HTM
Номер журнала «Новая Литература» за сентябрь 2018 г.

Мастерство перевода

Анзя Езерска. Голодные сердца

Обсудить

Сборник рассказов

 

Перевод с английского и вступление Дана Берга

 

Опубликовано редактором: Игорь Якушко, 26.10.2018
Оглавление

8. Вода и мыло дёшевы
9. Тук земли
10. Свои и чужие

Тук земли


 

 

 

1

 

Миссис Роза Гирш постучала в окошко соседки.

 

– Миссис Пельц, вы можете одолжить мне бак для кипячения белья?

– С радостью, Роза. А что приключилось с вашим баком?

– Неделю назад лудильщик, пройдоха этот, починил его, теперь образовалась новая трещина.

– Сколько вы заплатили?

– Пятнадцать центов. Мошенник просил двадцать. Гореть ему в аду!

– За ними глаз да глаз! Я освобождаю мой бак, заходите и берите, – сказала миссис Пельц.

– Секунду, я только привяжу Сэми к детскому стульчику, чтобы этот дикарь не свалился.

 

Роза Гирш затянула ремни вокруг буйного Сэми, сунула ему в рот соску и пошла к соседке обсудить важные дела и заодно взять бак.

 

– Вы слышали, Роза? Миссис Мелькер купила пятьдесят фунтов цыплят на свадьбу дочери!

– Серьёзно? – удивилась Роза, и голодный огонь загорелся в её глазах.

– Представьте себе! Цыплята истекают жиром, у меня сердце таяло смотреть на них!

– Пятьдесят фунтов! Что с этим делать?

– Миссис Мелькер сказала, что печёнку она порубит с луком и яйцами для закуски.

– А что ещё будет на угощение, миссис Пельц?

– Она зафарширует двадцать пять фунтов рыбы и приготовит жаркое в кисло-сладком соусе.

– А ещё?

– Миссис Мелькер испечёт штрудели на цыплячьем жиру.

– У нас в местечке она рада была корке хлеба, а тут у неё цыплята на столе! – заметила Роза.

– Удача переменчива, – философски изрекла миссис Пельц.

– Да! В Америке я экономлю каждый цент, а там я жила в обеспеченной семье.

– А я в Польше служила поварихой у банкира. Жарила гусей, пекла шоколадные торты...

– Миссис Мелькер послала детей работать на фабрику – вот её везение! – заключила Роза.

 

Беседа миссис Розы Гирш с миссис Пельц была прервана грохотом и громким басовитым рёвом. Обе женщины бросились на кухню к Розе. Привязанный Сэми упал на пол вместе со стульчиком.

 

– Он убился! – вопила Роза, – доктора сюда! Мой ягнёнок! Я потеряла ребёнка!

– Ненормальная! У него шишка на лбу. Приложите монету! – унимала соседку миссис Пельц.

– Он будет жить? – вскричала Роза с сомнением и надеждой.

– Конечно! Оденьте на него красную ленту – оберег от бед, а на шею – чётки от дурного глаза.

– Спасибо вам, миссис Пельц! Я живу в вечном страхе за детей. Ах, Сэми, птичка моя!

 

Довольная собственной действенностью, миссис Пельц вернулась в свою квартиру и принялась драить кухонную утварь. Прошло немного времени, и вновь вбежала взволнованная Роза Гирш.

 

– Миссис Пельц, я не могу больше жить! Я молю Бога о смерти!

– Что опять случилось, Роза?

– Печь дымит, я задыхаюсь от смрада. Злодей-домовладелец не чинит дымоход!

– Всё устроится, успокойтесь, Роза.

– К чему эти старания, Миссис Пельц! Что толку скоблить чугунки, если они снова закоптятся?

– Я хочу, чтобы на праздник у меня дом блестел!

– Возможно, на вашем месте я бы делала то же самое. Но у меня голова идёт кругом от забот!

– Что вы имеете в виду?

– Гляньте на этого кровопийцу, – указала Роза на Сэми, которого на сей раз взяла с собой.

– Прекрасный ребёнок!

– Я его умою, а через минуту он опять грязный! Вот, он опять готовится зареветь!

– Наверное, хочет есть.

– Заткнись, обжора! – сказала Роза Гирш ласковое слово сыну и воткнула соску ему в рот.

– Грешно жаловаться на ребёнка, Роза!

