HTM
Мы живём над безднами
Остроумный детектив Евгения Даниленко
«Секретарша»

Роман Оленев

Наркотики в кинематографе

Обсудить

Стенограмма программы "Стоп-кадр"

На чтение потребуется 20 минут | Скачать: doc, fb2, pdf, rtf, txt | Хранить свои файлы: Dropbox.com и Яндекс.Диск
Опубликовано редактором: Вероника Вебер, 18.05.2014
«Реквием по мечте». Постер фильма. Источник: http://s3.photobucket.com/user/de-arranged/media/requiem_for_a_dream_1.jpg.html

 

 

 

Кино с его свойствами погружать зрителя в выдуманный, не существующий на самом деле мир и делать зрителей зависимыми от просмотра всё новых и новых фильмов в чём-то можно сравнить с наркотиком. Ведь не случайно и придумали даже такое слово – киноман. Звучит ну почти как наркоман. В общем, это я так пытаюсь подвести к тому, чтобы затронуть сегодня тему наркотиков в кинематографе. Тему очень обширную, сложную и ставшую заглавной для множества фильмов.

Причём интересно так получилось – почти все культовые ленты на данную тему сняты были в девяностые годы. Даже те, которые рассказывают о бурных шестидесятых с их резким наркобумом, когда, собственно, и зародилась так называемая наркокультура в Соединённых Штатах Америки. И, в принципе, понятно, почему в девяностые годы вышло такое количество фильмов на эту тему. Прошлое десятилетие своим всплеском наркотизации напомнило те самые шестидесятые, когда только всё начиналось. Но коренное отличие шестидесятых от девяностых, во-первых, в том, что наркотики тогда ещё были разрешены, а главное, казалось, что они не то что «не вредные», а могут «изменить мир к лучшему», «победить зло». Американское общество на тот момент охватила настоящая эйфория.

 

Кадр из фильма «Страх и ненависть в Лас-Вегасе»

 

Кадры из фильма «Страх и ненависть в Лас-Вегасе» (режиссёр Терри Гиллиам, 1998 г.):

 

– Было абсолютное, фантастическое ощущение, вселенское ощущение, что то, что мы делаем, это правильно, что мы побеждаем. И вот это ощущение неизбежной победы над силами зла, над силами прошлого – нет, не в военном смысле, конечно, нам это было не нужно – наша энергия должна была победить. У нас было движение. Мы были на вершине огромной и прекрасной волны.

 

Произошедшая психоделическая революция на какое-то время породила веру в новые психические возможности у человека, прежде всего, благодаря галлюциногенным наркотикам. Она породила веру в постижение скрытых смыслов бытия и возможность самопознания. Употребление наркотиков первоначально было даже не столько ради кайфа, но как, что ли, альтернатива религии, как попытка обретения высокого мистического опыта. И действительно, многие творческие люди, художники, музыканты, наконец, кинематографисты так или иначе оказались увлечены или вовлечены в психоделическую революцию. Соответственно, всё это впоследствии отразилось и на философии фильмов, и на всём киноязыке. Ярким образом такого смелого художественного мышления является фильм «Стена».

 

Кадр из фильма «Стена»

 

Кадры из фильма «Стена» (режиссёр Алан Паркер, 1982 г.).

 

Конечно, одним из главных поводов возникновения психоделической революции стало изобретение ЛСД. Причём его галлюциногенные свойства были открыты случайно учёным Альбертом Хофманом ещё в сорок третьем году. Первоначально ЛСД предполагалось использовать как средство, чтобы помочь алкоголикам отказаться от бутылки, а больным онкологическими заболеваниями – изменить отношение к смерти. Но постепенно препарат превратился в совсем другое.

По сути ЛСД изменил всю культуру США в шестидесятые-семидесятые годы. Ну и конечно, породил целую эпоху нонконформизма, то есть появилось поколение хиппи, презирающее буржуазный образ жизни, отказывающееся от мещанских ценностей. Но отказ происходил, в том числе, и от таких базовых вещей, как работа и семья. Поэтому довольно быстро среди хиппующего поколения начали происходить и явно деградационные процессы. Что очень отчётливо отражено в фильме «Страх и ненависть в Лас-Вегасе».

 

Кадр из фильма «Страх и ненависть в Лас-Вегасе»

 

Кадры из фильма «Страх и ненависть в Лас-Вегасе» (режиссёр Терри Гиллиам, 1998 г.):

 

– В чём дело?

