HTM
Номер журнала «Новая Литература» за октябрь 2018 г.

Андрей Емельянов-Хальген

Харбинец

Обсудить

Рассказ

На чтение потребуется один час | Скачать: doc, fb2, rtf, txt, pdf

 

Купить в журнале за январь 2015 (doc, pdf):
Номер журнала «Новая Литература» за январь 2015 года

 

Опубликовано редактором: Вероника Вебер, 20.01.2015
Оглавление

2. Часть 2
3. Часть 3
4. Часть 4

Часть 3


 

 

 

На первый день службы Сулико провожала Николая уже как супруга. И Коля смело вступил в чрево авианосца «Акаги», полное людей чужого народа, которые для него все были на одно лицо. Всё в корабле показалось ему знакомым, отцовские уроки не прошли для него даром. Только насколько всё оказалось большим, чем он ожидал! Даже малую деталь этого плавучего города не сдвинул бы с места и десяток дюжих русских, не говоря уже о тщедушных японцах. Особенно поразили Колю аккуратно стоявшие на взлётной палубе самолёты. Он и прежде знал, для чего предназначен этот класс кораблей, но впервые увидел, чтобы повелители небес вот так смирно стояли на железной палубе корабля, дожидаясь того мига, когда они вознесутся в родную стихию.

На знакомство с кораблём ушло три дня. Адмирал не торопил. Когда эти дни истекли, у Николая возник вопрос, где же будет его место среди этой паутины машин, механизмов и оружия? Ведь хоть людей тут и много, но каждый стоит на своём месте и выполняет свою работу, никому при этом не мешая. Где же тогда место, предназначенное для него?

– Ваше место – возле меня. Записывать всё происходящее на русском языке, чтобы всё вошло не только в нашу историю, но и в вашу тоже, – сказал адмирал. – В бою, конечно, могут быть и другие поручения, но о них я вам скажу, когда будет бой.

Николай пожал плечами. В самом деле, каким ещё может быть место русского офицера на японском боевом корабле?!

Вскоре японцы уже перестали быть для него на одно лицо. Появились и друзья, два лейтенанта, один из которых был механиком, а второй – артиллеристом. Их имён Николай не мог запомнить, а произносил их с трудом, поэтому они разрешили называть их по созвучию на русский лад – Вася и Костя.

Коля привыкал к Японии, сживался с нею. Конечно, ему было легче, чем жителю глубин Руси, восточная экзотика его, по крайней мере, не сбивала с ног, ведь её хватало и в его родном Харбине (по крайней мере, тот город он считал родным с самого детства). Конечно, с Харбином его роднили люди, говорившие там на его родном языке, русские лица и несколько небольших православных церквей. В Нагасаки православный храм был всего один, и его колокола звонили как-то робко и почти не слышно. Русских людей в нём, кроме себя, Николай не обнаружил. Но зато здесь была его первая и любимая женщина, какой не было у него в русском Харбине. Там со своими соплеменницами он не находил общего языка. Эмигрантки мечтали о Париже, советские жили жизнью неведомого для Николая Советского Союза, а внучки старожилов примыкали то к одним, то к другим. Но и для первых и для вторых Николай был чужд. А вот для японки Сулико он сделался своим, так что, почему бы Нагасаки не сделаться его любимой землёй? Ведь в дальних морских странствиях, которые неизбежно выпадут на его долю, именно Нагасаки станет означать желанную твёрдую землю…

 

Корабли время от времени выходили в море, на учения. Николай впервые увидел, как с зыбкой палубной поверхности взлетали тяжёлые самолёты. Особенно же захватывало дух, когда они совершали посадку. Летит такая рукотворная птичка, снижается, и кажется неизбежным, что она бултыхнётся в воду и навсегда скроется в пучине. Но нет, проходит всего несколько минут, и она уже прочно стоит на палубе, а довольный пилот весело выпрыгивает из кабины.

Николай задавал себе вопрос, хватило бы у него смелости для таких вот полётов, и, конечно, давал себе утвердительный ответ, хотя и сомневался он. Знал бы Коля, что уже через несколько лет он увидит такие полёты японцев, повторить которые он наверняка был бы уже не в состоянии!

Вскоре флот начал спешно собираться. В движениях каждого матроса и офицера чудилось волнение, которое никак не вязалось с простыми учениями, которые в последнее время проводились едва ли не каждый месяц.

– Куда идём? – запросто спросил он у адмирала.

