HTM
Номер журнала «Новая Литература» за август 2019 г.

Александр Клейн

Рассказ неофита

Обсудить

Повесть

 

Купить в журнале за март 2019 (doc, pdf):
Номер журнала «Новая Литература» за март 2019 года

 

На чтение потребуется 7 часов | Цитата | Скачать в полном объёме: doc, fb2, rtf, txt, pdf

 

Опубликовано редактором: Андрей Ларин, 31.03.2019
Оглавление

1. Часть 1
2. Часть 2
3. Часть 3

Часть 2


 

 

 

Друзья всегда играли важную роль в моей жизни, особенно в ту пору, когда я учился в школе. Я любил своих товарищей детства, несмотря на то, что общение с ними имело для меня не только светлую сторону. Так, мне приходилось часто выносить пренебрежение от моего лучшего друга Андрея, когда он, уверенный в моей преданности, переставал, ради общения с более старшими ребятами, обращать внимание на меня или же, в угоду им, смеялся над моими слабостями. Особенно запомнился мне случай, когда мы с Андреем крупно поспорили по какому-то вопросу и старшие ребята, чтобы выявить победителя в этом споре, предложили нам, десятилетним, бороться друг с другом. Мне совершенно не хотелось решать спор таким образом, к тому же старшие поставили нам условие, что побеждённый должен немедленно покинуть двор и больше никогда не появляться в нём. Андрей с уязвившей меня готовностью согласился на борьбу и на условие. Наши ноги продавливали плотный застарелый снег, из нашых лёгких вырывалось натужное пыхтенье, вокруг нас кружились ещё более потускневшие под сумрачным небом грязно-серые дома с равнодушно блестящими окнами и со всех сторон слышались пренебрежительно подбадривающие мальчишеские голоса. Я был несомненно сильнее Андрея, но Андрей был меня ловчее, к тому же я всегда испытывал своего рода благоговение перед ним – в результате я был побеждён. Андрей, выпрямившись и посмотрев на стоящих вокруг ухмыляющихся подростков, сказал мне, очень чётко и безжалостно: «Уходи с нашего двора! И никогда не приходи больше!» Я смирился с тем, что в данной ситуации Андрей не мог проявить неуместную в мальчишеской среде жалость, но то, как он сказал эти слова, очень задело меня. Несмотря на это, я снова появился на следующий день во дворе и при всех просил у Андрея, как моего победителя, позволение находиться здесь. Разрешение было мне снисходительно дано, и я снова общался и играл со всеми ребятами. В те моменты, когда я был захвачен какой-либо игрой со своими друзьями, я совершенно забывал свои прошлые горести, а знаки особого внимания от них, и особенно от Андрея, приводили меня в состояние эйфории.

 

Как же я радовался встречи с другом! Какое томление по общению с ним я ощущал! Вот, отпросившись из дому, я выбегаю на улицу и бегу, задыхаясь от трезвонящего по нервам волнения, к дому, где живёт Андрей. Вбегаю в знакомый полутёмный подъезд со специфическим запашком, несущий в себе аромат предвкушаемого восторга. Вот я уже у самой двери. Ещё одно мгновение и сейчас покажется сам Андрей. Сердце не может сдерживать умопомрачительных ударов. Вот звонок и ещё раз звонок. Но ... мне уже больно от предчувствуемого разочарования. Проходят секунды и минуты. Дверь не открывается. Убитый наступившим отрезвлением, уже угадываемым мною в течение всего моего нетерпеливого пути к другу, я выхожу из противно пахнущего подъезда на порог обычного и скучного дня и бреду по пустому двору...

 

Со времени поступления в университет моё отношение к дружбе стало более спокойным: я перестал ожидать от неё невозможного. Я изучал немецкий и французский языки, так как все окружающие убедили меня заняться языками, считая, что я смогу добиться успеха на этом поприще. И всё же учёба на филологическом факультете не приносила мне должного удовлетворения, так как не имела своим предметом интересовавшие меня темы любви и поиска смысла жизни. К тому же она приходилась в основном на зиму, зимой же жизнь замирала, и депрессия, замешанная на скуке, расползалась по рано темневшим морозным дням. Валяние на диване с книгой в руке (всё больше дразнящие любопытство французские романы), и выпестовывание себялюбивых мечтаний было неотъемлимой частью зимней скуки. Даже вина не хотелось выпить, так как холод и ранняя темнота отнимали повышенное расположение духа, в котором я только и мог предаваться этому занятию.

