HTM
Номер журнала «Новая Литература» за апрель 2017 г.

Андрей Медведев

Цикута для философа

Обсудить

Сборник стихотворений

Опубликовано редактором: Игорь Якушко, 16.08.2010
Иллюстрация. Название: "Last Etude". Автор: AmigoSanches. Источник: http://www.photosight.ru/photos/3716426/

Оглавление

  1. Дом поэтов
  2. Я принял всё…
  3. Кирпич летит (фатальный индетерминизм)
  4. Мир
  5. Двоеженец
  6. «…»
  7. Воды жизни
  8. Стена
  9. Цикута, всё-таки…
  10. Гончар
  11. История
  12. Становление
  13. Сонет
  14. Выбор
  15. Что я люблю и что я не люблю…
  16. Ронин
  17. Сонет Дао
  18. Притча о Силе
  19. Завещание короля
  20. Принц Флоризель (ответ наследника)
  1. Хаджи
  2. Друзья спиваются
  3. ОРЗ
  4. Балансируя…
  5. Богоискательство
  6. Симфония дождя
  7. Совесть
  8. «…»
  9. Есть в августе…
  10. Готика слов…
  11. Коктейль из карм…
  12. Мир и Душа
  13. «…»
  14. Уходящий
  15. Навстречу
  16. Что стоит стих…
  17. «…»
  18. Слабые и Сильные
  19. «…»
  20. Безделье
  1. Свингеры
  2. Молитва Разуму
  3. Правка
  4. Тавро
  5. Из жизни звёзд
  6. Письмо с Внутреннего Севера
  7. Привычка
  8. Апории (Мнение и Знание)
  9. Апостолы
  10. Ковёр
  11. Мы остаёмся, уходя
  12. Прайд
  13. В рабстве
  14. Разные
  15. Кумиры
  16. Садо-мазо
  17. Двери
  18. Утопия без нас
  19. Прямота
  20. Стихии
  1. Неважно
  2. Чадо
  3. По пути в Никуда (экспедиция из Внутреннего Севера к Внутреннему Востоку)
  4. Душа болит
  5. Горим ли мы?
  6. Суета сует…
  7. Патетические речи
  8. Факты и домыслы
  9. Редактор жизни
  10. Разум и Тело
  11. Ловчий
  12. Поговорим
  13. Связи
  14. Стареем…
  15. Поэты и читатели
  16. По следам Клио
  17. «…»
  18. Обиженные
  19. Сумасшествие
  20. Пасхально-философское
  1. Из новейшей истории
  2. Штиль
  3. Перевозчик


Дом поэтов

Холмы. Закат. Старинный дом.

В шкафах – на полках – пыль и книги.

В саду покрылись лужи льдом,

И скорым праведным судом

Осенний постриг на вериги

Сменил декабрьский мажордом.

 

Камин. Поэты. Рифмы бой

Милее соловьиных трелей.

Читает мэтр… и слог витой

Чеканной стройной красотой,

Стигматом на нескладном теле

Возносит в небеса… мечтой…

 

Гремит! Нездешний. Царь-глагол!

Кусает губы поэтесса

И шепчет: «А король наш – гол»,

Но сквозь метафор частокол

Талант, бродяга и повеса,

Врывается за Круглый стол.

 

Барокко. Кич. Бездушью – морг!

Себя и Музы обожанье.

Кто первый? Неуместен торг.

Когда строку ведёт восторг –

Какое, к чёрту, состязанье…

Есть только перед стилем долг.


Я принял всё…

Я принял всё: себя и мир,

Вдаль уходящую дорогу,

Реальность, стёртую до дыр,

И злую непредвзятость Бога.

 

Я принял всё: холодный пот,

Болезни, суету страданий…

И смерть приму, когда придёт,

Без сожалений и стенаний.

Пока я – есть, а раньше – был:

Писал стихи, бродил по свету,

Играл, воспитывал, любил…

И море книг прочёл при этом.

 

К тому же мир я «посетил

В его мгновенья роковые»,

А значит – счастлив! Пусть грустил

И истин строки прописные,

Исчёркивая Книгу Судеб,

Интерпретировал неясно.

