HTM
Номер журнала «Новая Литература» за август 2019 г.

Дмитрий Головин

Пучок – пятачок

Обсудить

Повесть

Опубликовано редактором: Андрей Ларин, 14.11.2019
Оглавление

31. Часть 31
32. Часть 32
33. Часть 33

Часть 32


 

 

 

Спал плохо. Почему-то привиделось, что он – проигравший.

Видение пришло ночью, во сне – просыпался тяжело, в ужасе выныривая из глубин, ворочался, шарил руками по простыне, одеялу – да как так-то? Кто-то с размытым лицом возник из клубящейся темноты, ткнул в лицо скрюченным пальцем с нестриженным ногтем: – Опоздали-с… просрали-с… Прошиб холодный пот. Да как же это, ведь готовился, сушился, качался, судья меня допустил... Не помнил ничего. Будто отрезало. Помнил, как гримировался, вроде где-то Лыков мелькал в проёмах дверей, всегда закрывающихся, хотя откуда он здесь, качки какие-то кругом, огромные, страшные, ходили мимо. Его не замечали… Вроде бы соревнования уже шли, но на сцену надо добираться по коридорам, преодолевая многочисленные двери, лестницы, переходы, отодвигая какие-то кровати с лежащими на них людьми… Почему-то он заранее знал, что это раненные с Донбасса. В окна, занавешенные простынями, рвалось солнце, ветер развевал простыни и почему-то бинты, развешанные в палатах – это оказались больничные палаты – на верёвках. Он шёл, боясь испачкать гримом встречных – перебинтованных раненых, увечных с костылями, совсем забинтованных на каталках, управляемых медсёстрами и санитарами – все смотрели на него удивлённо: в гриме, в соревновательных плавках – что ты здесь забыл?! Он пробирался, аккуратно обходя встречных на сцену, понимая, что безнадёжно опаздывает, что вообще его усилия через несколько минут потеряют всякий смысл. Надо спросить дорогу. Стал искать, у кого спросить, но все как-то разом занялись своими делами: перевязками, уколами, переливаниями, резко отворачивались, встречаясь с ним глазами. Наконец, уткнулся буквально носом в чёрную драпировку и понял: сцена – там, за ней. Кое-как, перебирая нескончаемую ткань, нашёл просвет и выглянул. Сцена пуста, зал тоже пуст, но пока освещён резким неприятным светом. Какой-то дядька в рабочем комбинезоне сворачивал провода, перекликаясь с кем-то невидимым, видимо, с помощником. Голоса скрадывались, терялись в пространстве, как бывает в пустом зале с шумопоглощением. Соревнования давно закончились. Он безнадёжно опоздал.

В неуютной полудрёме начал уговаривать себя, что это мозг шалит от обезвоживания и тут же себя оборвал: не оправдывайся. Разлепил веки – за окном едва светало, в номере холодно от приоткрытого окна. Можно повернуться на другой бок и попытаться снова уснуть, но понял – не выйдет. Будто плитой придавило отчаянье. Главное, знал: так и будет. Смутно, сквозь дымку сна, видений каких-то, теней неразборчивых виделось, как всех зовут на сцену, но не его. Его словно не было. И в списках выступающих не было. «Это же мозг вытеснил неприятные воспоминания, оттого и не помню!» – обожгло страшной догадкой. Сон окончательно пропал.

Чёрт, что обезвоженный мозг только не придумает, какой мультик не покажет.

Встал с постели, растянулся, немного размялся, тряхнул головой, прогоняя остатки кошмара. Соревнования начинались в двенадцать, мужчины – мастера выступали в конце, так что свободен почти до вечера. Тем более – о еде думать не надо: рис сварен, лимон нарезан кусочками, вода на вечер закуплена. Не торопясь, растягивая время, позавтракал рисом с аминками. Глотал их насухую. Они сопротивлялись, застревали в горле. Проталкивал с усилиями, собирая по закоулкам остатки слюны с прожёванным рисом.

Чем-то надо себя до вечера занять.

Недолго думая, решил: кино! Телефон помог найти ближайший кинотеатр в торговом центре. Три остановки на автобусе.

В незнакомом городе каждый выход – приключение. Расстояния в Гугле он определять не умел, навигаторами не пользовался специально, чтоб мозг не атрофировался. Торговый центр оказался дальше, чем казалось и только-только начал работу. Кинотеатр начинал работать на час позже – Кирилл просидел этот час в Фейсбуке, просматривая ленту. Никогда она не казалась ему столь далёкой и чужой – всё не о том, всё не так. Когда открыли кинотеатр, репертуар не вдохновил: бесконечный «Форсаж», уже седьмой, (смотреть не имело смысла – предыдущие шесть Кирилл не видел), многочисленные мультики – очередной сборник «Мульт в кино», «Гнездо дракона», «Суперкоманда», неубиваемая «Золушка», инструкция «Как поймать монстра», мелодрама с глубокомысленным названием «Любовь или секс?», на рекламном плакате которой изображено сердце из спагетти (углеводики – отметил Кирилл), комедия «Женщины против мужчин» (интересно, кто победит?), патриотичные «Битва за Севастополь» и «Батальонъ», учившие, как быстро и сладко умереть в бою… Смотреть нечего.

