HTM
Номер журнала «Новая Литература» за август 2019 г.

Дмитрий Головин

Пучок – пятачок

Обсудить

Повесть

Опубликовано редактором: Андрей Ларин, 14.11.2019
Оглавление

22. Часть 22
23. Часть 23
24. Часть 24

Часть 23


 

 

 

Как-то в зале, снова попав не в своё время и тренируясь без Лыкова, заметил рослую женщину лет сорока, усиленно молодящуюся. Скорей всего, раньше она чем-то серьёзно занималась, а теперь – то ли решила наверстать, то ли по жизни упёрлась, но ворочала запредельные для женщины веса и, что самое плохое – со злобно стиснутыми зубами. Такая же, поди, ПМСная ведьма, как рыжеволосая жена полицейского. Только не скрывает. От неё просто пахло ненавистью. Весь её вид говорил: НЕ-НА-ВИ-ЖУ!!! Кого? Да всех, в принципе…

Кирилл подошёл к Смиту – на концах висело по десятикилограммовому блину. Поблизости никого – обычно люди между подходами трутся возле своего тренажёра. Неподалёку Рузанский мучил «лодочкой»[17] пожилого седовласого мужчину. Мужчина был похож на тюленя, которого бьют током – по команде тренера он судорожно дёргался и тут же с облегчением замирал на коврике, обмякнув. Не, явно не они. Кто-то не очень большой занимается. Он покрутил головой – никого. Начал снимать блины, тут к нему и подскочила эта гром-дама:

– Поставь на место!

– И вам добрый день. – Кирилл покраснел от прилива крови. Бешенство лучше предтреника[18] греет. Тоже на анаболиках сидят, что ли?!

– Видно же, Смит занят! – дама решила поставить победную точку. Ещё один раунд у жизни выиграла.

– Казалось бы, ничего не предвещало… – Кирилл не уходил. Будем жать вместе, злобная. Нравится тебе это или нет. – Если вы тренажёр заняли, так и паситесь рядом.

– Что не предвещало? – да что ж за баба-то такая, лишь бы последнее слово за ней было!

– Я по вашему лицу пытался догадаться, вы на Смите работаете или нет, – вежливо начал объяснять Кирилл. – Следил прям. Ничего не понял.

– Так, а что надо-то было?

– А надо к вашему веселью присоединиться да двадцаточку добавить.

– Ну так бы и говорил!

– Я тогда, чтоб интерес не иссяк, встану у вас за спиной, освежая парадонтозным дыханием всё вокруг, чтоб вы про меня не забыли, хорошо?

Женщина не ответила. После её подхода он добавил пару блинов, сделал упражнение. Гром-баба теперь не отходила.

– В гардеробе для таких, как вы, специально полотенца выдают, – она с гримасой отвращения указала на следы пота, оставшиеся после Кирилла на скамейке.

– Да ну! Вы от моего мужского пота-то не отказывайтесь с ходу – он, говорят, менструальный цикл упорядочивает. – Кирилл не двинулся с места, с нежностью глядя на мокрую поверхность скамейки. Про упорядочивание цикла он действительно слышал на канале «Наука» – Могу, конечно, салфеточкой вытереть. Кстати… – Кирилл приблизил лицо к скамейке, будто принюхиваясь, – перхоти как-то маловато…Раньше-т, когда помоложе был, здоровье было – что ты! По полведра перхоти, бывало, натрясывал! Сейчас не то…

– Будьте любезны и перхоть убрать, – она брезгливо отвернулась, фыркнув. Кирилл, улыбаясь, вытер скамейку, но вес на своей стороне менять не стал – она ж ему не меняла – высказал таким образом «фе» со своей стороны. Отошёл к окошку. Дылда его скорее заинтересовала, нежели взбесила – как-то много неврозных дам в зале появилось… Или это ему только так везёт, потому что он с ними разговаривает. А ведь запах мужского пота действительно упорядочивает женский цикл и успокаивает нервы. В спортзале девушки непроизвольно этим пользуются. Дама, всем видом демонстрируя пренебрежение, сменила вес. Пожала. Отошла в сторону, опять не убирая блинов. Подошла к нему:

– А что не так с лицом?!