– Ну, вот этот белый порошок у меня на рукаве – это ЛСД.

 

ЛСД, который поначалу спокойно можно было купить в любой аптеке, в конце концов, американскими властями стал рассматриваться как реальная опасность, и в шестьдесят седьмом году он был запрещён. Вообще, была развёрнута кампания по демонизации наркотика.

Для самих же идеологов хиппи и психоделической культуры это стало, в общем, настоящей трагедией: все их высокие утопические надежды об изменении мира к лучшему посредством наркотиков рухнули. При этом она нашли интересную причину, объясняющую свой крах: мол, нельзя было распространять ЛСД такими масштабами, что до такого наркотика надо ещё дорасти. А ЛСД глотали все кому ни попадя, тем самым дискредитировав его «высокое предназначение». Именно это, надо сказать, довольно спорная мысль и есть главная, скажем так, мораль фильма Терри Гиллиама с Джонни Деппом в главной роли.

 

Кадр из фильма «Страх и ненависть в Лас-Вегасе»

 

Кадры из фильма «Страх и ненависть в Лас-Вегасе» (режиссёр Терри Гиллиам, 1998 г.):

 

– А теперь мы все занялись борьбой за выживание. Нет больше той скорости, которая была в шестидесятые годы. Это была главная ошибка Тима Лири. Он мотался по Америке, продавая расширение сознания, даже не подумав о реальности, о страшной жуткой реальности, которая ждала тех, кто ему поверил. Все эти кислотники, которые думали, что за три доллара можно купить мир и взаимопонимание… Их потеря, их неудача – это и наша потеря и неудача. То, что Лири забрал с собой – это была главная иллюзия от того, что может создать образ жизни. Целое поколение уродов, неудачливых, ищущих, которые так и не поняли главную мистическую истину кислотной культуры – в конце туннеля, может быть, действительно есть какой-нибудь свет.

 

Фильм снят по скандальной книге Хантера Томпсона «Страх и отвращение в Лас-Вегасе», написанной ещё в семьдесят первом году. В ней он по-своему подводил итоги всей эпохе хиппи. Как видим, её он явно не идеализирует. Книга и фильм – о том, как красивая мечта о постижении истины через уход от реальности в самой же реальности полностью потерпела фиаско. По сути, всё кончилось повальной наркотизацией и откровенным скотством.

Причин на то много, в том числе и даже война во Вьетнаме – не только как фактор психотравм, но оттуда можно было ещё и привезти наркотики, если, конечно, выживешь. Многие американцы именно там научились травить себя и с диким упоением продолжали это делать на родине.

 

Кадр из фильма «Страх и ненависть в Лас-Вегасе»

 

Кадры из фильма «Страх и ненависть в Лас-Вегасе» (режиссёр Терри Гиллиам, 1998 г.):

 

– Эй, ребята, хотите героину купить? Я хочу продать вам чистый…

– Поехали, поехали.

– Я хочу продать вам чистый героин, мать вашу. Настоящий! Я только что вернулся из Вьетнама! Я вам хочу продать чистый героин!

– Чёрт возьми, ублюдок, останови машину! Я убью тебя, убью! Останови машину!

 

Понятно, что такой наркоманский беспредел американское – всё же, в целом, чопорное – общество долго терпеть не могло. И с середины семидесятых годов антинаркотическое движение в США приобрело огромный размах. Начиная с семьдесят седьмого года каждый президент в своём еженедельном обращении говорил о наркоугрозе как об одной из главных проблем. Почти все крупные компании начали тестировать своих служащих на предмет наркотиков. Да, в конце концов, и сами наркоманы подустали от такого образа жизни. И вчерашние хиппи да и просто богатые неформалы превратились в образцовых яппи, приняв ценности, которые ещё вчера отрицали. Короче говоря, употребление наркотиков по всей стране уверенно пошло на спад. А вместо него начал набирать силу культ успеха и здоровья.

Но вот с начала девяностых годов что-то опять случилось, и уровень наркотизации населения в Америке, да и в Европе, пошёл вверх. А вместо хиппи появились так называемые лузеры, у которых не было мечты об особой там всеобщей гармонии – они просто не принимали норм, навязываемых обществом. Основной принцип лузера – что вообще всё должно быть в кайф. Ну и, естественно, часто это заканчивалось буквальным наркотическим кайфом.

