HTM
Номер журнала «Новая Литература» за июнь 2019 г.

Виктор Герасин

Для всех быть всем

Обсудить

Повесть

 

Так довелось, что святому старцу Амвросию Оптинскому я ныне прихожусь земляком по месту его рождения. Как писателя, меня давно занимает личность и жизненный путь святого земли русской. Его афоризм – «Где просто – там ангелов со сто, а где мудрено – там ни одного» – ставлю девизом ко всему своему сочинительству.

6 декабря 2012 года в с. Большая Липовица Тамбовской области в честь 200-летия со дня рождения Амвросия Оптинского освятили новый храм Троицы Живоначальной. Храм построен на пожертвования земляков великого Святого.

Я посчитал обязанным себя откликнуться на юбилей земляка, Святого земли русской Амвросия Оптинского, в миру Александра Михайловича Гренкова, повестью, что и предлагаю вниманию читателей.

 

На чтение потребуется 3 часа 40 минут | Скачать: doc, fb2, pdf, rtf, txt | Хранить свои файлы: Dropbox.com и Яндекс.Диск
Опубликовано редактором: Вероника Вебер, 19.01.2013
Оглавление

21. Глава 7.1
22. Глава 7.2
23. Глава 7.3

Глава 7.2


 

 

 

В Оптиной пустыни со временем оказалось целое собрание переводов и собственных трудов старца Паисия. В келейной библиотеке старца Макария хранились рукописные переводы писаний преподобных Иоанна Лествичника, Макария Великаго, святых Варсонофия и Иоанна, Максима Исповедника, Феодора Студита, Григория Синаита, Григория Паламы и других прославленных отцов Церкви, переданные ему ещё старцем Афанасием (Захаровым). У старца Леонида также были рукописи переводов творений святых отцов, попавшие к нему от схимонаха Феодора, бывшего учеником старца Паисия.

Макарий возложил на Амвросия переводческие работы, приготовление к изданию святоотеческих книг. Амвросий много раньше проникся особой любовью к книге «Лествица» Иоанна, игумена Синайского. Теперь он переводил эту книгу на лёгкий общепонятный славянский язык, и труд над книгой был огромной духовной школой для него. Он вычитывал «Лествицу» на греческом, изучал перевод её, вносил правки. Вдумывался в каждое изречение Иоанна. «Совершенно соединивший чувства свои с Богом, – говорит Лествичник, – тайно научается от него словесам Его. Всех одарённых свободною волею Бог есть и жизнь, и спасение всех, верных и неверных, праведных и неправедных, благочестивых и нечестивых, бесстрастных и страстных, монахов и мирских, мудрых и простых, здравых и немощных, юных и престарелых; так как все без изъятия пользуются излиянием света, сиянием солнца и переменами воздуха». Небольшая книга «Лествица», просты, как божий день, изречения и поучения Иоанна Синайского, а для Александра они были как глотки благоприятной воды в жаркий день из чистого источника. Читая, изучая, осмысливая, он взращивал в себе духовное единение с Богом.

«В самом начале отречения без сомнения, с трудом, понуждением и горестию исполняем добродетели; но преуспевши, перестаём ощущать в них скорбь, или ощущаем, но мало; а когда плотское мудрование наше будет побеждено и пленено усердием, тогда совершаем их уже со всякою радостию и ревностию, с вожделением и Божественным пламенем».

Переводить, обрабатывать, готовить к изданию тексты – это одно. А как издавать, где брать на это средства, и немалые средства, дело другое. Но святое дело не бывает не услышанное Богом, и Бог послал покровителя, мецената.

 

Недалеко от Оптиной пустыни находилось село Долбино, старинная вотчина семейства Киреевских. Иван Васильевич Киреевский был преданным духовным чадом старца Макария. У его жены Наталии Петровны также хранились рукописи переводов старца Паисия, попавшие к ней от Филарета Новоспасского. И. В. Киреевский, издававший журнал «Москвитянин», предложил отцу Макарию поместить там статью духовного содержания. Старец принял это предложение с благодарностью и ответил, что он хотел бы поместить жизнеописание старца Паисия (Величковского). Статья была напечатана.

Бывая в гостях у Киреевских в их имении, Макарий коснулся вопроса о недостатке духовных книг и при этом упомянул, что у него есть много рукописей переводов творений святых отцов. Тогда сама собой возникла идея издать эти духовные сокровища. Старец со свойственным ему смирением заметил, что он считает себя неспособным заняться таким важным делом. Киреевские сказали, что они доложат обо всём Владыке Филарету, митрополиту Московскому, и если он благословит, нужно будет приступить к работе. Они через знакомых обратились к Владыке, который не только дал своё благословение на это дело, но и обещал оказать всяческую поддержку.

