HTM
Номер журнала «Новая Литература» за август 2019 г.

Дмитрий Головин

Пучок – пятачок

Обсудить

Повесть

Опубликовано редактором: Андрей Ларин, 14.11.2019
Оглавление

1. Часть 1
2. Часть 2
3. Часть 3

Часть 2


 

 

 

Кирилл открыл цех по раскрою мебельных деталей из ЛДСП десять лет тому назад. Экономика страны ощутимо пёрла вперёд и вверх, распухая от нефтяных денег, неожиданно свалившихся с неба. Или, вернее, высосанных из сибирской земли. Все покупали всё. Мебельный рынок города будто только его и ждал – заказы на распиловку посыпались со всех сторон, и через месяц он смог из прибыли оплачивать аренду, через два – выплачивать зарплату, через три вышел на самоокупаемость.

И тут к нему пришли государевы слуги с быстрыми, но жадными глазами.

Первыми, конечно, пришли пожарные. Капитан в великолепной, как у Пиночета, фуражке с высокой тульей, отдалённо похожей на аэродром, появился на пороге с заранее недовольным видом. Отрывисто представился: «Инспектор Госпожнадзора Октябрьского района капитан Кравец», – видно было: упивался должностью и властью. «Пришёл Кравец – вам всем капец», – тут же срифмовал Кирилл. Не вслух, конечно. Или другое слово… Ну, посмотрим.

Инспектор с брезгливым выражением лица молча обошёл все, вплоть до туалета, помещения, что-то отмечая в блокнотике, немного высокомерно отказался от предложенного чая, торжественно, придавая значение каждому жесту, водрузил фуражку на вешалку, сел к столу напротив Кирилла и, широко раздвинув ноги, начал неторопливо писать «Предписание об устранении выявленных нарушений». Кирилл готовился к подобному визиту – пожарную сигнализацию ему делали в специализированной и насквозь залицензированной фирме, сказали – да он и сам знал, – что пожарный генерал у них в доле, и если что – достаточно просто показать документы. Кирилл свои документы, лицензии да сертификаты до поры светить не стал – посмотрим, что этот ходячий аэродром напишет. Он знал, что до чего-то всё равно докопается, но когда вчитался в «Предписание», сотворённое капитаном, разозлился по-настоящему:

– Простите, товарищ капитан, не кажется ли вам, что требование отчистить масляную краску с поверхности дверей на путях эвакуации персонала слегка чрезмерно? Тем более что двери все железные? – Кирилл держал акт перед собою, оценивая возможность ткнуть им капитану в нос. Не дотянуться. Или демонстративно порвать? Нет, надо взять себя в руки, попытаться вразумить. По возможности мирно.

– Или вот: расширить проёмы дверей. Вы представляете, какой объём работ придётся выполнить? Или, вот здесь вы пишете, что у огнетушителей закончился срок годности – так вы их даже не смотрели!

– Я действую в соответствии с Правилами противопожарной безопасности для промышленных объектов. И это не мои проблемы, – капитан обдал Кирилла старательно изображаемым душем ледяного презрения. Радуется, наверное, что принёс ворох проблем, прищучил коммерса.

– Но вы же видите, что у меня на предприятии всё сделано в соответствии с нормами? – Кирилл почти успокоился.

– Это ещё неизвестно. Это ещё надо внимательней к документам присмотреться, – капитан не сдавался. – У вас документы на сигнализацию есть? А сертификаты на краску? Когда предоставите, тогда и поговорим.

– Знаете, давайте я представлю их в установленный вами же срок. – Кирилл стал сама любезность. – Кстати! Откровенность за откровенность: а вы имеете право меня проверять, товарищ капитан, а? – Кирилл даже покраснел от предвкушения.

Инспектор небрежным отточенным жестом вновь раскрыл удостоверение у Кирилла перед самым носом. Да не собираюсь я его читать, дружок!

– Я не об этом, – Кирилл дружелюбно улыбнулся, – я про справку от психиатра о вашей вменяемости. Вы – вменяемый? У меня вот после чтения вашего предписания большие в этом сомнения. Можете справочку показать? Я её к вашему же акту приложу…

Капитан вскочил. Кирилл остался сидеть за столом, якобы продолжая изучать предписание. Глаза инспектора сузились, он натужился что-то сказать, с шумом выпустил воздух сквозь зубы и наконец произнёс:

– А вот оскорблять при исполнении никому не следует. Это вам не поможет. Через десять дней жду исправления нарушений, – развернулся и вышел, оставляя последнее слово за собой.

– Как скажете, – успел сказать Кирилл вдогонку. Взбесил служака загребущий.

На следующий день в Областное управление Госпожнадзора ушла жалоба на капитана Кравеца: не знаком с Правилами противопожарной безопасности на промышленных объектах, не представляется должным образом – фамилию пришлось переспрашивать четыре раза, предъявляет явно завышенные требования к пожарной безопасности объекта (копии договора, сертификатов и лицензий, а также «Предписание» прилагаю), а также зачем-то во время проведения инспекции, когда его оставили одного для написания этого, с позволения сказать, «Предписания», в одиночку съел торт, купленный секретарём Еленой Балашовой для празднования своего двадцать пятого дня рождения. Обидел невинную женщину. Примите, как говорится, меры. И – подписи работников цеха, всего – восемь. Кирилла в том числе. Он же их и запугал увольнением, в случае, если цех закроют.