Регулярная правильная жизнь с её постоянной работой, рутиной, режимом дня, ну и тому подобным в девяностые годы вновь резко стала неактуальной. Именно об этом знаковый английский фильм «Транспоттинг». Его главный герой даже в финале, когда, вроде бы, спрыгнул с иглы и готов стать как все, с нескрываемым весёлым презрением смотрит на такую вот перспективу.

 

Кадр из фильма «На игле»

 

Кадры из фильма «На игле» (режиссёр Дэнни Бойл, 1996 г.):

 

– Я очищаюсь и иду вперёд, иду по прямой дороге и выбираю жизнь. Я уже знаю, как это будет. Я буду таким как вы: работа, семья, телеящик на полстены, стиральная машина, тачка, музыкальный центр, электрооткрывалка, здоровье, еда без холестерина, медицинская страховка, недвижимость, дом, шмотки для отдыха, костюм-тройка, сделай сам, телеигры, дерьмовая жратва, дети, прогулки в парке, работа с девяти до пяти, партия в гольф, мойка машины, набор свитеров, семейное рождество, пенсии повышение, от налогов освобождение, клизма в заднице, прозябание, смерть и вечное ожидание.

 

Что лучше, наркоман или сытый преуспевающий обыватель – вопрос, который, так или иначе, всегда ставится в фильмах на тему наркотиков. Иногда он звучит как-то провокационно, то есть так, как будто и нет по-настоящему другой альтернативы, кроме как наркотики. В этом смысле фильмы о наркоманах, снятые субъективно, как бы глазами самих наркоманов, явно неоднозначны. В них режиссёр хоть, казалось бы, и правдиво показывает их образ жизни, быт, но при этом почти всегда неизбежно его эстетизирует, а порой и вносит долю романтики.

Ну вот, допустим, возьмём тот же культовый фильм «Транспоттинг». Хорошо известно, что его очень даже любили смотреть наркоманы. Не тяжёлые, конечно – тем уже не до фильмов, а именно начинающие. И на то есть объяснение. Снят фильм модно, драйвово, с динамичным привлекательным монтажом и смачным саундтреком. Да и вообще, сама тема хотя затронута очень серьёзная – что выбирать, жизнь или наркотики, но вот её подача в итоге с самого начала фильма достаточно легкомысленна.

 

Кадр из фильма «На игле»

 

Кадры из фильма «На игле» (режиссёр Дэнни Бойл, 1996 г.):

 

– Выбери будущее, выбери жизнь. Только на кой чёрт мне это надо? Я не стал выбирать жизнь. Я выбрал кое-что другое. По какой причине? А ни по какой! Какие могут быть причины, когда есть героин?

 

Кажется, ни один культовый фильм о наркоманах не обходится без изображения наркотического кайфа, причём показанного детально, с крупным планом лица. Ведь совершенно очевидно, что в состоянии наркотического кайфа человек объективно испытывает очень сильные положительные эмоции и физиологические ощущения.

И вот тут-то и наступает непростой момент. Желая показать всю правду о жизни наркоманов, режиссёр, пусть даже и невольно, может создать скрытую рекламу. Именно поэтому показ такого состояния неоднозначен, а в каком-то смысле и опасен. Тем боле, когда момент кайфа, пусть даже и с передозировкой, сопровождается очень уж умиротворяющей душевной музыкой.

 

Кадр из фильма «На игле»

 

Кадры из фильма «На игле» (режиссёр Дэнни Бойл, 1996 г.):

 

– Сэр не возражает, если я вызову такси?

 

Очевидно, что когда зритель смотрит эти кадры в нормальном трезвом состоянии, то восприятие происходящего у него такое сочувственно-критичное. Но на подсознании образы-то откладываются и в тяжёлые моменты жизни у кого-то они могут взять и актуализироваться в привлекательном свете, вопреки здравому смыслу. Тем более сложно предугадать, как такое кино может повлиять на поведение и поступки подростков с их психологией отрицания жизни взрослых и стремлением копировать поведение полюбившихся им персонажей.

По большому счёту все, что показывается в художественных фильмах, может стать своего рода рекламой. Кино – оно вообще создаёт образы, которые очень сильно влияют на людей. Сакуров[1] вот сказал, что мы лишь на десять процентов знаем, как кино действует на нашу психику. Ну а что говорить, если фильм, который снят, вроде бы, для того чтобы оттолкнуть нас от наркотиков, хотя бы раз объявит героин чем-то ценным, способным наделить индивидуальностью?

