HTM
Номер журнала «Новая Литература» за август 2019 г.

Дмитрий Головин

Пучок – пятачок

Обсудить

Повесть

Опубликовано редактором: Андрей Ларин, 14.11.2019
Оглавление

28. Часть 28
29. Часть 29
30. Часть 30

Часть 29


 

 

 

В Каменск поехали на машине Кирилла.

– Ещё одного пассажира-то можно взять? – недоверчиво спросил Лыков в предыдущий день, на последней перед соревнованиями тренировке. Кирилл уже не качался – так, размялся, на эллипсоиде пробежался минут двадцать, да обязательные позы перед зеркалом в раздевалке трижды прогнал.

– Да хоть двух, – беспечно ответил Кирилл. «Жену хочет взять, что ли» подумал он. Перед этим Лыков долго выспрашивал, сам ли Кирилл поведёт машину – обезвоживание ведь! Кирилл заверил, что сто километров проедет. Сумеет. Видно было, что Лыков сомневается.

– Что ты волнуешься-то так? Нормально доедем! Дорогу знаю! Чё не так-то? – Кирилл искренне недоумевал.

– Один вот тоже всё знал, да отрубился на трассе, – пробурчал Лыков недовольно. – А тоже бойкий был, что ты! Чуть не убил всех…

– А как спаслись? – заинтересованно спросил Кирилл. Надо же, какие страсти-мордасти!

– Каком, ёпт! Рядом Лёха Репин сидел – успел руль выхватить да ключ выдернул. Чуть в кювет не кувыркнулись. Ты мочегонное не забыл принять?

– Не забыл.

– Много сегодня выссал?

– Примерно литр.

– Помнишь, что сегодня литр воды до обеда? Выпил уже?

– Да я утром ещё выпил! – заулыбался Кирилл. – Это-то пока помню!

– Ну поржи, поржи… – Лыков не был склонен к шуткам. – С нами Снежана просилась ехать. Я сказал, что у тебя спрошу.

Снежана. Имя-то какое… Легкомысленное. Представил дамочку с распущенными волосами, в короткой роскошной шубке, с умопомрачительно длинными ногами, с силиконовыми губами. Типичная, в представлении Кирилла, Снежана.

– Да ты её видел… Высокая. Из нашего зала. Здоровенная такая. Готовилась к «фитнес-бикини» по мастерам.

– То есть старше тридцати пяти лет, что ли? – уточнил Кирилл. – Фу, Александр! Что за старух ты мне в машину подсовываешь! Я согласен! – выпалил он скороговоркой. – Где её забирать?

– Да к залу подойдёт… К девяти. Вместе со мной. За три часа-то доедем? Там регистрация с двенадцати. И деньги захвати, тысяч пять – соревновательный сбор там, грим… Бритву возьми – я тебя при свете осмотрю, добрею, если что.

В девять часов Кирилл подъехал к залу. Утром собрался, перепроверяясь по десять раз и озвучивая вслух: полотенце, шлёпанцы, спортивные штаны с футболкой, четыреста граммов отварного риса, порезанный лимон в отдельных контейнерах, шоколадка, воды две «полторашки». Футболка огромного размера, чтоб продувалась и грим не мазался, с надписью «Жизнь – культуризму! Честь – никому!». Самое главное – соревновательные плавки, специально сшитые по размеру в ателье сценического костюма и диск с музыкой, лежащий в отдельном кармашке. Грим не забыть. Подъехал прямо ко входу, позвонил Лыкову, прохрипел: «Выходи!» – вроде как в горле без воды пересохло. На самом деле чувствовал себя Кирилл довольно сносно. Пить, конечно, хотелось, но пока терпимо. И слово «пока» являлось, как он чувствовал, ключевым.

Из дверей вышел Лыков с гром-бабой. «Так вот кто у нас Снежана!» – изумился Кирилл. Оба были непередаваемо мрачны и серьёзны.

– Куда садиться-то? – с недовольным видом поинтересовался Лыков, открыв заднюю дверь. Казалось, услышав ответ: «Оба в багажник!» он, не ожидая от Кирилла ничего иного, наконец, успокоится. В багажник, конечно, не полезет.

