HTM
Номер журнала «Новая Литература» за апрель 2018 г.

Олег Ботизад

Фехтовальщики

Обсудить

Повесть

На чтение потребуется 1 час 20 минут | Скачать: doc, fb2, rtf, txt, pdf

 

Иллюстрации Саши Николаенко (заявки на иллюстрирование: newlit@newlit.ru)

 

Купить в журнале за апрель 2015 (doc, pdf):
Номер журнала «Новая Литература» за апрель 2015 года

 

Опубликовано редактором: Вероника Вебер, 30.04.2015
Оглавление


1. Часть 1
2. Часть 2

Часть 1


 

 

 

Иллюстрация. Название: «Фехтовальщики». Автор: Саша Николаенко. Источник: http://newlit.ru/

 

 

История эта началась тёплым сентябрьским вечером на усыпанной золотыми тополиными листьями аллее городского бульвара, в двух шагах от автобусной остановки. Уже смеркалось, час пик миновал, и на остановке кроме подошедших к ней Антона и Дениса, никого не было.

– Ты почему сегодня ни разу на меня не нападал? – продолжая разговор, спросил Денис. – Я нападаю, а ты только защищаешься. Так не интересно.

– Я защиту отрабатывал, – объяснил Антон. – Защита у меня слабовата.

– Кто бы говорил! – хмыкнул Денис. – Ты же первенство зоны выиграл!

Им было по шестнадцать, они дружили с первого класса, оба с десяти лет занимались в городской секции фехтования. Как раз с тренировки они сейчас и возвращались, неся за плечами укрытые в чехлы спортивные сабли. Антон был высок ростом, черняв и кареглаз; Денис в росте ему слегка уступал, зато был шире в плечах, шевелюру имел русую, а глаза серые.

– Зона – это фигня, – не поддался на похвалу Антон. – Сам знаешь, сколько у нас саблистов. А вот на России я был всего девятым… Даже «камээса» не сделал.

 

В этот момент к остановке подошёл автобус. Дверь открылась, из него выскочила девушка, сразу бросившаяся бежать вдоль по аллее. Вслед за ней из автобуса резво выпрыгнули трое парней. Первый быстро догнал беглянку (успев, однако, выкрикнуть при этом нечто не слишком цензурное), сбил её на землю и размашисто ударил ногой. Подбежавшие к нему деловито присоединились. Девушка негромко вскрикивала и пыталась защитить руками лицо, а поджатыми ногами – живот.

Антон и Денис, собравшиеся было сесть в автобус, остановились и несколько секунд наблюдали эту сцену с тем туповатым выражением на лицах, которое характерно для зевак на пожаре. Потом Денис вздрогнул и произнёс:

– Вот твари!

Парням, бившим девушку, на вид было лет по восемнадцать, а их жертве лет пятнадцать. Одета она была в коротенькое тёмно-синее платье, совсем задравшееся на ней, и парни от души лупили кроссовками и ботинками по её красивым голым ногам, бокам и спине.

– Твари и есть, – согласился Антон. – За что они её?

– Какая разница! Девчонку! Три лба! А мы смотрим! – Денис спустил чехол с саблей с плеча.

– Ты чё, Дэн? – Антон удивлённо посмотрел на друга. – Их трое!

– А у нас клинки! Что, очко играет? – Взгляд Дениса был насмешлив, в руке он уже держал саблю.

– Ничего не играет! – фыркнул Антон. – Я просто не подумал. Ты прав. Отметелим за милую душу.

Он тоже достал саблю из чехла, и рука привычно легла на рукоять. Какой фехтовальщик, особенно в юном возрасте, не мнит себя мушкетёром, готовым прийти на помощь прекрасной даме или просто несправедливо обиженному? И наши мушкетёры неторопливой, полной достоинства походкой подошли к описанной выше группе, продолжавшей свои физические упражнения.

– Все замерли! – стараясь придать своему голосу как можно больше властности и силы, воскликнул Антон. – Смотрим сюда!

Он резко взмахнул саблей, и она зло взвизгнула, рассекая вечерний воздух.