Из предложенного великолепия после долгих сомнений и раздумий выбрал комедию. Сюжет ясен и прост, как кирпич – сначала будут строить друг другу козни, потом помирятся и подружатся, ибо люди-то все хорошие и незлые… И даже если какой зайчик не хочет сначала общую грядочку поливать, в конце он обязательно исправится и принесёт свою леечку.

После кино поплёлся на выход мимо ненужных витрин – обезвоживание чувствовалось, он откровенно «тормозил», его слегка пошатывало, словно выпил фужер шампанского. У дверей стоял киоск с иностранным мягким мороженым – видов двадцать, не меньше. «Завтра. Всё завтра» – Кирилл про себя усмехнулся. Вспомнил, как Вадим после УрФО прямо в раздевалке с наслаждением выпил литровую бутылку кефира – «развязал». Слезать с диеты нужно тоже по уму – Лыков рассказывал, как в молодости у него «отскок» составил десять килограммов, а у Лёхи Репина, выступавшего в супертяжах – и вовсе двадцать три! На радостях от такого и помереть можно.

Снова поехал в гостиницу. Вытряхнул всё из сумки, вдумчиво сложил тапочки, спортивный костюм, футболку огромного размера, чтоб не тёрла грим, две полторашки воды, порезанный лимон в мешочке, рис в контейнере, полотенце, соревновательные плавки, номерок. «Вернусь уже другим человеком» – подумал на выходе. Да. Через несколько часов – конец его полугодовой истории. «Путь Кирилла». Драма в одном действии.

Выступали в огромном Дворце Спорта. Кирилл предъявил на входе пропуск-браслет, прошёл по указателям в раздевалку. Пока выступали юноши, затем – девушки, потом юниоры и юниорки, затем женщины – мастера старше тридцати пяти, потом своё танцевали фитнес-модели. Лишь после начинались категории мужчин-мастеров: от сорока до сорока девяти, от пятидесяти до пятидесяти девяти и старше шестидесяти. На «мире», говорят, была ещё градация – до семидесяти и старше. Старше шестидесяти – самые ветераны из ветеранов, бычьего вида мощные старики. В их категории зарегистрировалось всего пять человек – сплошь испытанные турнирные бойцы, знакомые друг с другом тысячу лет, ещё с перестроечных времён. Первую работу по теории бодибилдинга и фитнеса, как известно, В.И.Ленин написал: «Лучше меньше, да лучше». Несмотря на это, в СССР культуризма не было – вид спорта неолимпийский, к тому же прославляющий нездоровую эстетику и индивидуализм – всё, что так нравилось Кириллу. Глядя на советских спортивных функционеров, ему всегда хотелось немедленно встать на сторону чуждой им эстетики, этики и культуры. По определению. С годами это стремление стало только крепче. «Если Евтушенко против колхозов, то я – за».[28] А совковые функционеры никуда не делись, просто назывались теперь российскими. Кирилла корёжило каждый раз, когда эти мешкообразные, с опухшими от пьянства рожами, на соревнованиях орали в объективы телекамер: «Ра-си-я! Ра-си-я!», усиленно болея «за наших». Или пальцем начальственно тыкали, как тому парню, жизни учили: одни аминки ешь. Как правило, это были чиновники, ездившие на соревнования за бюджетный счёт. По правде сказать, Федерацию бодибилдинга бюджет не кормил – не олимпийцев ведь воспитывают…

В стороне от раздевалки ширмами огородили пространство для гримирования. Кирилл решил загримироваться сейчас – до соревнований часов пять, успеет качественно высохнуть. Опять очередь здоровенных мужиков. Гримировали в шести кабинках, краску наносили аэрографом в два слоя – нанесут, ждёшь, пока высохнет, наносят ещё один слой. Отдал деньги, разделся донага, встал в кабинку. Аэрограф приятно холодил, Кирилл отворачивал лицо, задерживал дыхание от облака краски, чтоб не задеть лёгкие. Наконец, докрасили. Вышел в общий зал сохнуть.

