HTM
Номер журнала «Новая Литература» за март 2021 г.

Виктор Герасин

Мост

Обсудить

Повесть

Опубликовано редактором: Вероника Вебер, 28.07.2012
Оглавление

5. Часть 5
6. Часть 6
7. Часть 7

Часть 6


 

 

 

Климка впервые отказался спать с Васильком в сарае. Стал стелить себе в коридоре на длинном сундуке. Мать удивилась:

– Чего это ты? Или не поладили? Там-то уж куда как хорошо, на сене-то. А?

Климка не ответил, улёгся и с головой укрылся одеялом.

Мать пришла к Васильку в сарай, спросила, в чём у них дело, но и от Василька ответа не добилась.

А утром сошлись они возле умывальника во дворе. Василёк не глядел на Климку, вроде был занят умыванием. Намылил руки, лицо больше и усердней обычного. Климка стоял рядом.

– О Любашке не мечтай, – сказал Климка внушительно. – Рога обломаю.

Василёк сразу же разозлился, огрызнулся:

– Пошёл ты куда подальше!

Удар в глаз отбросил Василька от умывальника, ослепил. Он никак не мог проглянуть, да ещё мыло мешало. Но проглянув, кинулся на Климку. Они сцепились, заработали кулаками. Отпрыгивали друг от друга и сшибались вновь. Климка хоть и постарше Василька, а ростом Василёк уже обошёл его. Но Климка явно был крепче и увёртливей. Васильку доставалось явно больше, чем Климке. Мало того, что горел глаз, у него и губы уже были разбиты.

 

В это время во двор вышла мать. Увидев дерущихся сыновей, она охнула, зашумела:

– Отец! Отец! Скорее! Разгони их! Ах, неуемные! Чего вы делите-то? Климка! Климка! Остепенись!

Климка в это время изготавливался к новому нападению на брата.

Во двор выскочил отец. Схватил полное ведро и выплеснул воду на сцепившихся братьев. Не помогло. Схватил ореховый удильник и начал стегать, не разбирая, кому достанется.

– Чтоб вас! Додумались! Бандиты!

Хлёсткий, обжигающий удильник нет-нет и развёл братьев. Климка тут же выскочил в проулок. Василёк сел на ветловый лежак, отирал ладонью с лица кровь и слёзы, грозился:

– Убью! Всё равно убью!

– Я тебя вот убью! Я тебя убью! – нервничал отец и для верности ещё раз и другой перетянул Василька удильником. Василёк от ударов не уклонялся, сидел, будто не замечал их.

– Брось! Брось, отец! – перехватила мать удильник.

– Дожили! Брат на брата! А! Стыдобушки не оберешься! Вы бы среди улицы ещё схлестнулись! Эх, негодники! А это всё твоё, всё твоё попустительство! – Отец ругался и на сыновей, и на жену. – Ну ладно, приду с работы – разберусь с вами! Хватит! Завтра обои пойдёте у меня работать! Я вас образумлю!

Василёк достал ведро холодной воды, опускал в неё ладонь, прикладывал к глазу, к губам. Ругань отца не действовала на него. Он не сожалел о случившемся. У него появилось какое-то новое чувство к брату. Если ещё несколько дней назад он ни в чём особо не перечил брату, признавал его старшинство и подчинялся ему, то теперь Климка будто отодвинулся от него, удалился, стал почти чужим, незнакомым и ненавистным. Василёк знал: теперь он брату даже взглядом не уступит.

 

Вскоре все узнали, почему не ладят братья. Не осталось это секретом и для Любаши. Ей, видимо, льстило то, что из-за неё братья лютуют, но предпочтения она ни одному, ни другому не отдавала. Если к ней первым подойдёт Климка, то она с Климкой идёт на улицу. Если Василёк опередит, то с Васильком.

– Отступитесь кто-нибудь один, – поругивалась мать. – Не доведёт это вас до добра. Попомните мои слова. Вам ещё жить да жить. А вы как будете? Вот наказание-то!

Климка должен был первым уйти в армию. Но его не взяли, забраковали: какие-то шумы в сердце услышали. Подошёл срок Васильку, и он пошёл служить. Все три года шоферил в казахстанских степях. Уже на первом году службы он вдруг как прозрел, Любаша отдалилась от него, сделалась самой обыкновенной, стала забываться. Теперь уже совестно было перед братом, совестно перед родителями, и он писал им хорошие письма, у Климки просил прощения. Мать и отец отвечали ему, передавали приветы и от Климки, и от Любаши, но ни сам Климка, ни Любаша ни единого письмеца ему не прислали. А перед концом службы он получил от родителей же известие, что Климка и Любаша поженились. Василёк поздравил их телеграммой, пожелал счастья в семейной жизни. Но на телеграмму ответа не получил.

 

Кончив служить, поехал было домой. С братом встретились холодновато. Климка явно ненавидел Василька, в разговоры с ним не вступал, отвечал на вопросы коротко, не глядя в глаза.

– Ты, сынок, не мешай им, – сказала Васильку мать.

– Да с чего вы взяли! Я и не собираюсь мешать. Пусть живут, как им надо. Мало ли что было по детству. Было, да прошло. Скажи это и Климке, если он чего такого подозревает.

Поговорил Василёк и с Любашей при случае, у её же отца, у дяди Андрея.

– Ты, Василёк, извини меня, но лишний раз не заговаривай со мной. Знаешь, какой он? Ревнует меня к тебе. Иной раз ночью проснётся, и стонет, и зубами поскрипывает. Я даже боюсь его.

