HTM
Номер журнала «Новая Литература» за апрель 2022 г.

Владимир Захаров

Много хлеба, водки, тушёнки

Обсудить

Рассказ

 

Купить в журнале за апрель 2020 (doc, pdf):
Номер журнала «Новая Литература» за апрель 2020 года

 

На чтение потребуется 20 минут | Цитата | Скачать в полном объёме: doc, fb2, rtf, txt, pdf

 

Опубликовано редактором: Вероника Вебер, 5.04.2020
Иллюстрация. Кадр и фильма «Отпуск в сентябре» (1979 г., режиссёр Виталий Мельников). Источник: http://newlit.ru/

 

 

 

Этот рассказ написан в 2008 году. В 2009 году был отмечен дипломом на «Волошинском конкурсе». После конкурса рассказ нигде не опубликовали, и сам я этим не занимался. Не до того было. Данная редакция значительно переработана и на сегодняшний день последняя.

 

 

 

*   *   *

 

 

…и это выстуженное осеннее небо… полный раздрай… патовая ситуация… немногие прохожие под дождем… в сером небе могли бы поместиться несколько Богов… обесточенные троллейбусы застыли в пелене тумана, как старые слоны пришедшие умирать… пора выбираться отсюда…

 

– Чего молчишь? Говори!.. Кому говорят, говори! Ха-ха… Смешно?! Не смешно?! Не смешно – когда грешно!.. Молчишь?.. Ну и пошла ты!

Курит, машет рукой, усмехается.

– Ал-ло?.. Алло, блин! Виктор Эдуардович, в бога душу мать!

– Да-а!!!

– Это я, Вить!

– Нет, это я Витя.

– Это я, Вить, Караулов!

– Да узнал я тебя, Караул, паскудное ты нарождение. Чё надо?

– Вить, мне хреново. Понимаю, что звонить друзьям детства, когда жопу грызёт – это моветон, но кому ещё?

– А когда тебе хреново не было, Караул?

– Не паясничай Витя, не паскудничай. Я бы сейчас тупым ножом с пяток баб зарезал, а парочку, может, и съел. Вот как мне хреново.

– Значит, Светлана Валерьевна по-прежнему истребляет?

– Ты всё правильно понял. Есть угроза исчезновения Караулова как вида.

– Ушла?

– Ушла-то давно, но теперь ещё и не разговаривает, бестолочь.

– Везёт ей, хех…

– Увезите меня, Виктор Эдуардович. За шкварник и к рыбкам.

– Н-е-е Караул, сейчас никак. Я же работаю, в отличие от некоторых.

– Ты своей жене и дитятям рассказывай, что пашешь, а уж мне в уши не испражняйся. Знаю я вашу работу, «безмены» – пофуршетничать да секретаршами в бане обменяться. Витя, поехали рыбалить, а? Ведь уже лет пять как не выбирались. Душно мне здесь, тошно. Только бухло и выручает, но если и дальше так пойдёт, то скоро буду деревянный потолок разглядывать. А?.. Вить?.. Поехали?..

– Клянчить перестань.

– Поехали, поехали, поехали…

– Сейчас же осень! Ты за окно выглядывал? Дожди и света мало.

– Самое то.

– Да и лодки нет.

– Я найду лодку, Витя. Всё сделаю. Всё куплю. Всех убью. У тебя есть недруги, конкуренты? Лишь бы завтра спозаранку свалить отсюда ко всем чертям.

– Ну, не знаю. У меня тут дела, конечно, но и вправду давненько не выбирались. Давай я тебя вечерком наберу.

– Ты поедешь?!

– Вечером будет ясно! Говорю же, дела, сволочь ты такая.

– Я готовлюсь, Витя. Ты меня знаешь. Лодка и припасы на мне, Витя. Я готовлюсь… Я готовлюсь?! Мне готовиться, Витя?!

– Готовься, Караул!!!

