HTM
Номер журнала «Новая Литература» за июль 2018 г.

Серёга Ландик

Эхо светлой печали (Кукла вуду, манускрипт, Гавриил и дурочка)

Обсудить

Пьеса

 

Мистификация в трёх частях, шести действиях и четырнадцати картинах

 

Купить в журнале за июнь 2018 (doc, pdf):
Номер журнала «Новая Литература» за июнь 2018 года

 

На чтение потребуется 6 часов 30 минут | Цитата | Скачать в полном объёме: doc, fb2, rtf, txt, pdf

 

Опубликовано редактором: Игорь Якушко, 29.06.2018
Оглавление

9. Картина восьмая. Встреча, которая была маловероятной
10. Действие четвёртое. Картина девятая. Хитроумный план Насти и его неожиданная развязка
11. Картина десятая. Преображение

Действие четвёртое. Картина девятая. Хитроумный план Насти и его неожиданная развязка


 

 

 

Комната в особняке БАРОНА. БАРОН стоит неподвижно перед зеркалом, задумчиво созерцая глубины зазеркалья… Входит ГАНС. Подойдя к БАРОНУ, он бросает взгляд на зеркало и, в ужасе отпрянув, тычет в него пальцем, издавая гортанные звуки.

 

БАРОН. Ты удивлён, старина? И, кажется, даже напуган… Да, да, мой добрый и верный Ганс, тебе не померещилось – я утратил способность отражаться в зеркале… Это плата за обретённое мною могущество. Необходимые, так сказать, издержки производства. В этом подлунном мире за всё надо платить. За всё…

 

ГАНС, не совсем ещё придя в себя, мычит, указывая на дверь.

 

Впусти. Да, и принеси заодно ещё один стул.

 

ГАНС уходит. БАРОН накрывает зеркало чёрным покрывалом, садится за стол – на единственный в комнате стул… Возвращается ГАНС с другим стулом, а за ним, озираясь, Входит НАСТЯ. Она в строгом, несколько старомодном деловом костюме, в парике и шляпке с вуалью, за которой просматриваются огромные солнцезащитные очки. В руке наша «таинственная незнакомка» держит старомодный ридикюль своей прабабушки… ГАНС ставит стул у стола и уходит.

 

НАСТЯ. З-здрасьте…

БАРОН. Присаживайтесь на стульчик – он специально для вас поставлен.

НАСЯ. Благодарю вас… (Садится и оглядывает комнату.) А у вас здесь мило!

БАРОН. Это несущественно – переходите сразу к сути.

НАСТЯ. К сути? Так сразу? Ну что ж, как вам будет угодно… В таком случае, считаю своим долгом сразу вас уведомить, что я к вам по поводу трудоустройства.

БАРОН. В таком случае, не хочу оставаться в долгу и в свою очередь спешу уведомить вас, что никаких публичных объявлений по указанному вами поводу я не давал.

НАСТЯ. Странно… А вы не торопитесь так быстро с ответом. Вы же ещё не знаете, кто я такая…

БАРОН. И кто же вы такая?

НАСТЯ. Кто? Я?

БАРОН. Не я же – про себя я знаю, кто я такой.

НАСТЯ. В таком случае, должна сразу поставить вас в известность, что я эта… Аграфена Заамурская, к вашему сведению!

БАРОН. Даже так? Будем считать, что я чрезвычайно потрясён этой новостью.

НАСТЯ. Благодарю вас. Спасибо…

БАРОН. И всё-таки хотелось бы узнать, чем же вы знамениты, любезная Аграфена Заамурская?

НАСТЯ. Кто? Я?

БАРОН. Да вы же, вы!

НАСТЯ. Хм… А с какой целью вы так тщательно интересуетесь этим вопросом? Будучи воспитанной в лучших пансионатах самых благородных девиц, я не привыкла так сразу отвечать на столь пикантные вопросы!

БАРОН. Понимаю. Не отвечать на пикантные вопросы – отличительная особенность благородных девиц. Посему не смею настаивать… А поскольку разговор наш так внезапно исчерпал себя, позвольте выразить вам признательность за ваш нечаянный визит – он мне доставил огромное удовольствие, – пожелать вам всего наилучшего и… Словом, забегайте в любое время, как выдастся свободная минутка – всегда рад буду пообщаться с вами дополнительно.