Парни разом обернулись, прекратив пинать девушку, и посмотрели удивлённо. Один из них, тот, что первым начал избиение, был бритоголов и одет в футболку с коротким рукавом, демонстрирующую его накачанную мускулатуру. Двое других выглядели чуть более щуплыми, но не менее самоуверенными.

– Опа на! – воскликнул бритоголовый с нескрываемой радостью. – Спортсмены! Мушкетёры! Вот чичас мы отберём ваши хлыстики!.. – и, выбросив вперёд руку, шагнул к Антону, намереваясь схватить клинок и рвануть его на себя.

 

Клинок спортивной сабли, в отличие от её боевой прародительницы, не имеет острого лезвия. Внешне он действительно напоминает тонкий и гибкий хлыст, на кончике которого находится небольшое утолщение, что делает саблю безопасной для спортсмена, защищённого специальным костюмом и шлемом-маской. Но направленная против обычного человека рукой опытного фехтовальщика, такая сабля может быть грозным оружием. Стальной клинок, иззубренный многими ударами о такие же клинки, легко рвёт кожу и одежду, а утолщённый кончик, налетающий со скоростью пистолетной пули, без труда крушит хрящи и тонкие кости.

Антон встретил нападавшего хлёстким и резким ударом по обнажённому бицепсу, украшенному причудливой наколкой. Брызнула кровь. Бритоголовый взвыл, остановился и с криком: «Ах, сука! Порву!» вновь кинулся на Антона, но тот уже отпрянул в сторону и таким же жестоким ударом полоснул его по щеке. Денис в это время двумя не менее эффективными и точными ударами остановил второго парня. Третий смотрел на происходящее ошалело и не спешил вступать в бой. Девушка тем временем поднялась с земли и, сообразив, что получила неожиданную защиту, прихрамывая кинулась наутек. Антон лишь мельком увидел её лицо, измазанное кровью, которая текла из разбитых губ и носа. «Красивая девчонка! – машинально отметил он. – За что ж её эти ублюдки?».

Однако уже в следующую секунду ему пришлось забыть о девушке, чтобы отбить следующую атаку.

– Делай их сзади! – выкрикнул бритоголовый, вновь получивший удар по руке, и тот из троицы, который ещё не принимал участия в драке, нырнул за спину Дениса. Ребята переглянулись и не сговариваясь заняли позицию «спиной к спине». И засвистела боевая стальная карусель! Главной задачей двух друзей было не подпустить противников близко, ибо в ближнем бою фехтовальное оружие почти бесполезно: разве что тяжёлой гардой жахнуть по башке! Но ребята давно были научены держать дистанцию и ошибок не делали, бой протекал с их явным перевесом. Бритоголовый попытался пустить в ход свои длинные ноги, обутые в тяжёлые армейские берцы, но недооценил скоростную реакцию саблиста и тут же получил такой жестокий удар по промежности, что взвыв упал и начал кататься по земле, держа обе руки между ног. Тут его соратники прекратили безнадёжную махаловку, подскочили к нему и стали поднимать. Друзья-саблисты смотрели на них спокойно, без ожесточения, опершись на окровавленные клинки. Потом Денис сказал:

– Катились бы вы отсюда, пацаны! А то ведь исполосуем – мама не узнает!

– Ладно! – сплёвывая кровь с разбитых губ и продолжая одной рукой держаться за промежность, промолвил бритоголовый. – Вам фартануло. Но мы вас срисовали, гадёныши! Так что ещё встретимся. Когда без хлыстиков будете. Звиздец вам будет!!

 

Троица удалилась, унося с собой бессильную ярость и жажду мести. Друзья переглянулись.

– Что это было? – спросил Антон. – Никогда не думал, что смогу так жестоко бить человека. Кровь брызгами летела!

– Я тоже не думал, – ответил Денис. – «Есть упоение в бою. Когда что вышло, то и вышло. На карту ставишь жизнь свою. Всё остальное только свыше. Есть упоение в бою…»

– Пушкин?

– Нет. Поэтесса какая-то. Не помню, сестрица её любит. А клёво ты этого скина по мудям звезданул! До сих пор за них держится.