 

…на хер своротить этот климат… несусветная банальщина, жаловаться на погоду... косые скулы севера… на хер своротить этот климат… так ведь другого не допросишься… изменяй себя в климате, а не климат в себе... что ж, блин, за бредятина!.. так ведь другого не допросишься... как был в заднице, так и будешь слать телеграммы с тем же обратным… что мы берём на рыбалку?.. пять лет не выезжал, сволочь такая!.. а она ведь раньше не молчала… было о чём поговорить… хлебом не корми… хлебом… берут водку, это я точно помню… хотя куда её не берут?.. много хлеба, водки, тушёнки… а дожди действительно льют, паскудники… окоченеем там, неженки херовы… костёр, следовательно – топор…

 

Отдуваясь от пыли, ворочается в кладовке. Сейчас, со спины, когда Караулов ссутулившись и покряхтывая там копошится, понятно, каким он будет стариком.

 

…столько старых штиблет… всю жизнь, вроде как, стаптываем ботинки… херову тучу ботинок... а на самом деле – одного себя...

 

Разгребая хлам, упорно матерится и ворчит. Это ещё одна из усугубляющихся примет будущего.

 

…а, вот и ты!.. старый щербатый ублюдок… надо бы замочить… топорище, как сука, елозит… а всё-таки, есть что-то в этой гнусной подготовке… отвлекаешься... этому сучьему человеку только и подавай, на что отвлечься… не берите в голову, забудьте!.. а забудешь, что останется?.. только себя никчемного и наскребёшь, с похабными потрошками... когда молчала, наверное, тоже отвлекалась… не брала в голову… а сейчас тоже, наверное, к чему-нибудь готовится… должно быть, к променаду со своими б…скими подружками… офисные работники… все, как один, скучные б…ди… все кости мне перемоют… а она будет слушать, поддакивать, соглашаться со всем их паскудством… никто и никого больше не защищает...

 

Набирает в ведро горячей воды. С секунду подумав, меняет на холодную. Затем снова на горячую. Под ногами уже болото. Погружает топор в воду и украдкой чему-то улыбается. Оскальзываясь, разбивает лоб об косяк. Идёт к окну. Закуривает, прикладывая голову к холодной плоскости стекла. С той стороны всё стекло в подтеках дождя. С его стороны одиноко стекает красная капелька.

 

…где взять лодку?.. лодка – это прекрасно… устроишься поудобней и знай себе греби… лёгонькая… правда, Виктор Эдуардович тот ещё кабан… разжирел безмен... всё равно лёгкая… вёсла несут вперёд с крейсерской скоростью… врагу не сдаётся наш гордый «Варяг»!.. студёная вода с рыбками в своей утробе… студёная водка в утробе… и блин, замечательно линяющий лес – рыжая паскудина!..

 

На лицо Караулова заползает терапевтическая пиявка улыбки. Улыбки предвкушения. Ему непривычно, ей тяжко, но сосёт пиявка улыбки жижицу отчаяния. Несёт он её на своём бледном лице, а щёки поламывает с непривычки. Собирается. Лифта не дождаться. Кому-то выше этажом возят мебель. Караулов несётся со своего седьмого, обламывая ноги о ступени. Внизу пара мужичков вписывает в лестничный пролёт диван. Музыкально матерясь, отталкивает одного и, подхватывая его угол, с лёгкостью компонует диван в лифт. Дождь не силён, так – морось баловная. Даже приятно после сухого затхлого воздуха квартиры. Запрыгивает в троллейбус.

 

…боже мой, люди!.. пассажиры странной телеги… как давно я не разделял вашу троллейбусную долю… а вы по-прежнему невзрачны и похожи на обритых обезьян… прокричать бы в ваши ушные ракушки – «ЖРИТЕ СВОЁ ГОВНО САМИ!!!»... так ведь не оригинально… и не раз до меня кричали… а толку?.. да и похоже, что вы и так уже нажратые… не смейте заговаривать со мной!.. даже не вздумайте… не говорит со мной… не говорит, так, может, и денег не даст?.. у неё сейчас красивое лицо в косметике… ведь на работе, ведь!.. а губы помадные скривятся, когда меня увидит – засранца дождем политого… на работе ей за меня стыдно, видите ли… а кому нет?..

