HTM
Номер журнала «Новая Литература» за январь 2019 г.

Зоя Гарина

Романснебес

Обсудить

Роман

Опубликовано редактором: Вероника Вебер, 5.06.2010
Оглавление

32. Часть 32
33. Часть 33
34. Часть 34

Часть 33


 

 

 

– Проходите, мы вас ждем, – Нхоаэ широким жестом пригласил нас в зал.

Анатолий стоял нерешительно переминаясь с ноги на ногу и с изумлением глядя на крылья Нхоаэ.

– Идем, – сказала я шепотом. – Не бойся, я его знаю.

– Кого? Официанта? – тоже шепотом спросил Анатолий.

– Ангела.

– Так это не костюм? – удивился Анатолий.

– Если речь идет о крыльях, то они настоящие, а все остальное, конечно, костюм… и декорация, – с вежливой улыбкой ответил ему Нхоаэ. – Ну-с, прошу! – и Нхоаэ почтительно отступил на полшага.

Мы прошли в просторный зал, в котором стоял только один стол и два стула с высокими спинками.

Мы сели. Нхоаэ встал справа от нас.

Заиграла тихая китайская музыка, и свет в зале стал постепенно меркнуть. В наступившем сумраке где-то вверху зажглись два прожектора, которые были направлены в сторону нашего стола. Яркий свет заставил меня зажмуриться, а когда я открыла глаза, возле нашего стола, слева, стоял еще один официант – величественный мавр с огромными черными крыльями…

От неожиданности я закашлялась. Черный официант улыбнулся и невозмутимо, с достоинством сказал:

– Здравствуйте. Меня зовут Мгрот. Мы с моим товарищем Нхоаэ, – слово "товарищ" он произнес с нескрываемой иронией, – обслуживаем ваш столик. В нашем заведении вы можете не просто хорошо отдохнуть, но и разобраться в своем отношении друг к другу. У нас не только отменная кухня, но и пища для размышлений. Прошу вас!

И Мгрот положил перед Анатолием серую папку, на которой серебристыми буквами было написано: "Меню".

Такую же серую папку передо мной положил Нхоаэ.

Я подняла голову, взглянула на Нхоаэ и невольно вскрикнула. Вместо живого взгляда я увидела в его глазах только ровный белый свет.

Придя в себя от изумления, я взглянула на Мгрота.

Его глаза светились зеленым светом. Мне стало страшно.

Нхоаэ улыбнулся:

– Не пугайся, Анжела. Всё так, как должно быть.

– Нам нужно открыть меню? – спросила я Нхоаэ.

– Да, – ответили Нхоаэ и Мгрот в один голос.

Я открыла серую папку. Анатолий сделал то же самое.

– Если вам будет что-то непонятно – спросите у меня, – с предупредительной вежливостью сказал Мгрот. Весь его вид говорил о том, что нам будет непонятно всё.

– Но если вам будет что-то понятно – дайте мне знать, – добавил Нхоаэ.

Я опустила глаза и попыталась прочесть то, что было написано на листке, вложенном в папку "Меню". На листке зелеными чернилами, по всей видимости от руки, ровными столбиками были нарисованы иероглифы.

– Я не понимаю, – сказала я и посмотрела на Мгрота.

– Айн момент! – воскликнул Мгрот и щелкнул пальцами.

Прожектора вверху мгновенно изменили привычный дневной свет на густой зеленый. Иероглифы на листке стали невидны, но зато проступил текст на русском языке, как будто написанный симпатическими чернилами. Я прочла: "Жгучий перчик, фаршированный горькими воспоминаниями детства".

– Теперь понятно, мадемуазель Вульф? – поинтересовался Мгрот.

– Я поняла текст, но совсем не понимаю, что он означает.

– Это название блюда, которое необходимо отведать каждому волку-ангелу, – улыбнулся Мгрот.

– Но я ведь не волк-ангел, – возразила я.

– Вы заблуждаетесь, мадемуазель Вульф Анжела, – с ударением на мое имя произнес Мгрот.

Я промолчала и посмотрела на Нхоаэ, пытаясь найти у него поддержку. Глаза Нхоаэ стали голубыми. Он дотронулся до моей руки:

– Закажи это блюдо, – тихо сказал он.

– Хорошо, – обреченно согласилась я. – Я хочу "жгучий перчик, фаршированный горькими воспоминаниями детства".

– Айн момент! – жизнерадостно воскликнул Мгрот и опять щелкнул пальцами.

Прожектора на секунду погасли и зажглись снова, осветив поверхность стола фиолетовым светом. На столе передо мной стояла большая круглая тарелка, на которой лежал маленький красный жгучий перчик.

