HTM
Номер журнала «Новая Литература» за август 2019 г.

Александр Клейн

Рассказ неофита

Обсудить

Повесть

 

Купить в журнале за март 2019 (doc, pdf):
Номер журнала «Новая Литература» за март 2019 года

 

На чтение потребуется 7 часов | Цитата | Скачать в полном объёме: doc, fb2, rtf, txt, pdf

 

Опубликовано редактором: Андрей Ларин, 31.03.2019
Оглавление

38. Часть 38
39. Часть 39
40. Часть 40

Часть 39


 

 

 

В это время среди некоторой части прихожан Зарубежной Церкви, особенно недоверчиво относившейся к сообщениям о положительных переменах в российской церковной и общественной жизни, начало разрастаться смущение, связанное с тем, как строить отношения с бывшей советской церковью в России и как найти доступ к душам русских людей в отечестве. Оценка этими прихожанами ситуации, сложившейся в этой части Русской Церкви, разнилась от той же оценки со стороны их собственного священноначалия, и поэтому некоторые пылкие люди начали видеть в тех или иных действиях архиереев Зарубежной Церкви ошибки и даже отступление от традиционной зарубежной позиции по этому вопросу. Но и для тех, кто не имел столь радикального мнения, эти разногласия в оценках представляли собой большое искушение, которое набирало силу по мере того, как, казалось, всё больше росло доверие верхов Зарубежной Церкви к словам и действиям российского священноначалия.

Мне стало известно, что к тем, кто с большой тревогой следит за развивающимися событиями и требует открытой церковной дискуссии по ним, принадлежит и Евгений. В то время, когда «неофициальное» обсуждение этого вопроса в православных кругах шло полным ходом, у меня появилась возможность поехать во Францию. Там я встретился с Евгением и, беседуя с ним на различные темы, в том числе задал ему вопросы и по этой проблеме.

Евгений поведал мне, что выразил свою точку зрения по этому вопросу в письме к своему духовному отцу, которое он писал с большими перерывами, но не отослал и даже не закончил, потому что не нашёл это нужным. Отвечая на мои настойчивые расспросы, Евгений сказал, что он уже несколько по-иному относится если не к сущности этой проблемы, то к путям её решения. Это вызвало моё недоумение, и поэтому Евгений рассказал мне следующее:

«Когда у нас начались волнения, я очень удобно попался на дьявольское ухищрение и был поражён отчаянием по поводу, как мне казалось, близорукости наших архиереев по отношению к «московской» церкви и к развитию дел в России. Я не принадлежал к совершеннейшим радикалам, так как видел возможность того, что я мог ошибаться или стать жертвой клеветы на других, но считал свою точку зрения в общем правильной и не понимал, как можно было не разделять её. Эта уверенность в аксиоматичности моей позиции заставляла меня настороженно относиться к другим мнениям, усматривая в них осознанное вредительство нашей церкви или непомерную наивность по отношению к постсоветской церковной действительности. Это зашло так далеко, что я даже стал подозревать своего духовного отца в такого рода наивности, и так как мне к тому же хотелось высказаться от переполнявших меня чувств, то я и начал писать к нему то письмо, о котором говорил тебе. Сначала оно писалось очень гладко, но потом мною овладели сомнения, не слишком ли я односторонен в своих взглядах. С другой стороны написанное мной в отношении стиля казалось мне удовлетворительным, а так как пересмотр выраженных мыслей мог привести к кромсанию целостно изложенной точки зрения, то я как-то временно отошёл от своей работы.