НАСТЯ. Э-э… Вы меня неправильно поняли… Я к тому, что вы и сами могли бы догадаться о роде моей деятельности… Ну, хотя бы… по моему внешнему виду…

БАРОН (оглядывая собеседницу). Не хотите ли вы меня убедить, что предо мной настоящая живая Снегурочка?! Но в это крайне трудно поверить – на дворе бушует лето!

НАСТЯ (нервозно передёрнув плечиками). Прям-таки!.. Вынуждена вас огорчить: догадливостью вы не блещете!

БАРОН (знакомая ядовитая ухмылка Джоконды.) А мы с вами раньше нигде не встречались?

НАСТЯ (всполохнулась). Нет, нет! Нигде не встречались! И даже не виделись ни разу! Никогда!

БАРОН. Дежавю, знаете ли, такое…

НАСТЯ. Я, между прочим, дипломированная гувернантка высшей квалификации! К вашему сведению…

БАРОН. Как интересно! Гувернантка высшей квалификации – да ещё и дипломированная! Как жаль, что вы диплом с собой не прихватили, забыв его случайно дома… Ведь так?

НАСТЯ. А… А как вы догадались?

БАРОН. Непроизвольно как-то получилось…

НАСТЯ. Не до того было… Совсем замоталась, очень плотный график: совещания, симпозиумы, пресс-конференции, обмены опытом – кручусь как белка в колесе…

БАРОН. Да чёрт с ним, с этим дипломом – к чему нам эти формальности.

НАСТЯ (вдохновляется). Ой, не говорите! Сама уже замучилась бороться с формализмом и бюрократией. Надо заниматься реальными делами. В обществе назрело много насущных вопросов, а государство, к сожалению, не уделяет им должного внимания. Вот и приходится всё самой да самой…

БАРОН. Ну это просто свинство со стороны государства – взвалить такой груз на хрупкие девичьи плечики.

НАСТЯ. А вы попробуйте убедите его в этом!

БАРОН. И пытаться не буду – это бесполезно.

НАСТЯ. Полностью с вами согласна! Государство озабочено в первую очередь своими личными нуждами, а к людям у него отношение крайне отрицательное… У него же кругом двойные стандарты: как ему, государству, – так всё можно, а как людям – так ничего нельзя…

БАРОН. Безобразие! Форменное безобразие! Ни в какие ворота не лезет!

НАСТЯ (разводит руками). Вот так и живём…

БАРОН. Ну и?...

НАСТЯ. А?... А на чём я остановилась?.. А, вспомнила! Ну так вот. Все же знают, что я являюсь лауреатом разных там премий, всяких наград, различных конкурсов, всевозможных грантов… Короче, уговорили меня засесть за диссертацию на соискание Нобелевской премии.

БАРОН. Подумать только! И какова же тема диссертации?

НАСТЯ. Тема?

БАРОН. Ну да – тема.

НАСТЯ. Хороший вопрос. Ну, что ж… Считаю своим долгом уведомить вас, что я специализируюсь на воспитании девочек, страдающих недугом немоты… Это, должна вам сказать, серьёзная проблема. А государство, к сожалению, легкомысленно игнорирует её, предпочитая улаживать свои личные дела… Государство – оно ведь…

БАРОН (перебивает). Да государство – оно и в Африке государство… Хотелось бы о ваших успехах послушать.

НАСТЯ. Об успехах? О моих?

БАРОН. Об успехах Александра Македонского, допустим, я уже наслышан. А вот о ваших достижениях я бы с удовольствием послушал.

НАСТЯ. Вопрос, конечно, интересный… Без ложной скромности могу сказать, что успехи и достижения у меня довольно высокие. Понимаете в чём дело… Я внедряю в воспитательный процесс страдающих немотой девочек новейшие и передовые педагогические нано-технологии, основанные на оригинальных принципах…

БАРОН. Вот с этого момента, пожалуйста, поподробнее. Технологии и принципы – моя слабость. Я с детства ими увлечён. Расскажите мне о них, пожалуйста.