– Если б не надо было нянькаться с ним, я могла бы заработать несколько долларов!

– Бедненький! Раз уж он родился на свет – должен расти! – воскликнула миссис Пельц.

– Жизнь моя – нескончаемая мука! У других мамаш больше удачи...

– У вас пятеро, Роза, какому ещё материнскому счастью вы завидуете?

– У одной дитя выпадет из окна, у другой – обварится насмерть, только этот разбойник...

– Стыдитесь, миссис Роза Гирш! – гневно одёрнула соседку миссис Пельц.

– Я кручусь, экономлю каждый цент, а толку нет. Все мои волчата вечно голодные.

– Терпение! Они вырастут, станут работать, и вы будете есть и пить от тука земли!

 

Тут Роза принялась изливать душу соседке. Какие только драки из-за еды не случаются у неё дома! Боже сохрани, если ломоть хлеба у Фани оказался толще, чем у Ави! Ушлый Джек так и норовит утянуть у маленького Бени картофелину покрупнее. Для голодного ребёнка лучший кусок – самый большой. А в лавках продукты дорожают. Молоко – только в субботу. Раньше мясник давал в придачу кусок жира, сейчас взвешивает мясо вместе с костями! Миссис Пельц, которая жила ненамного легче своей соседки, придумала, как ободрить её.

 

– Всё будет хорошо. Дети вырастут, пойдут работать, заживёте не хуже миссис Мелькер.

– Ах, бросьте! Эти американские дети не слишком охотно делятся с родителями!

– Вы не видите хорошего, потому что голодны. В желудке пустота – в глазах чернота!

– Где мне взять время, чтобы поесть? Я должна управляться со своими мучителями!

– Попробуйте-ка мою фаршированную рыбу!

 

Миссис Пельц щедро положила на тарелку знатный кусок рыбы. И хоть лучшая приправа – голод, она всё же не поскупилась на соус, рядом пристроила извлечённые из кастрюли пропитанные рыбным запахом овощи – свеёклу, лук, морковь, и не забыла ломоть белого хлеба. Миссис Роза Гирш по-соседски запросто и без церемоний накинулась на угощение. Даже если бы Роза не рассыпалась в благодарностях, то быстрота опустошения посуды и увлечённое чавканье послужили бы достаточным свидетельством для миссис Пельц, как верно она угадала причину меланхолии гостьи, и как славно удалась блюдо.

 

«Какая рыба, какой соус! – восклицала Роза, затирая хлебом тарелку, – давайте пожелаем русскому царю никогда не отведать такого чудного блюда, и пусть все наши горести падут на его голову, и чтобы корчиться ему от голода и умирать от страха, что не заплачено вовремя домовладельцу, и пусть сохнут его мозги, как найти работу!» Вдруг Роза побледнела: «Ша! Я, кажется, забыла о времени! Скоро двенадцать, придут из школы мои голодные головорезы, набросятся на меня, как стая диких зверей, а я ещё ничего не купила и не приготовила обед!». Она стремглав выскочила за дверь и помчалась в дешёвые лавки за покупками.

 

Тем временем дети вернулись из школы. Их не смутила запертая дверь. Они взобрались по пожарной лестнице и вошли в дом через окно. Матери нет, обеда нет. Обоняние подсказало Ави заглянуть в печь. Доставая горшок с горячей картошкой, он так сильно обжёг пальцы, что уронил драгоценную ношу на пол. Пока Ави дул на руки, Джек и Фани бросились подбирать с полу дымящиеся клубни. В произошедшей свалке картошка была размазана по полу и не досталась никому. Ещё на лестнице Роза Гирш услыхала шум отчаянной драки – это её голодный выводок коротал время в ожидании кормилицы. Громкие брань и проклятия матери перекрыли неокрепшие детские голоса.

 

– Дикари уже дома! Они явились, чтобы укоротить мне жизнь!

– Мама, мы голодные! Что ты принесла? – закричали дети, вцепившись в корзину.

– Это мой хлеб! – заорал Джек.

– Это моя селёдка! – завопила Фани.

– Убийцы, вы рвете меня на куски! Где картошка?

– Её уже нет! – хмуро ответил Ави.