Так было положено начало благому делу при горячем содействии Киреевских и под высоким покровительством митрополита Филарета Московского. Всей работой руководил непосредственно сам старец. Ближайшим помощником и ответственным за подготовку книг к изданию Макарий назначил Амвросия.

 

В одну из поездок к Кириевским старца Макария с ним попросился Амвросий. Он много слышал лестных отзывов об Иване Васильевиче Киреевском, о его больших познаниях в философии. Хотелось пообщаться, как-то обновиться. Приехали в начале дня. Приняли их в саду, в беседке.

Амвросий отметил, как умело и любовно содержится сад, клумбы, на которых пышно цвели цветы всех расцветок. На ум пришла Липовица, её полудикое состояние, заросли неухоженных садов, сирени, других кустарников. Крестьянину не до сада, конечно, зиму и лето – скотина да земля. А здесь – барский дом, поместье, здесь всё сделано не руками семьи помещика, а руками дворовых да крепостных крестьян.

Сам Иван Васильевич не много старше Амвросия, лет сорок ему на вид. Подтянут. Лицо суровое, холодное. Жена его – Наталия Петровна – не в пример мужу женщина скоро располагающая к себе, приветлива, улыбчива.

 

В беседку подали чай. К утреннему чаю пришли две дочки Кириевских – Александра, которая постарше, лет шестнадцати, очень похожая на мать, и Елена, лет двенадцати.

Макарий разговаривал с Иваном Васильевичем. Амвросий слушал их вполуха, но в разговор не вступал, больше приглядывался к Ивану Васильевичу. И Иван Васильевич поглядывал изучающе на Амвросия. Прохаживаясь перед столом, он говорил:

– В глубине души есть живое общее средоточие для всех отдельных сил разума, сокрытое от обыкновенного состояния духа человеческого. Следует поднять разум выше его обыкновенного уровня и искать в глубине души того внутреннего корня разумения, где все отдельные силы сливаются в одно живое и цельное зрение ума.

«О чём это он? Что-то недоступно мне такое, – никак не мог сосредоточиться Амвросий. – Почему я не понимаю его?»

И как бы в ответ на непонятливость Амвросия Иван Васильевич продолжал:

– Кто не понял мысль чувством, тот не понял её, точно так же, как и тот, кто понял её одним чувством.

«Да проще бы, проще бы то же самое надо излагать, проще, чтобы любому и каждому понятно было. Зачем же так».

 

Амвросий вдруг потерял всякий интерес к разговору. Повернув голову, он встретился глазами с Александрой, отчего она вспыхнула, залилась краской. Глаза её заблестели. Она опустила их. Наталия Петровна, женщина благочестивая, но ещё умеющая пошутить, чтобы отвлечь гостя от непонятных речей мужа, показала глазами на дочь, улыбнулась. Спросила:

– Вы, отец Амвросий, помнится мне, из Тамбова? Из самого или где-то рядом? Родители кто?

– В Тамбове я учился. В училище, в семинарии. А родом из Липовицы. Недалеко от Тамбова сельцо. Родитель мой и дед при церкви. Наш род весь по отцовой линии священники. Вот и я…

– Вы молод, вас рано постригли. На вас ещё мои девочки вон как смотрят. – И Наталия Петровна усмехнулась, толкнула в бок Александру, отчего та вскочила и торопливо убежала из сада. А за Александрой и Елена следом подалась.

– Беда. Девчонки, – усмехалась Наталия Петровна. – Да и немудрено. В вашем роду цыгане не были? Чёрный вы какой, смуглолицый, глаза стрижами порхают. Беда, одним словом.

 

Макарий почувствовал, как пропал интерес Амвросия к хозяину. Явно не совладал с собой, выговорил Наталии Петровне:

– Для меня немало удивительно, что вы, бывши воспитаны в духе Православной Церкви, не знаете правил её, как приготовляться к причастию пречистых тайн Христовых. Кроме того, что надобно иметь сердце сокрушённо и смиренно, нужно очистить дом души и воздержанием употребления привычной пищи. Я у вас заметил свободно употребляемую вами во время говения рыбную пищу и также поболел о сём сердцем. Но вперёд я вам предлагаю, что не могу допускать сего без отягощения своей совести, и сам грешу, и вас обольщаю, в грех ввожу! Да не будет сего!