– Думаешь, он скинхед? Вроде реальных скинов у нас и нет.

– А хрен его знает. Банки накачал и думает, что ему всё фиолетово. – Денис достал из кармана носовой платок и начал протирать клинок. – Но славно мы их отметелили, славно! По-мушкетёрски!

– Славно-то славно, – согласился Антон, тоже залезая в карман джинсов в поисках платка. – Однако нам теперь надо постеречься. Лучше держаться вместе, и с саблями. Хотя бы пару месяцев, пока у них злость утихнет и память ослабнет.

– В школу с саблей не пустят, – возразил Денис. – Да и вообще, мало ли куда надо! Хорошо было в дворянские времена: все при шпагах ходили, и любого можно было на дуэль вызвать – хоть генерала!

– Так бы и стал с тобой генерал на дуэли драться! – хмыкнул Антон.

– А что! – Денис смешно напыжился. – Мой прапрадед по отцу как раз офицером был, на Первой мировой погиб. Он как дворянин любого генерала мог на дуэль вызвать.

Антон не поддержал тему. Своего отца он не знал, и уж тем более ничего не знал о своем прапрадеде по этой линии. Прапрадед по матери погиб на Великой Отечественной в чине рядового.

– А девчонка красивая! – сказал он. – Заметил?

– Не разглядел, – равнодушно ответил Денис. – Не до того было. Видел только, как она деранула. Даже спасибо не сказала!

– Ей, думаю, было не до того, спешила ноги унести. Побили её изрядно…

 

Подошёл автобус. Ребята сунули сабли в подобранные с земли чехлы и впрыгнули в полупустой вечерний салон.

Почти сразу же в кармане у Антона зазвонил телефон. То есть не зазвонил, а заиграл мелодию Гребенщикова «Город золотой». Это его мама, Ангелина Семеновна, беспокоилась, где он задержался.

– Всё нормально, ма! – поспешил успокоить её Антон. – Тренировка малость затянулась. Но мы уже в автобусе, уже едем. Да, с Денисом! Да, скоро буду.

Как и большинство женщин, растящих детей без мужа, Ангелина Семёновна души не чаяла в сыне, отдавала ему всю нерастраченную любовь, тем более что он был у неё единственным ребёнком. С его отцом она рассталась, когда Антону не было и года, замуж больше не выходила и посвятила свою жизнь мальчику. До трёх лет как водится сидела с ним дома, потом, имея среднее медицинское образование, устроилась работать в детский сад, чтобы устроить туда же и Антошу. Мальчик рос отзывчивым, ласковым, послушным, радовал маму и дедушку с бабушкой, её родителей. Папа в его жизни, увы, никак не участвовал: ни реально, ни виртуально – в виде алиментов. Иногда приходили письма, посылки и деньги от матери отца. Бабушка заочно любила внука, которого никогда не видела, и пыталась хоть как-то поддержать его, но о своём сыне ничего не писала: наверное, он был против. Ангелина Семёновна против этой переписки ничего не имела, полагая, что не имеет права ожесточать сердце мальчика, настраивать его против бабушки. А об отце благоразумный Антоша не расспрашивал.

Антон убрал мобильник в карман, и Денис сказал ему:

– Давай не будем никому об этой мясорубке! Харе?

– Само собой, – кивнул Антон. – Михалыч узнает – из секции выгонит. И сабли отберёт.

– Но ходить будем вместе, – добавил Денис. – И с саблями.

– И в школу?

– Ладно, как получится. Прорвёмся! Не кисни!

Антон возмущённо посмотрел на друга:

– Кто киснет? Я? А по лбу хочешь?

– Ну, извини! Просто, это я всё начал… Ну, за девицу эту полёз заступиться. Мы её знать не знаем, а теперь будем иметь проблемы. От этих отморозков всего можно ждать.

– Это точно, – вздохнул Антон. И задумался. Девушка с разбитыми губами и чёрными от синяков ногами не выходила из головы. – Но не могли же мы сделать вид, что ничего не видим. Мужики мы с тобой или не мужики?

– Мужики! – угрюмо подтвердил Денис, и оба замолчали.