 

Сходит в центре города. Никогда не научится толпе. Глазами вспахивая асфальт, с трудом лавирует меж людей. Во встречных – констатирует полное безразличие. В поперечных, впрочем, тоже. Одним Карауловым больше, одним меньше…

Филармония, прокуратура, правительство, драматический театр, суд, магазин детских игрушек «Чепурашка». Опечатка никого не смущает. Здания – как странные артефакты. И пиджаки с мясной начинкой, что отрыгиваются мириадами стеклянных дверей-каруселей, как гайки, выкатившиеся из ящика с инструментами. Караулов с трудом справляется с треногой турникета.

– Я к Светлане Валерьевне, мать её!

– Вы не мать её, – сурово констатирует охранник

– Наблюдательный…

– Паспорт покажите.

– Похерил я где-то паспорт. Был же не раз. Ты меня и пропускал. Я её возлюбленный и надежда на лучшее будущее.

– Ещё раз, к кому вы?

– К Светлане Валерьевне! Она тут у вас юристом, блин, телепается.

Входит в отдел. Странный человек с нездешними мыслями, на нездешнем лице. Не вписывается. Света в ужасе замечает Караулова и всем своим замечательным телом бросается навстречу. Хватает за рукав. Со смущённой улыбкой оглядываясь на коллегиальное изумление, тащит за дверь. Ему смешно и стыдно. Стыдно её стыдом. Стыдно за её стыд. А ещё лестно от ощущения Светиной руки. От этой сопричастности к её замечательному телу. Она отводит его в какой-то тёмный угол. Караулов думает, что, видимо, вот в таких вот неприметных пыльных уголках и есть его место.

 

…с детства нужно было поставить в угол и не вынимать… люди бы ходили мимо, а в каждом укромном углу – по мудаку…

 

– Ты пьяный?! Пьяный ты?! – с ненавистью цедит она. – Говори!

Караулов, набрав побольше воздуха, с силой выдыхает ей в лицо.

– Я ещё нет, а ты?

Чуть успокоившись, Света поглядывает то на Караулова, то на проходящих мимо.

– Ты так прихорашиваешься перед работой, как будто здесь не скучный офис, а е..ля несусветная.

– Сволочь.

– Безусловно. И я не прав. А ты права. А я не прав. Не каждый же день е..ля. Иногда и работаете, по-видимому. А может, и очень редко е..ля. Я ведь, например, только об одном е..ливом случае знаю. И что-то там про правила и исключения. Да?

– Зачем притащился?

– Я, знаешь ли, утомился от вашего б…ского городка и уезжаю в Сибирь. Тайга станет мне домом. Буду кормить себя, кормить собой, кормить своё.

Она смотрит на него с тревожным удивлением.

– Да, это так. Мне в детстве цыганка нагадала, и теперь я лишь исполняю предначертанное. Следую по своему пути, так сказать. Как и все мы, как и все мы. Кто-то с напомаженным лицом ходит на работу. Кто-то едет в тайгу. Дай денег!

Изумление на лице Светы сменяется гримасой язвительного превосходства.

– Нет денег! Не дам!

– Так нет, или не дашь? Смешанные сигналы, знаешь ли.

– Караулов, блин.

– Значит, хочешь начать с самого начала? Я думал, сразу срежем к финишу. Я ведь могу рядовым гражданином пройтись по кабинетам и поинтересоваться, а кто ж всё-таки тот огурчик, что оприходовал Светлану Валерьевну?

– Будешь скандалить, охрана взашей вышвырнет.

– Безусловно, но жизненный путь человека измеряется не финалом, а тем, что успел до. Я думаю, что успею много дверей открыть.

– Сколько тебе надо?

– Вот столько, – помахал он пятерней растопыренных пальцев.

– Совсем с ума сошёл?!

– Видишь ли, переселение в тайгу недешёвое предприятие. Можно тебя поцеловать? Или лучше пойдём в туалет и по-взрослому?

– Жди здесь! Сейчас вернусь!

 

…чужая совсем… или так кажется?.. в каком-то из этих кабинетов… интересно, в каком?.. и с какой особью?.. может, этот?.. или тот, в многообещающем костюме?.. врагу не сдаётся!.. гордый!.. варяг!.. а ты там, давай линяй – сосновая паскудина!.. должен встретить меня рыжим, жёлтым, яростным…

 

– Ты в себя приходить собираешься? – утомлённо спрашивает Света, протягивая купюры.

