HTM
Номер журнала «Новая Литература» за июнь 2019 г.

Саша Николаенко

Клетки

Обсудить

Роман

На чтение потребуется 4 часа 20 минут.
Скачать файлом doc, fb2, pdf, txt за 97 руб.:
Сразу после оплаты кликните по ссылке:
«Вернуться на сайт продавца»

 

Цитата | Скачать и получить доступ ко всем публикациям месяца в полном объёме: doc, fb2, rtf, txt, pdf

 

 

Купить в журнале за июль 2015 (doc, pdf):
Номер журнала «Новая Литература» за июль 2015 года

 

Опубликовано редактором: Андрей Ларин, 2.07.2015
Оглавление

13. Часть 2. Игра. Глава 6. Литдебют
14. Часть 2. Игра. Глава 7. Газетные будни
15. Часть 2. Игра. Глава 8. Сон Антона Павловича

Часть 2. Игра. Глава 7. Газетные будни


 

 

 

 Иллюстрация. Название: «Клетки». Автор: Саша Николаенко. Источник: http://newlit.ru/

 

 

 

Никанор Иванович Сашик, спецкор газеты «Центральная Славь», второй час сидел в кабинете Вениамина Александровича Карпова, застрявшего в пробке на Ленинском, и задумчиво смотрел на раскрытую шахматную доску. Полуденный зной, тополиный и ясный, трепал незабудковую шторку в кабинете главреда, и звуки весеннего дня, доносившиеся с улицы, кисельно и сонно качались в мутном, как рыбий пузырь, окне.

Никанор Иванович играл в шахматы с мухой.

Нельзя уже припомнить, как пришла в голову Никанору Ивановичу эта странная, целиком занявшая его мысль. И никто в кабинете Вениамина Александровича не мог наблюдать игры Никанора Ивановича с мухой, чтобы осудить, подивится или посмеяться над ним.

Несмотря на сонную плавь висящего в окне майского лета, Никанор Иванович был сосредоточен и хмур, пристально следя за своей соперницей, и облокотившись на зелёную скатерть стола, не глядя, начинал и комкал едва прикуренные сигареты.

Муха пошла только что, проползя с е5 на е6 и приведя Никанора Ивановича в справедливое недоумение, загнав его ладью в угол и совершенно недвусмысленно грозя поставить спецкору мат.

Съеденные ничтожным кровожадным насекомым фигуры Никанора Ивановича лежали возле его правого рукава обездвиженной грудкой.

Никанор Иванович холодел, потел, пыхтел, утирая пот рукавом, вращал и сощуривал глаза и страдал.

Муха сидела, гадко и злорадно ухмыляясь, потирая лапкой о лапку.

Лицо Никанора Ивановича, синеватое после бессонной ночи, с пегими волосами, стянутыми на затылке резинкой, вращало усталыми глазами, оглядываясь.

Грустный, но цепкий взгляд спецкора, быстро пробежался по стенам, потолку и углам и, вдруг остановился на столешнице невысокого секретера. Лицо Никанора Ивановича оживилось. Кончик длинного носа ещё чуточку удлинился, а губы приподнялись в слабой улыбке. Там, в тени ижевского шестиэтажного шкафа, под лампой лежал свежий выпуск «Центральной Слави», вывернутый на статье Никанора Ивановича с хлёстким названием «Выбор всегда за нами!».

Спецкор обернулся к мухе – гнусное существо следило за ним круглыми чёрными очками мушиных глаз. Под этими очками было совершенно ничего не видно, и никакая мысль не читалась на бессмысленной, гладкой физиономии насекомого.

Никанор Иванович привстал осторожно, чтобы не вспугнуть противницу и, обойдя её вдоль стены на мысочках, подхватил «Славь», едва слышно свернув газету вчетверо.

Муха, казалось, насторожилась: перестала потирать лапки и встала на них, достала крылья, но и только.

Никанор Иванович, спрятав оружие за спину, направился к сопернице беззаботной походкой, словно давая мухе понять, что ничего не замышляет против.