…Так выглядел бы мужской рай. По периметру, держась руками за специальные, как в автобусе, поручни, отставив назад совершенной формы задочки, сохли абсолютно нагие девушки – юниорки. Человек сорок. В два ряда – справа и слева. Бронзовые от автозагара попки задорно провоцировали и непроизвольно манили. Некоторые девушки уже надевали соревновательные купальники, некоторые шли краситься второй раз, но строй практически не нарушался. Кирилл представил, как он просит их подвинуться и тоже становится с ними в ряд, вцепившись в поручень. Ведь не сможет сдержаться – будет стрелять глазами по сторонам, набираясь впечатлений. И медленно, разворачиваясь в боевой порядок, начнёт набухать черенок…не, не надо этого...

Он прошёл вдоль строя, как пленный немец, с поднятыми руками, чтоб не размазать краску, выискивая место, куда приткнуться. Некуда. По тому, как плотненько они стояли, получалось, Кирилла бы спасло только, если бы место ему уступили одновременно две красавицы. Вот одна отошла от поручня, грациозно присела над спортивной сумкой, достала сотовый, набрала, осторожно выгибая пальцы, номер:

– Валя! Ты, мудила, на какой клей мне стразы приклеил?! … Да?! А хрена ли они тогда отпали?! Я тебе какой клей говорила купить?! … Не все, конечно…. Вот сволочь ты! В кои веки попросила тебя сделать для меня что-нибудь, и то умудрился всё испортить! … Иди в жопу, козлина! – красавица нажала отбой и приготовилась разрыдаться. Губы её задрожали. Обезвоживание, стресс, безуглеводка и вот это вот всё могло превратиться в потоки слёз, смывающие тщательно наложенную косметику. Кирилл решил помочь:

– Плюнь ты, милая, расстраиваться! Что, думаешь, судьи заметят отпавшие стразы?! Да ни в жизнь! Они видят сияние, видят позу, фигуру, волосы и улыбку! Никто из них не скажет: «Ой-ой! У неё вместо ста двадцати стразов сто тринадцать! Ффуу!!!» Что ты! Плюнь! А Валю своего прости. Если сочтёшь нужным. Я бы обнял тебя, чтобы успокоить, но я всего лишь разрисованный гримом мультяшный персонаж.– Кирилл беспомощно развёл руки. – А ты – обалденная красавица! Даже без купальника! – он ободряюще выставил вверх большой палец. Девушка передумала плакать, робко улыбнулась, посмотрела с сомнением: не смеёшься? Совсем молоденькая, слегка курносая, с бархатной детской кожей, наклеенными ресницами, в боевой раскраске, чтоб из зала чётче смотреться. До неё не совсем, видимо, дошёл смысл сказанного, но интонация успокоила. Она снова улыбнулась и прошептала одними губами: «Спасибо…»

Из одежды на нём был только пластиковый браслет, на ней – браслет и макияж. Грудочки аккуратные, упругие, с небольшими сосочками. Лобок чисто выбритый, девичий. Манящий… Кирилл поспешно отвернулся, чтоб не залипнуть. Тут и местечко нашлось немного в стороне. Кирилл встал, взялся за поручень. Часа четыре ещё маяться.

Постепенно пространство вокруг заполнилось взрослыми культуристами. Девчушки докрасились, досохли, надели цветастые шёлковые халатики и упорхнули. Теперь вокруг неторопливо ворочались серьёзные степенные мужики, двигавшиеся тягуче-медленно, словно их только что разбудили. Главное – выращенное до сцены донести да судьям предъявить.

Кирилл покрасился повторно, высох, накинул одежду, побродил в фойе, где проходила выставка-ярмарка спортивных товаров. Продавали спортивную одежду, какую-то, якобы протеиновую, выпечку, дегустировали различные виды питания и спортивных добавок, но ему всё это пока было нельзя. Зашёл в зрительный зал, полюбовался на юниорок. Курносенькую не опознал – все были хороши почти одинаково. Как их только судьи по местам расставляют?

Направился ближе к раздевалке, чтоб свой выход не пропустить. Столкнулся с белобрысеньким – тот ходил, неприкаянной медленной черепахой, за кулисами. Вокруг него с криками «Деда! Деда!» бегали две светленькие девчушки лет пяти – шести. Рядом маялись их мама и бабушка. Кирилл подошёл:

– Слушай, дружище! Вот ты на регистрации впереди меня стоял…

– Стоял. И…? – мужчина вопросительно повернулся к Кириллу. Выглядел он великолепно. «Выиграет у меня в одну калитку. В призах будет» – подумал Кирилл.

– И вот ты не лысый, не седой, без очков… Кожа не дряблая… Что ты ешь?! – шутливо-истерично взвизгнул Кирилл. Мужик недоуменно пожал плечами:

– Да то же, что и все… Ну, когда готовлюсь.