 

Дома Антона ждал сюрприз: очередное письмо от московской бабушки. Мать подала его ему после того, как он переоделся, умылся и сел к ужину.

– Ты извини, я конверт распечатала, – поспешила оправдаться Ангелина Семёновна. – Обычно она мне пишет, о тебе спрашивает. Ты-то ей всё одно не отвечаешь…

Не будь Антон переполнен переживанием только что происшедших событий, он, конечно, заметил бы в лице матери плохо скрываемую тревогу и даже страх.

– А чего мне ей отвечать, – буркнул Антон, нехотя беря в руки конверт. – Я с ней незнаком. Чё пишет?

– А ты сам прочти. Про отца твоего пишет.

– Вот те здрассте! – мрачнея, пробормотал Антон, однако письмо из конверта извлёк.

После обычных и неприятных ему сюсюканий бабушка сообщала, что её сын, то есть Антонов отец, просил передать ему, что живёт он нынче в Австралии и приглашает Антона в гости в любое удобное для того время. Разумеется, он оплатит все расходы, а билет на самолёт купит ему сам через Интернет. Ещё отец сообщал, что у Антона в Австралии есть тринадцатилетняя сестра и десятилетний брат.

Антон закончил читать и посмотрел на мать.

– Ну и что?

– Как что? – удивилась та. – У тебя есть брат и сестра! Неужели ты не хочешь их увидеть?

– Да уж! – хмыкнул он. – Не было, не было, и вдруг возникли! И папочка объявился! В гости приглашает! Где он раньше был?.. Не поеду я никуда, ни в какую Австралию! – И дурашливо пропел: «Не нужен мне берег турецкий, Австралия мне не нужна!».

Лицо матери заметно посветлело, однако она сказала:

– Не торопись отказываться, Антоша, подумай! Может, тебе всё-таки стоит съездить. Во-первых, мир посмотришь, людей… А, во-вторых, может, тебе там понравится? Сейчас народ куда только не уезжает! И в Америку, и в Германию, и в ту же Австралию. И везде, говорят, жизнь лучше, чем у нас в России. Во всяком случае, назад никто не возвращается.

Антон посмотрел ей в глаза.

– А что за человек мой отец? Ты никогда мне про него не рассказывала.

– Ты не спрашивал. – Ангелина Семёновна грустно улыбнулась. – Человек как человек. Инженер, мост у нас строил через реку. Ничего плохого сказать про него не могу. Хорошего, правда, тоже. Потому что для сына своего ни копейки ни разу не прислал.

– Вот именно! – мрачно кивнул Антон и уставился в стол. – А теперь я вырос и ему понадобился! Дом там у него, небось, свой, кенгуру вокруг бегают!.. Нет, мам, я к нему не поеду! Жил без него и дальше проживу.

Он поднял глаза на мать и увидел, что по её улыбающемуся лицу текут слёзы. Антон поднялся, приблизился к ней, обнял и сказал, гладя по плечу:

– Я от тебя некуда не уеду! Вот вырасту, заработаю денег, и мы с тобой вместе будем ездить: весь мир объездим!

Ангелина Семёновна продолжала плакать, и это были слёзы радости.

 

Прошло несколько дней. Жизнь наших друзей текла привычным руслом – школа, домашние задания, тренировки. Острота стычки у автобусной остановки постепенно стиралась в памяти, хотя опаска в душах ребят оставалась, и они старались, как договорились, держаться вместе.

Однажды Денис сказал, весело глянув на друга:

– Нашлась твоя Матильда, Тоха!

– Какая Матильда? – насторожился Антон. Денис был мастер на шутки и розыгрыши.

– Деваха, на которую ты глаз положил. За честь которой мы с тобой так доблестно сражались.

– Ну, положим, про её честь я ничего не знаю, – возразил Антон, – а вот забить её эти подонки могли до смерти. А что значит – нашлась?

– Она с моей сестрицей в одной гимназии учится. Пять дней дома раны зализывала, сегодня пришла – в чёрных колготках и тёмных очках. Рассказала, что три придурка пристали к ней на автобусной остановке, чуть не забили, а какие-то двое парней со шпагами заступились, и она убежала. Люська меня спросила, не знаю ли я, кто это мог быть. Мол, это наверняка кто-то из ваших. А я прикинулся валенком, нет, говорю, не знаю, никто не рассказывал.