Та нахмурилась, переступая по клетке, и то ли от душного стоячего воздуха, то ли от его жёлтой прокуренной густоты спецкору показалось, что насекомое принялось очень быстро, как только во сне бывает, увеличиваться в размерах.

Выросли неприятные щёки мухи и отвратительные щетины на них. Несоразмерно увеличились непроницаемые очки. Выросли и распрямились с противным шебуршанием крылья, а мохнатые волоски встали дыбом над хромово-чёрным телом. Все шесть мушиных колен задвигались, преступая, далеко выходя за край игральной доски.

И без того синеватый, спецкор позеленел и попятился. Пальцы его беспомощно вцепились в «Славь», которая, увы, уже не могла послужить оружием. Во рту бедняги стало кисло.

Однако, увеличившаяся так неестественно и неожиданно, муха не спешила напасть, а только встала поудобнее, смотрела на Никанора пристально чёрными очками, опять потирая лапкой о лапку.

Наконец, вероятно, приняв какое-то решение, муха сделалась ещё огромнее, так, что шахматная доска стала в сравнении с ней точно спичечный коробок, а спина её упёрлась в закопчённый потолок. Большою волосатой тенью муха накрыла трясущегося спецкора и сказала голосом Вениамин Александровича: «Никанор, просыпайся! Есть дело!».

Никанор Иванович послушно проснулся.

 

«Дело», порученное специальному корреспонденту Н. И. Сашику Вениамином Александровичем, состояло в следующем: с недавнего времени в Информационно-редакционный отдел новостного издания стали поступать письма весьма странного, даже тревожного содержания.

Нельзя сказать, чтобы этот отдел, возглавляемый опытным работником печати Пургеном Мстиславичем Сонечкой, был обеспокоен таким казусом. Все письма, обыкновенно поступавшие в «Информационный», были либо тревожными, либо странными, либо и теми и другими вместе. Правда, иногда на этот почтовый адрес ошибочно поступали письма от дам, потерявших смысл жизни, или ещё что-нибудь в ней, однако, такие письма мгновенно переправлялись секретаршей «Информационного», Мусей, в задний разворот «Публикационного», под рубрику «На сердце рана у меня». А этим важным литературным разделом многомиллионного издания полновластно владела Кобупыркина-Чудосеева.

Кобупыркина-Чудосеева была страшная женщина.

У Кобы, как звали в «Информационном» эту «Публикационную» даму, умевшую превращать рецепты приготовления борщей в рецепты удержания мужей, а советы по их удержанию в рецепты их приготовления, были жёлтые глаза с белыми бликами и чёрными точками.

Кобупыркина-Чудосеева, которой Муся по ошибке переправила несколько поступивших писем, прочла их, перечла и нахмурилась. Прежде чем давать прочитанное в своей нежно любимой рубрике «На сердце рана», следовало проверить информативно-несущее содержание. Коба пошла к Карпову и бухнула под нос издателю стопку.

«Дорогая редакция! Вы моя последняя надежда! Помогите! У меня пропал…»

Пропала, пропали, пропало – далее перечислялось пропавшее.

У одной пропал муж, у второй кошка, у третьей кошелёк, у четвёртого «Надежда» и так далее, и так далее…

Хуже того. Письма писали не только женщины, но и их худшие половины – мужья.

У одного пропала Ауди, у второго жена, у третьего мать, а ещё у одного гражданина пропала жизнь. А жена одного товарища умудрилась пропасть сразу несколько раз. Эта пропащая женщина пропала у подруги, пропала у любовника, пропала с места работы, от мужа и даже из «Одноклассников».

Все пропажи случились почти одновременно сразу после майских праздников во временном промежутке 23.00–06.00.

Территориально пропажи совершились в одном и том же квадрате. А именно, неподалеку от дома №13-бис по улице Героев.

Свои последние надежды жители и жительницы района возлагали на уважаемую редакцию.

Уважаемая редакция вняла.