– Снежана на переднее, ты, Саш – на заднее. Пойдёт? – Кирилл улыбнулся хищно: вот и встретились, родимая! Снежана закинула сумку на заднее сиденье, всем видом показывая, что делает Кириллу одолжение, села рядом.

– Мы же с музыкой поедем? – вкрадчиво спросил Кироилл в пространство.

– Как хочешь, – после долгой паузы отозвался Лыков. Он отрешённо смотрел в окно, демонстрируя, что ему всё это не нравится – и соревнования, и поездка эта, и форма Кирилла, и машина, и вообще весь мир за окном. Мир между тем имел довольно приятный вид: воздух по-весеннему чист и прозрачен, небо интенсивного синего цвета, запах талой земли… Начинался апрельский солнечный хороший день. Сугробы съёжились, почернели и усохли, уступая место проклёвывавшейся травке. Весна. Жизнь. Солнышко. И он – красавец.

– Тогда прошу прощения, можно мне поставить «Золотое Кольцо»? Нет идейных возражений? – Кирилл вопросительно склонился в сторону Снежаны.

– Да как хочешь, – она не была расположена к разговорам – слизистую во рту берегла, не сушила. Тоже без воды девушка.

Через двадцать минут по воскресному полупустому городу выехали на трассу. Идеально ровная, сухая и чистая дорога. Снег ещё лежал кое-где в лесу, в низинках, но на полях уже стаял, обнажив пожухлую прошлогоднюю траву. Кирилл через несколько километров сменил визжащих «золотоколечных» тёток на самостоятельно нарезанный сборник. Дорога настроила его на лирический лад, стало грустно, что всё заканчивается – тренировки, режим, оголтелая сушка… Он глянул в зеркало на Лыкова – тот, насупленный, так и смотрел в окно. Интересно, о чём он сейчас думает?

– Саш! Как бы у меня соревнования не сложились, спасибо тебе за всё, – сказал Кирилл неожиданно. Хотелось сказать ему что-нибудь тёплое, ободряющее – ну не «фуфайка» же произносить! Лыков хмыкнул. – И ты извини меня за нападки по поводу Крыма там… и всего прочего – я был не всегда… корректен. Болит у меня, Саш. За страну переживаю. Хочу сказать, что ты действительно лучший тренер в нашем зале. Чтоб ты знал.

– Мальчики! Я вам не помешаю? Если что – я ничего не видела, не слышала! – подала голос Снежана.

– Не переживай, – успокоил её Лыков, – как мы не подрались-то на подготовке, не понимаю… Я тоже…

– Так одно дело делаем, – Кирилл снова посмотрел на Лыкова, – Или делали. Когда это бригада без конфликтов коровник строила? А тут – тело! Целое! Большое!

– Не рассчитывай сегодня на хорошее место – скорей всего, с молодёжью выступать будешь, – Лыков, спохватившись, снова посуровел.

– Это когда генетическая элита области толпой на сцену выходит, отпихивая друг друга локтями? – откликнулся Кирилл.

– Ну да. Только там толпы не должно быть – так, человек двадцать. Вместитесь. Будет хорошо, если девятнадцатым станешь.

– Хорошее место! В двадцатке лучших атлетов области! – засмеялся Кирилл.

– Главное, что не в сотке… – с тракторной приязнью улыбнулся Лыков

Посмеялись. Атмосфера в машине стала веселей. Лыков снова уставился в окно, Снежана достала наушники, воткнула их в уши и уплыла в свой мир. Через несколько километров Лыков спросил – видимо, в продолжение своих дум:

– Как сам-то, чувствуешь какие-нибудь изменения в жизни? Уверенность в себе, самомнение выросли?