Зима как бы имела своим предназначением будить во мне тоску по какой-то другой, наполненной радостями и необычными ощущениями, жизни. Какой она должна была быть, было мне неясно, но что такая жизнь существовала, в этом я был твёрдо убеждён. Выработке этого убеждения больше всего способствовало чтение французских книг в переводе, порождавшее во мне романтическое стремление к французской жизни, с которой я связывал радостные и трепетные ощущения, наподобие тех, которые возбуждал во мне лёгкий морозный воздух ясным осенним днём. Мне хотелось окунуться в счастливую и влюблённую атмосферу, которую я связывал с Францией, бывшей для меня воплощением самой жизни, изменчивой, невесомой и лёгко-жгучей, как воображаемый поцелуй французской дамы.

В один из таких безымянных зимних дней я с большой неохотой отправился в университетскую библиотеку, в которой я обычно чувствовал себя не совсем уютно, так как при виде такой бесконечной громады интереснейших и необходимейших человеку книг я всегда страшно расстраивался по поводу физической невозможности прочитать их. Сидя в читальном зале, мне было трудно сосредоточиться на скучном учебном материале, и мой взгляд рассеянно бродил по лицам посетительниц библиотеки, занимаясь отыскиванием привлекательных черт. Рядом за столом оказался молодой человек, который неожиданно вступил со мной в разговор. Сначала мы говорили об учёбе, затем о книгах, а под конец о девушках. Я почувствовал особую лёгкость в общении с новым знакомым и мне захотелось узнать его поближе. После мы встретились с ним ещё несколько раз: пили подаваемое с крутыми яйцами пиво в занюханном пивном баре и дрянное креплёное вино в подъезде какого-то солидного, «для начальства» дома, беседовали о жизни. Таким образом мы сошлись с ним на короткую ногу и в скором времени стали неразлучными друзьями.

 

Я не сомневался в том, что Миша ценит общение со мной и проявляет интерес к моим переживаниям и размышлениям. Нам обоим была близка идея самовыражения, связанная с необходимостью исполнить своё особое предназначение в жизни. Мы верили, что, в отличие от многих, имели такое предназначение, основывая свою веру в большей степени на противопоставлении себя этим многим, которым мы отказывали в наличии интенсивной духовной жизни. Постепенно такое убеждение привело нас к идее избранности. Нам казалось, что жизнь чем-то обязана нам, и даже самой смерти для нас как бы и не существует. Мы начали смотреть на повседневную жизнь с её законами для всех, как на недоразумение, и упивались своим превосходством над другими, чему способствовало и наше увлечение литратурным творчеством.

Уже вскоре после знакомства мы открылись друг другу в том, что оба пытаемся писать. С тех пор, как я помнил себя, я усиленно предавался мечтательству и вёл, наряду со своей реальной жизнью, параллельную, воображаемую жизнь, где всё совершалось в соответствии с моими желаниями. В пятнадцать лет я впервые попытался преобразовать энергию, затрачиваемую мной на мечтательность и эротические переживания, в литературное творчество. В то время я написал несколько фантастических историй на тему любви. Эти занятия, продолжавшиеся и в последующие годы, привели меня к мысли о моём писательском призвании, хотя сочинять вымышленную жизнь стоило меня очень большого труда: моё воображение было настолько сконцентрировано на мне самом, настолько не отпускалось и поглощалось моею самовлюблённой мечтательностью, что оно заканчивалось там, где я должен был бы описывать персонажи, ведущие собственное существование. К тому же жить вымышленной жизнью мне было намного приятнее, чем описывать её. Погружаясь в эту жизнь, мне не нужно было задумываться над деталями воображаемой действительности, уже подразумеваемыми, а достаточно было лишь сконцентрироваться на тех действиях, которые напрямую вели меня к развязке представляемых мною событий, чтобы испытать творческое удовлетворение.

То, что Миша разделял со мной писательский интерес, было для меня неожиданной моральной поддержкой. Вообще Миша производил на меня очень зрелое впечатление, хотя и был моим ровесником. Также я признавал, что в сравнении с моими собственными экспрессивными излияниями литературные опыты Миши – тоже ещё нигде не опубликованные, но уже получишие благоприятные отзывы от первых читателей – имели более профессиональный вид. В первую очередь это касалось формы: Миша умел направлять свои чувства в русло сюжета, не формулируя свои идеи, но подводя потенциального читателя через развитие действия и сопереживание с героями к тем прозрениям, которые имел сам и которые желал сделать живыми для читателя. Я же, в противоположность Мише, выплёскивал на бумагу свои противоречивые чувства, ничуть не заботясь о внешней оформительской стороне дела; мне хотелось непосредственно через слово передать своё ощущение и сделать его реальностью для потенциального читателя. На деле же выходило всё иначе: сжатые фразы, изобилующие обыкновенностями, одинокие слова, подвешенные в смысловых пустотах, горячие отрывки, переполненные штампованным пафосом.