Спустя полчаса весьма тревожного разговора спецкора с Карповым дверь приёмной решительно распахнулась, секретарша Маша вздрогнула, а в проёме появился Никанор Иванович Сашик с лицом бледным и сосредоточенным, как у человека, терзаемого зубной болью и серьёзными подозрениями. Маша выронила трубку селектора. На улице тревожно загудела пробка.

Спецкор газеты «Центральная Славь» хлопнул дверью и, небрежно подмигнув красавице-секретарше, заскакал вниз по редакционной лестнице.

Он спешил взять след. А след как начинался, так и обрывался рядом с домом №13-бис на улице Героев.

Никанору выпал отличный шанс назавтра выспаться.

 

Никанор Иванович Сашик не верил в чёрных кошек, пустые вёдра, проклятия вдовы Фиклисты, магнитные бури, инопланетные диверсии, приведения и провидения.

Сбежав из редакции, он неторопливо шагал по свежему после дождя тротуару, и бодрые городские червяки неторопливо ползли Никанору Ивановичу навстречу.

Тротуар послушно повернул вместе с Сашиком, неся на себе в дождевом потоке фантики, окурки и одинокий мужской ботинок чёрного цвета, принадлежавший исчезнувшему ещё вчера гражданину Безумному К. М.

Этот ничем не примечательный гражданин исчез приблизительно в полдень в людском шумливом потоке, преодолевавшем проспект «Хорошёвский тупик». Гражданин К. М. Безумный исчез под зелёный сигнал светофора, прямо на пересечении улицы Генерала Глагошего с улицей Героев.

Свидетели произошедшего с К. М. Безумным несчастья утверждали, что этот гражданин пропал совершенно внезапно, прямо у них на глазах, точно провалился сквозь землю. Некоторые из свидетелей предполагали, что пострадавший мог провалиться в канализационный люк, который был хотя и закрыт, но мог таким только казаться.

И точно. Люк на пересечении Глагошего с Нахамовым был, и стоял то ли открыт, то ли закрыт, во всяком случае, огорожен. Из люка на сей момент торчала каска старшего смены дорожно-сварочных работ по округу «Северное Тишино» Александра Сергеевича Пушкова.

Свидетели произошедшего сходились в одном – когда люк был закрыт, каска Александра Сергеевича из него не торчала.

Сам старший смены показал, что мимо него никто под землю не проваливался, люк был огорожен, и правила безопасности соблюдены.

Придраться тут и в самом деле оказалось не к чему, и старший смены дорожно-сварочных продолжил свои работы.

Исчезновение же Константина Михайловича Безумного попало в толстую папку дел по «Гражданским исчезновениям» к следователю С. С. Остроглазову, который много чего и до этого события повидал на своём веку, потому исчезновению К. М. Безумного нисколько не удивился.

Словом, человек пропал. Никто этому не удивился. От человека остался ботинок чёрного цвета, почти не ношенный, с дырочками для вентиляции и двойным перехватом шнурков.

Так обстояли дела на тот момент, когда спецкор Сашик решил вернуться домой и выспаться, наконец, как следует.

Пели вороны. Седые столичные голуби спотыкались под ногами спецкора, оживлённо прыгали в лужах и с аппетитом проглатывали толстых червяков худенькие воробушки.

В цветущем весеннем городе остро пахло распускающейся акацией, газонокосилками, тополями, черёмухой и опилками после обрезки деревьев. Чёрный ботинок вплавь обогнал Никанора Ивановича у мусорного контейнера и, свободно миновав ржавое гаражное товарищество, нырнул под арку дома №13-бис на улице Героев.

Никанор Иванович задумчиво прошёл следом за ботинком и уже у самого подъезда нагнал чёрного одиночку, открыл и закрыл перед ним дверь.

 

Зря! Зря и совершенно напрасно не верил Никанор Иванович в плохие приметы, и особенно в чёрных кошек. Как раз одна такая без единого светлого пятнышка подошла к одинокому ботинку, осторожно понюхала его и, вспрыгнув на первую ступеньку, осталась сидеть там, поджидая Антона Павловича.

