HTM
Номер журнала «Новая Литература» за январь 2019 г.

Алексей Борычев

Символизм, подражания

Обсудить

Сборник стихотворений

Опубликовано редактором: Карина Романова, 3.05.2009
Иллюстрация. Алексей Борычев. "Символизм".

Оглавление

  1. Снежная страсть
  2. Погасшие миры
  3. Лесное золото
  4. Огнем рубиновых созвучий...
  5. Черное
  6. То бывает однажды...
  7. Романс
  8. Осенний набросок
  9. Романс
  10. Знакомой
  11. Фиолевая ночь
  12. Зимнее
  13. Рисунок
  14. Странная любовь
  15. Nocturne
  16. Дух и мысль (сонет)
  17. Под тяжестью небытия (сонет)
  18. По грешной пустыне земной...
  19. Властвующая
  20. Вершителю
  1. Романс
  2. Порыв
  3. Агония
  4. У полыньи
  5. Итог
  6. Романтику
  7. В мечтах
  8. Доверься
  9. Принцесса льда
  10. Солнечное
  11. Тревога
  12. Снегаʹ
  13. Спасение
  14. Жалоба
  15. Ворожба
  16. Скорбная песнь
  17. Мольба
  18. Погасли алтари...
  19. Преображающаяся
  20. Сквозь пламя дней
  1. Миражи
  2. Царица
  3. Маскарад
  4. Подражание В. Брюсову
  5. Стремящаяся
  6. "Жестокое пространство..."
  7. "Расплакались небеса..."
  8. Секунда и вечность
  9. Зерно
  10. В поисках другого
  11. Превращения (сонет)
  12. Федору Сологубу


Миражи

Когда было страшно и мрачно,
Когда был с собою я в ссоре,
Когда мне в лицо многозначно
Смотрело безликое горе,

Я вышел, я вышел в рассветы,
Я вышел в росистые утра,
Глядел в переливные светы –
Блистающие перламутры.

Я в сонные вышел поляны,
Я пил родниковую правду,
Меня обнимали туманы, –
И стало спокойно и праздно…

Блуждая по раннему лесу,
Я музыку слышал иную,
Какая со сцен поднебесья
Мне жизнь воскресила земную.

Потом погрузился в потоки
Сплошных беспричинных иллюзий
И пил я их пьяные токи
Под тихую музыку блюзов:

За гранью предметного мира
Явились иные герои,
Звучали их дивные лиры,
И я услаждался игрою.

Туманы восторгов рассеял
Луч полдня, навязчивый, жаркий.
Миражи исчезли, робея
Пред правдой, простой и неяркой.

Царица

Никто не гадал и не ведал,
Что будет, что будет – вот так:
Цветы распустились к обеду,
А позже окутал их мрак.

Забыли про пение птицы
И замерло всё на Земле.
И злая-презлая Царица
Пришла в угрожающей мгле.

Она распускала бутоны,
Смеялась над их красотой.
И капали слезы, и стоны
Цветы издавали с мольбой.

…Рассеялась пыль по просторам.
Царица, немедля, ушла.
Осталась Земля, на которой
Так много страданья и зла!

Притихшие ветки берёзы
Скулили на скором ветру,
И капали росные слёзы,
Почуяв беду, поутру.

Осталися бледные краски
И тихий тоскливый узор.
И смежили нежные глазки
Цветы, поглядев на простор:

Все было пустынно, и снова
Могло повториться.

Опять
Забытое Божее Слово
Пора нам повсюду искать!

Маскарад

Настала пора маскарада.
И пляшет и клоун и шут.
Выходят, и шагом парадным
Гусары идут и идут.

И стало теперь непонятно, –
Кто роли играет, а кто –
Собой остаётся… Ну ладно,
Забудем и думать про то…

Но вот замечаю так ясно,
Так ясно я вижу: Одна
Из Масок особо прекрасна,
Искриста – искриста она!

Она, то ли фея Эйоле,
О ком Северянин писал;
А, может, кухарка – не более,
Пришедшая на карнавал.

Но щели на красочной маске
Не могут очей её скрыть.
Старается веером глазки
Павлиньим она заслонить.

А вот…
И не получилось!
И вижу теперь я глаза
Печальные. Божия милость! –
Проблёскивает слеза.