 

Голодная команда мигом уничтожила две буханки хлеба и две селёдки. Вдруг Роза заметила, что на месте не все. «Обжоры, где Бени? Он не вернулся из детского сада? Ой-вей, Бени нет! Ави, Джек, Фани – бегите и ищите его!» Дети проскользнули мимо матери, бросились на улицу и даже не подумали искать младшего брата.

 

С младенцем Сэми на руках Роза поспешила в детский сад. «Почему вы до сих пор не отпустили моего Бени?» – с порога закричала воспитателю Роза. Тот глянул в журнал и сказал, что Бени Гирш сегодня не явился.

 

«Горе мне! Где мой ребёнок? – кричала миссис Роза Гирш, идя по улице. Она остановилась. Крики стали громче, истеричнее. Одной рукой она прижимала к груди младенца, другой – рвала на себе волосы и щипала щёки и подбородок. Услыхав вопли, примчалась миссис Пельц.

 

– Что случилось, Роза?

– Бени! Мой бедный Бени!

– Что с ним? Он жив? Он в больнице?

– Он потерялся! Верните мне моего ребёнка! Я схожу с ума! Я приму яд!

– Успокойтесь, Роза, смотрите, как вы напугали младенца! Дайте я подержу Сэми.

– Бени – моё лучшее дитя! Моя единственная радость! – заламывала руки Роза.

 

Собралась толпа. В сопровождении соседей рыдающая Роза Гирш и миссис Пельц с Сэми на руках вошли в дом к несчастной матери. Тут появились Ави, Джек и Фани. «Вон из дому, разбойники! Отправляйтесь искать брата! – закричала гневная родительница. – Бени, моя жизнь, моё счастье! Сколько ночей я выхаживала его от кори! А коклюш?! Я научила его ходить и разговаривать. Какой умный ребёнок! Сердце разрывается! Бени, мой ангел!»

 

В самый разгар истерики в дверях появилась огромная фигура полицейского. Он держал за руку зарёванного Бени. «Кто здесь миссис Роза Гирш? Забирайте своё чадо!» – произнёс служитель закона и удалился.

 

Осчастливленная Роза бросилась к возвращённой потере. Первым делом стала драть сына за уши. «Куда ты подевался, негодный ребёнок! Мало я натерпелась с тобой? Провалиться тебе на этом месте!» Соседи с трудом вырвали бедного Бени из нежных материнских рук. «Вы посмотрите на эту сумасшедшую! – вскричала миссис Пельц. – Какой у неё дурной язык! Потеряв дитя, он восхваляла его, найдя – проклинает!»

 

Роза вытащила из тайного места неприкосновенный запас – кусок хлеба с селёдкой – и усадила плачущего Бени за стол. «Несчастный с самого утра маковой росинки во рту не держал! Ешь и подавись!»

 

 

2

 

«А вдруг она не вспомнит меня? Или прислуга не пустит на порог? – с опаской думала миссис Пельц, подходя к кирпичному дому на Восемьдесят четвёртой улице, где жила миссис Роза Гирш. – Даже снаружи чувствуется богатство и благополучие – какие занавеси, жалюзи! Двадцать лет назад она жадно угощалась моей фаршированной рыбой, а теперь у неё дворец!»

 

– Миссис Пелец, как я рада видеть вас! – воскликнула миссис Роза Гирш.

– Мы вернулись в Нью-Йорк, – пробормотала миссис Пельц, оглядывая роскошную обстановку.

– Устраивайтесь поудобнее, снимайте платок, здесь тепло – паровое отопление.

– Эта шаль закрывает мои лохмотья, – заметила миссис Пельц.

– Пойдёмте на кухню, там нам будет удобнее. Служанка отпущена, и я дышу свободно.

– Я в жизни не видала такой сверкающей кухни! – восхитилась гостья.

– Где вы остановились?

– Мы вернулись на Деланси-стрит...

– Как славно мы там жили, миссис Пельц! Какими хорошими соседями были!

– Я полагаю, Роза, сейчас вокруг вас общество получше!

– Нет! Тут никому ни до кого нет дела. Хоть сойди с ума, хоть умри – сосед не узнает.

– Вот уж не думала!

– А не поесть ли нам селёдки с луком? Пока служанки нет дома. Увидит – засмеёт!

– У меня слюнки текут от знакомого запаха!

– Я скучала по вас. Фани обещала помочь написать письмо, да разве дождёшься от детей?