Я принял всё. А то, что будет…

Приму, быть может, и напрасно…


Кирпич летит (фатальный индетерминизм)

Случайно всё: закат и тьма,

Восход и свет, любовь и дети,

Убийство, деньги и… тюрьма.

Случайно всё на этом свете.

Кирпич летит и без причины

(Не за грехи или неверье),

Виновны мы или невинны…

И порождает суеверья.

 

Мы крестимся и в кошке чёрной

Источник видим наших бед.

Судьбу ругаем девкой вздорной,

Но верим в самый глупый бред.

За спину соль бросаем часто,

Через плечо плюём сквозь зубы,

Предохраняемся… Напрасно!

Кирпич летит… И наши губы

Тихонько шепчут оправданья,

Проклятья, просьбы… Есть надежда,

Что снова мимо. Расстоянье

До неба – велико. И прежде

Везло. А обереги что же?

Сильна ли фетишей защита –

Поможет или не поможет?..

Летит! Макушка не прикрыта…


Мир

Мир – это склеп, прохладный, пыльный.

Над саркофагом – саркофаг,

А в землю втоптан изобильно

Рассыпанный веками прах.

 

Мир – это море: гладь и бездна,

В саргассах вязнут корабли.

На дне ржавеют бесполезно

Создания Большой земли.

 

Мир – это сад: краснеют вишни,

Ползёт и вьётся виноград,

Плод падает. Должно быть, лишний…

Сгниёт. А может быть, съедят?!

 

Мир – это воля: лёд и пламя,

Любовь, мятежная мечта,

Подобранное сыном знамя;

Мир – это, братья, Красота!

 

Мир – это, сёстры, наслажденье:

Эксцессов ярких круговерть,

Пороков низких искупленье;

Мир – это боль. Мир – это смерть…


Двоеженец

Мне снятся сны: на русском языке

Ушедшие беседуют со мною…

Мне Украина – дом, но я не скрою –

Россию часто вижу вдалеке.

 

Пусть патриот плохой я, но мне ближе

Толстой, чем Леся, Пушкин, чем Франко,

Шевченко я ценю намного ниже

Шекспира, Гёте, Гейне и Фуко.

И многих я читал лишь в переводе

На русский, с детства мой родной язык,

Но «шокать», кстати, также я привык,

Как сало с луком «їсти» на природе.

Предпочитаю гетманский бардак

Корректному правленью самодержца,

Мне в водке часто не хватает перца,

И вольницу люблю я, как казак.

А за бугром – по дому ностальгию

Полтавский суржик друга вызывал.

Так, может быть, я двоеженцем стал

И сплю я… не с одной Россией,

Но также с её младшею сестрой

(С последней – брак давно официален).

Пусть не инцест, но так ли я нормален?

Любить двоих. И с этой спать… и с той.


* * *

Дыши, малыш, в морозный день,

Когда сжигает холод губы

И на задворках деревень

Сугробов вырастают шубы.

И в солнцепёк дыши, малыш…

Когда расплавленный и вязкий

Стекает битум с чёрных крыш.

Дыши: под марлевой повязкой,

Сквозь мокрый носовой платок,

Через соломинку и трубки,

Вдох! Выдох! И ещё глоток…

И даже если кашель жуткий,

В груди свистит – дыши сквозь хрипы.

Когда ты бодрствуешь и спишь,

Когда смеёшься и сквозь всхлипы,

Живи, малыш!.. Дыши, малыш!..


Воды жизни

Прозрачной как слеза мечтой,

Пьянящим ароматом воли

Струится Молодость. Густой,

Тягучей смесью вязнет в поле,

Болотами, седая Зрелость;

Здесь верность обрела покой,

Но здесь же утонула смелость…

 

И где-то – Детство: у истока,

Весёлым вьется ручейком,

Шалит, не ведая порока,

Сил набирается. Песком…

Колодцами встречает Старость;

А в них, без жизненного сока,

Скучают мудрость и усталость…

 

Но море… Под землёю! Море –

Вне времени и вне пространства.

Всё высыхает. Больно. Горе…

Но вновь с завидным постоянством

Вода сквозь камень бьёт проходы

И глину размывает в споре

За чьи-то дни… недели… годы…


Стена

Не тусовщик… Прости, старина.