Под маскою радостной девы
Скрывается боль и печаль.
И гложет её, королеву,
Туманная скорбная даль…

Похоже, заметили гости
Такой очевидный подвох.
И полный,
Из них самый толстый,
Ко мне обращает свой вздох.

И тихо лепечет на ухо:
“Та фея – знакомая. Я
Видал её, пусть будет пухом
Кладбищенская земля.

Вчера мы её отпевали
И колокол гулко звенел.
Она же живая? – Едва ли:
Смотрите – и шея, как мел.

Кого она здесь представляет? –
Она – Вековая Тоска.
И в чаши вино наливает
Совсем не живая рука.

Каму наливает по капле,
Кому - то – полный бокал.”
… Уйти мне отсюда, не так ли,
Чтоб больше её не видал?

Но грустные тихие очи
Я буду всё помнить, пока
Из сердца, болящего очень,
Стекает, стекает тоска.

 


Подражание В. Брюсову

Смеялось небо звездопадом,
Когда к востоку я поднял
Очей неяркие лампады,
Перегоравшие по дням.

К погибели звездой жестокой
С небес ты явлена была.
Души моей ослепло око,
Когда по небу ты плыла.

Миров пленительных и сладких
Ты – королева королев –
Впитала грацию мулатки
И обаянье белых дев.

Твое небесное сиянье
Проникло в таинства души,
И духа нашего слиянье
Мир обратило в миражи.

Порвав пространства злые ткани
И времени стальную нить,
Вдруг оказались мы за гранью,
Где Бог все таинства хранит.

Сплетались Горние Пределы
Как руки наши и тела,
И роща таинств поредела
И, поредевши, расцвела.

Но плотское вонзало жало
Коварной похоти змея,
И ты, Невинная, стяжала
Во мне пороки бытия.

Зрачков неистовые звери
Бросались на живую плоть,
И, в боли сладкие поверив,
Я не хотел их побороть.

Испит фиал плотских мечтаний,
И Ты – как прежде – в небесах!
Ты – верная Великой Тайне.
А я – грущу о Чудесах!

Стремящаяся

Утро сквозило востоком.
Мглистые дали дышали.
Слёзы из Божьего Ока
Звёздами с неба стекали.

Утро сквозило востоком,
А ты, растворяясь в туманах,
Брела по лесам одиноко,
Мечты погружая в нирвану.

Искала и нощно и денно
Духовного счастья обитель.
Но горестей меч непременный
Занёс над тобой Рок-Воитель.

"Жестокое пространство..."

Жестокое пространство,
Событий тесный рой.
О, скорбный мира строй! –
Вот – подлинное рабство.

"Расплакались небеса..."

…Расплакались небеса,
Дождём поливая зори…

Что счастье? – одна слеза!
А если их много – горе!

Секунда и вечность

Стоит перед Секундой Вечность
И тихо с нею говорит:
«Ты посмотри, как этот вечер
Тоской закатною горит!

Как эти мелкие людишки
Снуют по серым временам,
Без отдыха, без передышки,
Рассеивают дух по снам.

Вон – Тени Прошлого над ними –
Живут, поют в иных мирах,
Где каждого – забыто имя,
Где каждый – поистлевший прах.

Кто им откроет те пределы,
В которых мир и благодать?
Их отвергает злое тело,
Способное
Скорбеть,
Страдать».

Зерно

От давних пределов
До наших времён –
Само мирозданье
Не больше чем сон.

Ни мощью рассудка,
Ни силою чувств
Не движется поезд
Науки, искусств.

Эпохи, столетья
Движимы одним –
Святым Озареньем,
Могучим, Большим.

Но бесово семя
Взрастило плоды. –
С тех пор совершаем
Пустые труды.

Уроки пророков
Прослушав в веках, –
Опять на Земле мы,
А не в облаках!

Нам черви сомнений
Повыели мозг,
И стало сознанье
Слабее чем воск.

И дикие грёзы
Окутали ум
И нас напоили
Бездушием дум.

В нас попрана совесть,
Двоится предел,
К которому каждый
Стремиться хотел.

Копили мы знанья,
Искали причин, –
И мир оказался
Под властью личин.

Истлели личины
И знания в них;
От мира остались
Музыка и стих.

Под пеплами знаний
Погибло оно –
Творящих прозрений
Святое Зерно.