Смелая какая. Ну, держи тогда в обе ладошки:

– Всё не так. Попробуй сама по перекошенным лицам догадаться, кто на каком тренажёре работает. – Кирилл широким жестом сеятеля вечности и доброты повёл рукой по залу.

– Не, а с моим лицом-то что? – она явно нарывалась. Кирилл посмотрел пристально:

– Я же сказал – всё. Глазки злобно прищурены и… и зубовный скрежет от ненависти ко всему миру. Тоже красоте не способствует.

– Вот ты гад!

– Слушай, девушка! Если хочешь состязаться в ненависти, то сдавайся сразу. Тебе не выиграть.

– С чего ты это взял?

– Невроз, отягощённый неприятием всего мужского. Дай догадаюсь – это потому, что у нас пенис есть?

– Насчёт конкретно тебя не уверена.

– Посмотреть не дам, не надейся. А вот совет – легко: хвост прижми. Или успокоительное попей. Ты же уверена, что я женщин не бью. А вдруг ошибаешься?! – Кирилл резко приблизил к ней лицо, будто хотел укусить. Она инстинктивно отшатнулась. – Будь вежливей – это сохранит не только причёску, но и зубы.

– Хам.

– Дура. – Кирилл с трудом сохранил непроницаемо-равнодушное лицо. Гром-баба его скорей забавляла, как неопасная и злобная ящерка с раздутым капюшоном, что-то шипящая.

Раньше, до подготовки, он такого себе не позволял. Правда, и не выбешивали его так, и гром-бабу он видел впервые.

– Уверен – мы подружимся, – сказал Кирилл деревянным голосом, направляясь в раздевалку за фиксаторами запястья. Она процедила с иронией:

– Не сомневаюсь.

В раздевалке в уголке какой-то чернявенький паренёк, из новеньких, разостлал маленький коврик, встал на него коленями и приготовился к намазу. В первую минуту Кирилл оторопел. Потом, пробормотав под нос «да ну, на хрен…» перешагнул через паренька, согнувшегося в поклоне, открыл шкафчик, взял фиксаторы. Снова перешагнул. Паренёк замер, окаменев. Кирилл вышел из раздевалки. Так вот сделаешь вид, что не заметил, или уговоришь себя, что не твоё дело – скоро и тебя согнут, заставят в намазах участвовать. Не, надо гасить. Кирилл вернулся в раздевалку, снова направился к своему шкафчику, по пути якобы случайно легонько запнулся за паренька. Ну, неудачное ты место выбрал, братец! Порылся в шкафчике, будто что-то искал. Паренёк, видимо, поняв, что помолиться спокойно ему не дадут, пробормотал что-то себе под нос и стал сворачивать молитвенные причиндалы. Вот и отлично. Кирилл, немного покрутившись для вида возле шкафчика, вернулся в зал.

Вообще Кириллу нравилось, когда в зал приходили нерусские парни – он рассматривал культуризм как продвижение индивидуализма и общеевропейских ценностей, осознания единственности человеческой жизни – если ты качаешься, сушишься, холишь и лелеешь свои мышцы, своё тело, то вряд ли будешь взрывать себя, пусть даже и во имя Аллаха. Жалко станет затраченных трудов. Любовь к миру начинается с любви к себе – а уж в этой дисциплине культуристам равных не было! Правда, с женщинами из-за качалки не факт, что наладится – как правило, безудержно качаются люди психически не совсем уравновешенные, избывающие свои многочисленные комплексы, которые прорываются наружу при всяком удобном случае.