 

«Город Москва высоко и привольно раскинул свои высоковольтные, радиовещательные, телевизионные и прочие сети над междуречьем синеокой Волги и светлой неторопливой Оки.

Меж двух этих полноводных роскошных красавиц влачит свои дряблые мутные воды река Москва.

Река тащится от дамбы к дамбе, от шлюза к шлюзу, то туда, то сюда, одновременно влача на себе экологически устойчивых уток и экологически неустойчивых карасей, щук, окуней, мальков, плывущих в направлении реки Стикс кверху брюхом.

Терпеливая и покорная река иной раз порождает в своих глубинах глиняных грустных раков с ластами вместо клешней, двуглавых, как орлы на кремлёвских башнях, пупырчатых жаб и зелёных фосфоресцирующих водомерок.

Бедная и жалкая, ошалевшая от плевков, окурков, полиэтиленовых пачек и канализационных сливов, с дном, щедро устланным консервными банками, гвоздями и разноцветными горлышками бутылок, река щедрой рукой осыпает свои печальные берега россыпями желточных кувшинок, пряча солёные слёзы обиды в кубометрах воды несолёной.

Тысячи километров асфальтового покрытия набережных сопровождают её в долгом странствии. Множество дорог перечёркивают мостами.

По ней торжественно плывут белоснежные теплоходы, а ржавые баржи, точно пустынные странники-верблюды, несут каменные горбы грузов навстречу беспечным как чайки парусникам…» – писал Антон Павлович, а в этот момент мимо него по ржавой реке в сторону обводного канала проплывал новенький чёрного цвета ботинок.

Антон Павлович проводил одинокого путешественника строгим взглядом и смотрел на воду в ожидании пары. Покачиваясь на волнах, проплыла экологически устойчивая утка, за ней изгрызанный собачий мячик. Окурок. Проскакала водомерка.

Второго ботинка не было.

Антон Павлович хотел уже было забыть о нём и продолжить писать заметку, заказанную ему по случаю открытия «Третьего обводного моста» для дорожного справочного регистратора «Ваш компас», когда первый ботинок, давно скрывшийся за излучиной, проследовал мимо Антона Павловича в обратную сторону.

Мысль омрачила лицо писателя. Брови его сдвинулись, приподнялись, пошевелились, собрав надо лбом складки и, наконец, сползли обратно вниз.

Писатель стремительно вскочил, ища что-то взглядом, нашёл, что искал и, размахивая найденной палкой, быстрыми скачками устремился по наклонным сваям.

Забежав несколько вперёд ботинка, Антон Павлович замер, заняв выжидательную позицию. Когда ботинок приблизился, он ловко подцепил его палкой и извлёк горемыку из воды. После чего опустил добычу на берег и внимательно рассмотрел.

Это оказался и в самом деле почти не ношенный одиночка, чёрного цвета, хорошей кожи, с двойным перехлёстом шнуровки, ненавязчивым теснением и дырочками для вентиляции ног.

Пасмурное лицо Антона Павловича разгладилось. В зрачках сверкнуло двойное отражение находки. Тайна одинокого ботинка разбудила дремавший в Антоне Павловиче писательский инстинкт, и, совершенно позабыв про статью, посвящённую Третьему обводному, Антон Павлович свистнул Мерсью. Не оглядываясь более на находку, он поспешил вдоль береговых зарослей к троллейбусному кругу.

Антон Павлович спешил к шахматной доске.

 

Фиклиста Шаломановна, только что безмолвно проводившая ясновидящим взором засыпающего над каждой ступенькой спецкора, встретила распахнувшего подъездную дверь Антона Павловича громовым проклятием.

«Шнурок развязан, гибельной петлёй грозит тебе, упырь, твоя упырья муза!» – прогрохотала умалишённая.

Антон Павлович остановился, внимательно проверил шнурки. Те были надёжно завязаны и заправлены к пяткам.