Я взяла со стола вилку и нож, отрезала небольшой кусочек перчика и положила его в рот. Эффект был неожиданный. Мне показалось, что я взяла в рот кусок раскаленного железа. Из глаз ручьем покатились слезы. Но самым удивительным было то, что я стала говорить: громко, быстро, захлебываясь. Поначалу я сама не понимала значения своих слов и только спустя некоторое время стала осознавать, что именно я говорю. Я рассказывала случай из своего детства: о прогулянном уроке в музыкальной школе, о своем случайном знакомом, о полуразрушенном доме с привидениями и о том, что случилось со мной после. То, что я говорила, а главное – как, испугало меня. Я говорила с такой откровенностью, какую не могла себе позволить даже в мыслях. Когда я сказала, что стала звать на помощь Нхоаэ, огонь, обжигавший мне горло, внезапно утих и я замолчала.

Спокойная, ненавязчивая китайская музыка, звучавшая, пока я говорила, стала глуше, а затем смолкла совсем. В наступившей тишине шепот Анатолия показался неожиданно громким.

– И что? Тебя этот Сергей изнасиловал?

Я посмотрела на Анатолия и увидела, что его лицо искажено ужасом.

– Нет, – ответила я, – Нхоаэ мне помог.

– Он что, прилетел и вынес тебя на своих крыльях?

– Нет. Но когда я позвала Нхоаэ, то увидела небольшую кучу песка под ногами. Схватив горсть, я бросила его Сергею в лицо. Песок попал в глаза, и он отпустил меня. Тогда я убежала.

Я виновато посмотрела в глаза Анатолию. Анатолий покачал головой.

– Анжела! Ну нельзя же быть такой дурочкой! Так довериться первому встречному!

– Но это же было давно! – попыталась оправдаться я.

– Это было недавно, это было давно, – неожиданно пропел Мгрот высоким фальцетом.

Я была настолько ошеломлена своим рассказом, что даже забыла о существовании рядом со мной кого-то еще кроме Анатолия.

Опять зазвучала китайская музыка.

Я перевела взгляд на Мгрота. Он был необычайно весел и танцевал какой-то странный африканский танец.

Этот танец Мгрота под ритмичную китайскую мелодию завораживал, но я заставила себя повернуть голову в другую сторону и посмотреть на Нхоаэ.

Нхоаэ стоял неподвижно как изваяние. Какая-то сила принуждала меня повернуть голову обратно и смотреть на веселого пляшущего Мгрота. Но я интуитивно почувствовала, что должна сопротивляться этой силе. Я не отрываясь глядела в голубые глаза Нхоаэ. И чем дольше глядела, тем легче и свободнее начинала себя чувствовать.

Китайская музыка становилась всё громче, я слышала истерический хохот Мгрота, но это не могло уже заставить меня посмотреть на него. Не знаю почему, я громко сказала:

– Толя, помогай мне!

– Что я должен делать? – издалека, словно эхо, донесся голос Анатолия.

– Смотри в глаза Нхоаэ!

Я поняла, что Анатолий выполнил мою просьбу. Китайская музыка и хохот Мгрота стали отдаляться и вскоре стали вообще неслышны.

Нхоаэ на секунду прикрыл глаза, а когда он их открыл снова, я увидела знакомый взгляд, который видела много раз и помнила всегда: лучистый, небесный, глубокий.

– Спасибо, – сказал Нхоаэ.

– За что? – искренне удивилась я.

– За помощь.

– А разве человек в силах помочь ангелу?

– Конечно. Ты ведь думала о том, что хочешь помочь мне. А всякая мысль – это воплощение.

– Скажи, тебе на самом деле нужна была моя помощь? – спросила я Нхоаэ.

– Нет, – ответил он и улыбнулся.

Я немного растерялась, а Анатолий спросил:

– Что же это получается: мысль – воплощение… Как такое может быть? Мало ли кто о чем думает! Если бы это было так, то вокруг были бы одни волшебники.

Нхоаэ повернул голову в его сторону, и свет стал розовым.

– Так оно и есть. Люди всемогущи. Ведь они созданы по образу и подобию. Просто из-за своих пороков они потеряли способность фиксировать мысли.

– А-а… – хотел еще что-то спросить Анатолий, но Нхоаэ остановил его жестом:

– Я не могу объяснять непонятные для вас вещи. Это с удовольствием сделает Мгрот. Я могу говорить только о вещах, которые кажутся вам понятными.

Я и Анатолий повернули голову влево.

– Но Мгрот ушел, – сказала я.

– Это не надолго. Он сейчас появится. Он всегда рядом со мной, – ответил Нхоаэ.