НАСТЯ. О, их много… Все так сразу и не перечислишь…

БАРОН. Давайте не все и не сразу. Давайте постепенно и по одному.

НАСТНЯ. Ну, они разные… Даже не знаю, с чего и начать…

БАРОН. Да уж начните с чего-нибудь. С самого основного, на ваш взгляд, педагогического принципа и начинайте.

НАСТЯ. С самого основного педагогического?.. Ну ладно, щас… Да вот хотя бы, например… Не докучать моралью строгой…

БАРОН. Хм… Слегка за шалости бранить и в Летний сад гулять водить?

НАСТЯ. А… А вы откуда знаете?

БАРОН. Так умыкнули давно уже вашу диссертацию. Ещё в первой половине девятнадцатого века.

НАСТЯ. Кто?

БАРОН. Пушкин.

НАСТЯ. Александр Сергеевич?

БАРОН. Он, сукин сын, – тот ещё плагиатор.

НАСТЯ. Странно… Может, совпадение?..

БАРОН. Да вы не отчаивайтесь: Саша и сам не успел оформить патент на это педагогическое открытие – скоропостижно был убит на дуэли… И знаете, некоторые этим обстоятельством уже благополучно пользуются. Сейчас, например, в педагогической практике широко внедряется ещё один упомянутый им принцип: «Чтоб не измучилось дитя, учить его всему шутя»… Так что, ввиду кончины правообладателя, можете смело внедрять в практику свои принципы и технологии.

НАСТЯ (подавленно). Спасибо…

БАРОН. Да мне-то за что спасибо? Это Дантеса благодарить надо…

НАСТЯ. Нет, убийство Пушкина я решительно осуждаю. Я выразила вам благодарность за то, что вы по достоинству оценили мои методы воспитания и одобряете внедрение их в практику. Ведь дети с великим нетерпением ждут от нас всё новых и новых реформ образования! И наше медлительное государство просто не успевает удовлетворять стремительно растущие потребности подрастающего поколения. Возьмём для наглядного примера страдающих немотой девочек…

БАРОН. Кстати, о девочках…

НАСТЯ. А?

БАРОН. Я ведь, как и вы, тоже великий учёный, но в другой области… И сейчас у меня на излечении находится девочка, страдающая недугом немоты. Вот мне и подумалось: а не приискать ли для неё гувернантку? Ну, разумеется, она должна быть обязательно дипломированной и непременно высшей квалификации…

НАСТЯ. Неужели?! Какое совпадение! Так это же сразу меняет весь поворот дела!

БАРОН. Кардинально меняет. И в этой связи у меня к вам деловое предложение. Не могли бы вы поработать в качестве таковой…

НАСТЯ (с радостным восторгом). У Аньки?!

БАРОН. Как вы сказали?

НАСТЯ (прикусив язык). Я… Я это… М-м…

БАРОН. А что вы так смутились? Вы угадали: её действительно зовут Анна.

НАСТЯ (суетливо). Надо же какое совпадение… Наугад ляпнула – и вот… С таким же успехом могла бы и другое имя назвать… Надо же так попасть…

БАРОН. В жизни и не такие чудеса случаются… Так как вам моё предложение?

НАСТЯ. Предложение, признаться, крайне для меня неожиданное… Мне надо его обдумать, взвесить все «за» и «против». Сами понимаете: принимая во внимание мою загруженность и плотный график… Это могло бы оказаться весьма проблематичным…

БАРОН. Честно сказать, я и сам мало надеялся на положительный ответ, учитывая масштабность вашей деятельности и грандиозную востребованность… Да и диссертация, надо полагать, забирает у вас уйму времени… А посему, не смею настаивать.

НАСТЯ. Нет! Я согласна! Я всё обдумала и взвесила и принимаю ваше предложение! Тем более что это возможность собрать дополнительный материал для диссертации… Как, вы сказали, девочку вашу зовут?

БАРОН. Да Анна же её зовут!

НАСТЯ. Да, да, да, что-то такое припоминаю – кажется, Анна… Голова совсем перегружена – планы, мысли, идеи… Так проводите же меня скорее к моей подопечной – мне же надо с ней познакомиться!