– Правильно прикинулся. А как её звать? Ты не спросил?

Денис ухмыльнулся:

– Почему же не спросил? Спросил! Карина её звать. Карина Южная!

– Южная – это что, прозвище?

– Фамилия! Не знаю, кто у неё папа, Люська не говорила, а вот мама – артистка музтеатра, и, кажется, даже заслуженная. Фифа та ещё! Так что ты попал!

– А чего это я попал? – сделал презрительное лицо Антон. – Параллельно мне эта Карина! И даже перпендикулярно. Оклемалась – и слава богу. Нисколько она мне не интересна.

– А зачем же имя спросил? – засмеялся Денис. Но увидев, как насупился друг, похлопал его по плечу и сказал: – Ладно, ладно, я молчу! Нет так нет. Ты не спрашивал, я не говорил.

 

Как раз в этот вечер их встретили после тренировки – на пути от спортивного зала к автобусной остановке. На этот раз в команде бритоголового было шесть человек, и все были вооружены длинными железными прутами и тяжёлыми палками. Антон оглянулся назад, в сторону спорткомплекса – не идёт ли кто ещё из ребят-спортсменов, но там никто не просматривался.

– Привет, мушкетёры! – с издёвкой ухмыльнулся старый знакомец. – Похоже, сегодня фарт на нашей стороне.

Друзья переглянулись и мгновенно поняли друг друга. На тренировках они не только махали клинками, но и наматывали немало километров, в том числе и в виде кроссов. Развернуться и броситься в убег было для них делом секунды. Не ожидавшие такой прыти от жертв, казалось бы, уже обречённых на растерзание, «охотники» на несколько мгновений замерли в удивлённом оцепенении, дав убегающим оторваться метров на двадцать, и лишь затем, с криками и матюками, ринулись в погоню. Преимущество и здесь оказалось на стороне спортсменов. Разрыв между ними и преследователями неумолимо увеличивался. Лишь один из «дикой» команды, вооружённый палкой, оторвался от соратников и пружинящими прыжками сокращал расстояние.

«Вот еще самородок! – насмешливо сказал себе Антон. – Придётся его тормознуть».

Не снижая скорости бега, он снял с плеча чехол, выпростал из него саблю и, вдруг остановившись, без замаха, но хлестко рубанул набежавшего парня по голове. Тот выронил палку, упал на землю и, схватившись двумя руками за голову, покатился со стоном по траве. Антон побежал дальше, догоняя чуть сбавившего скорость Дениса.

– Бежим в зал? – оглянувшись спросил Денис.

– Не стоит, – ответил Антон. – Чё волну гнать? Они всё равно не уйдут, будут нас ждать. Оторвёмся! Бегать они слабаки. Самого прыткого я вырубил.

– Я видел. Классно ты его! Мой респект!

– Ладно, Дэн, давай бежать молча, дыхалку береги.

Они свернули в аллею, идущую к набережной и, войдя в ритм, побежали к дальнему выходу из парка. Топот позади постепенно стихал. Друзья немного сбавили темп. Здесь уже попадались прогуливающиеся горожане.

– А хочешь, завтра к Люське в гимназию сходим? – спросил вдруг Денис. – Карину свою увидишь.

– Береги дыхалку! – желчно повторил Антон. – И никакая она не моя. Ты первый кинулся её спасать.

– Но думаешь-то о ней ты! – возразил Денис.

– С чего ты взял? Она мне до лампы.

– С того, что ты злишься. Была бы до лампы, ты бы не злился.

– Я и не злюсь. – Антон перешел на быстрый шаг, то же сделал и Денис. – Давай сходим, если хочешь. Составлю тебе компанию. Чтоб тебя не прибили по дороге. Вот устроили мы себе приключение на свои задницы!

– Но пасаран! – бодро ответил Денис, шутливо подняв над головой сжатый кулак.