Кирилл засмеялся:

– Самомнение мерить нечем. Единственное видимое отличие – в бане передо мной мужики теперь оправдываться начали. Сижу в парилке, молчу, потею, вдруг какой-нибудь: «А я тоже раньше спортом занимался. Самбо. Теперь, конечно, бросил – спину сорвал, да и дети пошли…» – хотя я ни о чём не спрашивал. Унижаю их своим видом и седой головой, вот они и начинают…

– Это да… – после длинной паузы задумчиво проговорил Лыков. – Мне тоже такое постоянно рассказывают. С разговорами лезут… Саша вздохнул и снова с интересом уставился в окно. Будто дорогу назад запоминал.

Больше они почти не разговаривали – Лыков вообще не любитель говорить, Снежана, видимо, тоже. Да и у Кирилла слизистая высохла.

Соревнования, как и ожидалось, проводились во Дворце Металлургов. Видно, что не впервые: стены коридоров, выхода на сцену, зала для разминки задрапированы полиэтиленом: грим, придающий телу больший рельеф, легко мазался, но нелегко смывался, о чём тут заранее знали. Кирилл прошёл регистрацию, сдал судейской бригаде диск с музыкой, получил номер, прикрепляемый к плавкам. Выяснилось: его действительно ждёт общее первенство – категория «бодибилдинг мужчины» выйдет вся разом, без разделения по возрастам – все старше двадцати одного года. Выпустят их в самом конце, ближе к вечеру – мясные мужики – вершина соревнований, их апогей. Начнут соревнования юноши и девушки – их всего-то набралось по нескольку человек в категории, следом юниоры с юниорками. Затем пойдёт фитнес-бикини по возрастам и боди-фитнес, где будет рубиться Снежана, попеременно с категориями странных «пляжников» в купальных шортах и только в самом конце – бодибилдеры.

Кирилл поднялся в танцевальный зал с поцарапанным паркетом, приспособленный для разминки и был приятно удивлён: мужчины и женщины разминались и переодевались вместе. На входе напротив дверей стояла абсолютно голая белокурая богиня, размазывающая на себе грим. Кирилл остановился как прилепленный, не в силах отвести от неё глаз. Богиня обожгла взглядом, ничего не сказав, отвернулась. Её подруга принялась мазать гримом её спину и ноги идеальной формы. Гитарные контуры фигуры девушки были столь совершенны и выглядели так завораживающе, что у Кирилла закружилась голова. Грудь её – тяжёлая, налитая, с крупными сосками, наверняка без силикона, маняще колыхалась – она явно не досушилась: с обывательской точки зрения её фигура была безупречна, но пресса не видно, так – упругий впалый животик. Вот это Кириллу повезло, да и не ему одному – на девушку пялились, смущаясь, почти все – и мужчины, и присутствующие женщины. Ради созерцания подобной красоты стоило и на диете сидеть, и качаться, и анаболиками колоться. Видимо, красавица начала гримироваться, пока в зале никого не было – а тут все как набежали! А там она! Получился приятный сюрприз, радости нежданной телеграмма.

Как позже выяснилось, столь приятный «нежданчик» получился благодаря тесноте женских гримёрок – их оборудовали всего две и каждая малюсеньких размеров – они сразу забились под завязку. Девчонкам пришлось гримироваться и разминаться где придётся. Тем более, гантели и резиновые жгуты для разминки были только в общем танцевальном зале.

Дальняя от окна стена полностью зеркальная стена отражала синеву неба, крыши окрестных облезлых домов и голые ветви деревьев в парке. Те, кто уже загримировался, отрабатывали перед ней обязательные позы, «прожимались», разогревая мышцы. Когда работаешь над позами, «прожимаясь», сгорает жирок, притаившийся между мускулами, становишься ещё суше. Свет падал из-за спины и рельеф было не видно. Зажгли верхний свет, но он не перебивал солнечного освещения. Некоторые цепляли жгуты к батареям, наступали на них ногами, делали разводки, сгибания, разгибания из-за головы – гоняли кровь. Кирилл скользнул взглядом по сторонам – вокруг располагалась и разминалась молодёжь различного возраста и вида. Лыков придирчиво осмотрел его, уже раздетого, покрутив перед окном. Рядом гримировался насупленный паренёк с прыщавой спиной – реакция организма на взрыв гормонов, устроенный хозяином. За такое могут даже оценку снизить – если прыщи будут совсем уж вулканическими. Добривать Кирилла не пришлось – Ирина, даже нетрезвой рукой, всё же умудрилась побрить его качественно, на совесть. Лыков, надев специальную варежку из поролона, помог нанести грим – его Кирилл купил неделю назад.