В поисках другого

Кристальной сказкою дробясь
В лучистых снах многозеркалья,
Потоком проливаешь страсть
В бокал души своей хрустальной.

Цветёт шампанский аромат
Над тем бокалом… тлеют свечи…
И не беда, что пролит яд,
И – что последним будет вечер.

Испита снежная заря
Одним мечтаньем – грустным взором.
И ты, взамен любовь даря,
Глядишь с тоскующим укором.

И снова ласковым лучом,
Упавшим вдруг тебе на плечи,
Пленима, шепчешь: “Ты о чём?.. –
С тобой другой хотела встречи!..”

Ты загадаешь в небесах
Иное таинство, и снова
Поверив в сказки, чудеса
Пребудешь в поисках другого…

И снова будешь ты одна
Под куполами мирозданья,
Одной мечте своей верна –
Искать веселия в страданьи.

Тебя умножат зеркала
И кто-то обратит их в искры.
И будет боль… и звон стекла…
Фортуны беспощадный выстрел…

Превращения (сонет)

О, сколько раз я был цветком…
Змеёй ползучею – однажды!
В пустыне изнывал от жажды,
Верблюдом был, был мотыльком…

Но каждый раз я был влеком
Единым духом. Образ каждый,
Неважно – добрый, злой – неважно! –
Одним питался родником.

Стирая время и пространство,
То тут был явлен я, то там…
Итогом этих долгих странствий –

Всепоклонение мечтам.
Они одни мой дух спасали,
Иные открывая дали.

Федору Сологубу

        “И слышу суд жестокий: восстань, живи опять!”
        Ф. Сологуб


Бесчисленность столетий
Пробыв в небытии,
Про всё узнав на свете,
Нашёл пути свои.

По тем путям скитался
В томлениях земных
И прахом дней питался –
Пороков огневых.

Но дух мой поругался
С бездушием телес.
Он рвался, рвался, рвался
К творению чудес.

Меня пронзали стаи
Отравленных страстей.
Рассыпался, истаял
На множество частей.

Опять я воротился
К обители небес.
И дух мой испарился
И дольний мир исчез.

Опять блуждаю мило
По звёздам, небесам,
И знаю: – то, что было, –
Я всё придумал сам.

Канал 'Новая Литература' на telegram.org  Клуб 'Новая Литература' на facebook.com  Клуб 'Новая Литература' на linkedin.com  Клуб 'Новая Литература' на livejournal.com  Клуб 'Новая Литература' на my.mail.ru  Клуб 'Новая Литература' на odnoklassniki.ru  Клуб 'Новая Литература' на twitter.com  Клуб 'Новая Литература' на vk.com  Клуб 'Новая Литература' на vkrugudruzei.ru

Мы издаём большой литературный журнал
из уникальных отредактированных текстов
Люди покупают его и говорят нам спасибо
Авторы борются за право издаваться у нас
С нами они совершенствуют мастерство
получают гонорары и выпускают книги
Бизнес доверяет нам свою рекламу
Мы благодарим всех, кто помогает нам
делать Большую Русскую Литературу



Собираем деньги на оплату труда выпускающих редакторов: вычитка, корректура, редактирование, вёрстка, подбор иллюстрации и публикация очередного произведения состоится после того, как на это будет собрано 500 рублей.

Сейчас собираем на публикацию:

17.07: Максим Хомутин. Зеркальце (рассказ)

 

Вы можете пожертвовать любую сумму множеством способов или сразу отправить журналу 500 руб.:

- с вашего яндекс-кошелька:


- с вашей банковской карты:


- с телефона Билайн, МТС, Tele2:




Купите свежий номер журнала
«Новая Литература»:

Номер журнала «Новая Литература» за январь 2019 года

Купить все номера с 2015 года:
Литературно-художественный журнал "Новая Литература" - www.newlit.ru


 

 

При перепечатке ссылайтесь на newlit.ru. Copyright © 2001—2019 журнал «Новая Литература».
Авторам и заказчикам для написания, редактирования и рецензирования текстов: e-mail newlit@newlit.ru.
Меценатам, спонсорам, рекламодателям: ICQ: 64244880, тел.: +7 960 732 0000.
Реклама | Отзывы
Рейтинг@Mail.ru
Поддержите «Новую Литературу»!