«Тьфу ты, кикимора!» – подумал Антон Павлович и, быстро миновав кабинку с ясновидящей, припустил вверх по лестнице.

Фиклиста Шаломановна, оглушительно грохоча, пронеслась в лифтовой шахте и опередила писателя на третьей площадке. Двери кабинки с треском распахнулись, и в спину бегущего Антона Павловича ударил тапочек бесноватой вдовы.

«Подлая Фиклиста! Ненавистная Фиклиста! Хитрая, коварная, злобная. Зловещая Фиклиста!» – шептал Антон Павлович, запираясь от вдовы на три поворота и накидывая на дверь цепочку.

От страха Антон Павлович хотел сделать Фиклисту чёрной пешкой и поскорее «съесть» её слоном, но не решился. Ясновидящую ведьму лучше было не трогать. В ушах Антона Павловича продолжали дребезжать напутственные слова вдовы.

«Страшись, паук! Я тебя, упыря, сквозь стены вижу!» – клокотали они.

С трудом вспомнил Антон Павлович то, что так спешил написать. И рука его, державшая новую пешку по имени Константин Михайлович Безумный, заметно дрожала, когда Антон Павлович, болезненно вздрагивая от каждого шороха, то и дело оглядывался на дверь, переставлял Константина Михайловича с d2 на d3.

Переставив Константина Михайловича таким образом, Антон Павлович открыл ноутбук и глубоко задумался.

По глубинам его тёмной, мшистой души уже блуждал призрак нового героя.

Очень скоро Антон Павлович сосредоточился, втянулся в работу, и в квартире Райских воцарилась тишина, прерываемая длинными очередями ударов кнопок по пальцам.

 

Ранним утром следующего дня в своем почтовом ящике между утренним выпуском «Слави» и рекламой макаронных изделий «Русь и Гусь» Никанор Иванович с удивлением обнаружил конверт без адресата и обратного адреса.

Надорвав странное послание, Никанор извлёк из конверта бумажный листок А4, свёрнутый вчетверо.

Письмо было отпечатано на принтере.

С любопытством пробежав глазами по строчкам, Никанор Иванович быстро оглянулся, чуть побледнел и большими скачками, обгоняя утренние троллейбусы, помчался в редакцию.

Антон Павлович ещё прошлым вечером пошёл Сашиком куда следует.

К f6–h5.

 

«Центральная Славь»

Протокол с того света

Дорогие читатели! Письмо, которое мы предлагаем вашему вниманию, пришло в нашу редакционную почту без обратного адреса. В связи с происходящими в нашем городе совершенно необъяснимыми исчезновениями граждан, это письмо показалось нам небезынтересным.

Приводим его текст целиком, совершенно не подвергнув цензуре.

О достоверности произошедших событий предоставляя судить вам самим.

Спецкор Н. И. Сашик.

 

«Дорогие люди! Если вы читаете это письмо, значит, я исчез снова.

Каждый раз во время своего исчезновения я не знаю, исчезаю ли я навсегда или появлюсь где-нибудь опять. А, впрочем, приступы «исчезновения» случаются теперь со мной всё чаще. Иногда я застаю себя «исчезнувшим» на работе, в троллейбусе или только проснувшись в собственной постели. Иногда, протянув руку к зажигалке, чтобы закурить, я обнаруживаю, что у меня уже нет руки, а иной раз случается, что остаётся от меня только голова да уши, в то время как остальное тело уже не существует. В таких случаях я стараюсь не выходить из дому, чтобы не пугать никого, пока не исчезнет и голова. Хуже, когда исчезновения случаются со мной в общественных местах. И, хотя люди обычно не замечают, что я исчез, самому мне это очень совестно и обидно. Точно я какой-нибудь заразный больной или просто пустое место.

Вначале, пытаясь хоть как-то контролировать свою болезнь, при появлениях первых симптомов «исчезновения» я пытался от него удержаться: схватится за что-нибудь, что, как я предполагал, не может исчезнуть так же легко и незаметно, как я, и удержит вместе с собой и меня.