 

На встречу с Матильдой-Кариной друзья отправились сразу после уроков. Денис сказал, что попросил сестру задержать подругу во дворе гимназии под каким-нибудь предлогом, но не говорить ей об истинной причине. Стоял уже ноябрь, недавно резко похолодало, ребята были одеты в куртки. У Антона на плече висела сумка с книгами и тетрадями, у Дениса за плечами был ранец-рюкзак.

Войдя во двор, они сразу увидели девушек. Те стояли в нескольких метрах от школьного крыльца и, ещё не замечая появившихся ребят, оживлённо беседовали. На Карине была яркая оранжевая куртка с откинутым капюшоном, на сестре Дениса – зелёная без капюшона. Люся то ли спросила подругу о чем-то, то ли высказала какой-то упрёк – Антон не расслышал, слова прозвучали невнятно. А вот ответ Карины был отчётлив и звонок:

– Я трахаюсь с кем хочу! И ты мне не указ!

На самом деле она использовала другой, более выразительный глагол, на букву «е», и в голосе её прозвучали вызов и задор. Друзья остановились, и тут же были замечены. Девушки враз умолкли и посмотрели на ребят. Замешательства на лице Карины Антон не заметил – только любопытство и что-то похожее на беспокойство. Возможно, она пыталась узнать их.

– Люсёна! – обратился Денис к сестре. – Познакомь нас.

– Это мой брат, Денис! – сказала Люся небрежно. – И его друг Антон. Между прочим, это они отбили тебя от тех орангутангов.

– К вашим услугам, сеньора! – сделал шутовской поклон Денис, махнув у земли воображаемой мушкетерской шляпой. – Вы можете звать меня просто Дэн!

– Очень приятно! – рефлекторно, в тон ему, ответила девушка. Но глаза её, укрытые за стёклами темных очков, смотрели на Антона. Антон заметил, что нижняя её губа ещё не полностью зажила. – Не знаю, как и благодарить!

«Её голос подобен звону весеннего ручья!» – ни с того ни с сего возникла в голове у Антона нелепая и неуместная метафора. Он устыдился её и густо покраснел. И вспомнил другие, только что услышанные слова, произнесённые этим же, девичьим голосом, и покраснел ещё гуще.

– Так вы фехтовальщики? – спросила Карина, по-прежнему не сводя глаз с Антона.

– Самые настоящие! – заверил её Денис. – И, между прочим, Антон – лучший фехтовальщик этого города и всех его окрестностей. Без пяти минут мастер спорта!

– Ну уж насчёт мастера ты загнул! – приходя в себя, возразил Антон. – Всего лишь первый разряд.

– А что загнул? Что загнул? – Денис сделал обиженную гримасу. – Съездишь в этом году на Россию, выиграешь все бои и станешь мастером. Ну не мастером, так кандидатом!

– Как интересно! – опять прозвенел голос Карины. – Вы такой молодой, у вас такое будущее!.. Да, я видела, как вы дерётесь…

– Каринка, а что это ты его на «вы»? – прервала её Люся. – Антон! Что происходит? Денис! Мальчики!.. А давайте сходим в какое-нибудь кафе, отпразднуем знакомство.

– Согласна! – тряхнула тёмной копной волос Карина. – Не каждый день знакомишься с настоящими мушкетёрами.

Денис тоже поддержал сестру. Антон же покачал головой: в кармане у него не было и двадцати рублей.

– Мне домой надо, – сказал он. – Мама просила прийти пораньше.

Возникло минутное замешательство. Люся смотрела на брата, Денис – на Антона. Антон и Карина смотрели непонятно куда. Наконец Карина взглянула на Антона и сказала:

– Ну тогда проводи меня! Чтоб на меня опять кто-нибудь не напал.

– А где ты живёшь?

Она назвала улицу.

– Это по пути, – серьёзно кивнул он. – Это можно.

Они двинулись к воротам.

– Чао, бамбино! – крикнул вслед Денис.

– И тебе не кашлять! – не оборачиваясь, отозвался Антон.

 

Некоторое время шли молча. Потом Карина сказала:

– А ты ведь соврал, что тебя мама дома ждёт. В это время люди на работе.

