует сразу оговориться, что к национальному вопросу это не имело никакого отношения, поскольку добрая четверть класса состояла из лиц еврейской национальности. Только Николай относился к однокласснику лояльно, а однажды даже заступился за товарища, которого уже собирались поколотить, заподозрив в стукачестве. С тех пор в школе Йося не отходил от Кондрашова ни на шаг, что тот, в свою очередь, терпеливо сносил, несмотря на насмешки острословов.

В день отъезда, как назло, похолодало. Уже возле автобуса Анатолий Петрович представил свою коллегу:

– А это Алина Сергеевна – педагог начальной школы и моя помощница в предстоящем путешествии, прошу любить и жаловать. – И, словно оправдываясь, с улыбкой добавил: – Мне одному с вами, балбесами, не совладать.

Возле автобуса появилась она – миниатюрная красавица, с которой Николай с замиранием сердца почти каждый день возвращался в одном троллейбусе из школы. Он специально старался так подгадать время, чтобы оказаться рядом с ней на остановке. Девушка смущенно кивнула, как бы в подтверждение слов старшего преподавателя, и, поправляя шарфик, пододвинула свою большую сумку поближе к двери автобуса.

Коля застыл на месте, не спуская глаз с юной учительницы, и только лёгкий толчок в спину заставил его вернуться с небес на землю.

– Ну чего заснул, Кондрашов?! – ревниво вспылила Людка Нефёдова, первая красавица класса, заметив и раскусив замешательство Николая. – Давай, проходи в автобус, не задерживай народ.

 

Гостей из Ленинграда разместили в старой таллиннской школе. В двух больших классах на разных этажах сдвинули парты и приготовили раскладушки. Девочек поселили на втором, а мальчиков – на третьем этаже. Раскладушки преподавателей поставили поближе к дверям, чтобы исключить несанкционированные ночные вылазки детишек, которых можно было так назвать разве что с определённой долей иронии: сняв школьную форму, девятиклассники, а особенно девятиклассницы, и выглядели старше, и держаться старались соответственно.

Первый день огорчил затяжным дождём; непогода заставила гостей тщательнее обследовать школьные помещения. К счастью, спортзал оказался открытым и, разбившись на две команды, ребята до самого вечера гоняли мяч, а поужинав, без задних ног завалились спать.

Несмотря на мрачный прогноз, погода на следующий день наладилась, и вся группа отправилась знакомиться с достопримечательностями города, коих было немало. В планы входило ещё и заглянуть вечером на дискотеку, организованную в эти дни райкомом комсомола в ДК недалеко от школы, но сил уже не оставалось, а вместе с силами иссякло и желание. В итоге решили на третий день не слишком увлекаться экскурсиями, чтобы хватило энергии на танцы и сопутствующие развлечения.

К дискотеке готовились с особым рвением. Девочки достали духи и помаду, мальчики примеряли что-нибудь помоднее из того, что было с собой. И вот к семи часам вечера весёлая компания – все, за исключением Йоси Росмана (он был не любитель шумных гулянок), дружно влилась в ряды танцующей молодёжи. В огнях цветомузыки мелькали руки, плечи и головы раскрепощённых прибалтийских ребят. Мощный звук, выдававший наряду с высокими непривычно брутальные низкие частоты, поражал не только децибелами, но и безупречным качеством, чего никогда не было и не могло быть на школьных дискотеках из-за отсутствия достойной аппаратуры.

– Коляныч, мы тут скидываемся по рублю, – прокричал Витька Липатов прямо в ухо Кондрашову, извиваясь под зажигательную композицию на эстонском языке. – Ты как?

Коля порылся в кармане и достал мятую купюру:

– Само собой, Витёк.

Собрав нужную сумму, Витька незаметно проскользнул к выходу, а уже через пятнадцать минут появился снова, прикрывая курткой заткнутые за пояс бутылки портвейна. На дискотеке работал бар, точнее некоторое его подобие, но цены на рислинг и коктейли там были заоблачные, да и спалиться перед Лысым Толиком – так за глаза называли «классного» – было проще простого. Липатов махнул Николаю, зазывая в узенький коридорчик, ведущий к туалету.

– На, давай сразу четверть банки, чтобы лишний раз перед Лысым не светиться, – проинструктировал Витька и с открытым ртом вылупился на Кондрашова, вливающего в себя тёмную бодрящую жидкость.

– О! И глаза сразу заблестели как надо, – подметил Липатов, принимая бутылку от Николая и передавая её следующему участнику этого ритуального действа.