Наталия Петровна, а за ней и Иван Васильевич приложились к руке старца, попросили его помолиться пред Господом, испросить прощения за их прегрешения.

 

Вскоре гости откланялись. Дорогой, после продолжительного молчания, Макарий сказал:

– Ну, и чего ты как индюк надулся? Чего настроение всем испортил?

– Отец Макарий, да как-то уж больно витиевато, непонятно говорит Иван Васильевич. Вот я никак не мог пережевать и проглотить им сказанное. Потому и настроение мое покачнулось к унынию.

– А что же ты хотел? Иван Васильевич бывал в Германии, слушал лекции Гегеля, ездил к Шлейермахеру в Берлин, потом ещё к Шеллингу в Мюнхен. Вот и намешал в себе всего понемногу. Когда женился, между ним и его женой начались столкновения по религиозным вопросам. Религиозность жены, по-видимому, вызывала в Иване Васильевиче неприятные чувства. Они условились между собой, что при жене он не будет кощунствовать. Когда он предложил жене почитать Вольтера, она сказала ему, что готова читать всякую серьёзную книгу, но насмешки над религией и кощунства не выносит. Позже они стали вместе читать Шеллинга. И здесь Наталия Петровна чрезвычайно поразила мужа указанием, что мысли, которые были выражены у Шеллинга, давно ей известны из творений святых отцов. Постепенно, под влиянием жены, он стал сам читать творения святых отцов, а затем у него завязались близкие отношения с духовными лицами из Оптиной пустыни. Нужен он нам, Саша. Без его помощи и без его связей мы не продвинемся с изданием книг.

Скоро приехали в монастырь. Макарий пригласил Амвросия:

– Отдохнём вот часок, да ты и приходи ко мне, вместе помолимся. Есть о чём молиться нам ныне.

 

В письме к своему другу по Липецкому духовному училищу Павлу Степановичу Покровскому Амвросий подробно описал, чем ныне занимается и на сколько времени хватит ему этой книжной работы. Приглашал Павла посетить его в Оптиной, а по возможности и помочь, так как Павел Степанович обладает высокими познаниями в философии, математике и грамматике.

Павел Степанович откликнулся на призыв друга, приехал в Оптину. Зайдя в келию друга, он ужаснулся её бедности.

– Александр Михайлович, что я вижу! – вскричал Павел Степанович. – Ну и ну. Такой щёголь был. И что? Что это за овчина у тебя на постели! Да её кому постилать-то? А ты это под бок и в головах положил. А укрываешься вот этим? Что это за подрясник! Рванина какая-то. И ряса. Нет, брат, так не годится. Это себя не уважать надо, чтобы так вот относиться к себе. А это что за иконка? Беднее ничего не нашёл?

– Это Богоматерь. Благословление родительское. Не богато, но от мамушки и батюшки. Я, Павел Степанович, пришёл сюда не жирку нагуливать на лебяжьем пуху. Всё моё материальное не должно служить прихотям моей плоти. Да её и самой, плотской жизни, у меня не должно быть – только духовное. Так что не следует меня упрекать моей бедностью. Я принимаю её со смирением.

– Александр Михайлович, дорогой мой, посмотри вокруг себя, время пустынников остаётся в прошлом. Бедность бедности рознь. Не есть ли вот это всё, – Павел Степанович обвёл рукой вокруг себя, – не есть ли это всё, ну, скажем, игра? Скажем, лицемерие?

– Господи, Иисусе Христе, сын Божий, помилуй мя грешного, – раз за разом повторял Амвросий молитву. Повторял до тех пор, пока Павел Степанович не остановился, не сел на табуретку, не спросил:

– Так для какого дела я тебе понадобился?

Амвросий пересказал о тех трудах, которыми он занимается при подготовке книг святых отцов к изданию. О том, что только своими силами им долго не управиться над переводами, над сличением уже переведённых текстов с первоисточниками. Нужны грамотные люди. Если Павел Степанович согласен принять участие в этой так нужной стране деятельности, то он, Амвросий, будет просить отца Макария о зачислении в монастырский штат его.

Павел Степанович не спешил с ответом.

– Мне где-то ночлег нужен для начала, приглядеться денёк к вашему житью-бытью не помешает, а потом дам тебе ответ.

Амвросий отвёл друга в монастырскую гостиницу, а сам вернулся в келию и принялся молиться в одиночестве.