– Ответ на этот вопрос знают всего пять человек во всей стране. Все они – в звании выше вице-адмирала, – спокойно сказал Нагума, чуть-чуть повернувшись в сторону Николая. – И вы, как моряк, должны понимать, что оснований для расширения этого круга мы не имеем.

Коля нашел в себе силы не обидеться. О необходимости сохранения тайны при подготовке морских операций он знал еще от отца, но все же было не совсем приятно вот так получить от ворот поворот. Тем более что сам Нагума назначил его на роль глаза истории, всё время наблюдающего за его флотом! «Впрочем, чего я переживаю, если через два-три дня и так станет все ясно», – решил для себя Николай.

Флот и в самом деле вышел в море. Причём строй его оказался гораздо больше, чем мог себе представить русский морячок. Одних лишь авианосцев было аж шесть, а кроме них шли ещё и крейсера, лёгкие и тяжёлые, множество эсминцев. И даже соперники авианосцев, грозные линкоры, на этот раз примирились со своими конкурентами и встали в единый строй. Одним словом, целая железная река поплыла по синему морю! Она то шла прямо, то поворачивала, то опять шла напрямик, и Коля уже не мог даже приблизительно предположить, куда же они идут.

 

Наконец, на горизонте показались какие-то тёмные пятна. Вернее, они были даже за горизонтом, а с борта авианосца виднелось их отражение в богатом водяными каплями воздухе. «Наверное, большие учения. Эти необитаемые острова мы сейчас разбомбим и обстреляем!» – подумал Николай, сам не заметив, как подвёл японский флот под слово «мы».

Явился вестовой и вызвал Николая в каюту Нагума. Адмирал мечтательно смотрел в иллюминатор, весь его стол был завален какими-то бумагами и картами. На многих из них были пометки цветными карандашами и что-то написано по-японски. Читать и писать по-японски Николай не умел. Поди разбери, как они пишут, если у них целых две азбуки да ещё иероглифы в придачу!

– Доставайте блокнот и записывайте, по-русски, конечно. Сегодня, 26 ноября 1941 года, ударное соединение японского императорского флота под командованием адмирала Тюити Нагумо начинает атаку военно-морской базы США Пёрл-Харбор. Записали?

Сказано это было столь буднично, что Николай успел записать, потом переправил 26 ноября на 13, ибо в Харбине жили по Юлианскому календарю. Потом подумал, что Нагума, должно быть, об этом не знает, ведь «26 ноября 1941 года» он сказал как раз для него, а у самого адмирала, как и у всех японцев – другое летоисчисление…

И только тут он вздрогнул, едва не подпрыгнул и чуть не крикнул на весь корабль: «началось!» Вот оно, начало долгожданной войны против общего, русско-японского врага, и он, Николай, стоит сейчас прямо на острие первого удара!

Адмирал понимающе кивнул, заметив весёлое настроение русского летописца. Тем временем в каюте один за другим стали появляться офицеры, Нагума давал им какие-то распоряжения, столь быстро, что Николай перестал их понимать. Он только предполагал, что сейчас вся мощь соединения поднимется в воздух и обернётся грозящим боевым облаком.

Облако больших стрел и вправду вскоре поднялось над кораблями. Поднявшись, самолеты взяли курс к чёрным пятнам на горизонте. «Словно большая белая рука хочет смести чёрный сор», подумал Николай и аккуратно записал в блокнот число самолетов, которые сейчас поплыли на врага. Опять послышался шум винтов, и в небе выросло новое разящее облако. Коля снова записал количество самолётов.

Меж тем горизонт вспучился взрывами и расцвёл красными вспышками. Это было прекрасно, и Николай искренне пожалел, что не обзавёлся фотоаппаратом и не научился фотографировать. Поэтому он старательно закреплял всё в своей памяти. Конечно, хотелось большего. Отчаянно хотелось видеть искорёженные страхом лица врага, разлетающиеся на куски здания, кряхтящие и проваливающиеся в бездну корабли…

Адмирал будто прочитал его мысли.

– Видеть дано больше лишь тому, кто ближе к смерти стоит. Кто умер – тот, поди, видит уже всё. А на взрывы и смерть можно смотреть только сквозь близость смерти своей! Сейчас они будут возвращаться, и ты подсчитай, сколько пилотов останется там, в чужой земле и воде, плечом к плечу с побеждённым врагом!