– Не грешите. Все говорят об удачных детях миссис Гирш! С чего начались ваши успехи?

– От мужа остались сбережения – пятьсот долларов, я открыла бакалейную лавку.

– А дети?

– Ави выгодно женился, заимел бизнес, теперь у него большая швейная фабрика.

– Я слышала. Я пришла попросить за мужа. Не найдётся ли у Ави работа для него?

– Почему нет? У Ави сотни людей. Сыщется место и мистеру Пельцу!

– Долгих лет вам, Роза! Вы спасете нас! Ваши дети делают людям добро.

– Пожалуй. У Фани шляпное ателье на Пятой авеню. Она даёт работу бедным девушкам.

– А как дела у Бени, который вечно терялся?

– Бени самый умный. Он сочинил пьесу для театра на Бродвее. Раздал бесплатно сто билетов.

– Сочинитель? Вот это здорово!

– Джек – отличный маклер. Управляется с роскошными квартирами на Риверсайд-драйв.

– А грудничок Сэми?

– Малютка вымахал до потолка. Учится в колледже и играет в футбол. Защитник, кажется.

– Да, Роза, дети в Америке – это деньги в банке!

– Я горда ими! – самодовольно заметила Роза Гирш и тут же тяжело вздохнула.

– Вы как сыр в масле катаетесь!

– Я обеспечена, но деньги – это не всё!

– Чего вам не хватает?

– У меня не стало друзей!

– Разве доллары – не лучшие друзья?

– Раньше, когда у меня не было денег, я так же думала.

– А теперь?

– Миссис Пельц, у коровы большой язык, а благословение она сказать не может!

– На что вы намекаете, Роза?

– У меня был нищий дом, но я была в нём госпожа!

– А теперь?

– В богатом доме я никто – боюсь осрамить детей. Я должна быть тише воды и ниже травы.

– Кажется, звонят в дверь! – испугалась миссис Пельц.

– Ой-вей! Это служанка! Пойдёмте скорей из кухни!

– Я лучше побегу домой!

– Я попрошу Ави, – шепнула Роза и незаметно сунула банкноту в карман миссис Пельц.

 

 

3

 

Семейство Гирш собралось на торжественный обед в честь успеха новой пьесы Бени. Мать и дети расселись вокруг нарядного стола.

 

– Бени, я пожарила твои любимые картофельные оладушки! – сказала миссис Роза Гирш.

– Спасибо, мама! – благодарно улыбнулся виновник торжества.

– Помнишь, сынок, как в детстве ты облизывал пальцы, когда ел их?

– Ой, мама, тише! – вмешалась Фани. – Могут подумать, что мы выбрались из нищеты!

– Деликатнее, сестрёнка! Пусть мама угостит меня чем хочет. Мой желудок выдержит!

– Говорят, президент будет на спектакле? – спросил Ави, украсив грудь салфеткой.

– Непременно будет! – откликнулся Бени. – Да и критика в восторге от пьесы.

– Замечательно! Ведь наша ложа – следующая за президентской! – добавил Ави.

– Мама, на Деланси могла ты мечтать, что мы увидимся с президентом? – спросил Джек.

– Всё благодаря его светлой голове! – воскликнула Роза Гирш, указывая на Бени.

– Почёт – это хорошо, но сколько дохода даёт тебе пьеса? – поинтересовался Джек.

– Десять процентов от общего сбора, – ответил молодой драматург.

– Сколько это, сынок? – полюбопытствовала мать.

– Можно опустошить все лавки на Деланси! – бросил Ави и не заметил огорчения матери.

– Ты помогаешь бизнесу, братец! Моя директриса миссис Ван Сайден будет на спектакле.

– Фани, вы с ней собираетесь торговать шляпами в антракте? – усмехнулся Бени.

– Нет, но она сумеет использовать для рекламы президентское соседство.

– Перевёртыши! Прежде чурались нас, а теперь ищут нашего расположения! – бросил Бени.

– Кто тот красивый мужчина, что говорил с тобой? – спросила Фани, слегка покраснев.

– Интересуешься? – ухмыльнулся Бени и обернулся к матери. – Мама, ты хочешь зятя-актёра?

– Она будет обсуждать с ним античную драму! – вставил слово Сэми, студент и спортсмен.