– Я в тебя приходить собираюсь. Позвонишь, когда будешь готова?.. Позвонишь?..

Провожает её взглядом. Провожает дверь взглядом. Через стену представляет, как она, как ни в чём не бывало, возвращается к своим бумагам, а подруги за соседними столами с сопереживанием переглядываются.

Выходит под вполне уже ливень. Натягивает капюшон.

 

…дождись меня!.. я напишу на твоём борту гордое имя… готовьте жабры!.. я уже не так далеко… мне, наверно, придётся вспороть вас холодным лезвием ножа, извлекая запутавшийся в кишках крючок… в булочных не продают лодок…

 

Караулову кажется, что его кто-то одурачил. Кто-то подменил город. Он знал много рыболовных магазинов. Давно в них не заглядывал, но верил в святость неизменности их местоположения. А сейчас, куда бы ни вела его память, искомого там не обреталось.

 

…кто рассыпал тут эту дрянь?!.. что это?!.. парикмахерская?.. где магазин «Поплавок»?!.. цирюльник, ты бреешь лобки на святом для меня месте… здесь пахло мотылём и резиновыми сапогами… а теперь – жженым волосом и дешёвой парфюмерией… что это?!.. пивнуха?!.. возьму кружку… б…ские рожи, выпьем за почившую «Рыбку»!.. да, да, вот на этом самом месте, куда ты только что стравил, я стоял с отцом и он, кивнув на стройные ряды удилищ, сказал мне: выбирай… это было самое прекрасное слово, что я когда-либо слышал… а здесь вообще пустырь… вы разрушили «Мир рыболова»… целый мир стёрли с лица земли!.. что вы воздвигнете на его священном прахе?.. что станет ему обелиском?.. филиал сети платных сортиров?.. сколько кишечников, как оказывается, вы опорожнили на моё детство… бедное, бедное моё засранное детство…

 

В итоге, навстречу Караулову попался мужичок с шарабаном. Проникнувшись скорбью единомышленника, мужичок рассказал – где было, где ещё может быть, и куда надо спешить, чтобы не исчезло. «Главное верить», – доверительно прошептал мужичок, открывая крышку шарабана, под которой в лопухах, с блестящими свежим засолом боками почивали судаки. Окрылённый надеждой, Караулов побежал. Дождь высекал из его лица улыбку, а кто-то из ангелов, рангом помельче, должно быть, всерьёз заинтересовался оптимизмом отщепенца. Магазин представлял собой бывшую строительную бытовку, обтянутую зелёными сетями, в которых путались кувшинки, камыш и пластмассовые рыбки с серебряными и красным тельцами. Глаза Караулова блеснули влагой, до того магазин показался ему родным, до того – из детства. На поблекшей вывеске отцветала надпись дешёвой половой краской: «ГРЁЗЫ РЫБАКА».

 

…какая поэтичная пошлятина… прямо как я сам…

 

Внутри почти никого не наблюдалось. Лишь у прилавка переминалась парочка щетинистых хануриков в камуфляже, по всему – завсегдатаев. Щедро одарённая телом продавщица никак не отреагировала на взбалмошное появление Караулова, что ещё больше расположило его к «ГРЁЗАМ РЫБАКА». Он терпеть не мог современных магазинов с готовыми за полвзгляда отдаться менеджерами. К восточной стене – стене икон – были прислонены лодки. Караулов готов был пасть на колени и стать апостолом новой веры. Из двухместных –  «Уфимка» и «Лира». «Лира» понравилась Караулову больше.

 

…задорный вздёрнутый вострый нос… точь-в-точь, как у Светланы Валерьевны…

 

– Я хочу лодку! – торжественно произнёс он.

Мужички прыснули со смеху.

– Так меня ещё никто не называл, – на радость Караулову, отыграла подачу продавщица.

– Вас бы я назвал каравеллой.

– Какую лодку? – смягчилась польщённая барыня.

– Варяг! Но она ещё не знает об этом. В девичестве – «Лира».

Продавщица отправилась на склад, а Караулов принялся разглядывать прилавок. В принципе, из снастей у него всё есть, но одна вещь привлекла его внимание. На одной из верхних полок возлежала изумительная шляпа.