Кирилл отдавал себе отчёт, что и он – один из таких. Пятьдесят лет, ни семьи, ни детей, ни внуков, ни близких друзей, ни любимой женщины – один, как перст. Кому и что он докажет, если на соревнованиях выступит? Кого порадует, кого удивит? Кто будет им гордиться, да, в конце концов, кто обовьёт его шею нежными руками, прошепчет на ухо: «Горжусь тобой, милый…»?! «Улыбнувшись, ты скажешь: гад крутой! Я тебе улыбнусь: ты права…»[19] – этого точно не будет. Некому улыбаться. Некому даже медальку показать, если всё получится. Зачем тогда это всё? Нет ответа. Эго потешить, разве что. Доказать всем про сухой порох в пороховницах и ягоды в ягодицах.

Лыков нерусских сторонился. Да и другие тренеры тоже. Никто не кидался к ним с распростёртыми объятьями, желая приобщить через спорт к русской культуре. Чернявые парни, как правило, поначалу робко крутили головой во все стороны, старались изо всех сил, но упражнения делали неправильно или не в той последовательности – метались по залу, без толку дёргаясь на тренажёрах, да бицепс качали – все с него начинают. Спрашивать кого-либо стеснялись или у них было не принято. Видны были пробелы в образовании – анатомию они знали весьма приблизительно, о питании, режиме и диетах вообще не имели представления. Кирилл часто подсказывал им, как правильно выполнять упражнения – на правах старшего и опытного. Ему нравилось учить. Хоть Чехов и заметил однажды, что учить дураки только любят.

На скамейке для жима лёжа сидел, отдуваясь, давешний «пельмень» с чёлочкой – теперь в новом костюме с надписью «Россия» на спине – будто по его курносой курской морде нельзя было догадаться о происхождении. Кто телевизору верит, тот настоящий патриот и олимпийка у него соответствующая. Кирилл был в футболке с надписью «Нет Бога, кроме культуризма» – на груди, «И Арнольд – пророк его» на спине.

– Привет, пятая колонна! – поприветствовал его пельмень. Ух ты, а он юморить пытается!

– Привет, шестая палата! – отозвался Кирилл. – Хочешь в метании говёшек посостязаться, что ли? Так местом ошибся. Я с тобой пожму, – последнюю фразу он произнёс не с вопросительной, как принято, а с утвердительной интонацией. Потому что здесь я – хозяин. А ты, пельмешек, – гость.

– Да жми, конечно, – тот встал, освобождая место, с немного задумчивым видом. Не вышло над Кириллом посмеяться. Ну, постой, подумай. Всегда полезно.

– А что ты на митинге, вроде, говорил что-то, что, типа, мы начальство целуем, что ли, не туда? – пельмешек-то оказался идейным, оказывается! Кирилл плотоядно улыбнулся, устраиваясь на скамье под штангой:

– Не куда-то не туда, а в жопу. Только я тебя на митинге что-то не заметил…Подслушивал, что ли?

– На Ютубе видел… – вот оно, оказывается, зачем они его на камеру снимали! – А ты не боишься, что тебя за такой базар ответить заставят? – якобы озабоченным голосом произнёс пельмень. Вроде как переживает за него.

– Ты, что ли, заставишь? Ну, давай, заставляй – я вот он, весь к услугам вашим. – Кирилл, пожав, поставил штангу на стойки.

– Да почему я… – парень явно не был готов к такому повороту и сразу заскучал. Сам за базаром тогда следи. Кирилл пожал три подхода, пока пельмешек отдыхал, ушёл на опостылевший степпер. Оказался рядом с Ардалионовичем. Поздоровались.

– Никому ничего не доказать, – кивнул Ардалионович на пельменя. – Даже время можно не тратить…

– В фильме Тарковского «Жертвоприношение» есть эпизод, в котором мальчик поливает высохшее дерево – снято одним кадром и длится невыносимо долго – восемь минут. Эпизод вошёл во все кино-энциклопедии мира, и смысл его прост: надо, надо поливать даже засохшее дерево – ибо это наша обязанность по отношению к здравому смыслу, наш долг, в конце концов. Надо надеяться, что дерево оживёт и зазеленеет. Правда, в данном случае я не уверен в благополучном исходе. У нас страна для высохших и мёртвых, а не для зелёных и живых… – Кирилл усмехнулся с грустью.