– Ничего, – успокоил Василёк Любашу. – Ревнует – значит, любит. Гордись этим.

– Тебе хорошо смеяться, а каково мне? Чуть с кем заговоришь, чуть на кого глянешь не так, и он уже надулся, и он уже готов разорвать меня.

 

И всё же с Климкой пришлось поговорить. И не о чём-либо, а конкретно о Любаше. Климка сам подошёл к Васильку.

– Тут хочешь остаться или как?

– А ты как бы хотел? – спросил Василек.

– Если честно, то я с великим удовольствием освободился бы от вас от обоих. Знаю, как вы тайком, как вы у меня за спиной поглядываете друг на друга. Знаю, не совсем слепой. Помню, всё помню.

– Да брось ты, Климка! – озлился Василек. – Брось! Твоя Любаша! Было когда-то, нравилась, но сколько времени-то прошло? Забылось все! Живите на здоровье!

– Спасибо, подарил. – Климка как-то нехорошо усмехнулся, свёл губы набок. Он будто знал какую-то иную правду, доступную лишь ему одному. И она, правда эта, была ему непомерно тяжела, она давила его, вызывая нестерпимую боль.

Увидев эту усмешку брата, Василёк как-то по-новому понял его, пострался представить, что было бы с ним, окажись он на месте Климки. Его, наверное, мучила бы совесть перед братом и вместе с тем ревность. Совесть и ревность. Наверное, это в два раза, а может, и во много раз тяжелее, чем когда или только совесть, или только ревность вселяются в человека. А когда они вместе... Нет, этого он, Василёк, не испытывал, это его не терзает, не мучает по ночам, а значит, он и счастлив. Брат же Климка несчастлив.

И Василёк понимал Климку, не осуждал, желал ему лишь одного – поменьше этой выматывающей боли. Ему было обидно за брата, но в то же время он не чувствовал своей вины перед ним. Наверное, легче было бы чувствовать её, легче для обоих. Может, и Климка вёл бы себя иначе, если бы видел, как брат страдает от своей вины. Но не было её у Василька, не было никакой вины, кроме той, когда по несдержанности Климки они отхлестали друг друга у колодца. Стерпи тогда Василёк, не кинься в драку, глядишь, Климка и оттаял бы. А теперь как Васильку себя вести? Молчать, принимать все оскорбления от брата – значит, признать свою вину перед ним. Нет, этого он не дождётся, решил Василёк, это заведёт в такие дебри, из которых они не выпутаются до конца жизни.

– Может быть, мне уехать? – спросил Василек.

– Ну зачем же? – попытался изумиться Климка, а Василёк увидел в его деланном изумлении, что Климка этого и желает.

– Ладно, брат, спасибо, всё ты мне сказал, учту. – Василёк положил руку на плечо Климки. – В конце этой недели след мой простынет. Живи. И не надо, не мучь себя сомнениями. И ещё: мать с отцом оставляю на тебя. Помни, они стареют, за ними скоро нужен будет уход.

Ни слова не ответил Климка. «Тяжёлый человек, однако, – подумал Василёк о брате, когда они разошлись. – Не мёд Любашке с ним. И, наверное, это на всю жизнь».

 

 

 


Оглавление

5. Часть 5
6. Часть 6
7. Часть 7

Канал 'Новая Литература' на telegram.org  Клуб 'Новая Литература' на facebook.com  Клуб 'Новая Литература' на linkedin.com  Клуб 'Новая Литература' на livejournal.com  Клуб 'Новая Литература' на my.mail.ru  Клуб 'Новая Литература' на odnoklassniki.ru  Клуб 'Новая Литература' на twitter.com  Клуб 'Новая Литература' на vk.com  Клуб 'Новая Литература' на vkrugudruzei.ru

Мы издаём большой литературный журнал
из уникальных отредактированных текстов
Люди покупают его и говорят нам спасибо
Авторы борются за право издаваться у нас
С нами они совершенствуют мастерство
получают гонорары и выпускают книги
Бизнес доверяет нам свою рекламу
Мы благодарим всех, кто помогает нам
делать Большую Русскую Литературу



Собираем деньги на оплату труда выпускающих редакторов: вычитка, корректура, редактирование, вёрстка, подбор иллюстрации и публикация очередного произведения состоится после того, как на это будет собрано 500 рублей.

Сейчас собираем на публикацию:

04.04: Альфия Шамсутдинова. Дайте мне тишину! (сборник стихотворений)

 

Вы можете пожертвовать любую сумму множеством способов или сразу отправить журналу 500 руб.:

- с вашего ЮМани-кошелька:


- с вашей банковской карты:


- с телефона Билайн, МТС, Tele2:




Купите свежий номер журнала
«Новая Литература» (без рекламы):

Номер журнала «Новая Литература» за март 2021 года

Все номера с 2015 года (без рекламы):
Литературно-художественный журнал "Новая Литература" - www.newlit.ru

 

 

При перепечатке ссылайтесь на newlit.ru. Copyright © 2001—2021 журнал «Новая Литература».
Авторам и заказчикам для написания, редактирования и рецензирования текстов: e-mail newlit@newlit.ru.
Меценатам, спонсорам, рекламодателям: ICQ: 64244880, тел.: +7 960 732 0000.
Реклама | Отзывы
Рейтинг@Mail.ru
Поддержите «Новую Литературу»!