БАРОН. Проявите немного терпения, сударыня. Или, хотя бы, видимость его… Сначала уладим некоторые формальности.

НАСТЯ. Какие ещё формальности?

БАРОН. Для начала нам с вами надо заключить контракт.

НАСТЯ. Контракт?

БАРОН. Контракт – это вечный порядок вещей! Оформим наши отношения юридическим документом, где вы обязуетесь выполнять функции гувернантки, а я вам за это – выплачивать жалование.

НАСТЯ. Вы будто читаете мои мысли! Я как раз собиралась вынести на обсуждение этот вопрос, а вы меня так внезапно опередили…

БАРОН (говорит по телефону). К нам на работу поступает гувернантка для Ани. Срочно подготовьте мне проект контракта… Секунду… (НАСТЕ.) Напомните, пожалуйста, ваше имя…

НАСТЯ. Аграфена Заамурская.

БАРОН. А отчество?

НАСТЯ. Э-э… Ардалионовна я…

БАРОН (в трубку). Заамурская Аграфена Ардалионовна… Что?.. Река у них такая есть – Амур называется, а она – за Амуром. Это всё равно что Заречная. Остап Бендер, например, был Задунайский, а она – Заамурская… Какая китаянка – русская она. Если с того берега смотреть, то она окажется здесь – в России… Размер вознаграждения пока обсуждаем – сообщу чуть позже. (Кладёт телефон.) Ну-с, несравненная Аграфена Ардалионовна, и в какую сумму вы оцениваете свой труд?

НАСТЯ. Считаю своим долгом сразу вас предупредить, что я дорогая гувернантка. Очень дорогая!

БАРОН. Всё относительно, дорогая Аграфена Ардалионовна… В какую сумму?

НАСТЯ. Ну-у… Учитывая мой опыт и мои знания… Пятьсот.

БАРОН. Пятьсот?

НАСТЯ. Нет… Тысячу.

БАРОН. Тысячу – чего?

НАСТЯ. УЕ.

БАРОН. УЕ?

НАСТЯ. Ага.

БАРОН. Простите, а что это такое – УЕ?

НАСТЯ. УЕ?.. Это деньги у нас такие…

БАРОН. А вы их видели в глаза, эти УЕ?

НАСТЯ. Сама – нет… Но много раз читала про них в объявлениях… Когда что-нибудь продают, пишут: столько-то УЕ…

БАРОН. И где же вы прикажете мне их взять – эти ваши УЕ? Которые ни вы, ни я в глаза не видели…

НАСТЯ. Тогда давайте доллары.

БАРОН. Доллары?

НАСТЯ. Или евро.

БАРОН. Так доллары или евро?

НАСТЯ. Н-на ваше усмотрение…

БАРОН. М-да… На мой вкус, к вашему наряду хорошо подошли бы… пиастры.

НАСТЯ. А ну их к чёрту! Давайте тогда уже рублями! А то замучишься потом по обменным пунктам бегать.

БАРОН. Сколько?

НАСТЯ. Сто тысяч в месяц. Только оплата ежедневная.

БАРОН. Так… сто тысяч на тридцать дней… с небольшим округлением в вашу пользу… ваш дневной заработок составит три тысячи пятьсот рублей. Таким образом, за месяц работы вы получите свои сто тысяч и пятьсот рублей сверху – чтобы не заморачиваться с вашими копейками… Устраивает?

НАСТЯ. Вполне.

БАРОН. Итак, будем считать вопрос решённым?

НАСТЯ. Будем считать.

БАРОН. Признаться, я приятно удивлён результатами торга. Я намеревался его начинать с пятисот тысяч и постепенно повышать до полутора миллиона рублей в месяц – это была бы моя последняя сумма. Именно в этих пределах, если перевести на ваши рубли, варьируется размер жалования обслуживающего персонала моей клиники – в зависимости от должности… Как видите, я только что заключил очень выгодную для себя сделку – экономия составила один миллион четыреста тысяч рублей в месяц. Согласитесь, недурно! Кстати, эта же сумма составляет и вашу упущенную выгоду. Вас это не очень огорчает? Ну, принимая во внимание, что вы дорогая – очень дорогая! – гувернантка.