Во мне продолжало действовать смутное чувство, питавшееся отчаянием найти правду в этом вопросе. В наш приход как раз была привезена Коренно-Курская икона Божией Матери, и я решил пойти поклониться ей. Всю ночь перед этим меня мучили кошмары. Мне запомнился особенно один эпизод: я нахожусь в какой-то квартире с грязно-белыми стенами, сам в пустом широком коридоре; из комнаты, часть которой обозревается мной из коридора, доносятся развязные голоса; по комнате перемещаются люди; кругом довольно светло, но с какой-то мрачноватостью; мне страшно; я боюсь, что эти вульгарные люди заметят меня и отодвигаюсь в угол; вдруг один из них смотрит на меня из комнаты, оставляет других и направляется ко мне; мой страх перерастает в ужас; я вдруг замечаю, что нахожусь в этом углу в подвешенном состоянии под потолком; этот человек приближается ко мне, смотрит на меня снизу вверх тусклым и одновременно выражающим острую ненависть взглядом; сверхужас охватывает меня, и я просыпаюсь, отчаянно крича стонущим голосом...

На другой день я пришёл в церковь, где уже собралось много народа. Я настраивал себя на чувство, подобающее при поклонении особенным святыням, но к этому чувству примешивалось и лёгкое любопытство, так, что прилагаясь к святыне, я ощутил в себе вместо умиления какой-то сумбур. Покинув церковь, я мимоходом взглянул на расписание богослужений, бывшее рядом, и увидел, что на сегодняшний день была назначена всенощная. Я решил остаться на эту службу, а перед этим пошёл погулять в близлежащий лес. В лесу я всё раздумывал над вопросами, волновавшими нашу церковь, и опять чувствовал горечь по причине неединомыслия в церкви, вновь склоняясь к убеждению, что оно порождено отчасти невнимательностью священноначалия к эмоциональной стороне вопроса, игнорируя которую, они только ещё больше дают ей развиться. Мне опять было непонятно, как наши духовные отцы не видят всей пагубности нахождения компромисса с церковным управлением «московской» церкви, признавая его равнозначным духовным партнёром, и меня это очень расстраивало, так как ещё раз повторяю, моя позиция казалась мне объективно ясной и неудобоваримой только для тех, кто сознательно хотел ошибаться.

Под влиянием этих мыслей я возбудился и опечалился, ускорил шаг и направился в сторону церкви. Когда я подошёл к храму, то заметил, что до начала всенощной ещё оставалось время. Я сел на скамью рядом с церковью. Было тепло и веял приятный, игривый ветерок. Листва деревьев, умиротворённая спокойным вечерним светом, рисовала на пыльной земле сеть тёмных и светлых узоров и, хотя лето было в разгаре, почему-то уже предчувствовался его конец и заунывной угнетающей болью буровила мысль о неизбежности мрачной зимы. Вдруг ко мне подсел незнакомый человек, интеллигентного вида, с острым взглядом, стирающимся на фоне открытого добродушного лица. Человек производил на меня симпатичное впечатление; не замедлив, он вступил со мной в разговор. Оказалось, что он тоже ожидает начала богослужения, сам приехал в гости из другой страны и рад возможности поговорить со мною. Потому ли, что я находился под впечатлением болезненных переживаний о разномыслии в нашей церкви, или потому, что этот человек сам что-то упомянул по поводу этой проблемы, но только мы быстро перешли в нашей беседе на эту тему.

Незнакомец проявлял повышенный интерес к этому вопросу, что по себе уже расположило меня к нему, к тому же из некоторых его высказываний можно было понять, что он в большой степени разделяет мою позицию. Это подвигнуло меня на то, чтобы ещё больше раскрыться перед ним, и я поделился с ним некоторыми моими самыми задушевными мыслями. Он был восхищён моими умозаключениями и сделал мне комплимент в том смысле, что мне дана способность различения духов. Хотя я внешне не обратил внимание на этот комплимент, но в глубине души отметил его про себя, так как это было именно то, что я втайне ставил себе в заслугу.

Вблизи нас стали собираться люди, пришедшие к всенощной, кто-то из них пошёл в сторону нашей скамьи. Сказав, что пора идти в церковь, незнакомец поднялся и направился в храм. Я посидел ещё немного, обдумывая услышанное, и затем тоже отправился в церковь. В начале службы я ещё раз увидел незнакомца, он стоял в стороне, позади меня, но по окончанию службы его уже не было. Я спрашивал знакомых прихожан, видел ли кто-нибудь его, но никто не мог даже вспомнить такого человека.