 

Для занятий с рукописями ежедневно собирались в келье старца Макария, который принимал самое непосредственное участие в трудах своих учеников. Ни одно слово не было вписано в отсылаемую в цензуру рукопись без его личного утверждения. Старец в этой работе забывал себя, часто жертвуя даже краткими минутами отдыха. Он прекрасно понимал, насколько ответственно начатое дело, ведь содержание рукописей относилось к устроению духовной жизни, спасению души, необходимо было точно передать или прокомментировать каждый оттенок мысли, выражения, встречающиеся в писаниях великих подвижников.

Тут же Амвросий прочитал по памяти из А. С. Пушкина:

 

Ещё одно, последнее сказанье –

И летопись окончена моя,

Исполнен долг, завещанный от Бога

Мне, грешному. Недаром многих лет

Свидетелем Господь меня поставил

И книжному искусству вразумил;

Когда-нибудь монах трудолюбивый

Найдёт мой труд усердный, безымянный,

Засветит он, как я, свою лампаду –

И, пыль веков от хартий отряхнув,

Правдивые сказанья перепишет, –

Да ведают потомки православных

Земли родной минувшую судьбу,

Своих царей великих поминают

За их труды, за славу, за добро –

А за грехи, за тёмные деянья

Спасителя смиренно умоляют.

 

Старцу Макарию это нравилось. Он не раз заставлял Амвросия перечитывать «Бориса Годунова».

 

Для Амвросия это был драгоценнейший опыт. Дар Божий. Творческое осмысление трудов святых отцов было для него школой систематического изучения аскетической литературы под руководством умудрённого большим духовным опытом иеросхимонаха Макария.

Он погружался в мысли и изречения святых отцов, наставников иноков, и при этом имел возможность постоянно слышать замечания старца о самых важных вопросах, касающихся монашеского делания, молитвы, подвижничества. Старец выслушивал и замечания Александра, делал уступки его желанию изящнее выразить мысль там, где не видел нарушения духовного смысла, сопровождая это добродушной шуткой:

– Пусть будет так, я новейшей литературы не знаю, а ведь ты вон какой учёный!

Если возникало разногласие в понимании, старец немедленно устранял его, или предлагал своё мнение, или оставлял такое место без пояснения, говоря:

– Это не нашей меры, как бы не поставить наше гнилое вместо высокого духовного понимания.

 

 

 


Оглавление

21. Глава 7.1
22. Глава 7.2
23. Глава 7.3

Канал 'Новая Литература' на telegram.org  Клуб 'Новая Литература' на facebook.com  Клуб 'Новая Литература' на linkedin.com  Клуб 'Новая Литература' на livejournal.com  Клуб 'Новая Литература' на my.mail.ru  Клуб 'Новая Литература' на odnoklassniki.ru  Клуб 'Новая Литература' на twitter.com  Клуб 'Новая Литература' на vk.com  Клуб 'Новая Литература' на vkrugudruzei.ru

Мы издаём большой литературный журнал
из уникальных отредактированных текстов
Люди покупают его и говорят нам спасибо
Авторы борются за право издаваться у нас
С нами они совершенствуют мастерство
получают гонорары и выпускают книги
Бизнес доверяет нам свою рекламу
Мы благодарим всех, кто помогает нам
делать Большую Русскую Литературу



Собираем деньги на оплату труда выпускающих редакторов: вычитка, корректура, редактирование, вёрстка, подбор иллюстрации и публикация очередного произведения состоится после того, как на это будет собрано 500 рублей.

Сейчас собираем на публикацию:

08.04: Ыман Тву. Клюв (рассказ)

 

Вы можете пожертвовать любую сумму множеством способов или сразу отправить журналу 500 руб.:

- с вашего яндекс-кошелька:


- с вашей банковской карты:


- с телефона Билайн, МТС, Tele2:




Купите свежий номер журнала
«Новая Литература»:

Номер журнала «Новая Литература» за июнь 2019 года

Купить все номера с 2015 года:
Литературно-художественный журнал "Новая Литература" - www.newlit.ru


 

 

При перепечатке ссылайтесь на newlit.ru. Copyright © 2001—2020 журнал «Новая Литература».
Авторам и заказчикам для написания, редактирования и рецензирования текстов: e-mail newlit@newlit.ru.
Меценатам, спонсорам, рекламодателям: ICQ: 64244880, тел.: +7 960 732 0000.
Реклама | Отзывы
Рейтинг@Mail.ru
Поддержите «Новую Литературу»!