Больше про пожарных он не слышал.

Примерно такая же история произошла с Санэпиднадзором – её глава Турченко вначале послал санврача для запугивания. Санврач – женщина лет сорока с усталым лицом всем своим видом давала понять, что выполняет чужую волю. Выглядела она даже скорее не чиновницей, а несчастной, одинокой, немолодой уже женщиной в мешковатом плаще, в стоптанных сапогах с потёртыми носками. Кирилл даже было жалеть её начал. Тем не менее «несчастная» составила грозную бумагу с главной претензией: цех размещён «без согласования в территориальных органах Госсанэпиднадзора». Кирилл заспорил было, доказывая, что на каждый чих согласование не требуется, но понят не был. Пригласила прийти к ним, в районную контору, где будет вынесен окончательный вердикт: санврачи явно любили напуганную, размягчённую от ужаса перед их полномочиями пищу. А Кирилл как-то не очень испугался, да и вёл себя как-то не совсем неправильно.

Поведение Кирилла, совсем не виктимное, её уверенность не укрепляла. Весь его вид обещал проблемы в случае лобового конфликта – в подобных случаях он давно использовал рыскающий по лицу и фигуре противника быстрый взгляд, будто примеряясь, куда ударить. Неподготовленных, а врачиха вряд ли когда-то готовилась участвовать в жёстких спаррингах, это пугало по-настоящему. Это она поняла, потому и пригласила на свою площадку. Или заподозрила неладное и явно не захотела брать на себя ответственность. В родных стенах санврач с некоторым злорадством (а не пугай!) или облегчением – Кирилл не разобрал, сослалась на пункт закона, предписывающий обязательное согласование вновь построенного или перепрофилированного объекта. Кирилл с облегчением предъявил договор аренды, где было указано, что речь идёт о деревообрабатывающем цехе: профиль помещения не изменился, просто был поставлен другой станок.

Убедить не получилось. Платить, или «договариваться» Кирилл тоже не хотел – только начни, будут доить как в стойле. Наглый коммерс явно срывался с крючка, не размягчился. Проглотить его с ходу не получилось. Та же врач на следующее утро опечатала его цех бумажкой, воткнув в створку дверей «Предписание о приостановлении деятельности» за подписью Турченко. Чтоб знал: главный районный ГлавРайСанФюрер отдал о нём персональный приказ. Кирилл приехал позже, когда она уже ушла, скользнул взглядом по приунывшим сотрудникам, кучковавшимся во дворе, сорвал бумажку с печатью, запустил всех внутрь. На поклон в СЭС не поехал.

На следующий день приехали уже вдвоём – врачиха призвала в помощь толстоватого мелкоглазого мужичка с румяными холёными щеками – видимо, своего знакомого – мужичок поначалу борзел, пытаясь брать Кирилла «на горло» но, поняв, что здесь другая история, умерил пыл и упорно не показывал свои документы, несмотря на настойчивое и ласковое Кириллово: «мне ж срисовать тебя надо, сладенький» – воевать, так воевать!. Они опечатали цех и теперь стояли со шведским под Полтавой видом, глядя поверх цеха – чтоб не встречаться взглядами. Небо имело оптимистичный свинцово-привычный цвет – хорошо хоть, дождь не шёл. Внутри разливалась пакостное тоскливое чувство. Сотрудники мёрзли, сбившись угрюмой стайкой. И Леночка Балашова чуть в стороне – курила тонкую сигаретку, изящно отставив ножку: что будете делать, предводитель?

– Ну, опечатали? Ай, молодцы! Десять человек работу потеряли! Гордитесь собою, да?! – Кирилла от злобы зазвенело в ухе. Грохнуться с сердечным приступом ещё не хватало...

– Надо согласовывать размещение объекта, – врачихе, видимо, некуда было отступать – только волею Турченко, пославшего мя... Да и говорила она это немного уныло, словно по обязанности, без особо алчного огонька в глазах. Понимает, что не права.

– В законе про ваш СЭС сказано, что вы имеете право прекращать работу предприятий только в случае угрозы населению или заражения территории. Какую угрозу я представляю и что заразил?! – дать бы ей справа, чтоб очки слетели, а потом этого поросёнка ногами на мясо забить…

– Можете подать на нас в суд. Там и разберёмся, – она была непреклонна, да и не в этом уже было дело. Похоже, всё же закусилась. Или начальник приказал – они же все подлости именем приказа свыше творят. А ведь это идея! Кирилл уверенно шагнул к двери, чуть не наступив ей на ногу, принялся отколупывать бумажку с печатью.

– Что это вы делаете? – беспомощно пискнула она. Поросёнок на всякий случай молчал.

– А на что похоже? – у Кирилла в голове сложилось. Пусть сами на него в суд подают и доказывают, что он отравлял население и окружающую среду. – Можете подать на меня в суд.