 

Кадры из неназванного фильма:

 

– Индивидуальность. Вот что имеет значение, верно? Индивидуальность, вот что обеспечивает многолетнюю привязанность. Как героин. То есть у героина охренительная индивидуальность.

 

В кинематографе есть немало примеров, когда талант режиссёра делал модель поведения наркомана ну очень уж привлекательной. Помните о Тарантино в «Криминальном чтиве» сцену, снятую просто по всем законам рекламы? Лучшего рекламного ролика для героина, кажется, и не придумаешь. Каждый предмет снят с любовью. Сам шприц показан ну прямо как какой-то музыкальный инструмент, который достают из чехла. Звучит очень приятная, ритмично обволакивающая музыка.

Короче говоря, с художественной точки зрения всё снято исключительно сильно. Но вот каково при этом реальное воздействие на зрителя? Одним словом, просто необходимо разделять кинематографическую ценность таких сцен – и то, как они могут повлиять на зрительскую аудиторию.

 

Кадр из фильма «Криминальное чтиво»

 

Кадры из фильма «Криминальное чтиво» (режиссёр Квентин Тарантино, 1994 г., сцена с приготовлением и инъекцией наркотика).

 

Даже если режиссёр и не смакует момент прихода кайфа, на кого-то всё равно это может оказать негативный эффект. Во всяком случае, так считает большинство специалистов. Некоторые из них полагают, что с такой темой надо обращаться так же сухо и строго, как нам показывают и рассказывают в новостях о террористах – без всякой субъективности, никогда не давая им слова. Но режиссёры-то люди свободные, а то, что наркотики находятся под запретом, как раз и толкает их снимать фильмы на эту тему. И снимать так, чтобы было необычно, интересно для зрителей.

Вы заметили, что ведь все фильмы о наркоманах сняты в передовой, очень модной манере? В целом даже возникла устойчивая ассоциация: если кино о наркотиках, значит, оно модное уже по определению. Понятно, оно рассчитано-то ведь на молодёжь. Но, между прочим, так уж получилось, что вся молодёжная культура в какой-то степени ассоциируется с наркотиками – и рок-культура, и хип-хоп-культура. А кое-кто из специалистов считает, что всё наше современное мироощущение возникло в какой-то степени благодаря психоделической революции, в результате которой появились новые сочетания цветов, особая динамика, наконец, агрессивный клиповый монтаж. Ну и тем более все эти тенденции проявлены в фильмах, где герои – молодые наркоманы.

 

Кадр из фильма «Реквием по мечте»

 

Кадры из фильма «Реквием по мечте» (режиссёр Даррен Аронофски, 2000 г.):

 

– Чёрт! (смеются).

 

Фильмов, которые рассказывают настоящую правду о жизни наркоманов, на самом деле, очень немного. Но как раз вот этот фильм, при всей его, на первый взгляд, субъективной подаче и модной манере – своего рода фильм-исключение. Режиссёр не только показывает раннюю, счастливую, скажем так, слюняво-дурную стадию, но и то, что происходит дальше, то, как человек превращается в тень. И главное, режиссёр не просто говорит, что наркотики это плохо. Он хочет довести зрителей до головокружения и тошноты, чтобы вызвать у него устойчивое к ним отторжение, как бы навсегда похоронить эту тему. Потому фильм и называется «Реквием по мечте» и звучит в нём соответствующая музыка.

 

Кадр из фильма «Реквием по мечте»

 

Кадры из фильма «Реквием по мечте» (режиссёр Даррен Аронофски, 2000 г.).

 

Критики и даже наркологи отмечают, что «Реквием по мечте» – один из тех немногих фильмов, который действительно может помочь в лечении начинающих, ещё наивных наркоманов. Картина ценна и тем, что в ней максимально широко ставится проблема. Это история о том, как не только молодое поколение, не только парень и девушка, но и мать парня незаметно для самих себя становятся, как сейчас говорят, кончеными наркоманами. Сын сидит на героине, а мама подсаживается на таблетки для похудания на основе амфетаминов. Что с ними происходит в конце – об этом чуть позже. Но настораживает уже начало истории. Вообще, фильм очень однозначен в своём посыле.

 

Кадр из фильма «Реквием по мечте»

 

Кадры из фильма «Реквием по мечте» (режиссёр Даррен Аронофски, 2000 г.).

 

(Герой слышит зубовный скрежет матери).

– Ма, ты не на колёсах?