НАСТЯ (сдавленным голосом). Я хорошо знаю свои потребности…

БАРОН. Похвальное качество. В наше время это большая редкость… (Говорит по телефону.) Запишите сумму вознаграждения гувернантки… Хотя… Там надо будет кое-что ещё… Я сейчас сам подойду. (НАСТЕ.) Приношу свои извинения, но я должен отлучиться – буквально на пару минут…

НАСТЯ (хмуро). Я могу подождать.

БАРОН. Благодарю вас, сударыня, и ещё раз прошу прощения. (Уходит.)

НАСТЯ (одна). Блин! Пролетела, как фанера над Парижем. Выпросила сто тысяч вместо полторых миллионов – и довольна… А чё он, блин, сразу тогда не сказал? Сам виноват – мне-то откуда было знать… Ладно, не вешаться же из-за этого. Зато у Аньки воспиталкой устроилась! А план побега придумаем… Не так страшен чёрт, как его малюют… А Ян сомневался, что у меня мозги сообразительные... Ян… Где он сейчас?..

БАРОН (возвращается с документами и усаживается за стол). Ну-с, контракт готов – два экземпляра, по одному для каждой из сторон. Можно приступить к подписанию. (Подписывает оба экземпляра и передаёт их НАСТЕ вместе с авторучкой.) А теперь – вы. Ознакомьтесь и подпишите.

НАСТЯ (просматривает контракт). Что тут… С одной стороны… с другой стороны… Заамурская… Что?.. Барон Мюнхгаузен?!

БАРОН. Ваш покорный слуга! Ну, разумеется, не тот самый знаменитый барон Мюнхгаузен, а всего лишь его скромный потомок. По отцовской линии…

НАСТЯ (возмущённо). Что вы мне лапшу на уши вешаете! Барон Мюнхгаузен – это литературный персонаж!

БАРОН. А почему я не могу быть потомком литературного персонажа? Если по отцовской линии, то это не возбраняется…

НАСТЯ. Он же вымышленный!

БАРОН (невозмутимо). А что вас, собственно, так смутило? Ведь Аграфена Заамурская тоже, надо полагать, вымышленный персонаж? А если вам можно, то почему же мне нельзя? Надо чтобы всем было хорошо, а не только вам одной. А то у вас какие-то двойные стандарты получаются…

НАСТЯ. Но-о…

БАРОН. И потом. Почему два добропорядочных вымышленных персонажа не могут вдруг заключить между собой взаимовыгодную сделку? Кто посмеет нас за это осудить? Да мы с вами первые бросим в него камень!

НАСТЯ. Ну, не знаю… Неожиданно как-то всё…

БАРОН. Неожиданно? Да ещё великий Шекспир писал: «Весь мир – театр, а люди в нём – актёры, и каждый не одну играет роль…» А вы говорите «неожиданно». Оставьте вы эти предрассудки – вымышленный, невымышленный… Деньги-то я вам буду платить настоящие – вот что главное! Ну так что? Будем подписывать? А то у меня мало времени. И если – нет, тогда…

НАСТЯ (с вызовом). Буду! (Подписывает оба экземпляра контракта и бубнит сердито.) Расчетверение четырёхличности…

БАРОН. Что вы сказали?

НАСТЯ. Ничего… Всё. Подписала.

БАРОН. Так. Это мой экземпляр, а это ваш. Так положено.

НАСТЯ. Угу. (Складывает документ и прячет в свой ридикюль.)

БАРОН. Итак, с официальной частью мы, кажется, покончили. Думаю, можно переходить и к неофициальной…

НАСТЯ. Что вы имеете в виду?

БАРОН. Видите ли… Мне нужны гарантии, что вы не научите ребёнка плохому…

НАСТЯ. Кто? Я?

БАРОН. Ну не я же… Поэтому хотелось бы вначале прояснить некоторые детали – составить, так сказать, ваш психологический портрет…

НАСТЯ (сдержанно). Проясняйте и составляйте, если вам надо.

БАРОН. Скажите… М-м… как бы это поделикатнее… А вы, случайно, не дурочка?