 

…каждому ковбою по шляпе!.. Чаку Норрису они замечательно идут… правые поля отогнуть к виску – так правильно… и ещё заломить на затылок… лютое лихо – берегись меня!.. прячь своё лихо, яростная вылинявшая паскудина, я буду тебя объезжать...

 

– Смотрите комплектацию! Лодка. Подушки для жоп. Насос. Клапана. Запасные клапана. Клей. Заплатная ткань. Валик обкатки. Шкурка затирки. Вёсла. Кольца – фиксаторы вёсел. Инструкция. Гарантийный талон.

– Вы не издавали поэтического сборника?

– Я издавала трёх мужей. Одного в вытрезвитель, другого в колонию, третьего под землю… Лодка обработана тальком. Дома сразу наполните баллоны воздухом. Первым идет дно. Клапана перед наполнением камер подержите под струёй воды, чтобы смыть тальк. После заполнения камер лодка стоит четыре часа. Проверяйте давление в баллонах. В случае обнаружения пропуска воздуха сами ничего не предпринимайте, несите к нам.

– Знаете, а это, пожалуй, самое разумное из всего, что я когда-либо слышал.

– Мне насрать.

– В этом ваша природная харизма.

– Что-нибудь ещё?

– Несомненно. Вот тот героический головной убор.

– Говорите ясней. Мне тут некогда говно перебирать.

– Шляпу! Шляпу! Вот ту шляпу! Ту шляпу! Вон ту! Ту, ту шляпу! Шляпу, вон ту!.. Да, ее!.. Спасибо!.. Я померяю шляпу?! У шляпы, безусловно, мой размер! Или, скорей, у меня размер шляпы! Я покупаю шляпу и крейсер!!!

Из «ГРЁЗ РЫБАКА» вышел счастливый человек. В коем-то веке щегол счастья свил гнездо в Караулове. В лихо заломленной шляпе, с тяжёлой увесистой сумкой и вёслами под мышкой.

 

…бравой походкой в миф!.. смочить клапана… надуть… …четыре часа проверки… я не снабжён столь последовательной и подробной инструкцией… несомненное упущение… тяжёлый крейсерок, как оказалось… работать бы на пароме… возить туда-сюда обритых обезьян… муторное и однообразное занятие, скажете вы?.. муторно и однообразно сходить с парома!.. Светлана Валерьевна, когда я отплываю, вы слезливо машете мне платочком… а встречаете уже на другом берегу с торжественно распахнутой грудью… опять эта странная телега… ты пошла и неказиста для таких героев, как я… вези меня на восток!.. в страну хлебных берегов, водочных рек и баобабов из тушёнки первого сорта…

 

Сошёл на своей остановке. Штаны в тальке от лодочного чехла. Сердце присыпано сахарной пудрой осуществления. У магазина кивает своре местной шпаны.

– На рыбалку, Караул?

– Безусловно, чудачки.

– На одном конце червяк – на другом конце мудак.

– Эти строки Роберт Рождественский посвятил именно мне.

В магазин не пускают с поклажей. В ящики хранения ничего не влезает. Караулов возвращается к шпане.

– Эй, общество несовершеннолетних ценителей портвейна!

– Че?!

– Приучайтесь к будущей профессии. Вот это дядя оставит посторожить, а вот оттуда дядя вынесет пузыри. Вздумаете нае..ть, найду, и… и… пока ещё не придумал, но будет больно и стыдно.

– Давай своё барахло. Только учти, Караул, не меньше трёх, потому что нас не меньше трёх.

– Замечательный пример аристотелевской логики.

В магазине ему потребовалось две корзины, которые он доверху нагрузил хлебом, водкой, тушёнкой.

– Спасибо, дети.

– Пошёл на хер, Караул! – весело откликнулась пацанва, завладев портвейном и сбегая в ближайший подвал.

Ввалившись в прихожую, Караулов обессилено сбросил груз и сполз по стене. Всё ещё улыбаясь, закрыл глаза и закурил. Он насквозь промок, насквозь устал, и вообще всё сейчас в нём было насквозь. С напитанной, отяжелевшей от влаги прошедшего дня души можно было одной крепкой скруткой выжать все чувства и прочие душевные приправы.