– Что?

– Ты не на колёсах? Ты принимаешь таблетки для похудания, да?

– Я говорила, что собираюсь к специалисту.

– Я так и думал. Ты принимаешь амфетамин для быстрого похудения, да?

– Гари, с тобой всё в порядке? Я просто сходила к врачу.

– Что он даёт тебе, ма, таблетки?

– Конечно, он даёт мне таблетки, он же врач.

– Какие таблетки?

– Какие… Фиолетовые, красные, оранжевые…

– Что в них?

– Гари, я Сара Голдфарб, а не Алберт Эйнштейн, откуда мне знать, что в них?

– Ты от них хорошо себя чувствуешь и становишься активной?

– Ну, может, немножко.

– Немножко? Да я отсюда слышу скрежет твоих зубов.

– Но ночью это проходит.

– Ночью?

– Когда я принимаю зелёную – тридцать минут, и я сплю как ребёнок.

– Мама, брось это делать, это плохо.

– Кто сказал «плохо»? Я потеряла двадцать пять фунтов!

– А, ну да. Бога ради, ты хочешь стать наркоманкой?

– О чём ты, он хороший врач!

– Ма, я тебе говорю, что это плохие таблетки.

– Откуда ты это знаешь? Как ты можешь знать о лекарствах больше, чем врач?

– Поверь, ма, я знаю.

 

Потом, когда начинаются психологические и физические мучения всей семьи – у парня обнаружат заражение крови, в результате чего ему ампутируют руку – у зрителя возникает очень сильное чувство: хорошо, что всё это происходит не со мной. Фильм вызывает настоящий шок. И кто знает, может быть, только так и надо обращаться режиссёрам с такой темой.

Особенно поражает сюжетная линия с матерью. И авторы фильма тут не жалеют ни выразительных средств, ни самих зрителей. Желая показать возникшее у героини психическое расстройство в результате употребления этих самых таблеточек для похудания, режиссёр использует тяжёлую цветовую гамму, дискомфортную оптику, вязкий саунд. А ещё – ускорение и замедление темпа. В какие-то моменты несчастная героиня показана в замедленной съёмке, а происходящая вокруг неё реальность – как бы на ускоренной промотке. Тем самым передаётся искажённое, страшное восприятие времени у наркомана.

 

Кадр из фильма «Реквием по мечте»

 

Кадры из фильма «Реквием по мечте» (режиссёр Даррен Аронофски, 2000 г.).

 

– Какие-то проблемы, что-то не так с весом?

– С весом всё нормально, но холодильник… всё останавливается…

– Не о чем беспокоиться. Примите это в течение недели.

 

Режиссёр картины Даррен Аронофски отдал чудовищным мучениям героев почти треть фильма. Иногда это становится практически непереносимо для зрителей. Ближе к финалу картина напоминает, скорее, фильм ужасов. Разительно меняется облик героев. Сам кадр дрожит, мерцает, заполнен даже не музыкой, а какими-то мучительными звуковыми эффектами. Так режиссёр пытается как можно точнее воспроизвести психические расстройства, галлюцинации, вообще, искажённую страшную реальность, воспринимаемую не только глазами, но и как бы всем существом наркомана.

 

Кадр из фильма «Реквием по мечте»

 

Кадры из фильма «Реквием по мечте» (режиссёр Даррен Аронофски, 2000 г.).

 

Но есть фильмы, где показанные страшные галлюцинаторные состояния наркомана вызывают у зрителей смех. К ним относится легендарный «Страх и ненависть в Лас-Вегасе». Его режиссёр Терри Гиллиам никогда не был дидактичен, избегая прямых поучений, являясь, прежде всего, сатириком. Вот он и превратил страшную болезненную тему в весёлую в целом историю.

Правда, говорят, что, для того чтобы обличить какой-нибудь порок, надо над ним как следует посмеяться. Но, тем не менее, американская Антинаркотическая ассоциация выступила с открытым заявлением против проката фильма, увидев за очень смешными галлюциногенными приключениями героев скрытую наркопропаганду.

 

Кадр из фильма «Страх и ненависть в Лас-Вегасе»

 

Кадры из фильма «Страх и ненависть в Лас-Вегасе» (режиссёр Терри Гиллиам, 1998 г.):

 

(На ресепшене).