НАСТЯ (вся напружинилась). Хотя сама я и не согласна с вашим мнением, но, не задумываясь, готова отдать свою жизнь за ваше право реализовать своё право на право высказать своё личное сомнение… м-мнение!

БАРОН. Абракадабра какая-то…

НАСТЯ. Странно… Иностранец, а не знаете свою же иностранную философию… Ах, да – у вас же русские корни!

БАРОН. Да вам-то откуда об этом знать?

НАСТЯ (стушевалась). Ну, как… Это же всем известно… У всех иностранцев обычно русские корни…

БАРОН. Вот как?

НАСТЯ. А вы разве не знали об этом?

БАРОН. Честно признаться, до этого я был уверен совершенно в обратном: что это у русских иностранные корни…

НАСТЯ. Это почему это?

БАРОН. Да уж больно вы любите именовать себя то Третьим Римом, то Второй Византией, то Новым Израилем… А с недавних пор начинают прослушиваться гордые заявления уже и о Сирийских началах в русской духовной жизни

НАСТЯ. Ну-у… Мы просто находимся сейчас в активном поиске себя – своей национальной идентичности, самобытности…

БАРОН. Самобытности-то своей вы как раз будто бы стесняетесь… Я бы сказал, что она вас даже страшит – пугает именно своей широтой; и вы постоянно пытаетесь загнать себя в прокрустово ложе выброшенных на свалку истории чужих каких-то… форматов, что ли, – как модно у вас выражаться…

НАСТЯ. Ну почему же? Мы в непрерывном поиске своего особого пути… И уже, можно сказать, забрезжил свет в конце тоннеля – всё чаще и громче слышится глас народа: «От трудов праведных не наживёшь палат каменных… Не подмажешь – не поедешь… От тюрьмы и от сумы не зарекайся». Что же это, по-вашему, если не проблески новой национальной идеи? Народной идеи!

БАРОН. Может быть и так… Но вернёмся к нашим баранам.

НАСТЯ. К баранам так к баранам.

БАРОН. А правила этикета вы знаете?

НАСТЯ. Разумеется! Вилка – в левой, ножик – в правой… А ещё неприлично разговаривать с пустым ртом. Хочешь что-то сказать в приличном обществе – набери сперва в рот какой-нибудь еды, а уже потом, тщательно пережёвывая, трепайся, сколько влезет. В приличном обществе всегда так делают – в кино так показывают… А ещё… Щас вспомню…

БАРОН. Достаточно. Вижу, правила этикета вы знаете хорошо… Только вот люди бывают разные… Одни считают, что им должны все радоваться и встречать с распростёртыми объятиями; а есть и такие, которые ценят личное пространство и ждут адекватного поведения от других: что никто и никогда не вторгнется в их личное пространство без разрешения… Вот как вы думаете, для чего ставятся заборы?

НАСТЯ. Ну-у… Вопрос, конечно, интересный, но он требует дополнительных исследований… В науке, которую я представляю, об этом как-то умалчивается…

БАРОН. А как наука, которую вы представляете, ответила бы на такой вопрос. Если молодая девушка, хорошо знающая правила этикета, лезет через забор, чтобы тайком проникнуть в чужой дом, а ей там дают пинка – почему она не в состоянии понять, что в этом доме её попросту не желают видеть? И почему она снова появляется там?

НАСТЯ (с видом пойманной врасплох воровки). А… Я… Ну… Это неэтичный вопрос… Это вопрос провокационный… И я… Я отказываюсь отвечать без адвоката!

БАРОН. А может вы решили заняться частной детективной деятельностью? Не даёт покоя слава Шерлока Холмса, Эркюля Пуаро и Коломбо? Но они, по крайней мере, обладали сообразительными мозгами. А вот вы? Вы-то, простите, на что надеялись?.. Финита ля комедия, милая барышня!

НАСТЯ (с неистовым жаром). Да спёрся бы мне этот ваш дом вместе с вашими манускриптами! (Срывает с головы шляпку с вуалью, парик, очки и яростно запихивает всё в ридикюль.) Век бы вас не видела и не знала, если бы не Анюта! Зачем вы её в плену держите, господин товарищ Трёч, который Чёрт?! Или как там вас ещё именуют? Мюнхгаузен? Унгерн? Брамбеус?