 

…червей накопаем с утра… всегда лучше с утра… когда с пацанами ездили на рыбалку, забыл банку с червями на балконе… вспомнил о ней, только когда сошли с автобуса… празднуйте бл…дей, юноши, я забыл червей дома!.. за несколько дней черви стухли… тяжёлый чёрно-бурый комок на дне, а наверху кровь и прочее разложение… винегрет… на винегрет было похоже… больше никогда не ел винегрет…

 

Караулов расправил на полу лодку. Она напоминала вываленную в муке лепёшку, но оттого нравилась ему ещё больше. Он знал, что как только они завтра с Витей спустят лодку на воду, как только первые волны смоют с бортов тальк, то обнаружится её истинная наружность – блестящее остроносое великолепие. Смочив клапаны, принялся наполнять воздухом. Начал со дна. Быстро вспомнил с детства знакомый ритм, когда чередуешь короткие быстрые качки с долгими, до полного выдоха насоса. Приятно заныли икры. Караулов любовался тем, как от его усилий плоский борт сначала чуть-чуть приподымался, затем потихоньку расправлялись рытвины и морщины и, наконец, рыхлое пузо набухало и становилось каменным.

 

…по призванию я кормчий лодок… да, да, так в дипломе и записано… нет, я не вселяюсь в лодки аки святой дух… есть такая штука, как воздух… на секундочку, мы с вами им дышим… если у вас есть лодка, то у вас есть я – кормчий лодок… доверьтесь профессионалу… в оплату я беру карасей, что собственноручно выловят ваши дети…

 

Закончив качать, Караулов опустился на корточки и, задержав дыхание, прислушался. Когда он ничего не расслышал и проверил наощупь давление, то облёгченно перекрестился. За окном смеркалось. Скоро должен позвонить Витя. Караулов подумал, что надо будет с него взять половину денег за припасы. Но лишь за припасы. Лодка будет только их со Светой. Его интриговала мысль, что там, на работе, когда она с натугой и брезгливостью выдавала ему деньги, то думала, что он их пропьёт. Что причинит себе и ей лишний износ. Опять… Она не знала, что даёт деньги на перевёрнутый в озере лес. На радостные вскрики: «Вон там сыграла! Вон там!». На своё терпеливое ожидание, когда он выпрыгнет в болотниках за борт и будет подтаскивать лодку вместе с ней, притихшей, к берегу.

Порывшись в кладовке, Караулов отыскал удилище и аптечку, в которой всегда держал снасти. Нашёл свой старый рыбацкий нож. Когда он его точил, раздался телефонный звонок.

– Да, Витя! – радостно воскликнул Караулов.

– Ты телепат, Караул?

– Скорее, алконавт, но это к делу не относится.

– Действительно. Ты зачем, мудак, деньги со Светланы стряс?!

– Звонила?

– Звонила! Я не знал, что ты окончательно опустился. Это ж последнее – деньги у бабы клянчить.

– Слушай Витя, не надо… это наше с ней дело, мы сами разберёмся и так далее. Ты, главное, скажи, во сколько выезжаем? Не забудь, что ещё червей копать. Чем раньше, тем лучше. Я уже всё купил. И лодку, и водку. Ты, сука, не представляешь, как она прекрасна! А назовём мы её «Варяг». Ну, помнишь: врагу-у-у не сдаё-о-отся наш го-о-ордый «Варя-я-яг»…

– Ты за ум браться собираешься? Приходи ко мне, я тебе работу подыщу.

– На хер иди, во-первых, а во-вторых – у меня есть работа.

– Внештатником в газете – это не работа, а алиби.

– Слушай, Витя, перестань совокупляться с моим мозгом. Если ты не расслышал, то я повторю, что всё уже купил и готов.

– Отбой.

– Что?

– Отбой! Не получается у меня, Караул. Завтра финны приезжают за лесом. Без меня никак.

– Несмешная шутка.

– Я серьёзно… самому тошно, но дело прежде всего.

– Значит, мы не едем?

– Не едем.

– Дело прежде всего?

– Не расстраивайся Караул. Не завтра, так потом.

– Я понимаю, Виктор Эдуардович, понимаю. Лес финнам леваком гнать – это, безусловно, важно и ответственно. Какой там друг детства-неудачник, какая там рыбалка, когда речь идёт о призвании.