Теперь мне приходится воздерживаться от этого. Моё «исчезновение» приобрело со временем такой характер и силу, что вместе со мной может исчезнуть теперь не только, например, настольная тумбочка, трюмо или диван, но и целый дом, дорога или поезд. И даже целый район.

Иногда я просыпаюсь в холодном поту от мысли, что вместе со мною может исчезнуть вся земля, всё человечество и всё живое на планете.

А если я попытаюсь удержаться за космос, то исчезнет и он.

Исчезнет всё. И ничего не будет. Вот что меня больше всего пугает.

Это не мания величия, как вы теперь, должно быть, предположили, и я не сошёл с ума. Ничего в том, что рассказываю вам сейчас, я не преувеличил. Наоборот, стараюсь вас не пугать, и привожу только факты.

 

Помню, как во время первого своего «исчезновения» я, почувствовав себя очень нехорошо, в ужасе уцепился за руку случайного прохожего, переходившего дорогу вместе со мной. И этот бедняга в результате исчез тоже. Он, наверное, проклинает меня теперь где-нибудь там, не зная, как бы можно появиться обратно.

С горечью вспоминаю ту, первую свою попытку удержаться от «исчезновения».

 

Было тринадцатое мая две тысячи тринадцатого года, пятница. В тот день у меня был выходной. Я работаю два дня через два в женском салоне красоты «Маргаритка» мастером-корректором фотографических снимков. Это очень редкая, но очень нужная профессия. Многие дамы благодарят и даже просят вставить свои улучшенные изображения в рамки. Цена такого портрета колеблется в зависимости от его размера и одежд, надетых на даму, которые тоже корректируются по желанию.

Нагая дама ростом во весь фотографический портрет… впрочем, я отвлёкся.

Теперь, конечно же, я не работаю ни в «Маргаритке», ни по выездам к дамам на дом.

Итак, в тот день я как следует выспался и позавтракал, никуда не торопясь. А потом решил прогуляться в парк, захватив на всякий случай с собой шахматы. Очень люблю и сам с собой поиграть на скамеечке, или с кем-то, кто подсаживается.

Погода была хорошая, припекало солнышко, и, прежде чем идти к своей скамеечке, я решил взять пару бутылочек пива и каких-нибудь солёных орешков к нему.

Остановившись под красный сигнал пешеходного перехода на проспекте «Комсомольский тупик», я вдруг почувствовал себя как-то странно. Закружилась голова, колени подогнулись от слабости. На лбу выступил холодный пот, а шахматная доска, которую я сжимал подмышкой, чуть было не выскользнула у меня из-под локтя на асфальт.

Я хотел было отойти в тенёк, чтоб прийти в себя и отдышаться немножко, но тут светофор переключился на зелёный, и толпа понесла меня через проспект. Я послушно шёл, боясь, как бы мне не упасть от слабости посередине дороги, и первые пару шагов даже не замечал, что идущие мне навстречу прохожие проходят сквозь меня, не обходя меня, как это принято, и не извиняясь.

Заметив эту странность, я остановился на месте как вкопанный и огляделся. Меня не было.

В испуге я завертел головой, подумав, что мог упасть где-нибудь позади себя, потерять сознание и умереть, сам того не заметив. Но позади меня, к моему облегчению, я не лежал, а только, торопясь перебежать проспект, бежали люди.

Вот тогда-то, в панике, я и ухватился за рукав того несчастного гражданина, что подвернулся мне, чтобы спросить его, видит ли он меня или нет.

Но спросить ничего не успел. Несчастный гражданин исчез вместе со мной, и больше я его никогда не видел.

Светофор переключился, машины тронулись. Я понимал, что водителям ни за что не увидеть меня, если даже я сам себя не вижу, и побежал вперёд, споткнулся, потерял правую сандалию, пробежал сквозь ленту ограждения ремонтных работ на дороге и провалился в закрытый люк колодца.

Падать оказалось недолго, но я больно стукнулся о дно колодца и наверняка что-нибудь повредил бы себе, если бы у меня теперь было чего повредить.