Вернувшись домой, я не мог отделаться от печального чувства, несмотря на встречу с человеком, разделяющим мои взгляды. Какая-то недоговорённость, какая-то нецелостность моих собственных убеждений мешали мне успокоиться. К тому же комплимент, сделанный по моему адресу, косвенно принижал наше священноначалие, как бы не имеющего духовного дара, которым будто бы обладал я. Получалось, что и я в глубине души принижал священноначалие нашей церкви и возносил себя самого на высшую духовную высоту, принимая этот комплимент. Здесь я вспомнил про одного знакомого мне человека, считавшего себя по причине некой внешней прозорливости, основанной на человеческом опыте и рассчёте, достигшим высокого уровня духовного развития. При этом этот человек не любил своих ближних, даже несовершенной человеческой любовью, очень зло говорил о них, и поэтому явно находился в прелести. Это видели другие, но он сам этого не замечал. От этого воспоминания мне стало не по себе: ˝А что, если и я тоже?..˝

Но ведь этого не могло быть, потому что то, что я думал о проблемах нашей церкви, не могло так уж далеко отстоять от правды; в худшем случае, моё мнение могло быть неточным, но в своём корне было правильным. Вероятно, вся моя печаль происходила от того, что мне, совершенно не имеющему желание вставать в оппозицию к архиереям нашей церкви, приходилось протестовать против их действий, рассматриваемых мною как сочетание наивности и патриотического стремления послужить отечеству своих отцов тем образом, который они считали правильным.

˝Боже мой, – думал я, – если мои мысли приводят меня к такому выводу, если я считаю себя, грешного и плотского, более просвещённым в этом вопросе, чем отцов нашей церкви, то тогда это и есть самая настоящая прелесть. Не может быть, чтобы наши отцы не видели болезней «московской» церкви, и если способ лечения этих болезней не совпадает с моими представлениями, то их духовный опыт, несравнимый с моим, указывает им на правильный способ излечения церковного организма, если они, может быть, даже в каких-то частностях по-человечески и ошибаются.˝

Мне пришла на ум в этой связи история о старце, подвизавшемся с большим рвением и считавшемся мирскими людьми за святого, а затем мучимом перед смертью дьяволом и пошедшем в ад. По-видимому, старец не имел должного смирения, а всю жизнь ощущал превосходство над другими людьми – превосходство аскетическое, моральное и духовное.

Я понял, что моё противление приносит мне непоправимый духовный ущерб. В этот вечер я прибег к молитве о предотвращении раскола в нашей церкви и о распознании нами всеми духа лукавствия, и о избежании мною непосильного искушения и ниспадения в прелесть.

Ночью я спал непробудным сном, который стал рассеиваться к утру. В это время я просыпался несколько раз и снова окунался в затягивающую дремоту. В один из таких моментов засыпания я услышал по левую сторону от себя голоса. Они доносились как бы издалека, приглушённо, как волнующееся море или как гул бивака, но иногда наступала тишина и ко мне доносились более отчётливые выкрики, которых я, правда, не мог разобрать. Этим голосам была присуща какая-то пошлость, какое-то бесчинство, наподобие разговора между разболтанными юными хулиганами или между уголовниками, сидящими в тюремной камере.

Эти голоса были мне настолько неприятны, что я начал силиться проснуться, а это никак не удавалось мне. Мне казалось, что я никогда не вырвусь больше из этого ужасного сна. ˝Господи, – подумал я, наконец очнувшись, – какие тенёты расставлены вокруг нас...˝

После всего этого, письмо своё, я ещё какое-то время писал по инерции... Одним словом, я его не дописал, но и не выбросил», – закончил Евгений, – «не могу, наверное, перебороть в себе авторского самолюбия».