– Этот ужасный наркотик. Боже мой! Меня зовут… Э… Рауль Дюк. Журналистика. Бесплатный завтрак. И мой адвокат, адвокат, мой адвокат… Он со мной… Насколько я понимаю, его в списке нет… Но нам нужен этот номер! Нам нужен этот номер (у портье расплывается лицо). Чё здесь творится такое? Что теперь?

– Ваш номер ещё не готов. Но вас пускали.

(Голова портье превращается в мурену и сбивает с ног героя).

– Нет, мы ещё ничего не сделали, нет!

– Я разберусь. У него больное сердце. Но у меня есть лекарство с собой.

 

Культовый фильм, снятый по скандальной, по-своему философской книге Хантера Томпсона, написанной ещё в семьдесят первом году, имеет очень простой сюжет. Молодой журналист вместе со своим другом-адвокатом приезжает в Лас-Вегас освещать происходящие там мотогонки. Но, поскольку они оба старые наркоманы, мотогонки их не особенно интересуют. И, как говорит сам режиссёр, история похожа на репортаж военного корреспондента с передовой, но где идёт не просто бомбардировка, а самобомбардировка. Герои как будто забрасывают в себя наркотики как снаряды. А полем битвы оказывается их мозг. В фильме буквально каждые десять минут показывается со всеми подробностями и описывается действие то одного, то другого наркотика. Это, если можно так выразиться, весёлый наркологический справочник.

 

Кадр из фильма «Страх и ненависть в Лас-Вегасе»

 

Кадры из фильма «Страх и ненависть в Лас-Вегасе» (режиссёр Терри Гиллиам, 1998 г.):

 

– О-о-ох... Дьявольский эфир. Ты ведёшь себя, как какой-нибудь деревенский пьяница в старом ирландском романе. Полностью теряешь контроль над мышцами. Отсутствует равновесие. Мозг в отчаянии понимает, что он ничего не может передать позвоночнику. Ты понимаешь, что ты ведёшь себя странно, но ничего с этим поделать не можешь.

 

И у Джонни Деппа, и у дель Торо в своё время, между прочим, были серьёзные проблемы с наркотиками. Но в самом фильме это им, кажется, даже очень помогало. Вообще, конечно, нельзя не отметить потрясающую игру актёров, их умение с абсолютно серьёзным видом смешить зрителей. Хотя юмор здесь, правда, специфический: смешным становится то, что не может быть смешным в реальной жизни. Именно поэтому «Страх и ненависть в Лас-Вегасе» и не принадлежит строго к антинаркотическим фильмам. Для многих зрителей он скорее стал самой что ни на есть комедией, комедией до коликов в животе.

 

Кадр из фильма «Страх и ненависть в Лас-Вегасе»

 

Кадры из фильма «Страх и ненависть в Лас-Вегасе» (режиссёр Терри Гиллиам, 1998 г.):

 

(Попытка самоубийства в ванной).

– Ты хочешь, чтобы я бросил это тебе в ванну, когда будет эта нота в «Белом кролике», да? Группа Jefferson Airplane. Точно?

– А я уж боялся, что придётся выйти и позвать… позвать кого-нибудь, чтобы это сделали… из уборщиц.

– Да ладно, тебе я сделаю. Иначе для чего ж друзья, правда? Ты готов? Закрой глаза. Молодец.

– «Белый кролик»!

– Тихо ты!

– Чёрт возьми! Только время на тебя трачу здесь! Ну, давай, давай!

– Ладно. Глаза закрой. Десять…

– О-о-о!

– Девять. Сто одиннадцать. Семьдесят два. Три…

– А-а-а!!!

 

Как видим, фильмов на тему наркотиков много, и самых разных. В одних акцент сделан на юмор и сатиру, другие представляют собой тяжелейшие драмы, своего рода прививки от наркозависимости, ну а третьи, по сути, приближаются к рекламе того, что наркотики – это модно и круто.

Ещё раз отмечу, что почти все они вышли в девяностые годы, когда резко возросло употребление наркотиков, как на Западе, так и у нас. Конечно, эти фильмы, прежде всего, отражали реальность. Но есть мнение специалистов, что связь более сложная. То есть, большинство самих фильмов, связанных с этой темой, тоже в какой-то степени спровоцировало волну наркотизации девяностых – начала двухтысячных.

Сегодня мечта о новых психических возможностях благодаря наркотикам, о расширении сознания, в принципе, умерла. Но тема наркотиков в кино будет всегда. Война за умы продолжается с самого раннего детства. И каждый по-прежнему должен делать свой выбор.