Врачиха поняла. Погрозилась заявить в прокуратуру и с этим ушла, неуловимо напоминая собой взбешённую очкастую курицу. Мужичок семенил за ней.

Санэпидемстанция отступила в кабинеты, забыв про Кирилла до поры. Вернее, отложив войну с ним – всё же он был мелким предпринимателем, став слишком для неё хлопотным. Ресурс отвлекал от главных денежных боёв. Кирилл не верил, что они простили и забыли – наверняка помнят и злятся. Просто сейчас не до него.

Чтобы закрепить первый успех, нужна была публичность – чтобы «наезды» на его бизнес выглядели не просто спором проверяющих органов и хозяйствующего субъекта, а были местью честному и принципиальному предпринимателю за его гражданскую позицию. Кирилл позвонил в местную газету и рассказал свою историю с пожарным. Все журналисты были заняты и ему предложили описать её своими словами и прислать по факсу. Кирилл написал, отправил – его очерк неожиданно напечатали почти без исправлений. Похвалили слог, попросили писать ещё. Он описал историю с СЭС. Её напечатали тоже. Областная организация предпринимателей предложила Кириллу вступить в их ряды – «нам такие боевые парни ох как нужны!». Так он стал общественником. Несколько раз его даже приглашали на телевидение обсудить проблемы малого бизнеса, а однажды узнали на улице. Через полгода он действительно стал публичной фигурой, которую теперь было не очень легко по-тихому придавить – шум в прессе, крики о наезде на честного бизнесмена с гражданской позицией и громкий никому не нужный скандал были бы обеспечены. Это, кажется, помогло.

Через некоторое время, обдумывая очередную статью на волнующую его тему (животрепеща), Кирилл вдруг осознал, что живёт не в своей, а в оккупированной стране. Стране, ему и таким, как он, уже не принадлежащей. Народу была подсунута конфетка общества потребления, и пока он, роняя слюни радости и вожделения, разворачивал обёртку, пробовал её на вкус и всё больше в этот вкус входил – Родину у них украли. Государство было приватизировано чиновниками, устанавливающими правила игры и всеми сортами кровососущих – пожарными, санврачами, следователями, полицией – людьми в форме. Это государство не стремилось ничего изобретать, придумывать, строить и улучшать, да у него подобное и не получалось толком. Оно умело только имитировать – буквально всё, от развития здравоохранения, науки и образования до обороноспособности и внешней разведки, – и ещё умело рапортовать, в основном по телевизору, о своих очередных грандиозных успехах. Также умело – уже всерьёз – запрещать, мучить, отнимать, наказывать и лупить несогласных дубинками, сажать по надуманным обвинениям, запугивать. Это государство-имитатор было для Кирилла враждебным, не своим.

Он продолжал жить – но не мириться! – в нём с растущим чувством омерзения, не собираясь сдаваться – для него это было, как оставить завоёванный плацдарм, предать своих работников, немногочисленных друзей и знакомых, предать страну, окончательно оставив её на растерзание.

Да хрен они получат, а не мою Родину!

 

 

 


Оглавление

1. Часть 1
2. Часть 2
3. Часть 3

Канал 'Новая Литература' на telegram.org  Клуб 'Новая Литература' на facebook.com  Клуб 'Новая Литература' на linkedin.com  Клуб 'Новая Литература' на livejournal.com  Клуб 'Новая Литература' на my.mail.ru  Клуб 'Новая Литература' на odnoklassniki.ru  Клуб 'Новая Литература' на twitter.com  Клуб 'Новая Литература' на vk.com  Клуб 'Новая Литература' на vkrugudruzei.ru

Мы издаём большой литературный журнал
из уникальных отредактированных текстов
Люди покупают его и говорят нам спасибо
Авторы борются за право издаваться у нас
С нами они совершенствуют мастерство
получают гонорары и выпускают книги
Бизнес доверяет нам свою рекламу
Мы благодарим всех, кто помогает нам
делать Большую Русскую Литературу



Собираем деньги на оплату труда выпускающих редакторов: вычитка, корректура, редактирование, вёрстка, подбор иллюстрации и публикация очередного произведения состоится после того, как на это будет собрано 500 рублей.

Сейчас собираем на публикацию:

06.07: Художественный смысл. По проторённой дорожке (критическая статья)

 

Вы можете пожертвовать любую сумму множеством способов или сразу отправить журналу 500 руб.:

- с вашего яндекс-кошелька:


- с вашей банковской карты:


- с телефона Билайн, МТС, Tele2:




Купите свежий номер журнала
«Новая Литература» (без рекламы):

Номер журнала «Новая Литература» за август 2019 года

Все номера с 2015 года (без рекламы):
Литературно-художественный журнал "Новая Литература" - www.newlit.ru


 

 

При перепечатке ссылайтесь на newlit.ru. Copyright © 2001—2020 журнал «Новая Литература».
Авторам и заказчикам для написания, редактирования и рецензирования текстов: e-mail newlit@newlit.ru.
Меценатам, спонсорам, рекламодателям: ICQ: 64244880, тел.: +7 960 732 0000.
Реклама | Отзывы
Рейтинг@Mail.ru
Поддержите «Новую Литературу»!