– Она посменно работает. Медсестрой в первой городской. Но я и вправду соврал. У меня просто денег на кафе нет. Я из бедной семьи.

– А я, значит, из богатой? Что ты про меня знаешь?!

– Ничего. Тебя сильно побили?

Девушка посмотрела на него искоса и хмыкнула:

– Как видишь, не смертельно. Я на УЗИ сходила – жизненно важные органы целы, а синяки заживут. Но вам с Денисом спасибо. А что, вам тоже досталось?

– Обошлось. Слава богу, мы были при саблях.

– При саблях? А мне показалось, у вас были шпаги.

– Спортивные сабли похожи на шпаги. Но они немного длиннее, и ими можно и колоть, и рубить. Впрочем, в уличном бою между ними, действительно, нет разницы. Мы бы и шпагами эту шпану разогнали.

– А вы не боитесь, что они захотят найти вас и отомстить?

– Один раз уже попробовали.

– И как?

– Да примерно так же. Мы ушли, а у них один кровью залился.

Антон вдруг остановился, и девушка невольно тоже встала, посмотрела на него ожидающе.

– Если не секрет, чего они к тебе пристали? – спросил он. – Твои знакомые?

Она слегка смутилась, потом тряхнула головой и ответила:

– Да, немного знакомые. По крайней мере, один.

– Бритый?

– Ага.

– Скинхед?

– Не знаю. Они его Скорцени зовут. Я его несколько раз в «Пегой лошади» видела.

– Ты в «Пегую лошадь» ходишь?

– Хожу! – Карина посмотрела с уже знакомым ему вызовом. – Почему бы и нет? Нормальный ночной клуб!

«Особенно для пятнадцатилетней школьницы!» – подумал Антон. Но вслух сказал другое:

– Ну и что дальше? Чем ты прогневала Скорцени?

Карина некоторое время молчала, потом вместо ответа спросила:

– Ты как относишься к стрип-танцам?

Антон недоуменно пожал плечами:

– Не знаю. В мужской стриптиз я бы не пошёл.

– А в женский? Ну, посмотреть? Не отказался бы? Если честно.

Он опять пожал плечами:

– Наверное, не отказался бы. Пару раз смотрел на видике, интересно.

– Молодец, что не врёшь. Небось, и порно смотрел?

Антон промолчал.

– Смотрел! – утвердительно заключила девушка. – При половом созревании это неизбежно. А я вот занимаюсь стрип-пластикой, это грацию развивает и сексапильность. А в «Лошади» есть шест для стриптиза, вот я и решила попробовать. Да ты не думай, я не раздевалась!..

– А мне-то что? – пожал плечами Антон. – Хоть бы и разделась. Что хочешь, то и делаешь. Ты мне про Скорцени хотела рассказать.

– Я и рассказываю. Я начала на шесте под музыку крутить, а этот придурок сразу решил, что я мочалка, на все готовая, сгрёб меня и потащил. Я вырвалась и убежала. Добежала до автобуса, а он с дружками – за мной. Остальное ты видел.

Помолчали: он – осмысливая услышанное, она – вновь переживая с ней происшедшее.

– В общем, допрыгались вы, мадмуазель, – произнёс наконец Антон. – Вроде, умная барышня, а не понимаете, что дразнить орангутангов нельзя. Они хоть и похожи внешне на человеков, однако инстинктов своих животных сдерживать не приучены. А мушкетёров в следующий раз под рукой может и не оказаться.

– Ну и дурак! – сказала Карина. – Я тут перед ним… А он!..

Она заплакала и побежала. Антон было кинулся за ней следом, но тут же остановился, махнул в сердцах рукой и повернул в сторону своего дома.

 

Подойдя к дому, как увидел, что навстречу ему бежит Люся. Вид неё был полон смятения.

– Антон! Антон! Там Дэна убивают!

Антон схватил девушку за плечи:

– Где?

– Возле дома! Их четверо! С палками!

Дом, где жил Денис, был рядом, в одном квартале.