Вино резко ударило в голову, и музыка зазвучала уже как-то по-другому, словно проникая в кровь вместе с хмельным зельем. Коля вдруг ощутил себя совсем взрослым, уверенным. И тут он заметил танцующую неподалёку Алину Сергеевну.

«Как же она здорово танцует, – подумал Кондрашов и уже не смог отвести от неё глаз. – Наши девчонки просто дёргаются в конвульсиях по сравнению с ней. До чего же она хороша!».

Позже он узнает, что молодая учительница серьёзно занималась танцами, а пока он продолжал оставаться в плену её грации, её красоты и сексуальности.

 

Откуда ни возьмись рядом с Алиной появился Анатолий Петрович. Он неуклюже кривлялся возле изящной коллеги, время от времени отсвечивая своей лысиной, и что-то увлечённо рассказывал девушке. Затем он взял её под руку и повёл по направлению к выходу.

Кровь ударила в голову Николаю, и он, словно зомби, последовал за учителями.

– Ты куда, Кондрашов?! – возмутилась Людка Нефёдова, преграждая ему путь. – Анатолий Петрович сказал, чтобы не позже одиннадцати все были в школе.

– А сам он куда? – недовольно поинтересовался Коля.

Людка улыбнулась, вульгарно обнажив красивые белые зубы, и, приобняв одноклассника, почти касаясь его уха обильно напомаженными алыми губами, произнесла:

– А ты что, маленький что ли? Повёл педагогический опыт передавать. Наверное.

Людка громко засмеялась, а Николай, убрав её руки, устремился к выходу. Выскочив на улицу, он едва успел выхватить взглядом уходящую за поворот пару. Сердце бешено билось. Добежав до поворота, Кондрашов увидел, как Лысый заводит Алину в маленький ресторанчик или кафе в квартале от дома.

Около часа Коля возбуждённо мерил шагами мостовую рядом с заведением, в которое зашли учителя, – от одного угла к другому и обратно. Он уже изрядно замёрз, и если бы не ударная доза портвейна, ему пришлось бы совсем туго.

Вдруг дверь ресторанчика распахнулась и из неё выбежала Алина Сергеевна. На её лице читалось негодование. Следом за ней выскочил и Анатолий Петрович. Он хватал девушку за локоть и кричал нелепые оправдания, срываясь на фальцет:

– Аля, прости, ты не так поняла!

– Пустите, Анатолий Петрович! Зачем вы так? Как вы можете мне такое предлагать?! – возмущалась она. – Оставьте меня в покое!

Девушка ускорила шаг, отбивая каблучками чечётку, и вскоре скрылась за поворотом, оставив старшего товарища в унизительном одиночестве. Анатолий Петрович стоял посреди улицы с опущенной головой; вид у него был жалкий, если не сказать несчастный. Постояв так пару минут, он погладил ладонью лысину и, повернувшись, побрёл обратно в ресторан.

Эту сцену Николай наблюдал из-за стоящего у тротуара «рафика», удачно припаркованного недалеко от входа в заведение. Он конечно же понял намерения классного, и сначала возмущению юноши не было предела, но потом вспомнился жалкий вид незадачливого ухажёра и приступ негодования затих. Возвращаться на дискотеку не хотелось, и, прогулявшись по округе, Кондрашов направился в сторону школы.

 

Он блуждал по тёмным школьным коридорам, а в его голове роились самые разные мысли: от воспоминаний о недавней велосипедной прогулке на даче до только что произошедшей неприятности возле таллиннского ресторанчика. Дверь в спортзал была приоткрыта, и Коля тихонько зашёл внутрь. В стороне возле брусьев стояла девушка; полная луна в огромном окне, завешенном сеткой, освещала её точёную фигурку. Он так же тихо подошёл к ней, а она вздрогнула, услышав шаги только тогда, когда парень был уже совсем рядом.

– Коля? – испуганно спросила она. – Почему ты здесь?

Алина Сергеевна повернулась вполоборота, и на её щеке блеснула слеза.

– Так… Не знаю. Просто…

Неведомая сила толкнула Николая вперёд, ещё ближе, и руки плавно опустились на её плечи.

– Ты что? – вскрикнула девушка, но его рук не убрала.

В этот момент он чувствовал нечто особенное, доселе неведомое ему: нежность, переполняющая душу, слилась с магией сексуального притяжения в едином неудержимом порыве. Приятное тепло в животе усиливалось и вскоре разлилось по всему телу. Демонический коктейль чувств переполнял его уже настолько, что всё дальнейшее происходило как бы само собой.