– Прямо завидки берут на твой генотип глядючи. – Кирилл оглядел его ещё раз восхищённо. Да, награждает же мама – природа некоторых…

Потихоньку начал разминаться – категория «40 – 49» показывала последние произволки. Отжался, пожал стоя штангу, сделал сгибания бицепса. Всё до отказа. Прошёлся по второму кругу. Запыхался, сердце не успокаивалось. Тут всех позвали на сцену. Первый выход. В категории девять человек. Ага.

Обязательные позы показал без ошибки. На сравнения дёрнули пару раз. Мужик справа, с огромными мышцами и вздутым рельефным животом, хрипло дышал, будто его душили. Вот его на сравнения дёргали – Кирилл наверняка рядом с ним выглядел полным обсосом. Да и ладно. Чем дышать заполошно, с видимым усилием, да на «гармошке», судя по животу, сидеть годами, уж лучше, как он, выкатить форму раз в полвека, обозначиться. Без особого фанатизма – всё равно он в числе десяти самых красивых атлетов России в категории «50 – 59 лет». Ему и этого хватит.

Ушли за кулисы готовиться ко второму раунду – произволке, или «танцам», как их презрительно называли – по мнению многих, это давало только четверть весомости оценки. Кирилл выпил воды, мысленно повторил движения. Когда его вызвали, чётко выполнил программу, ни разу не сбившись.

Вот и всё. Он сделал, что мог. В бой пошли шестидесятилетние.

Тут же, в течение получаса, допил бутылку воды, принялся за вторую. Чем больше пил, тем больше хотелось – организм с жадностью впитывал воду, в том числе и прозапас.

Через полчаса позвали на награждение. Награждают всегда с последних – хранят интригу. Кирилл стал шестым из девяти. Для первого раза неплохо. Он знал, что позирует неумело – Лыков говорил, этому годами учатся. Есть ли они у него, эти годы… Ему вручили грамоту. За участие.

Улетал из Питера через день. Тело было словно подморожено – забыло, как реагировать на внезапно появившиеся углеводы. Купил двести грамм шоколадных конфет и потихоньку «точил» их, откусывая маленькими кусочками и рассасывая во рту. Голова кружилась от яркого вкуса, рот мгновенно заполнялся слюной, он просто не представлял раньше, какими сногсшибательно великолепными могут быть простые конфетки!

Лицо сохраняло остатки автозагара, Кирилл выглядел загорелым осунувшимся мужиком, вернувшимся с гор. Качок, прошедший свой путь до конца.

 

 

 



 

[28] Фраза Иосифа Бродского, поэта, лауреата Нобелевской Премии.

 

 

 


Оглавление

31. Часть 31
32. Часть 32
33. Часть 33

Канал 'Новая Литература' на telegram.org  Клуб 'Новая Литература' на facebook.com  Клуб 'Новая Литература' на linkedin.com  Клуб 'Новая Литература' на livejournal.com  Клуб 'Новая Литература' на my.mail.ru  Клуб 'Новая Литература' на odnoklassniki.ru  Клуб 'Новая Литература' на twitter.com  Клуб 'Новая Литература' на vk.com  Клуб 'Новая Литература' на vkrugudruzei.ru

Мы издаём большой литературный журнал
из уникальных отредактированных текстов
Люди покупают его и говорят нам спасибо
Авторы борются за право издаваться у нас
С нами они совершенствуют мастерство
получают гонорары и выпускают книги
Бизнес доверяет нам свою рекламу
Мы благодарим всех, кто помогает нам
делать Большую Русскую Литературу



Собираем деньги на оплату труда выпускающих редакторов: вычитка, корректура, редактирование, вёрстка, подбор иллюстрации и публикация очередного произведения состоится после того, как на это будет собрано 500 рублей.

Сейчас собираем на публикацию:

06.07: Художественный смысл. По проторённой дорожке (критическая статья)

 

Вы можете пожертвовать любую сумму множеством способов или сразу отправить журналу 500 руб.:

- с вашего яндекс-кошелька:


- с вашей банковской карты:


- с телефона Билайн, МТС, Tele2:




Купите свежий номер журнала
«Новая Литература» (без рекламы):

Номер журнала «Новая Литература» за август 2019 года

Все номера с 2015 года (без рекламы):
Литературно-художественный журнал "Новая Литература" - www.newlit.ru


 

 

При перепечатке ссылайтесь на newlit.ru. Copyright © 2001—2020 журнал «Новая Литература».
Авторам и заказчикам для написания, редактирования и рецензирования текстов: e-mail newlit@newlit.ru.
Меценатам, спонсорам, рекламодателям: ICQ: 64244880, тел.: +7 960 732 0000.
Реклама | Отзывы
Рейтинг@Mail.ru
Поддержите «Новую Литературу»!