Антон сбросил с плеча сумку с книгами (Люся подберёт) и кинулся на помощь. Никогда ещё не бегал он так быстро, даже тогда, когда вместе с Дэном уходил от шестерых озверелых бандюганов. Мышцы работали на спринтерском пределе, не замечая вскипающей в них боли, лёгкие судорожно рвались, не успевая глотать густой как кисель воздух, сердце… Сердце остановилось. Он не слышал стука сердца. Наверное, от того что удары его стали так часты, что слились в один, гулкий и бесконечный.

Однако он опоздал. Денис лежал ничком на мёрзлой ноябрьской земле, и вокруг не было ни души. Затылок Дэна был размозжён и окровавлен, и рядом валялся испачканный кровью железный прут. В стороне, в нескольких шагах, Антон заметил знакомый рюкзачок. Значит, Дэн сбросил его и пытался защищаться. Но против лома нет приёма. Кроме сабли. Но сабли у Дэна не было. Да и силы были бы неравны. Может быть, вдвоём они и сумели бы отбиться.

– Звони в скорую! – скомандовал Антон подбежавшей запыхавшейся Люсе, а сам кинулся к другу, осторожно перевернул его на спину, придерживая голову. Дэн дышал, но был без сознания. Антон заплакал.

– Дэн! Дэн! Не умирай! Я так тебя люблю!..

 

 

 

(в начало)

 

 

 


Купить доступ ко всем публикациям журнала «Новая Литература» за апрель 2015 года в полном объёме за 197 руб.:
Банковская карта: Яндекс.деньги: Другие способы:
Наличные, баланс мобильного, Webmoney, QIWI, PayPal, Western Union, Карта Сбербанка РФ, безналичный платёж
После оплаты кнопкой кликните по ссылке:
«Вернуться на сайт продавца»
После оплаты другими способами сообщите нам реквизиты платежа и адрес этой страницы по e-mail: newlit@newlit.ru
Вы получите каждое произведение апреля 2015 г. отдельным файлом в пяти вариантах: doc, fb2, pdf, rtf, txt.

 


Оглавление


1. Часть 1
2. Часть 2
Пользовательский поиск

Клуб 'Новая Литература' на facebook.com  Клуб 'Новая Литература' на g+  Клуб 'Новая Литература' на linkedin.com  Клуб 'Новая Литература' на livejournal.com  Клуб 'Новая Литература' на my.mail.ru  Клуб 'Новая Литература' на odnoklassniki.ru  Клуб 'Новая Литература' на twitter.com  Клуб 'Новая Литература' на vk.com  Клуб 'Новая Литература' на vkrugudruzei.ru

Мы издаём большой литературный журнал
из уникальных отредактированных текстов
Люди покупают его и говорят нам спасибо
Авторы борются за право издаваться у нас
С нами они совершенствуют мастерство
получают гонорары и выпускают книги
Бизнес доверяет нам свою рекламу
Мы благодарим всех, кто помогает нам
делать Большую Русскую Литературу



Собираем деньги на оплату труда выпускающих редакторов: вычитка, корректура, редактирование, вёрстка, подбор иллюстрации и публикация очередного произведения состоится после того, как на это будет собрано 500 рублей.

Сейчас собираем на публикацию:

06.07: Алексей Филиппов. Дядя Ваня (рассказ)

 

Вы можете пожертвовать любую сумму множеством способов или Яндекс.Деньгами:


В данный момент ни на одно произведение не собрано средств.

Вы можете мгновенно изменить ситуацию кнопкой «Поддержать проект»




Купите свежий номер журнала
«Новая Литература»:

Номер журнала «Новая Литература» за апрель 2018 года

Купить все номера с 2015 года:
Литературно-художественный журнал "Новая Литература" - www.newlit.ru


 

 



При перепечатке ссылайтесь на newlit.ru. Copyright © 2001—2018 журнал «Новая Литература».
Авторам и заказчикам для написания, редактирования и рецензирования текстов: e-mail newlit@newlit.ru.
Меценатам, спонсорам, рекламодателям: ICQ: 64244880, тел.: +7 960 732 0000.
Реклама | Отзывы
Рейтинг@Mail.ru
Поддержите «Новую Литературу»!