– Вы что, друзья? – спросила я.

– О, нет! – улыбнулся Нхоаэ. – Но свет и тьма всегда рядом. Можно идти на свет, но так никогда и не выйти из тьмы.

Я замолчала. Слова Нхоаэ прозвучали так, словно он меня о чем-то предупреждал.

– А какие вещи кажутся нам понятными? – спросил Анатолий. Похоже, у него вызвало недоумение предложение Нхоаэ объяснить нам то, что мы понимаем.

– Те, что не вызывают у вас мыслей.

– Да? А что именно?

– О! Примеры могут быть бесконечны. Например, что есть – "свет", и что есть – "тьма".

– Ну, это абсолютно понятно, – ответил Анатолий.

Нхоаэ улыбнулся.

Раздался громкий звук фанфар. Прожектора моргнули и погасли.

– Я иду, иду! – раздался веселый голос Мгрота.

Вдалеке показался свет огня, который быстро приближался к столу.

– Я уже рядом! Сейчас-сейчас! А вот и я!

Возле столика появился Мгрот. В руках он держал серебряный подсвечник с двумя зажженными массивными свечами. Я обратила внимание на кольцо с огромным изумрудом на пальце Мгрота. Изумруд сверкал и переливался всеми оттенками зеленого цвета.

– Как перчик? – доброжелательно спросил он у меня.

– Спасибо, – ответила я неопределенно.

– О! Ну вы же, мадемуазель Вульф Анжела, совсем его не распробовали! Вся начинка осталась!

– Нет-нет! Мне достаточно! Я сыта!

– Ну, как знаете! – обиженно ответил Мгрот. – А что же это, в самом деле! Анатолий-то у нас голодный! Я жду! Любой каприз – совершенно бесплатно!

– Спасибо, – улыбнулся Анатолий, – я в такое время не ем.

– В какое такое время? – поинтересовался Мгрот.

– Ночью.

– А кто сказал, что сейчас ночь? Сейчас утро!

Мгрот щелкнул пальцами, и слева от нас стало светать, повеяло утренней прохладой. Где-то над головой раздалось жизнерадостное щебетание птиц.

– Где предпочитаем завтракать? В цветущем саду? На террасе у моря?

– А можно не завтракать? – Анатолий умоляюще посмотрел на Мгрота.

– Нет! – категорично ответил тот и тут же стал уговаривать Анатолия плаксивым голосом: – Ну, хоть чуть-чуть! Хоть маковое зернышко! Кстати, оно у нас в меню есть. Вот, – и Мгрот не глядя ткнул пальцем в раскрытую серую папку, лежащую перед Анатолием.

Зажегся дневной свет. Мои глаза устали от часто меняющегося освещения, я повернула голову вправо и спросила Нхоаэ:

– Нельзя ли как-то отрегулировать освещение? Что оно всё время моргает?

Нхоаэ молчал, зато Мгрот охотно ответил за него:

– Что вы, мадемуазель Вульф Анжела! Освещение работает идеально! Ну, как насчет "макового зернышка"? – спросил он у Анатолия.

– Я так понимаю – отказаться нельзя, – Анатолий опустил глаза и прочитал в меню: – "Маковое зернышко в протеиновом соусе эмоций и желания". И что, это съедобно?

– На вкус – это великолепно! – поспешил заверить его Мгрот.

Нхоаэ хмыкнул.

– Ну хорошо! Я вижу, других блюд в меню не предусмотрено. Тогда – "маковое зернышко".

– Ун момэнто! – весело воскликнул Мгрот и щелкнул пальцами.

Свет опять моргнул и Мгрот поставил на стол перед Анатолием овальную белую тарелку с небольшим количеством зеленой кашицы.

– Каково? – восхищенно спросил он.

Анатолий явно не разделял восторга Мгрота. Он с опаской помешал кашицу маленькой ложечкой, потом зачерпнул небольшое количество зеленой массы и, сделав шумный выдох, сунул в рот.

Я во все глаза следила за реакцией Анатолия. Кажется, блюдо ему понравилось. Он подержал кашицу во рту, причмокнул, проглотил, а затем быстро съел всю порцию без остатка. Положив ложечку на стол, Анатолий неожиданно взял тарелку и облизал ее. Я удивилась. Это никак не вязалась с моими представлениями о хороших манерах.

Анатолий опустил тарелку и посмотрел на меня счастливыми глазами.

Я не смогла удержаться от смеха – настолько глупый был у него вид: широкая безмятежная улыбка и вымазанный зеленой кашицей кончик носа.