Но мне теперь повредить уже было нечего.

Дно колодца, куда я упал, оказалось каменным и квадратным. Скорее всего, это был гранит и, возможно, чёрный, как в метро на переходе со станции Железностроительной на Радиальную.

Но было совершенно темно.

Пошарив возле себя, по привычке, исчезнувшими руками, я с удивлением коснулся какой-то очень высокой фигуры, стоявшей позади меня, а также ещё двух слева, и не таких высоких, как та, что со спины.

Внезапно люк открылся, и хлынувший сверху ослепительный дневной свет залил пространство.

Вокруг меня оказались шахматные фигуры. Каждая имела человеческое лицо, и почти все они смотрели на меня, точно чего-то ожидая.

И я посмотрел на себя тоже. Теперь я был белой пешкой D2.

И прежде чем я успел осознать весь ужас произошедшего, белая Королева положила мне руку на плечо и сказала: «Пшёл вон, дурак!».

Так я пошел на D3.

Где и нахожусь сейчас».

 

 

 


Купить доступ ко всем публикациям журнала «Новая Литература» за июль 2015 года в полном объёме за 197 руб.:
Банковская карта: Яндекс.деньги: Другие способы:
Наличные, баланс мобильного, Webmoney, QIWI, PayPal, Western Union, Карта Сбербанка РФ, безналичный платёж
После оплаты кнопкой кликните по ссылке:
«Вернуться на сайт продавца»
После оплаты другими способами сообщите нам реквизиты платежа и адрес этой страницы по e-mail: newlit@newlit.ru
Вы получите каждое произведение июля 2015 г. отдельным файлом в пяти вариантах: doc, fb2, pdf, rtf, txt.

 


Оглавление

13. Часть 2. Игра. Глава 6. Литдебют
14. Часть 2. Игра. Глава 7. Газетные будни
15. Часть 2. Игра. Глава 8. Сон Антона Павловича

Канал 'Новая Литература' на telegram.org  Клуб 'Новая Литература' на facebook.com  Клуб 'Новая Литература' на linkedin.com  Клуб 'Новая Литература' на livejournal.com  Клуб 'Новая Литература' на my.mail.ru  Клуб 'Новая Литература' на odnoklassniki.ru  Клуб 'Новая Литература' на twitter.com  Клуб 'Новая Литература' на vk.com  Клуб 'Новая Литература' на vkrugudruzei.ru

Мы издаём большой литературный журнал
из уникальных отредактированных текстов
Люди покупают его и говорят нам спасибо
Авторы борются за право издаваться у нас
С нами они совершенствуют мастерство
получают гонорары и выпускают книги
Бизнес доверяет нам свою рекламу
Мы благодарим всех, кто помогает нам
делать Большую Русскую Литературу



Собираем деньги на оплату труда выпускающих редакторов: вычитка, корректура, редактирование, вёрстка, подбор иллюстрации и публикация очередного произведения состоится после того, как на это будет собрано 500 рублей.

Сейчас собираем на публикацию:

05.02: Ыман Тву. Сотня беснующихся уродов (рассказ)

 

Вы можете пожертвовать любую сумму множеством способов или сразу отправить журналу 500 руб.:

- с вашего яндекс-кошелька:


- с вашей банковской карты:


- с телефона Билайн, МТС, Tele2:




Купите свежий номер журнала
«Новая Литература»:

Номер журнала «Новая Литература» за июнь 2019 года

Купить все номера с 2015 года:
Литературно-художественный журнал "Новая Литература" - www.newlit.ru


 

 

При перепечатке ссылайтесь на newlit.ru. Copyright © 2001—2020 журнал «Новая Литература».
Авторам и заказчикам для написания, редактирования и рецензирования текстов: e-mail newlit@newlit.ru.
Меценатам, спонсорам, рекламодателям: ICQ: 64244880, тел.: +7 960 732 0000.
Реклама | Отзывы
Рейтинг@Mail.ru
Поддержите «Новую Литературу»!