 

Я попросил Евгения показать мне это письмо. Евгений выразил беспокойство, что чтение письма наведёт меня на унылые мысли или мною овладеет то же бурное состояние духа, в котором он находился, когда писал его. Но потом Евгений решил, что может показать мне его, при условии, что я не буду делать из письма далеко идущих выводов, а просто отнесусь к нему, как к психологическому анализу постсоветского общества, который Евгений в целом считал и сейчас правильным.

«Можно, конечно, спросить», – сказал Евгений, – «откуда я это всё знаю, ведь я не живу больше в России. Это правильно, но атмосфера российской жизни, если ею интересоваться, проникает различными путями и к нам на Запад, а самое главное – люди, приезжающие к нам, их мысли, их чувствование, их отношение к прошлому... И если иметь опыт жизни в этом прошлом, то можно сравнивать, анализировать свои умозаключения и приходить к новым выводам, как в науке. Не требуют же от историков, чтобы они были очевидцами тех событий и тех умонастроений, которые они описывают. А даже и наука», – добавил Евгений со слегка насмешливой улыбкой, – «делает иногда правильный анализ».

 

 

 

(в начало)

 

 

 


Купить доступ ко всем публикациям журнала «Новая Литература» за март 2019 года в полном объёме за 197 руб.:
Банковская карта: Яндекс.деньги: Другие способы:
Наличные, баланс мобильного, Webmoney, QIWI, PayPal, Western Union, Карта Сбербанка РФ, безналичный платёж
После оплаты кнопкой кликните по ссылке:
«Вернуться на сайт магазина»
После оплаты другими способами сообщите нам реквизиты платежа и адрес этой страницы по e-mail: newlit@newlit.ru
Вы получите доступ к каждому произведению марта 2019 г. в отдельном файле в пяти вариантах: doc, fb2, pdf, rtf, txt.

 


Оглавление

38. Часть 38
39. Часть 39
40. Часть 40

Канал 'Новая Литература' на telegram.org  Клуб 'Новая Литература' на facebook.com  Клуб 'Новая Литература' на linkedin.com  Клуб 'Новая Литература' на livejournal.com  Клуб 'Новая Литература' на my.mail.ru  Клуб 'Новая Литература' на odnoklassniki.ru  Клуб 'Новая Литература' на twitter.com  Клуб 'Новая Литература' на vk.com  Клуб 'Новая Литература' на vkrugudruzei.ru

Мы издаём большой литературный журнал
из уникальных отредактированных текстов
Люди покупают его и говорят нам спасибо
Авторы борются за право издаваться у нас
С нами они совершенствуют мастерство
получают гонорары и выпускают книги
Бизнес доверяет нам свою рекламу
Мы благодарим всех, кто помогает нам
делать Большую Русскую Литературу



Собираем деньги на оплату труда выпускающих редакторов: вычитка, корректура, редактирование, вёрстка, подбор иллюстрации и публикация очередного произведения состоится после того, как на это будет собрано 500 рублей.

Сейчас собираем на публикацию:

06.07: Художественный смысл. По проторённой дорожке (критическая статья)

 

Вы можете пожертвовать любую сумму множеством способов или сразу отправить журналу 500 руб.:

- с вашего яндекс-кошелька:


- с вашей банковской карты:


- с телефона Билайн, МТС, Tele2:




Купите свежий номер журнала
«Новая Литература» (без рекламы):

Номер журнала «Новая Литература» за август 2019 года

Все номера с 2015 года (без рекламы):
Литературно-художественный журнал "Новая Литература" - www.newlit.ru


 

 

При перепечатке ссылайтесь на newlit.ru. Copyright © 2001—2020 журнал «Новая Литература».
Авторам и заказчикам для написания, редактирования и рецензирования текстов: e-mail newlit@newlit.ru.
Меценатам, спонсорам, рекламодателям: ICQ: 64244880, тел.: +7 960 732 0000.
Реклама | Отзывы
Рейтинг@Mail.ru
Поддержите «Новую Литературу»!