Мой смех нисколько не смутил Анатолия. Он тоже засмеялся и подмигнул мне. Затем поставил тарелку на стол и спросил у Мгрота:

– А повторить то же самое еще разок можно?

– В принципе, можно, – ответил Мгрот, – но это блюдо очень долго готовится.

– А мы никуда не спешим, – махнул рукой Анатолий.

– Возможно, что вы и не спешите, но у меня времени в обрез. Дел еще – по горло!

– Жаль, – без тени огорчения сказал Анатолий. – А танцевать-то в этом заведении принято?

– Конечно! Одну минуточку… – подобострастно наклонившись, Мгрот аккуратно стер зеленой салфеткой зеленую кашицу с кончика носа Анатолия. – Танцы у нас только приветствуются! Какую музыку пожелаете?

– Что-нибудь зажигательное! – Анатолий резко поднялся, опрокинув стул.

Я испугалась, подумав, что Анатолий пригласит меня на танец. Мне перестало нравиться его состояние.

Но Анатолий и не собирался танцевать со мной. Он отошел на пару шагов от стола и, не дожидаясь музыки, начал извиваться, словно через него пропускали заряды тока.

Зазвучала музыка, медленная и плавная, но Анатолий явно ее не слышал, он танцевал под какие-то свои, только ему понятные ритмы.

Это выглядело странно и нелепо. Я почувствовала неодолимую тоску и одиночество. Мне захотелось рыдать, рыдать от отчаяния, поскольку любовь моя уже не помещалась во мне, и каждой своей клеткой я ощущала, как она огромна и безответна. Я стала судорожно ловить воздух ртом, но кислорода всё равно не хватало.

– Нхоаэ, – повернулась я направо, – я понимаю. Я понимаю, что моя любовь никому не нужна.

– Это тебе только кажется, – спокойно ответил Нхоаэ.

– Кажется? Что мне кажется?

– Всё. Твоя любовь нужна тебе.

– Зачем, зачем она мне? Чтобы меня убить?

Нхоаэ улыбнулся.

– Нет. Чтобы убить нелюбовь.

– Понятно, – обреченно согласилась я.

– Что тебе понятно?

– Что свет убивает тьму.

– Правильно. Свет убивает тьму, если света больше.

– А если больше тьмы? – спросила я.

– Не думай о том. Думай, что света больше, думай, что больше любви. Света и любви больше до тех пор, пока ты думаешь так.

– Хорошо, я буду так думать. И что тогда случится? Мир изменится вокруг меня?

– Не только вокруг тебя, мир вообще изменится. Главное – не сомневаться. Сомнение – это тьма.

– Я не сомневаюсь. Я знаю – света больше!

Я почувствовала огромное облегчение и глубоко вздохнула.

– Я знаю – света больше! – крикнула я.

Я не узнала свой голос, это был не крик, а рев бушующего океана, ураган, который изменил мир.

Я сидела на белом гладком камне посреди песчаной равнины, ярко светило белое солнце. Недалеко от меня, конвульсивно извиваясь, плясал Анатолий, а справа, огромный, как гора, стоял Нхоаэ с поднятыми вверх распростертыми сверкающими крыльями.

– Нхоаэ, я всё сделала верно? – громко спросила я, подняв голову вверх.

– Да. И я сделал для тебя всё, что мог, всё, что было в моих силах. Теперь твоей любви так много, что ты ее можешь разделить с кем желаешь и ее не станет меньше.

Я почувствовала, как восторженно забилось мое сердце. Да, я желаю! Еще как желаю!

– Я правильно понимаю, что любовь моя не имеет границ? – радостно спросила я Нхоаэ.

– Всё всегда имеет границы. Но твоей любви много. Поступай с ней, как знаешь.

Я встала с камня и направилась к Анатолию.

– Стой! – окликнул меня Нхоаэ. – Ты можешь отдать свою любовь кому угодно. Не торопись. Это необязательно делать прямо сейчас. Ты сможешь это сделать потом, у тебя есть немного времени.

– Немного – это сколько? День, два, три…

– Нет, чуть больше – твоя жизнь.

– Я уже подумала. Я хочу отдать свою любовь только ему.

– А знаешь, что всё-таки не имеет границ?

– Что?

– Человеческая глупость.

– Что ты хочешь этим сказать?

– Он недостоин твоей любви.

– Почему?

– Потому что в нем больше тьмы.

– А если я ему отдам всю свою любовь, весь свой свет, то его тьмы станет меньше?

– Нет. Бывает так, что тьмы всегда больше. И тьма убьет свет, даже если света много. Это просто дело времени.

– Пусть так! Но я люблю его и хочу, чтобы он любил меня. Неужели это так глупо?