БАРОН. Ого! И откуда же такая завидная осведомлённость?

НАСТЯ. Слухом земля полнится!

БАРОН. Ну да, а причудами свет…

НАСТЯ. Так знайте же, господин многоликий барон, Аня моя сестра! И я всё равно её спасу – чего бы это мне ни стоило!

БАРОН (с какой-то странной заинтересованностью). Значит, всё-таки спасёте?..

НАСТЯ (с пылкой горячностью). Да, спасу! И ничто и никто меня не остановит – ни высокие заборы, ни ваш Кинг-Конг с бакенбардами! Я, блин, этому уроду все кости переломаю, расчленю, расфасую и во все города в бандеролях отправлю! А сестрёнку мою всё равно спасу!

БАРОН. Ну что ж… Пусть будет по-вашему…

НАСТЯ (сбитая с толку). Как?.. Вы вот так берёте и признаёте своё поражение?

БАРОН. А что мне остаётся делать? Раз уж ваши набеги на мои владения прекратить я не могу – остаётся только найти вам здесь какое-то полезное применение…

НАСТЯ (настороженно). Что вы имеете в виду?

БАРОН. Коль уж вы так одержимы идеей спасения, то я предоставлю вам такую возможность… «ПРЕТЕРПЕВШИЙ ЖЕ ДО КОНЦА СПАСЁТСЯ».

НАСТЯ. Я вас не понимаю…

БАРОН. Скоро всё поймёте – уже недолго осталось Смотрите мне в глаза.

НАСТЯ. Зачем?

БАРОН (властно). Смотрите мне в глаза!

НАСТЯ (с вызовом). Да пожалуйста – я вас нисколечко не боюсь! (Смотрит в глаза БАРОНА и вдруг… каменеет. Потом, будто от внезапного пробуждения, судорожно вздрагивает, трёт пальцами лоб и виски, как бы усиленно пытаясь что-то вспомнить.) О, господи!

БАРОН. Как себя чувствует Аграфена Ардалионовна Заамурская?

НАСТЯ. Я не Аграфена Заамурская… Господи! Как я могла творить лицедейство – это великий грех! Совратил меня лукавый… Дьявол искушает нас и рыщет повсюду, чтобы поглотить наши души. (Крестится.) Господи Иисусе Христе, помилуй меня грешную, спаси и сохрани рабу твою, убереги душу мою от геенны огненной!

БАРОН. Как вас зовут?

НАСТЯ. Раба божья Анастасия… Некрещёная… Какой ужас! Вся жизнь во грехе! Весь мир погряз во зле… Спасать надо душу свою!

БАРОН. Вы знаете девочку по имени Аня?

НАСТЯ. Да, Аня – знаю. Она тоже некрещёная… Бедное дитя! Господь Бог послал ей тяжкое испытание…

БАРОН. Вы хотите её спасти?

НАСТЯ. Да, Её заблудшая душа нуждается в искуплении и спасении. Бедное дитя живёт в удалении от Бога. Ребёнок не знает Бога – какой ужас! Но Господь заметил её и послал ей испытание: наслал на неё недуг немоты и неволю, чтобы душа её осознала свою греховность, прозрела, покаялась и обратилась в истинную веру. Сам Бог, заботясь о спасении её души, таким образом призывает девочку в лоно святой православной церкви…

БАРОН. Может быть, вы хотите забрать её и увести отсюда?

НАСТЯ. Ни в коем случае! Господь Бог не напрасно послал ей испытание! Бог испытывает нашу веру. Нельзя противиться воле божией! Отсутствие упования на божественный высший промысел погубит нас. Господь любит нас и желает нам добра; он хочет быть соработником в устроении нашей судьбы. Поэтому надо с терпением и смирением переносить посланные Богом испытания. Только смирение и терпение спасут нас от власти сатаны и откроют нам врата в царствие небес. «Терпением вашим спасайте души ваши» – сказано в писании! А ещё сказано: «ПРЕТЕРПЕВШИЙ ЖЕ ДО КОНЦА СПАСЁТСЯ».