Если бы я мог одним усилием воли заполнить чистый лист бумаги режущими по живому строками, через которые говорило бы вмещённое душой невмещаемое! Если бы я мог превращать прозрения сердца в слова, разрывающие мрак духовной косности! Но я подозревал, что на бумагу ложились только одни мертвецы – безжизненные слова. Правда, иногда в моих писаниях действительно проскакивало откровенное чувство, которое захватывало на миг своей непосредственностью и бескомпромиссностью, но оно походило больше на отчаянный вопль души, прорывающийся сквозь путы словесных нагромождений.

Единственным читателем этих излияний был Миша. Я понимал, что Мише было приятно сравнивать своё мастерство с потугами дилетанта, получая через это удостоверение своего собственного таланта. Но всё же Миша находил иногда и у меня некие удовлетворительные моменты, связанные как раз с живым выражением чувств. Тогда Миша прямо высказывал мне своё одобрение. Когда же Миша был в плохом настроении, а я в этот момент пытался прочесть ему вслух своё очередное творение, то Миша мог прервать меня каким-либо саркастическим замечанием, морально убившим бы любого другого на моём месте. Но я всё же оставался настолько убеждённым в своём творческом призвании, что Мишины проделки только смешили меня.

Я без зависти отдавал должное Мишиным способностям, потому что не видел в нём конкурента себе в прочувствованном познании жизни. То, что составляло Мишину силу: сюжет и действие, были для меня как раз веригами, отягчающими истинное творчество, заземляющими его. Хотя и за таким творчеством я признавал некое право на существование, но ставил его на несравнимо низшую ступень по сравнению с собственной творческой целью.

 

 

 

(в начало)

 

 

 


Купить доступ ко всем публикациям журнала «Новая Литература» за март 2019 года в полном объёме за 197 руб.:
Банковская карта: Яндекс.деньги: Другие способы:
Наличные, баланс мобильного, Webmoney, QIWI, PayPal, Western Union, Карта Сбербанка РФ, безналичный платёж
После оплаты кнопкой кликните по ссылке:
«Вернуться на сайт магазина»
После оплаты другими способами сообщите нам реквизиты платежа и адрес этой страницы по e-mail: newlit@newlit.ru
Вы получите доступ к каждому произведению марта 2019 г. в отдельном файле в пяти вариантах: doc, fb2, pdf, rtf, txt.

 


Оглавление

1. Часть 1
2. Часть 2
3. Часть 3

Канал 'Новая Литература' на telegram.org  Клуб 'Новая Литература' на facebook.com  Клуб 'Новая Литература' на linkedin.com  Клуб 'Новая Литература' на livejournal.com  Клуб 'Новая Литература' на my.mail.ru  Клуб 'Новая Литература' на odnoklassniki.ru  Клуб 'Новая Литература' на twitter.com  Клуб 'Новая Литература' на vk.com  Клуб 'Новая Литература' на vkrugudruzei.ru

Мы издаём большой литературный журнал
из уникальных отредактированных текстов
Люди покупают его и говорят нам спасибо
Авторы борются за право издаваться у нас
С нами они совершенствуют мастерство
получают гонорары и выпускают книги
Бизнес доверяет нам свою рекламу
Мы благодарим всех, кто помогает нам
делать Большую Русскую Литературу



Собираем деньги на оплату труда выпускающих редакторов: вычитка, корректура, редактирование, вёрстка, подбор иллюстрации и публикация очередного произведения состоится после того, как на это будет собрано 500 рублей.

Сейчас собираем на публикацию:

06.07: Художественный смысл. По проторённой дорожке (критическая статья)

 

Вы можете пожертвовать любую сумму множеством способов или сразу отправить журналу 500 руб.:

- с вашего яндекс-кошелька:


- с вашей банковской карты:


- с телефона Билайн, МТС, Tele2:




Купите свежий номер журнала
«Новая Литература» (без рекламы):

Номер журнала «Новая Литература» за август 2019 года

Все номера с 2015 года (без рекламы):
Литературно-художественный журнал "Новая Литература" - www.newlit.ru


 

 

При перепечатке ссылайтесь на newlit.ru. Copyright © 2001—2020 журнал «Новая Литература».
Авторам и заказчикам для написания, редактирования и рецензирования текстов: e-mail newlit@newlit.ru.
Меценатам, спонсорам, рекламодателям: ICQ: 64244880, тел.: +7 960 732 0000.
Реклама | Отзывы
Рейтинг@Mail.ru
Поддержите «Новую Литературу»!