– Но свет может закончиться в самый неподходящий момент!

– Ну и что? Я люблю его!

Нхоаэ улыбнулся

– Я не стану тебе мешать. Если ты так решила, то иди, отдай ему столько любви, сколько нужно, чтобы заполнить его пустоту. Но учти, его пустота сильнее твоей любви.

Я подошла к Анатолию. Он всё еще плясал, не обращая на меня никакого внимания.

– А как мне это сделать, как мне отдать ему свою любовь? – спросила я Нхоаэ.

– Дотронься до его сердца.

Я подняла руку и легонько толкнула Анатолия в левую сторону груди.

Он вскрикнул и перестал танцевать. Мне показалось, что только теперь, именно в этот момент, он увидел меня. Он не то изумленно, не то восхищенно глядел мне в глаза.

– Ты? – сдавленным голосом спросил он.

Я молчала.

– Ты? – чуть громче повторил он.

– Я, – ответила я ему.

– Ты где была так долго?

– Искала тебя.

– Хорошо, что ты меня нашла. Я бы умер, если бы ты меня не нашла.

– Но я ведь тебя нашла, – улыбнулась я.

– Никогда, слышишь, никогда больше не уходи от меня.

– Не буду. Я никогда от тебя не уйду.

– Обещаешь?

– Обещаю.

Справа от себя я услышала хлопанье крыльев и поняла, что Нхоаэ взлетел. Мы с Анатолием подняли головы вверх. Крылья Нхоаэ заслонили полнеба.

– Ты вернешься? – крикнула я в небо.

Нхоаэ не ответил – может, не услышал меня, а может, не захотел отвечать…

Мы с Анатолием смотрели в небо до тех пор, пока Нхоаэ не превратился в маленькую светящуюся искорку в небесах. Не опуская голову, Анатолий взял двумя руками мою руку и прижал ее к своей груди, к сердцу.

С небес полился теплый ласковый дождь, который мгновенно превратил песчаную равнину в зеленый цветущий яблоневый сад. На ветвях яблонь щебетали птицы, и сквозь густую сочную листву пробивалось яркое солнце.

– Это, должно быть, Рай, – сказала я.

– Должно быть, Рай, – согласился Анатолий.

Наши взгляды встретились, и весь мир закружился, как карусель, и где-то высоко-высоко зазвенели далекие колокольчики: "Смерти нет, смерти нет", и нежный печальный голос запел:

 

Я буду с тобой всегда,

Я буду с тобой на века,

Пока тьма не разлучит нас…

 

 

 


Оглавление

32. Часть 32
33. Часть 33
34. Часть 34

Канал 'Новая Литература' на telegram.org  Клуб 'Новая Литература' на facebook.com  Клуб 'Новая Литература' на linkedin.com  Клуб 'Новая Литература' на livejournal.com  Клуб 'Новая Литература' на my.mail.ru  Клуб 'Новая Литература' на odnoklassniki.ru  Клуб 'Новая Литература' на twitter.com  Клуб 'Новая Литература' на vk.com  Клуб 'Новая Литература' на vkrugudruzei.ru

Мы издаём большой литературный журнал
из уникальных отредактированных текстов
Люди покупают его и говорят нам спасибо
Авторы борются за право издаваться у нас
С нами они совершенствуют мастерство
получают гонорары и выпускают книги
Бизнес доверяет нам свою рекламу
Мы благодарим всех, кто помогает нам
делать Большую Русскую Литературу



Собираем деньги на оплату труда выпускающих редакторов: вычитка, корректура, редактирование, вёрстка, подбор иллюстрации и публикация очередного произведения состоится после того, как на это будет собрано 500 рублей.

Сейчас собираем на публикацию:

08.09: Виталий Семёнов. Сон «президента» (рассказ)

 

Вы можете пожертвовать любую сумму множеством способов или сразу отправить журналу 500 руб.:

- с вашего яндекс-кошелька:


- с вашей банковской карты:


- с телефона Билайн, МТС, Tele2:




Купите свежий номер журнала
«Новая Литература»:

Номер журнала «Новая Литература» за январь 2019 года

Купить все номера с 2015 года:
Литературно-художественный журнал "Новая Литература" - www.newlit.ru


 

 

При перепечатке ссылайтесь на newlit.ru. Copyright © 2001—2019 журнал «Новая Литература».
Авторам и заказчикам для написания, редактирования и рецензирования текстов: e-mail newlit@newlit.ru.
Меценатам, спонсорам, рекламодателям: ICQ: 64244880, тел.: +7 960 732 0000.
Реклама | Отзывы
Рейтинг@Mail.ru
Поддержите «Новую Литературу»!