 

Тут случился взрыв. Миссис Роза Гирш не захотела больше терпеть зубоскальство своих образованных детей. «К чему эти вопросы? – стукнула она кулаком по столу, – вам нужны мои советы? Пусть моя дочь подцепит актёра! Вашему полку прибыль – ещё один насмешник над тёмной бабой! Президент придёт на спектакль, а не один из вас не пригласил мать! Мои дети стыдятся меня!» В слезах она бросилась на кухню, громко хлопнув дверью. Пятеро преуспевающих молодых американцев виновато молчали.

 

– В чём дело, Фани? Ты не пригласила мать? – с возмущением спросил Бени.

– Я как раз собиралась это сделать... В следующий раз...

– Ей обидно, и она права!

– Я могу представить её миссис Ван Сайден? Или твоему актёру?

– Не торопись обольщаться, прелестница! Ты ещё не покорила его сердце!

– Тем более я не должна рисковать своими шансами!

– Почему ты прячешь её от людей?

– Мать обязательно найдёт повод брякнуть, что мы жили на Деланси-стрит!

– У тебя нет сердца, – сказал Ави, и остальные братья согласно кивнули.

 

«Святоши нашлись! – разразилась Фани гневной речью, – в отличие от вас я исполняю свой долг! Я жила и живу с мамой! Сколько сил я потратила, пытаясь цивилизовать её! Всё напрасно! А сраму приняла – немерено! Только она откроет рот – и все знают о нашем прошлом. Она не хочет понимать, что вредит мне своей болтовнёй. У короткого ума длинный язык. Вы, мужчины, свободны и добьётесь всего. А я, образованная и энергичная, останусь на бобах, потому что о девушке судят по её матери!»

 

Из кухни донеслись крики Розы Гирш – она срывала гнев на прислуге. «Боже мой, я каждую неделю меняю служанку, где я найду новую?» – запричитала Фани. «У меня есть отличное предложение, – воскликнул Джек, авторитет в сфере нью-йоркской недвижимости, – солидный пансионат на Риверсайд-драйв. Кухоньки в квартирах символические, а питание централизованное, причём великолепное. Служанка больше не потребуется!»

 

 

4

 

Задумано – сделано! Миссис Роза Гирш с дочерью Фани поселились в роскошном пансионате на Риверсайд-драйв. Обитатели этого рая едят в прекрасном ресторане на первом этаже. Кухни в квартирах отсутствуют за ненадобностью, поэтому не нужна служанка, и Розе не с кем ссориться, а на голову Фани приходится меньше забот и позору.

 

Миссис Роза Гирш чувствовала себя ограбленной. В доме на Восемьдесят четвёртой улице вид кухонной утвари и продуктов смягчал порождённые достатком душевные страдания и помогал выносить амбициозных детей. В пансионате соседи все как один чужие, они поглощены собой, и им ни до кого нет дела. Розе не хватало тепла и человечности. Удручала необходимость есть в ресторане – бессчётно много вилок, ложек, тарелок, салфеток. Да ещё слышать упрёки Фани: не глотай суп с жадностью, не сажай пятен на скатерть, не говори слишком громко! Кто в силах вытерпеть такое?

 

Миссис Роза Гирш восстала. Довольно! Покончено с рестораном, она станет покупать продукты и сама будет готовить себе еду на газовой плитке. Роза отправилась на Деланси-стрит, купила корзину и окунулась в море бесконечных лавок, киосков и лотков. Всё вокруг знакомое, тёплое, своё – можно до хрипоты спорить у прилавка за каждый цент. Ведь торговаться – значит обманывать друг друга к выгоде обеих сторон.

 

Продавец рыбы схаватил своей волосатой рукой большого карпа, высоко поднял его и заорал, зазывая покупателей.

 

– Женщины, не проходите мимо! Четырнадцать центов за фунт!

– Почём рыба? – строго спросила Роза, словно секунду назад не слыхала цену.

– Пятнадцать центов! – тихонько ответил торговец, увидев богато одетую покупательницу.

– Мошенник! Я слышала – четырнадцать! Куплю в другом месте!

– Постойте, леди, я терплю убытки, но для вас я сделаю тринадцать!

– Два фунта за двадцать пять, и ни центом больше!

– Почин на счастье! – воскликнул продавец и швырнул жирного карпа на весы.