Не люблю вечеринки с фуршетом,

На которых прозвали Поэтом,

Захмелев не от фраз – от вина.

Тесен смокинг, и галстук мне трёт

С непривычки багровую шею,

И тошнит от скабрезных острот –

Пошлость в виски топить не умею.

 

Для чего столько книг я читал,

Столько дрался, терял… Чтоб в итоге

Экстрасенс мне шипел «про астрал»,

Озабоченно щурясь на ноги.

Для того, чтобы спонсор блатной

(Покровитель шансона и Зоны)

Вёл себя панибратски со мной,

Говоря мне, с кем спит Примадонна.

 

Да не нужен мне этот гламур…

Старина! Мы об этом мечтали?

Об авто? О белье от кутюр?

О респекте в престижном журнале?

Помнишь, шли мы наивно и зло

Под «Пинк Флойд» с топорами на Стену.

Что же, брат, так нам не повезло –

Обрели ту же накипь и пену!

И теперь пустота пузырей

Покрывает экраны и лица…

Старина, мне Стена часто снится.

Она там же. И мы – перед ней…


Цикута, всё-таки…

Текст – это мир! Мир – это Я!

Тогда и Я в своих стремленьях –

Сцепленья букв, а вся Земля –

Пергамент для стихотворенья.

Ты – это текст! Мир – это Ты

(Страница в мягком переплёте) …

По Брейлю, ощупью, мечты

Я пальцем жму на развороте.

 

Я мыслю знаками, а знак…

Как незнакомки образ чудный,

Меняет краски Мира так,

Что «опыт, сын ошибок трудный»,

В парадоксальности скорбит,

Не принимая результата,

И разбавляет скучный быт

Слог, в ожидании Сократа.

 

Быть может, разъяснит старик,

Как в руны воплотить минуту…

Но тишину не тронет крик.

Цикута, всё-таки… цикута.


Гончар

Судьбою мира озабочен,

Смирившись с участью творца,

Гончар небесный строг и точен.

Вращает звёздный круг… Отца

По-прежнему смущает глина

Своей нестойкостью к дождям…

Он слишком мягким сделал сына,

А дочь нечасто ходит в храм…

 

День был тогда – не для творенья!

Но он рискнул. И результат

Парадоксален. Но сомненья

Гнетут… Он рад или не рад?

Ленилось солнце, плохо грело,

Быть может, следовало – в печь!

И как бы повернулось дело…

Не поленись бы он обжечь?


История

Как волны в море, катятся столетья.

Запущенные мощной тетивой,

Несутся сквозь культуру лихолетья,

И зарастают города травой.

 

Цивилизаций чудную огранку

Кромсает неумелый ювелир.

Но выпрямляет горделивую осанку

Родившийся в руинах Новый мир!

 

Мир молод, весел и пассионарен.

В нём дикость, необузданный талант.

Да, он жесток, но как потенциален

Живущий в нём мальчишка-дилетант.

 

Подъём! Расцвет! – Пресыщенно-красиво.

Упадок! Гибель! – Глина и песок.

Курганы, колосящиеся нивы…

И новый предсказуемый виток…


Становление

Я люблю этот мир: тёмный, скользкий и злой,

С его грязью, размазанной по тротуарам,

С его сексом, поэзией и детворой.

Я люблю его даже с попсой и пиаром!

 

Мир не любит меня, говорит, что – эстет:

Элитарен, вальяжен, живу не по средствам.

Изгоняет из ниш и насмешливо вслед

Награждает в Нигде постоянным полпредством.

 

И я снова бреду по дороге из слов,

Попирая ногами кирпич силлогизмов.

Невод брошен давно, но мой скромный улов –

Черепаха и кит в плоском мире софизмов.


Сонет

Плесни судьбу в коктейль прожитых лет,

Смешай соломинкой усталость и тревогу

И помолись языческому богу,

Взирающему на безумный свет.

Возьми фонарь – и подожги рассвет!

Надень сандалии и, облачившись в тогу,

Расчисти посохом заросшую дорогу,

Ведущую туда, где Да есть Нет…

 

Очисти мысли и сожги мосты,

В ломбард сдай устаревшие мечты

И позабудь вкус мяса и вкус хлеба.