С грохотом самолеты принялись собираться на палубе. Один из офицеров называл цифры. Операция была успешной, и вернулись почти все… Но всё же не все, четырёх самолётов не было вместе с их экипажами. По всем кораблям не дождались возвращения 29 самолетов. От раздумий про этих людей оторвал голос адмирала:

– Пиши. Потери противника: потоплено 4 линкора, 2 эсминца, 1 минный заградитель. 4 линейных корабля, 3 лёгких крейсера и 1 эсминец получили серьёзные повреждения. Дальше можешь писать всё что захочешь, преувеличивать тут, как говорится, нечего. В этой части океана американского флота больше нет!

– Победа!!! – шёпотом воскликнул Николай, боясь даже громко произнести это слово.

Адмирал ничего не ответил. Он приказал соединению отходить.

Флот возвращался к родным берегам. Всех моряков ждали семьи, и Коля тоже знал, что где-то на берегу его ждёт красавица Сулико. Берег встречал их, как победителей, а слово «победа» всегда звучит одинаково, неважно, на каком из языков оно сказано. Большой победой подвигался флот к своему берегу, и тот в ответ расцветал огнями радости.

Все моряки нашли обнимающие их руки, нашёл их и Николай. Многое о народе, среди которого он теперь жил, Коля не знал. Он не понимал его двух вер, не понимал их почитания императора, совсем не похожее на почитание русскими своих царей. Но Япония в лице Сулико жарко его обнимала, притягивала к себе, в то время как Россия в своё время гнала метлой ледяного ветра. Да и что у него осталось от России, кроме памяти о Харбине, который уже давно перестал быть русским?!

 

 

 


Купить доступ ко всем публикациям журнала «Новая Литература» за январь 2015 года в полном объёме за 197 руб.:
Банковская карта: Яндекс.деньги: Другие способы:
Наличные, баланс мобильного, Webmoney, QIWI, PayPal, Western Union, Карта Сбербанка РФ, безналичный платёж
После оплаты кнопкой кликните по ссылке:
«Вернуться на сайт продавца»
После оплаты другими способами сообщите нам реквизиты платежа и адрес этой страницы по e-mail: newlit@newlit.ru
Вы получите каждое произведение января 2015 г. отдельным файлом в пяти вариантах: doc, fb2, pdf, rtf, txt.

 


Оглавление

2. Часть 2
3. Часть 3
4. Часть 4
Пользовательский поиск

Канал 'Новая Литература' на telegram.org  Клуб 'Новая Литература' на facebook.com  Клуб 'Новая Литература' на g+  Клуб 'Новая Литература' на linkedin.com  Клуб 'Новая Литература' на livejournal.com  Клуб 'Новая Литература' на my.mail.ru  Клуб 'Новая Литература' на odnoklassniki.ru  Клуб 'Новая Литература' на twitter.com  Клуб 'Новая Литература' на vk.com  Клуб 'Новая Литература' на vkrugudruzei.ru

Мы издаём большой литературный журнал
из уникальных отредактированных текстов
Люди покупают его и говорят нам спасибо
Авторы борются за право издаваться у нас
С нами они совершенствуют мастерство
получают гонорары и выпускают книги
Бизнес доверяет нам свою рекламу
Мы благодарим всех, кто помогает нам
делать Большую Русскую Литературу



Собираем деньги на оплату труда выпускающих редакторов: вычитка, корректура, редактирование, вёрстка, подбор иллюстрации и публикация очередного произведения состоится после того, как на это будет собрано 500 рублей.

Сейчас собираем на публикацию:

01.12: Художественный смысл. Пощёчина – Или я отвечу (критическая статья)

 

Вы можете пожертвовать любую сумму множеством способов или Яндекс.Деньгами:


В данный момент ни на одно произведение не собрано средств.

Вы можете мгновенно изменить ситуацию кнопкой «Поддержать проект»




Купите свежий номер журнала
«Новая Литература»:

Номер журнала «Новая Литература» за октябрь 2018 года

Купить все номера с 2015 года:
Литературно-художественный журнал "Новая Литература" - www.newlit.ru


 

 



При перепечатке ссылайтесь на newlit.ru. Copyright © 2001—2018 журнал «Новая Литература».
Авторам и заказчикам для написания, редактирования и рецензирования текстов: e-mail newlit@newlit.ru.
Меценатам, спонсорам, рекламодателям: ICQ: 64244880, тел.: +7 960 732 0000.
Реклама | Отзывы
Рейтинг@Mail.ru
Поддержите «Новую Литературу»!