Лыков и Снежане помог гримироваться. Она, скорей всего, в призы не пролезет, решил Кирилл. Слишком высокая, угловатая, с широкой относительно бёдер и плеч талией. И груди было мало – своя с возрастом и от сушки подсохла, а к хирургу за силиконом она не обращалась. Правда, конечности были вполне себе на уровне. В общем, как судьи решат. И сколько спортсменок в категории будет.

Кирилл оглядел себя внимательно. Красавец, чего там. Не выдержав, сфотографировался на фоне зала разминки, тут же выставил фото в соцсети: вот оно как, за кулисами соревнований. Ну, и на меня, красавца с прессом, заодно полюбуйтесь. Первый же комментарий был от давней знакомой: «Беги оттуда!» Конечно. Полгода качался, сидел на капусте, огурцах и курице, таблетки горстями ел – а сейчас убегу. В библиотеку.

Лыкова здесь знали, Он здоровался чуть не с каждым, некоторые спрашивали, когда его ждать на сцене. В ответ он смущённо, по-доброму улыбался. Кирилл впервые видел его столь умиротворённым – всё здесь было его и всё ему под стать, казалось, ничто не раздражало – ну, если не смотреть на Кирилла. Лицо тренера разгладилось, ноздри жадно впитывали запахи пота, растирок, грима, вокруг были люди его секты. Лыков пребывал в состоянии тщательно скрываемого восторга, рдел щеками от скрываемого удовольствия, как сладкоежка в кондитерской. Челноком сновал по залу, выходил в фойе, приходил снова, разговаривал со знакомыми спортсменами, иногда с озабоченным лицом направлялся в кулисы. Он был неотъемлемой частью этого шоу, его приводным ремнём, незаменимой деталью из тех, без кого подобное представление бы не состоялось, без кого оно теряло смысл.

В стороне сцены послышался шум, раздались звуки гимна, невнятный микрофонный бубнёж – соревнования начались. Молодёжь задвигалась, заволновалась, начала разминаться интенсивней. Первыми ушли девушки, в том числе белокурая богиня – она, оказывается, выступала по девушкам, ей было всего пятнадцать, о чём Кириллу рассказал Лыков, сам немало этим удивлённый. Родом она была из одного с Леной, второй женой Кирилла, городка Молоденькая совсем.

– Лыков! – воззвал к нему Кирилл, сидя на полу и пытаясь расслабить мышцы. – Нас же за педофилию привлекут! Всех! Я ж про себя не знал, что педофил, пока эту богиню не увидел – как её звать, Елизавета?

– Пялиться по сторонам-то не надо, – хохотнул Лыков, – и трындеть меньше, чтоб сушняк не давил. Потерпи. Немного осталось.

– Лыков! Я жениться хочу! Она же сниться мне теперь будет! Что делать-то, Саш? Почему ты не предупредил, что такое на соревнованиях творится?! – Кирилла несло. Всегда выговаривал страхи, когда психовать начинал.

– Да я сам офигел, – снова хохотнул Лыков. – Капец, какая девка… Ладно, пойду, Снежану проведаю, а ты сиди пока, расслабляйся.

Он ушёл. Кирилл лёг поближе к батарее. По полу дуло. Загустевшая без воды кровь медленно вязко текла по венам, он, старясь расслабиться, перешёл в полудремотное состояние. «Из таких вот потом Лены вырастают нам на погибель. Правда, к Лене претензий нет – хорошо с ней было. До поры. Но это, братан, уже твои загоны» – тягуче думал Кирилл. Грим на нём окончательно высох. Он был одет в футболку и тренировочные штаны. В коридоре, ведущем на сцену, неразборчиво покричали что-то и из зала ушли юноши – все, на взгляд Кирилла, подкачанные, но без фанатизма, с модными причёсками, заботливо выкрашенными чёлками, стриженными затылками, пара – с вычурными косичками. Прям конкурс парикмахерского искусства, а не соревнования.