 

Кадр из фильма «Стена»

 

Кадры из фильма «Стена» (режиссёр Алан Паркер, 1982 г.).

 

 

 

6 августа 2009

 

Источник записи видео: сайт одесского телеканала «АТВ» (atv.odessa.ua, прекратил свою работу в октябре 2014 г.).

 



[1] Александр Николаевич Сокуров (род. 1951 г.) – русский кинорежиссёр, обладатель более сорока престижных международных наград, автор фильмов «Одинокий голос человека», «Скорбное бесчувствие», «Дни затмения», «Фауст» и др. (прим. ред.)

 

 

 

Pink Floyd. The Wall (6 CD). 2012  г.   Джесси Рассел . Страх и ненависть в Лас-Вегасе. Издательство: Книга по Требованию, 2012  г.   Дэнни Бойл. На игле. Художественный кинофильм, 1996 г.

 

 

 

Дэнни Бойл. На игле. Издательство: Художественный кинофильм, 1996 г.   Квентин Тарантино. Криминальное чтиво. Издательство: Художественный кинофильм, 1994 г.   Алан Паркер. Пинк Флойд: Стена. Художественный кинофильм, 1982 г.

 

 

 

Квентин Тарантино. Криминальное чтиво. Художественный кинофильм, 1994 г.   Хьюберт Селби. Реквием по мечте. Издательство: АСТ, Астрель, 2011 г.   Квентин Тарантино. Криминальное чтиво. Художественный кинофильм НА Blu-ray, 1994 г.

 

 

 

Пользовательский поиск

Клуб 'Новая Литература' на facebook.com  Клуб 'Новая Литература' на g+  Клуб 'Новая Литература' на linkedin.com  Клуб 'Новая Литература' на livejournal.com  Клуб 'Новая Литература' на my.mail.ru  Клуб 'Новая Литература' на odnoklassniki.ru  Клуб 'Новая Литература' на twitter.com  Клуб 'Новая Литература' на vk.com  Клуб 'Новая Литература' на vkrugudruzei.ru

Мы издаём большой литературный журнал
из уникальных отредактированных текстов
Люди покупают его и говорят нам спасибо
Авторы борются за право издаваться у нас
С нами они совершенствуют мастерство
получают гонорары и выпускают книги
Бизнес доверяет нам свою рекламу
Мы благодарим всех, кто помогает нам
делать Большую Русскую Литературу

Рассылка '"НОВАЯ ЛИТЕРАТУРА" - литературно-художественный журнал'



Собираем деньги на оплату труда выпускающих редакторов: вычитка, корректура, редактирование, вёрстка, подбор иллюстрации и публикация очередного произведения состоится после того, как на это будет собрано 500 рублей.

Сейчас собираем на публикацию:

17.03: Сколько стоит человек. Иудство в исторической науке, или Почему российские учёные так влюблены в Августа Шлёцера (статья)

 

Вы можете пожертвовать любую сумму множеством способов или Яндекс.Деньгами:


В данный момент ни на одно произведение не собрано средств.

Вы можете мгновенно изменить ситуацию кнопкой «Поддержать проект»




Купите свежий номер журнала
«Новая Литература»:

Номер журнала «Новая Литература» за январь 2017 года

Номер журнала «Новая Литература» за декабрь 2016 года  Номер журнала «Новая Литература» за ноябрь 2016 года

Номер журнала «Новая Литература» за октябрь 2016 года  Номер журнала «Новая Литература» за август-сентябрь 2016 года

Номер журнала «Новая Литература» за июнь-июль 2016 года  Номер журнала «Новая Литература» за май 2016 года

Номер журнала «Новая Литература» за апрель 2016 года  Номер журнала «Новая Литература» за март 2016 года

Номер журнала «Новая Литература» за февраль 2016 года  Номер журнала «Новая Литература» за январь 2016 года



 

 



При перепечатке ссылайтесь на newlit.ru. Copyright © 2001—2017 журнал «Новая Литература».
Авторам и заказчикам для написания, редактирования и рецензирования текстов: e-mail newlit@newlit.ru.
Меценатам, спонсорам, рекламодателям: ICQ: 64244880, тел.: +7 960 732 0000.
Купить все номера 2015 г. по акции:
Литературно-художественный журнал "Новая Литература" - www.newlit.ru
Реклама | Отзывы | Подписка
Рейтинг@Mail.ru
Поддержите «Новую Литературу»!