Это был первый в его жизни настоящий поцелуй – глубокий и влажный, тоже случившийся вроде бы сам по себе – без прелюдий и объяснений – естественный, как вдох и выдох. Молния на брюках натянулась, словно тетива лука, сплетение рук и снова поцелуи. И вот сброшены одежды, и её громкое дыхание – всё это до мельчайших подробностей вопьётся в его память навсегда. Уже после, лёжа на спортивных матах, он не ощущал ни трёхлетней разницы в возрасте, ни того, что свершилось нечто неблаговидное; лишь океан счастья вокруг, и он купался вместе с ней в этом океане при свете таинственной, завораживающей луны.

Утро началось с переполоха. Девчонки, прибежавшие из своей комнаты с запиской от Алины Сергеевны, поведали, что учительница ранним утром уехала в Ленинград из-за каких-то невероятных обстоятельств.

Анатолий Петрович, держась за больную после вчерашнего голову, ходил по классу подавленный и совершенно разбитый. Бедняга! Он принял неожиданный отъезд коллеги на свой счёт и искренне переживал по этому поводу.

Так случилось, что Николаю было не суждено увидеться с Алиной Сергеевной и после каникул. Долгое время он кружил возле учительской, заглядывал в класс, где бесились первоклашки, но только спустя несколько дней выяснилось, что учительница уволилась, проработав всего лишь одну четверть. Кондрашов тогда не мог знать, с какими административными трудностями было сопряжено увольнение молодого специалиста. Впрочем, Коля не догадывался и о том, что именно он и та ночь в спортзале таллиннской школы стали причинами её внезапного бегства.

 

 

 


Оглавление

1. Часть 1
2. Часть 2
3. Часть 3
Акция на подписку
Литературно-художественный журнал "Новая Литература" - www.newlit.ru

Присоединяйтесь к 30 тысячам наших читателей:

Канал 'Новая Литература' на yandex.ru Канал 'Новая Литература' на telegram.org Канал 'Новая Литература 2' на telegram.org Клуб 'Новая Литература' на facebook.com Клуб 'Новая Литература' на linkedin.com Клуб 'Новая Литература' на livejournal.com Клуб 'Новая Литература' на my.mail.ru Клуб 'Новая Литература' на odnoklassniki.ru Клуб 'Новая Литература' на twitter.com Клуб 'Новая Литература' на vk.com Клуб 'Новая Литература 2' на vk.com

Миссия журнала – распространение русского языка через развитие художественной литературы.



Отказывают издательства? Не собираются донаты? Мало читателей? Нет отзывов?..

Причин только две.
Поможем найти решение!

Отказывают издательства? Не собираются донаты? Мало читателей? Нет отзывов?.. Причин может быть только две. Мы поможем вам решить обе эти проблемы!


Купи сейчас:

Номер журнала «Новая Литература» за август 2022 года

 

Мнение главного редактора
о вашем произведении

 



Научи себя сам:

Аудиокниги для тех, кто ищет ответы на три вопроса: 1. Как добиться жизненных целей? 2. Как достичь успеха? 3. Как стать богатым, здоровым, свободным и счастливым?


👍 Совершенствуйся!



Свежие отзывы:


24.09.2022. Благодарю Вас за работу в этом журнале. Это очень необходимо всем авторам, как молодым, так и опытным.

Дамир Кодал


17.09.2022. Огромное спасибо за ваши труды!

С уважением, Иван Онюшкин


28.08.2022. Спасибо за правку рассказа: Работа большая, и я очень благодарен людям, которые этим занимаются. Успехов вашему журналу!

С уважением, Лев Немчинов


20.08.2022. Добрый вечер, Игорь! Сердечно благодарю Вас за публикацию рецензии на мою повесть г-на Лозинского. Дорожу добрыми отношениями с Вами и Вашим журналом. Сегодня же сообщу о публикации в "ВКонтакте". Остаюсь Вашим автором и внимательным читателем.

Геннадий Литвинцев



Сделай добро:

Поддержите журнал «Новая Литература»!


Copyright © 2001—2022 журнал «Новая Литература», newlit@newlit.ru
Свидетельство о регистрации СМИ: Эл №ФС77-82520 от 30 декабря 2021 г.
Телефон, whatsapp, telegram: +7 960 732 0000 (с 8.00 до 18.00 мск.)
Вакансии | Отзывы | Опубликовать

Запчасти для холодильника запчасти для холодильника индезит c138nfg 016.
Поддержите «Новую Литературу»!