– Любите Тарковского? – поднял брови Ардалионович.

– Честно говоря, где-то вычитал. Но сути это не отменяет, не правда ли? – Кирилл вопросительно склонил голову. Тот улыбнулся понимающе. Всё же приятный он человек, даже на эллипсоиде излучающий доброту.

Закончился день травмой. Выйдя с тренировки, Кирилл открыл машину и бросил сумку на дальнее сиденье. В плече отчётливо хрустнуло – нехорошо так хрустнуло, нездорово. Появилась тянущая боль – хорошо, если всего лишь связку растянул. Плохо, если мышцу порвал. Именно сейчас, именно на подготовке. Делал-то сегодня грудь и бицепс, а рвануло в дельте! Главное – было бы, отчего! В сумке лежали штаны, майка, тугие трусы и полотенце. Ну, фиксаторы ещё и мыло – всё вместе от силы килограмма три. Кирилл взвыл от досады и боли. Жалко стало себя: старенького, со стёртыми суставами, больного. Может, до послезавтра отойдёт. Доехал, морщась от боли, домой, смазал апизартроном[20], спать лёг в футболке, чтоб грелось. Лишь бы продержаться. Месяц остался с небольшим.

 

 

 



 

[17] «Лодочка» – упражнение на спину, выполняемое на твёрдой поверхности в положении лёжа на животе.

 

[18] «Предтреник» – набор компонентов, принимаемых перед тренировкой, улучшающий выносливость и ускоряющий процессы регенерации тканей.

 

[19] Строка из песни Сергея Чигракова.

 

[20] Апизартрон – согревающая мазь на основе пчелиного яда. Обладает резким своеобразным запахом.

 

 

 


Оглавление

22. Часть 22
23. Часть 23
24. Часть 24

Канал 'Новая Литература' на telegram.org  Клуб 'Новая Литература' на facebook.com  Клуб 'Новая Литература' на linkedin.com  Клуб 'Новая Литература' на livejournal.com  Клуб 'Новая Литература' на my.mail.ru  Клуб 'Новая Литература' на odnoklassniki.ru  Клуб 'Новая Литература' на twitter.com  Клуб 'Новая Литература' на vk.com  Клуб 'Новая Литература' на vkrugudruzei.ru

Мы издаём большой литературный журнал
из уникальных отредактированных текстов
Люди покупают его и говорят нам спасибо
Авторы борются за право издаваться у нас
С нами они совершенствуют мастерство
получают гонорары и выпускают книги
Бизнес доверяет нам свою рекламу
Мы благодарим всех, кто помогает нам
делать Большую Русскую Литературу



Собираем деньги на оплату труда выпускающих редакторов: вычитка, корректура, редактирование, вёрстка, подбор иллюстрации и публикация очередного произведения состоится после того, как на это будет собрано 500 рублей.

Сейчас собираем на публикацию:

06.07: Художественный смысл. По проторённой дорожке (критическая статья)

 

Вы можете пожертвовать любую сумму множеством способов или сразу отправить журналу 500 руб.:

- с вашего яндекс-кошелька:


- с вашей банковской карты:


- с телефона Билайн, МТС, Tele2:




Купите свежий номер журнала
«Новая Литература» (без рекламы):

Номер журнала «Новая Литература» за август 2019 года

Все номера с 2015 года (без рекламы):
Литературно-художественный журнал "Новая Литература" - www.newlit.ru


 

 

При перепечатке ссылайтесь на newlit.ru. Copyright © 2001—2020 журнал «Новая Литература».
Авторам и заказчикам для написания, редактирования и рецензирования текстов: e-mail newlit@newlit.ru.
Меценатам, спонсорам, рекламодателям: ICQ: 64244880, тел.: +7 960 732 0000.
Реклама | Отзывы
Рейтинг@Mail.ru
Поддержите «Новую Литературу»!