Зато снова появились девушки вместе с богиней. Она была в синем, со стразами, купальнике, на голову выше остальных. В их в категории всего было человек пять – большинство, как понимал Кирилл, перешли из художественной гимнастики – тонкие, до конца не сформировавшиеся тростиночки. И Королева Елизавета. Как она, интересно, в школу-то ходит – такая? Елизавета праздничным кораблём проплыла сквозь раздевалку и вышла в фойе.

– Первое сравнение проведут – можешь попить. Чувствуешь себя как? – откуда-то сбоку возник озабоченный тренер.

– Да нормально. Лизыньку мне верните…Лизыньку… – застонал Кирилл с интонациями умирающего.

– Она по девушкам выиграла, – скороговоркой сообщил Лыков.

– Ух ты! – Кирилл привстал. – У судей тоже, что ли, от неё в паху набухло?

– Сейчас в коридоре с роднёй обнимается. Не пойму, в кого она такая – все тунжики, – озадаченно ответил Лыков.

– Что за тунжики? Племя, что ли, такое? Северное? Не слышал…

– Не. – Лыков усмехнулся. – Означает: типично уральская низкая жопа. Сокращённо – тунжик. Здесь, на Урале, много коротконогих. Если до России доживёшь, увидишь, какие девахи с Кубани приедут – казачки черноглазые, грудастые, сильные! – Лыков мечтательно закатил глаза. Кирилл поразился:

– Да вы, батенька, оказывается, романтик! Вот не ожидал!

Лыков, не удостоив ответом, снова убежал. В раздевалке тем временем вновь сменился контингент: появились пляжники в купальных шортах. Начали разминаться Чёрт. Долго ещё.

Захотелось есть. Кирилл достал рис, начал жевать. Слюны не хватало. Правда, если жевать дольше обычного, она появлялась. Съёл половину контейнера. Мимо опять продефилировала Лиза с медалью на высокой груди. Пёрло деваху. Она пребывала в радостном шоке: первые соревнования, вряд ли рассчитывала на победу, а тут вдруг – бах! – и первая! Вызвали пляжников. В раздевалку набежали теперь уже настоящие качки – высокие и низкие, молодые и в возрасте – категория «Мужской бодибилдинг». Судя по всему, Кирилл был самым пожилым участником соревнований. Был, правда, ещё один седовласый – Кирилл, не чинясь, подошёл, поинтересовался его возрастом.

– Сорок семь, – ответил тот. Назвался Вадимом. Приехал на соревнования из маленького северного городка вместе с женой. Знал Лыкова, который вырос в соседнем городке.

– Ну, ты крутую форму-то выкатил! – восхищённо оглядел его Кирилл.

– А сейчас что не выкатывать-то? – философски заметил Вадим. – Выписывай всё по Интернету, хоть фарму, хоть питание, да тренируйся. Методику на Ютубе посмотришь. Как сушиться, тоже статей куча. Лишь бы деньги были. Да зал какой-никакой…

– Сила воли нужна запредельная. Ты же в своём городке наверняка – самый крутой бодибилдер?

– Самый, самый! – со скептическим смешком и поджатыми губками влезла жена Вадима. – От девок отбоя нет. А он их всех в секцию записывает! – она, будто в шутку, ударила Вадима по груди слабым любящим кулачком. Тот самодовольно улыбнулся, но оправдываться не стал – за всех не оправдаешься.

– Тише ты! Грим размажешь! – засмеялся после ощутимой паузы. Тормозит – тоже обезвоженный. Видимо, предъявляли ему не впервые и небезосновательно. Девчонок можно было понять – в городке мужчины так или иначе с завода или с зоны, на картохе и пельменях вскормленные, и среди этого безысходного и до оскомины привычного – Вадим, накачанная копия Дэниэла Крэйга[26] в единственном экземпляре. Каких породистых, с отборным генотипом людей «на Севера» в тридцатые ссылали!