 

Роза вернула торговцу сдачу с доллара – «Возьми это себе!». Купив рыбу, она направилась в овощную лавку. Она отчаянно сбивала цену, а потом оставляла щедрые чаевые, испытывая двойное удовольствие. Роза вернулась домой с полной корзиной, из которой торчал хвост четырёхфунтового карпа, а восхитительный запах селёдки и лука опережал её на несколько шагов.

 

Вывеска у подъезда предупреждала, что покупки следует вносить через вход с задней стороны здания. Саботируя назойливые правила, Роза гордо прошествовала с корзиной в мраморный вестибюль и сама вызвала лифт. Тут подскочил озабоченный швейцар, услужливо взял у неё корзину и приготовился звать рассыльного мальчика. Роза выхватила из рук швейцара свою ношу и гневно бросила ему в лицо: «Я донесу сама! Вы кто? Вы русский казак, чтобы командовать в моём доме?».

 

Швейцар заметил на сей раз строго, что миссис Роза Гирш поступает вопреки установленному порядку. Костью в горле застряли у Розы нескончаемые правила. Она обрадовалась счастливой возможности излить накопившееся негодование. «Можете отправляться к чёрту с вашими законами и медными пуговицами на мундире! Америка свободная страна, и вы мне не указ!»

 

Тут, как на грех, вошли Фани и её директриса миссис Ван Сайден, которая решила удостоить её визитом. Заметив дочку, Роза Гирш сгоряча кинулась к ней за помощью: «Фани, этот наглый швейцар не пускает меня в лифт с моей корзиной!». Сгорая от стыда, Фани взяла у матери корзину и велела мальчику поступить с ней как положено. Законопослушное поведение дочери ещё больше разгневало Розу, и в раздражении она не стала дожидаться лифта и решительно зашагала вверх по ступеням.

 

«Вот трагедия моей жизни!» – пожаловалась Фани миссис Ван Сайден. Опасаясь, что постороннее присутствие может раздуть огонь семейной ссоры, учтивая миссис Ван Сайден распрощалась с Фани, попросила её успокоить разволновавшуюся родительницу и пообещала прийдти в другой раз.

 

– Мама, ты разрушаешь мою жизнь! – с порога крикнула Фани.

– Чем твоя мать не угодила тебе на этот раз?

– Зачем ты принесла сюда эту вонючую корзину?

– Я буду сама готовить себе еду!

– Ты отваживаешь от дома нужных мне людей!

– Ложь!

– Нет, это правда! Сегодня Бени приведёт артиста. На чай. Что ты учудишь на этот раз?

– Зачем тебе артист?

– Он красивый и богатый мужчина. Прекрасная партия для меня. Подумай о судьбе дочери!

– Я не вечна. Умру и освобожу вас. Но пока я жива, я не позволю моим детям душить меня!

– Такова твоя благодарность, мама, за всё, что я и братья сделали для тебя?

– Что вы сделали? Матери дороже сухая корка, чем тук земли, что дети дают ей без любви!

– Моей любви тебе надо? В детстве я знала только колотушки, проклятия и попрёки куском!

 

Вошёл мальчик с корзиной. Роза со злостью швырнула её на пол. Содержимое вывалилось на персидский ковёр. Роза схватила шубу и бросилась вон из дома. Ей было необходимо понимание, она рассчитывала найти его у миссис Пельц.

 

– Я примчалась к вам, чтобы выплакать своё горе! – объявила Роза Гирш.

– Что случилось, Роза? – испугалась миссис Пельц, сидевшая с мужем за убогим ужином.

– Мои дети презирают меня!

– Разве они не дают поводов гордиться ими? – спросил мистер Пельц.

– Президент аплодирует пьесе моего сына, а для матери не нашлось места в зале!

– Обидно! – согласилась миссис Пельц.

– Мне нечем наполнить желудок. В их ресторане есть только салфетки, вилки и листья салата!

– Неужели вы голодаете, Роза? – крайне удивилась миссис Пельц.

– Я сыта американской пищей! Тарелки полны и красивы, а во рту солома!

– Роза, вы грешите перед Богом. Если продать вашу меховую шубу – семья может жить год!

– Не завидуйте мехам! Они не греют болящую душу матери, когда дети стыдятся её!