Стеклянным призраком разбейся о скалу,

Рассыпься брызгами по кормчему веслу

И растворись в хрустальном звоне неба.


Выбор

Уходят те, кто всё сказал, –

Они вне жизни и вне смерти…

Всем тем, кто, мудрствуя, молчал,

Не верьте; в золото не верьте;

Так, как и тем, кто говорил,

Но невпопад и не о главном,

Столбцы, эстетствуя, лепил

И рифмою гордился плавной.

 

Того, кто в гневе голос рвал…

Хрипел, но выдавил созвучье…

ОН сразу же к себе призвал,

Пусть голос был и непевучий.

 

Что лучше: праздность болтовни

Или фатальность верной фразы?

В нелепой схватке рвутся дни,

Наш выбор – угли и алмазы.

Один и тот же углерод,

Но форма ль правит содержаньем?

Ведь принцем выглядит урод,

Когда владеет высшим знаньем.

Сократ с отвисшим животом…

И Диоген, плюющий звонко, –

Философ рядится скотом,

Как наряжается девчонка.

Никто не хочет уходить…

(В шанс Бодхисатвы плохо верим),

Но Слово можно и забыть,

Уснув перед порогом Двери.


Что я люблю и что я не люблю…

Что я люблю?.. Песок и море.

Весну. Игристое вино.

Распахнутое в сад окно.

И силлогизм в весёлом споре.

 

Люблю шашлык и сацибелли.

Сациви. Чёрный шоколад,

И друга с укоризной взгляд,

Струн перебор и звон свирели,

Тяжелый рок. Романса плач.

Хрип барда, но без микрофона

И подтверждение закона

Парадоксальностью задач;

Строк книжных быстрое мельканье.

Плеск рифмы… Девочек в бикини

И проходящих рядом в мини

Не оставляю без вниманья.

 

Что же ещё?.. Стекло бокала.

Мощь интеллекта. Чувство меры.

Отсутствие глубокой веры.

Трансцендентальность ритуала.

 

Что я забыл?… Сиянье глаз.

Восход. Закат в оттенках меди.

Ах, да! Конечно же, миледи…

Конечно… я люблю и Вас.

 

Что не люблю?.. В расцвете сил

Об этом нам Володя спел.

Жаль, нет Поэта.… Не узрел…

Иначе б тоже не любил:

Холёность «голубой» эстрады,

Фальшь мелодрам, книг пустоту,

Моделей тощенькие зады

И ветеранов нищету.

 

Нет, не могу играть мечтами,

Когда они в чужом мозгу,

И жвачкой наслаждаться в храме

Я почему-то не могу.

И не терплю софизмов свыше,

Игру в коаны с бодуна.

Когда охотник в спину дышит,

Мне тоже, кстати, не до сна.

 

Я ненавижу нож и мину:

Войну, гробы, над речкой смог…

И выстрелить чеченцу в спину –

Не думаю, что я бы смог.

Мне рейтинг глупый не по нраву

Поэтов, песен и идей,

Я не люблю порнозабавы,

В которых мучают детей.

 

Мне неприятны пересуды

О том, что всё само пройдёт,

И не жалею я Иуду –

Пускай Пилат его убьёт…


Ронин

Горчит саке, и серп луны

Со склонов снег срезает бритвой.

Спит Фудзи. Ронин после битвы

Вдыхает запахи весны…

Считает звёзды, ждёт рассвета

И молит Будду лишь о том,

Чтоб подарил ему Князь Света

Гостеприимный тёплый дом,

В котором шелковые ткани…

Циновки мягки, риса много,

Но запах сакуры дурманит –

И манит странника дорога.

Падений – семь, подъёмов – восемь!

И сединой виски покрыты.

В глаза заглядывает осень.

Не спится. Мысли и…москиты.


Сонет Дао

Сколько осталось их – дней и ночей…

Хватит ли времени нам для прощанья…

Или внезапным глотком расставанья

Скромно исчезнем при свете лучей.