Сзади появился Лыков.

– Вадя! Привет! – он тепло поздоровался с Вадимом. Видно было, что давно друг друга знают. – Снежана четвёртая, – сообщил он Кириллу. – Начинайте разминаться. Сейчас пляжников наградят и сразу пойдёте.

Кирилл кинулся отжиматься. Пошло на удивление легко – тело было невесомым, тугим, упругим. Нигде не болело, не тянуло, не скрипело. Отжался от пола до отказа, сделал сгибания и разводку через стороны вверх. В зал влетел ошалевший Лыков:

– Ну вы где?! Скоро выход! Быстрей за кулисы проходите!

Кирилл с Вадимом потрусили в кулисы. Откуда-то дуло, стоять в шлёпанцах было неудобно, присесть некуда, мышцы стыли… Все вокруг непрерывно двигались, переминались, прожимались, слоняясь, как запертые слоны в вольере, из угла в угол, разогреваясь. Наконец, их построили по номерам и вывели на сцену.

Двадцать один человек в категории. Прогнали сравнения. По тому, что ни его, ни Вадима ни разу не дёрнули на авансцену, Кирилл понял, что место их действительно будет внизу таблицы. Молодые, неломанные, со здоровыми связками и тугой кожей их опережали, выигрывая «в одну калитку» что было неудивительно.

– Полчаса позора – и пойдём водичку пить….– успокаивающе шепнул он Вадиму. Тот раздвинул пересохшие губы – вроде как улыбнулся. Первый тур окончился. В финал ни он, ни Вадим не попали, так что «танцевать» произволку не пришлось. И то легче. Постояли, поулыбались вымученными улыбками на награждении. Кирилл стал девятнадцатым.

Так закончились его первые соревнования.

 

 

 



 

[26] Английский актёр, исполнитель роли Джеймса Бонда.

 

 

 


Оглавление

28. Часть 28
29. Часть 29
30. Часть 30

Канал 'Новая Литература' на telegram.org  Клуб 'Новая Литература' на facebook.com  Клуб 'Новая Литература' на linkedin.com  Клуб 'Новая Литература' на livejournal.com  Клуб 'Новая Литература' на my.mail.ru  Клуб 'Новая Литература' на odnoklassniki.ru  Клуб 'Новая Литература' на twitter.com  Клуб 'Новая Литература' на vk.com  Клуб 'Новая Литература' на vkrugudruzei.ru

Мы издаём большой литературный журнал
из уникальных отредактированных текстов
Люди покупают его и говорят нам спасибо
Авторы борются за право издаваться у нас
С нами они совершенствуют мастерство
получают гонорары и выпускают книги
Бизнес доверяет нам свою рекламу
Мы благодарим всех, кто помогает нам
делать Большую Русскую Литературу



Собираем деньги на оплату труда выпускающих редакторов: вычитка, корректура, редактирование, вёрстка, подбор иллюстрации и публикация очередного произведения состоится после того, как на это будет собрано 500 рублей.

Сейчас собираем на публикацию:

06.07: Художественный смысл. По проторённой дорожке (критическая статья)

 

Вы можете пожертвовать любую сумму множеством способов или сразу отправить журналу 500 руб.:

- с вашего яндекс-кошелька:


- с вашей банковской карты:


- с телефона Билайн, МТС, Tele2:




Купите свежий номер журнала
«Новая Литература» (без рекламы):

Номер журнала «Новая Литература» за август 2019 года

Все номера с 2015 года (без рекламы):
Литературно-художественный журнал "Новая Литература" - www.newlit.ru


 

 

При перепечатке ссылайтесь на newlit.ru. Copyright © 2001—2020 журнал «Новая Литература».
Авторам и заказчикам для написания, редактирования и рецензирования текстов: e-mail newlit@newlit.ru.
Меценатам, спонсорам, рекламодателям: ICQ: 64244880, тел.: +7 960 732 0000.
Реклама | Отзывы
Рейтинг@Mail.ru
Поддержите «Новую Литературу»!