 

Роза залилась слезами. «Почему они чураются меня? Разве не мать сподобила их на успехи, дала толчок? Разве не я зажгла огонь в их сердцах? Кто показал им пример упорства? Или всё с неба свалилось? Я не спала ночами, я нянчила и выхаживала их. Я экономила на себе каждый цент, чтобы они не голодали. Разве не ради их учёбы я открыла бакалейную торговлю на жалкие пятьсот долларов? Ни я, ни муж мой, ни родители наши, ни их родители не видели жизни в Польше. Я вывела детей в люди, я делала всё что могла! Черная неблагодарность в ответ!»

 

– Не нам разбирать ваши семейные дела, Роза, – заметила миссис Пельц.

– Поначалу дети любят нас, потом судят, а прощают редко... – вздохнул мистер Пельц.

– Вы вся в мехах и бриллиантах, Роза, – сказала миссис Пельц, – вы забыли, что такое бедность!

– Позвольте мне переночевать у вас, пусть дети поволнуются из-за меня!

– Но у нас только одна кровать! – воскликнула миссис Пельц.

– Я улягусь на полу, завернусь в шубу.

– Я постелю себе на стульях, – сказал мистер Пельц.

– Вы ляжете со мной, Роза, – обречённо произнесла миссис Пельц.

 

Матрац состоял из горбов и ям. Одеяло не спасало от ночного холода. Стаи насекомых ползали по стенам, забирались в постель, вершили пир. С темнотой повыползли мыши из щелей и сновали на полу в тщетной надежде найти поживу. Кухонная раковина источала зловоние из своего чрева. Миссис Роза Гирш едва дождалась утра.

 

Ночь без сна обессилила Розу. Она немногословно распрощалась с четой Пельц, оставив несколько долларов. «Я не знаю, куда мне идти!» – с горечью думала она, бродя по бедным улицам своей молодости. Роза Гирш поняла, что не в силах вернуться к прежней жизни, отказавшись от комфорта, каким бы немилым он ни был.

 

Роза спустилась в подземку. Доехала до Риверсайд-драйв. Снова перед ней ненавистная мраморная гробница пансионата. Вошла. Поднялась в комнаты. Села на стул. По морщинистым щекам текли слёзы: «Вкушать тук земли – счастливый удел мой...»

 

 

 


Оглавление

8. Вода и мыло дёшевы
9. Тук земли
10. Свои и чужие
Пользовательский поиск

Канал 'Новая Литература' на telegram.org  Клуб 'Новая Литература' на facebook.com  Клуб 'Новая Литература' на g+  Клуб 'Новая Литература' на linkedin.com  Клуб 'Новая Литература' на livejournal.com  Клуб 'Новая Литература' на my.mail.ru  Клуб 'Новая Литература' на odnoklassniki.ru  Клуб 'Новая Литература' на twitter.com  Клуб 'Новая Литература' на vk.com  Клуб 'Новая Литература' на vkrugudruzei.ru

Мы издаём большой литературный журнал
из уникальных отредактированных текстов
Люди покупают его и говорят нам спасибо
Авторы борются за право издаваться у нас
С нами они совершенствуют мастерство
получают гонорары и выпускают книги
Бизнес доверяет нам свою рекламу
Мы благодарим всех, кто помогает нам
делать Большую Русскую Литературу



Собираем деньги на оплату труда выпускающих редакторов: вычитка, корректура, редактирование, вёрстка, подбор иллюстрации и публикация очередного произведения состоится после того, как на это будет собрано 500 рублей.

Сейчас собираем на публикацию:

07.11: Виталий Семёнов. На разломе (рассказ)

 

Вы можете пожертвовать любую сумму множеством способов или Яндекс.Деньгами:


В данный момент ни на одно произведение не собрано средств.

Вы можете мгновенно изменить ситуацию кнопкой «Поддержать проект»




Купите свежий номер журнала
«Новая Литература»:

Номер журнала «Новая Литература» за сентябрь 2018 года

Купить все номера с 2015 года:
Литературно-художественный журнал "Новая Литература" - www.newlit.ru


 

 



При перепечатке ссылайтесь на newlit.ru. Copyright © 2001—2018 журнал «Новая Литература».
Авторам и заказчикам для написания, редактирования и рецензирования текстов: e-mail newlit@newlit.ru.
Меценатам, спонсорам, рекламодателям: ICQ: 64244880, тел.: +7 960 732 0000.
Реклама | Отзывы
Рейтинг@Mail.ru
Поддержите «Новую Литературу»!