Может, отыщем источник ничей…

И в поцелуях, шепча заклинанья,

Мы потеряем тела и сознанье,

Искрами станем в дуэли мечей.

 

Пагоды храмов, насмешливый звон…

Кто будет первым, утратившим сон

И позабывшим о встрече со мною?

Может быть, ты, а быть может, и он…

Инь или Янь, Вечный Путь и Закон –

Дао, мерцающий поздней весною…


Притча о Силе

Маг не верил в красоту,

Силу чтил превыше Бога.

И вела его дорога

В Запредельную Мечту.

Был он горд сознаньем власти

Над Землёй и над Звездой.

В Силе – Разум! В ней же – Счастье!

В Силе – Вечность и …Покой!

 

Атрибутика смешила:

Посох – нищего костыль;

Плесень тронула кадило,

Мантию покрыла пыль.

Свечки, жертвы, заклинанья –

Это Слабого игра,

Как и мантры распеванья,

Так и пляски у костра.

 

Сильным будет тот, кто видит…

Тот, кто вне добра и зла.

Равнодушие обидит,

Но эмоции – зола.

Чувства безразличны Силе,

А Любовь – лишь тела стон!

Воля правит в этом мире,

Воля выше, чем закон.

 

Но однажды, ночью тёмной,

Сила взвилась на ветру,

Заискрилась вдруг нескромно

И растаяла к утру.

 

Маг не смог к себе вернуться:

Скучно Здесь и глупо Там! –

Стал Тропой, а тропы вьются

И ведут все к родникам.

 

Нынче все, кому так милы

Пыль дорог и крики птиц,

Отыскать источник силы

Пробуют под блеск зарниц.

Пьют из каждой грязной лужи,

Носят рваную суму,

Только Сила где-то кружит…

Ей хозяин ни к чему.


Завещание короля

Бесчувственность чувств… Пустота Бесконечности…

Неясны бывают моим визави.

Тебе, мой преемник, чернилами Вечности

Письмо шлю своё с Переправы Любви.

 

Развеян невроз в Безупречности Воина,

И кармой бесцветной струится Монах…

Короны Шута голова удостоена –

Куда делись слёзы, страданья и страх?

 

– Туда, куда ненависть и неприятие,

Вся жалость к себе и оргазмы тоски!

Когда седина покрывает виски –

Сменяем проклятия Мы на заклятия.

 

За Дверь все Мы входим, ладони раскрыв, –

И будет в них также – одна Пустота.

Однако, покуда Король ещё жив,

Империей правит Его лишь Мечта.

 

Её бережёт он, как злато Кощей!

И любит сильней, чем наложниц в гареме.

Ведь столько прекрасного в мире вещей,

Чего не докажешь в одной теореме.

 

Поэтому будет он – Кант и Эзоп –

Качучу плясать с молодым Кастанедой,

В лесах его столько нехоженых троп…

А в кухнях – нетронутых столько обедов…

 

Не нравится мир? Напряженность растёт…

Ну что же – взорви и создай Зазеркалье.

Сорви незнакомый таинственный плод

Чужого неведомого пониманья.

 

Тогда, может быть, станешь ты королём

И магом чуть-чуть, если хватит терпенья.

Запомни, мой принц, нищим Мы подаём!

Они ведь, несчастные, Наше творенье…


Принц Флоризель (ответ наследника)

Париж, Париж!… Мадрид и Ницца!

И вас люблю. И вы мой сон…

Но только Лондон часто снится –

Здесь принц живёт… Вот, кстати, он!

 

– Что там, в Богемии, шталмейстер?

Я слышал, плебс опять восстал.

( Мой ход. Вам снова мат, гроссмейстер,

Зачем же пешку ферзь ваш брал?)

 

– Увы, мой принц, дела так плохи!

Престол Ваш, к сожаленью, пал.

Накинулись они, как блохи,

На то, что Сир Вам завещал.

Всё исказили до предела,

Не поняв смысла старых рун…

– Полковник! Да какое дело

Мне до того, что старый врун

Писал с любовницей в постели,

Вы думаете – Я читал?…

– Ну как же, принц… – Он опоздал.

Я маг почти что с колыбели.

И часто в вересковый мёд

Лью ром и создаю коктейли.