– Ну, перестань, Караул.

– А что будешь делать, когда всё вырубишь и продашь?

– Караул…

– Тогда, наверное, на рыбалку поедешь?

– Что ты несёшь?

– Только некуда будет ехать! Не с кем!

– Я, в отличие от тебя, придурок, какие-никакие цели в жизни имею и семью кормлю!

– Жри своё говно сам!!!

Караулов с силой шваркнул трубкой об стену и выматерился. После этого он застыл. Из его взгляда ушла всякая жизнь, а лицо пергаментно посерело. Казалось, что будто весь предыдущий день какой-то старик бегал по городу в краденой личине молодого резвого мужчины, а сейчас личина обсыпалась с него прахом.

 

…свет будет уходить всё быстрее… сберегал ты для меня, паскудина, последние свои красно-жёлтые чешуйки… но, видно, не судьба… милый ты мой паскудина, я всё тот же глупый шальной лось, что когда-то вышел в город и заблудился… лучше нарваться на выстрел, чем запутаться рогами в очередном заборе, за которым ждёшь меня ты, мой любимый паскудина…

 

Караулов подошёл к вешалке... [...]

 

 

3/11/ 2008 – 02/04/20

 

 

 

(в начало)

 

 

 

Внимание! Перед вами сокращённая версия текста. Чтобы прочитать в полном объёме этот и все остальные тексты, опубликованные в журнале «Новая Литература» в апреле 2020 года, предлагаем вам поддержать наш проект:

 

 

 

Купить доступ ко всем публикациям журнала «Новая Литература» за апрель 2020 года в полном объёме за 197 руб.:
Банковская карта: Яндекс.деньги: Другие способы:
Наличные, баланс мобильного, Webmoney, QIWI, PayPal, Western Union, Карта Сбербанка РФ, безналичный платёж
После оплаты кнопкой кликните по ссылке:
«Вернуться на сайт магазина»
После оплаты другими способами сообщите нам реквизиты платежа и адрес этой страницы по e-mail: newlit@newlit.ru
Вы получите доступ к каждому произведению апреля 2020 г. в отдельном файле в пяти вариантах: doc, fb2, pdf, rtf, txt.

 

Акция на подписку до 1 июня

Присоединяйтесь к 30 тысячам наших читателей:

Канал 'Новая Литература' на yandex.ru Канал 'Новая Литература' на telegram.org Канал 'Новая Литература 2' на telegram.org Клуб 'Новая Литература' на facebook.com Клуб 'Новая Литература' на linkedin.com Клуб 'Новая Литература' на livejournal.com Клуб 'Новая Литература' на my.mail.ru Клуб 'Новая Литература' на odnoklassniki.ru Клуб 'Новая Литература' на twitter.com Клуб 'Новая Литература' на vk.com Клуб 'Новая Литература 2' на vk.com

Мы издаём большой литературный журнал из уникальных отредактированных текстов. Людям он нравится, и они говорят нам спасибо. Авторы борются за право издаваться у нас. С нами они совершенствуют мастерство и выпускают книги. Мы благодарим всех, кто помогает нам делать Большую Русскую Литературу.




Поддержите журнал «Новая Литература»!



Купите свежий номер журнала
«Новая Литература»:

Номер журнала «Новая Литература» за апрель 2022 года

 

Номер журнала «Новая Литература» за март 2022 года

 

Номер журнала «Новая Литература» за февраль 2022 года

 

7 причин купить номер журнала
«Новая Литература»

Литературно-художественный журнал "Новая Литература" - www.newlit.ru

 

Аудиокниги для тех, кто ищет ответы на три вопроса: 1. Как добиться жизненных целей? 2. Как достичь успеха? 3. Как стать богатым, здоровым, свободным и счастливым?
Copyright © 2001—2022 журнал «Новая Литература», newlit@newlit.ru
Свидетельство о регистрации СМИ: Эл №ФС77-82520 от 30 декабря 2021 г.
Телефон, whatsapp, telegram: +7 960 732 0000 (с 8.00 до 18.00 мск.)
Вакансии | Отзывы | Опубликовать

Поддержите «Новую Литературу»!