БАРОН. Вы сможете всё это доступно объяснить Ане. А то она у нас девочка своенравная.

НАСТЯ. Я буду непрестанно и ревностно внушать Ане божии истины. Для её же блага ей надо покориться воле божией. Сам Господь узрел нас обеих и не напрасно свёл здесь вместе. Господь Бог призывает нас в стадо овец Христовых. Христос есть пастырь добрый, который полагает жизнь свою за овец своих. Овцы Христовы знают своего пастыря и слушаются его голоса и идут за ним и найдут пажити, уготованные им для своих овец. Овцы покорны своему пастырю. Пастырь хочет найти и собрать овец своих – и тогда будет одно стадо и один Пастырь!

БАРОН. Вот и отлично! А сейчас я вас отведу к вашей подопечной. (Встаёт и направляется к выходу.) Следуйте за мной.

НАСТЯ (встаёт, крестится, покорно следуя за БАРОНОМ). На всё воля божья… На всё воля божья… На всё воля божья…

 

Уходят.

 

 

 

(в начало)

 

 

 


Купить доступ ко всем публикациям журнала «Новая Литература» за июнь 2018 года в полном объёме за 197 руб.:
Банковская карта: Яндекс.деньги: Другие способы:
Наличные, баланс мобильного, Webmoney, QIWI, PayPal, Western Union, Карта Сбербанка РФ, безналичный платёж
После оплаты кнопкой кликните по ссылке:
«Вернуться на сайт магазина»
После оплаты другими способами сообщите нам реквизиты платежа и адрес этой страницы по e-mail: newlit@newlit.ru
Вы получите доступ к каждому произведению июня 2018 г. в отдельном файле в пяти вариантах: doc, fb2, pdf, rtf, txt.

 


Оглавление

9. Картина восьмая. Встреча, которая была маловероятной
10. Действие четвёртое. Картина девятая. Хитроумный план Насти и его неожиданная развязка
11. Картина десятая. Преображение
Пользовательский поиск

Клуб 'Новая Литература' на facebook.com  Клуб 'Новая Литература' на g+  Клуб 'Новая Литература' на linkedin.com  Клуб 'Новая Литература' на livejournal.com  Клуб 'Новая Литература' на my.mail.ru  Клуб 'Новая Литература' на odnoklassniki.ru  Клуб 'Новая Литература' на twitter.com  Клуб 'Новая Литература' на vk.com  Клуб 'Новая Литература' на vkrugudruzei.ru

Мы издаём большой литературный журнал
из уникальных отредактированных текстов
Люди покупают его и говорят нам спасибо
Авторы борются за право издаваться у нас
С нами они совершенствуют мастерство
получают гонорары и выпускают книги
Бизнес доверяет нам свою рекламу
Мы благодарим всех, кто помогает нам
делать Большую Русскую Литературу



Собираем деньги на оплату труда выпускающих редакторов: вычитка, корректура, редактирование, вёрстка, подбор иллюстрации и публикация очередного произведения состоится после того, как на это будет собрано 500 рублей.

Сейчас собираем на публикацию:

13.09: Гости «Новой Литературы». Игорь Тукало: дорога без конца (интервью)

 

Вы можете пожертвовать любую сумму множеством способов или Яндекс.Деньгами:


Уже собрано на:

15.09: Леонид Кауфман. Синклер и мораль социализма (статья)

Вы можете мгновенно изменить ситуацию кнопкой «Поддержать проект»




Купите свежий номер журнала
«Новая Литература»:

Номер журнала «Новая Литература» за июль 2018 года

Купить все номера с 2015 года:
Литературно-художественный журнал "Новая Литература" - www.newlit.ru


 

 



При перепечатке ссылайтесь на newlit.ru. Copyright © 2001—2018 журнал «Новая Литература».
Авторам и заказчикам для написания, редактирования и рецензирования текстов: e-mail newlit@newlit.ru.
Меценатам, спонсорам, рекламодателям: ICQ: 64244880, тел.: +7 960 732 0000.
Реклама | Отзывы
Рейтинг@Mail.ru
Поддержите «Новую Литературу»!