А что от мага вы хотели,

Чтобы жевал он корнеплод?

Разве дворцы – мои владенья?

И разве строчки – мой Закон?

Да я люблю валторны звон,

Но ближе мне русалок пенье.

И всё же, Джеральдин, тоскливо…

Как там вилланы? Чем живут?

 

– Икру, мой принц, уже не жрут

И до заката пашут нивы.

В Богемии у власти братия,

Бардак, делёжка и бедлам…

– Кто лорд-протектор? Демократия?!

Она ведь из парижских дам?..

– Да что Вы! От голландцев, шлюха…

И тянет каждого в постель.

В ней нет помазанника духа…

– Остановитесь, менестрель!

Я вспомнил ночь ту, в Амстердаме:

Парик, раскраска, жадность губ…

Нет. С женщиной я не был груб,

Но отказать пришлось мне даме.

 

Ну что ж! Пускай так и живут,

Без нашей милости монаршей.

– Их временщики ведь сожрут,

Под рокот барабанный маршей!

 

– Да ну их. Надоели. Скучно…

Вот попугай мой, третий век,

Не говорит «пиастры» звучно!

Это проблема, человек…


Пользовательский поиск

Клуб 'Новая Литература' на facebook.com  Клуб 'Новая Литература' на g+  Клуб 'Новая Литература' на linkedin.com  Клуб 'Новая Литература' на livejournal.com  Клуб 'Новая Литература' на my.mail.ru  Клуб 'Новая Литература' на odnoklassniki.ru  Клуб 'Новая Литература' на twitter.com  Клуб 'Новая Литература' на vk.com  Клуб 'Новая Литература' на vkrugudruzei.ru

Мы издаём большой литературный журнал
из уникальных отредактированных текстов
Люди покупают его и говорят нам спасибо
Авторы борются за право издаваться у нас
С нами они совершенствуют мастерство
получают гонорары и выпускают книги
Бизнес доверяет нам свою рекламу
Мы благодарим всех, кто помогает нам
делать Большую Русскую Литературу

Рассылка '"НОВАЯ ЛИТЕРАТУРА" - литературно-художественный журнал'



Собираем деньги на оплату труда выпускающих редакторов: вычитка, корректура, редактирование, вёрстка, подбор иллюстрации и публикация очередного произведения состоится после того, как на это будет собрано 500 рублей.

Сейчас собираем на публикацию:

18.05: Андрей Усков. Грусть, тоска, печаль и радость (рассказ)

 

Вы можете пожертвовать любую сумму множеством способов или Яндекс.Деньгами:


Уже собрано на:

05.06: Евгений Даниленко. Кипяток (сборник прозы)

Вы можете мгновенно изменить ситуацию кнопкой «Поддержать проект»




Купите свежий номер журнала
«Новая Литература»:

Номер журнала «Новая Литература» за март 2017 года

Номер журнала «Новая Литература» за февраль 2017 года  Номер журнала «Новая Литература» за январь 2017 года

Номер журнала «Новая Литература» за декабрь 2016 года  Номер журнала «Новая Литература» за ноябрь 2016 года

Номер журнала «Новая Литература» за октябрь 2016 года  Номер журнала «Новая Литература» за август-сентябрь 2016 года

Номер журнала «Новая Литература» за июнь-июль 2016 года  Номер журнала «Новая Литература» за май 2016 года

Номер журнала «Новая Литература» за апрель 2016 года  Номер журнала «Новая Литература» за март 2016 года

Номер журнала «Новая Литература» за февраль 2016 года  Номер журнала «Новая Литература» за январь 2016 года



 

 



При перепечатке ссылайтесь на newlit.ru. Copyright © 2001—2017 журнал «Новая Литература».
Авторам и заказчикам для написания, редактирования и рецензирования текстов: e-mail newlit@newlit.ru.
Меценатам, спонсорам, рекламодателям: ICQ: 64244880, тел.: +7 960 732 0000.
Купить все номера 2015 г. по акции:
Литературно-художественный журнал "Новая Литература" - www.newlit.ru
Реклама | Отзывы | Подписка
Рейтинг@Mail.ru
Поддержите «Новую Литературу»!